Как сложно быть родителем в наше время

Все мое воспитание — попытка найти хрупкий баланс между «делать в жизни нужно только то, что хочется, ведь жизнь одна» и «жизнь — это каждодневное усилие и постоянный прорыв; если сегодня ты не карабкаешься вверх, то завтра покатишься под откос».

83604 января 2019
Как сложно быть родителем в наше время

Ну что ж, мы вышли на финишную прямую в забеге под названием «поступи в хорошую secondary school в Англии». Хотя разумеется, это еще не конец, а только начало: на этой неделе как раз начинаются основные экзамены в частные школы. Конец будет, когда нам скажут результаты экзаменов в частных, результаты решения муниципалитета в государственных и результаты конкурса по рисованию в той единственной государственной, которая была с отбором. И можно будет спокойно выдохнуть, а потом осознать, что и это еще не конец, — ведь теперь нужно сесть и замучиться с выбором. Принять единственно верное и идеально правильное решение.

Все это длится так долго, что мне уже кажется, я буду даже счастлива, если в частные нас не возьмут. Ага, я написала «нас» — как настоящая русская мама, которая и в институт поступает вместе с ребенком. Но мы с мужем вложили в это столько сил — даже гораздо больше нашей дочери, мне кажется. Так что именно «НАС». Если не возьмут в частные, останутся только гос. Там выбрать не так сложно. А вот если в частные возьмут, да еще и во все (мы подали документы в четыре), это будет мука мученическая. Ибо я до сих пор не уверена, потянем ли мы это финансово. То есть нет, не так. Потянем — куда мы денемся, мы же родители, мы затянем пояса, заработаем больше, сэкономим на себе, все лучшее детям, образование это инвестиция в будущее. Но стоит ли оно того, вот в чем вопрос. Стоит ли частная школа поездок на море всей семьей, например. Или наших поездок по Англии — как сейчас, когда захотел, сорвался, забронировал удобный красивый отельчик, и можно не думать, что за четыре дня спустили 600 фунтов (ну да, поездить четыре дня по Англии иногда дороже, чем слетать на неделю в Европку).

1

Сейчас только ленивое СМИ не пишет о том, что частное образование не стоит своих денег. И что даже Оксфорд и Кембридж — раздутый бренд, что они не оправдывают своей стоимости. И что вообще все те компетенции, которые мы пытаемся привить наших детям, сильно устарели. Это с одной стороны. С другой — при всех дифирамбах, которые мы привыкли слышать в адрес своей дочери, я вовсе не уверена, что она сможет учиться в какой-то крутой школе с серьезным конкурсом, потому что мне никак не оценить уровень нагрузки, который там будет.

Нет, не так. Она-то сможет. Вот только какой ценой. Я просто (и это самая главная моя проблема) вовсе не уверена, что детей нужно заставлять. Я тот родитель, который ни в чем до конца не уверен. Все мое воспитание — попытка найти хрупкий баланс между «делать в жизни нужно только то, что хочется, ведь жизнь одна» и «жизнь — это каждодневное усилие и постоянный прорыв; если сегодня ты не карабкаешься вверх, то завтра покатишься под откос». Поэтому, с одной стороны, все ребенкино детство я была убеждена, что погулять два часа после школы — ценнее, чем выучить уроки, и пусть идет с несделанными, раз хорошая погода. А с другой стороны, с пеленок таскала ее по музеям и галереям, включала симфоническую музыку и без перерыва, вот просто в режиме детского радио рассказывала ей все что знаю сама об этом мире. Я отлично знаю, как важно учить языки и изучать музыку в детстве, «после семи уже поздно», нейронные связи и тэдэ. Но все-таки пока в моей системе ценностей умение как следует лазать по деревьям и веревочным конструкциям стоит выше, чем еще один иностранный язык, дополнительный музыкальный инструмент или победа в олимпиаде по математике.

Как сложно быть родителем в наше время. Ты ни в чем никогда не уверен, потому что в твоем детстве этого не было. Да что там — всего несколько лет назад в твоей жизни этого не было. Ни в чьей жизни этого не было. Каждая ситуация уникальна, и тебе не у кого попросить совета. К тому же ты живешь в другой стране. Ну допустим, ты спросишь совета у местных. Но ведь твои дети изначально другие, даже если родились здесь. Потому что ты — другой родитель, с другим бэкграундом, и у детей твоих изначально другой культурный код. Никто не знает, каково это изнутри — быть таким ребенком, расти именно в таких условиях. И никто не знает, что именно будет им нужно для жизни.

Твоя ответственность непомерна. Каждое твое решение выводит тебя к необходимости принимать следующие решения, и ты понимаешь, что если бы предыдущий шаг был в другую сторону, то и сейчас бы перед тобой стояла сумма других выборов. А может, надо было шагнуть туда, а не сюда? Но отмотать назад уже нельзя. И если сейчас ты шагнешь неправильно, то потом вернуться тоже будет невозможно. Направо, налево или прямо? А может, есть еще варианты, может вниз и наискосок, а ты их не видишь? От этой ежесекундной ответственности у тебя плохой сон, плохое настроение и плохой самоконтроль. А аппетит зато хороший — но ты знаешь, что это не аппетит, а компульсивное переедание. И от этого еще и чувство вины: у тебя нет силы воли, соберись, тряпка, — как ты можешь воспитывать детей, на какие великие дела ты хочешь их мотивировать, если сама не можешь даже перестать жрать шоколадные торты по ночам?

