Как сложно быть родителем в наше время

Все мое воспитание — попытка найти хрупкий баланс между «делать в жизни нужно только то, что хочется, ведь жизнь одна» и «жизнь — это каждодневное усилие и постоянный прорыв; если сегодня ты не карабкаешься вверх, то завтра покатишься под откос».

79004 января 2019
Как сложно быть родителем в наше время

Ну что ж, мы вышли на финишную прямую в забеге под названием «поступи в хорошую secondary school в Англии». Хотя разумеется, это еще не конец, а только начало: на этой неделе как раз начинаются основные экзамены в частные школы. Конец будет, когда нам скажут результаты экзаменов в частных, результаты решения муниципалитета в государственных и результаты конкурса по рисованию в той единственной государственной, которая была с отбором. И можно будет спокойно выдохнуть, а потом осознать, что и это еще не конец, — ведь теперь нужно сесть и замучиться с выбором. Принять единственно верное и идеально правильное решение.

Все это длится так долго, что мне уже кажется, я буду даже счастлива, если в частные нас не возьмут. Ага, я написала «нас» — как настоящая русская мама, которая и в институт поступает вместе с ребенком. Но мы с мужем вложили в это столько сил — даже гораздо больше нашей дочери, мне кажется. Так что именно «НАС». Если не возьмут в частные, останутся только гос. Там выбрать не так сложно. А вот если в частные возьмут, да еще и во все (мы подали документы в четыре), это будет мука мученическая. Ибо я до сих пор не уверена, потянем ли мы это финансово. То есть нет, не так. Потянем — куда мы денемся, мы же родители, мы затянем пояса, заработаем больше, сэкономим на себе, все лучшее детям, образование это инвестиция в будущее. Но стоит ли оно того, вот в чем вопрос. Стоит ли частная школа поездок на море всей семьей, например. Или наших поездок по Англии — как сейчас, когда захотел, сорвался, забронировал удобный красивый отельчик, и можно не думать, что за четыре дня спустили 600 фунтов (ну да, поездить четыре дня по Англии иногда дороже, чем слетать на неделю в Европку).

1

Сейчас только ленивое СМИ не пишет о том, что частное образование не стоит своих денег. И что даже Оксфорд и Кембридж — раздутый бренд, что они не оправдывают своей стоимости. И что вообще все те компетенции, которые мы пытаемся привить наших детям, сильно устарели. Это с одной стороны. С другой — при всех дифирамбах, которые мы привыкли слышать в адрес своей дочери, я вовсе не уверена, что она сможет учиться в какой-то крутой школе с серьезным конкурсом, потому что мне никак не оценить уровень нагрузки, который там будет.

Нет, не так. Она-то сможет. Вот только какой ценой. Я просто (и это самая главная моя проблема) вовсе не уверена, что детей нужно заставлять. Я тот родитель, который ни в чем до конца не уверен. Все мое воспитание — попытка найти хрупкий баланс между «делать