Я завидую простым и цельным натурам. Матерям — здоровым пофигисткам — таким, знаете, «детство бывает один раз, пусть гуляет, успеет еще поучиться». Или tiger moms — суровым и прямолинейным, которые не пускают детей гулять, пока не сделаны двадцать примеров по математике или не рассказан с выражением стишок про весеннюю капель. Особенно завидую настоящим, у которых это в крови, — китайским и корейским мамам, чьи дети, по слухам, занимают почти все места в grammar schools, потому что таких детей дрючат с детства — иначе без шансов. В такие школы мы даже не пытались подать документы. (Для тех, кто не в Англии: grammar schools — это бесплатные государственные школы, которые дают образование по качеству на уровне дорогих частных. Конкурс в такие школы бывает по несколько сотен человек на место).

Я завидую тайгер маме не потому, что у ее детей звездные результаты. А потому, что у нее нет никаких метаний. Она точно знает, как надо: в два года ребенок уже должен изучать математику, говорить на нескольких языках и играть на скрипке. Она не мучается мыслью, что ребенок ей этого никогда не простит. Она не читает статистику самоубийств среди подростков в Китае и не проводит никаких параллелей. Она засыпает каждую ночь с чувством, что она хорошая мать, она сделала все что смогла для будущего счастья своего ребенка. Она не ведет бесконечных диалогов со своим воображаемым психотерапевтом.

Куда-то не туда меня понесло. Я хотела написать, что школы в Англии очень разные. Частные и государственные, религиозные и нет, для девочек или мальчиков отдельно и смешанные. Не скажу сейчас точно, сколько школ мы обошли с мужем своими ногами и лично поговорили с директорами, учителями, учениками и выпускниками. Посчитаю к следующему посту. Но для меня было открытием, что частные школы — это, при стоимости в 12-14 тысяч фунтов в год, вовсе не «любой каприз за ваши деньги». Есть среди них учебные заведения с огромным конкурсом. В одни надо сдавать экзамены, в другие экзамены и интервью. Экзамены могут включать то, что не изучали в начальной школе. А где-то есть еще творческий конкурс по рисованию, музыке или иностранным языкам, причем берут туда не по достижениям, а по природным способностям — там изобретен инструмент, замеряющий талант.

Так что продолжение следует.

2

Оригинал в Фейсбуке автора.


Яндекс.Директ ВОмске




Комментарии

Скоро

Ваше мнение

15.08.2019

Как вы относитесь к идее запретить россиянам использовать старые автомобили?

Уже проголосовало 18 человек

15.08.2019

Как вы относитесь к идее сократить рабочую неделю до четырех дней?

Уже проголосовало 21 человек

CEO & Founder Russian Children's Club "Teremok" (London, Chiswick) и автор журнала Zima.

Записи автора













Блог-пост

Юлианна Оржеховска

— астролог-консультант

Игорь Глушков

— топ-менеджер

Юлия Купрейкина

— психолог

Другие новости


Яндекс.Директ ВОмске

Эксклюзив

ПОКА ОМСК

Омску грозит потеря статуса города-миллионника. Жить в Омске 21 века непрестижно. Можно — а главное, нужно ли гнаться за этим престижем?

322630 июля 2019

Кто, куда и почему уезжает из Омска?

Два года мы рассказываем вам об омичах, уехавших в другие города и страны. Сегодня крутим «глобус Омска» и подводим промежуточный итог.

208422 июля 2019

Откровения сибирского Брейгеля

22 июля сказочно-масочный, несказанно сочный, сочинительно-смачный художник Сергей Сочивко отмечает юбилей.

1142120 июля 2019

Стиль жизни

Усатый нянь артистов и публики

Уклад

Усатый нянь артистов и публики

В жизни он гладко выбрит и чрезвычайно приветлив. «Общение с людьми — ключ к успеху», — уверен известный шпрехшталмейстер Владимир Кожевников, чей голос мы слышим при объявлении номеров программы Омского цирка «Мотошоу со слоном».

695108 августа 2019
Антон Панькин: «Первое самадхи "словил" в детском саду»

Уклад

Антон Панькин: «Первое самадхи "словил" в детском саду»

Накануне военно-исторического фестиваля «Щит Сибири», одним из организаторов которого является Антон Панькин, он рассказал, почему больше не участвует в рыцарских турнирах, как можно играть музыку без нот и зачем ему конь на голове.

139001 августа 2019
Михаил Губанов: байкер-романтик родом из цирка

Уклад

Михаил Губанов: байкер-романтик родом из цирка

Восемь вопросов артисту, которые мечтает задать каждый зритель «Мотошоу со слоном».

1210125 июля 2019
Марио: как будто бы детский клоун

Story

Марио: как будто бы детский клоун

Тридцать лет он выходит на манеж в классическом клоунском наряде, чтобы смешить детей «от трех до восьмидесяти лет». Что скрывается за образом весельчака в тупоносых ботинках и коротких штанах с лампасами?

783122 июля 2019

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске




Наверх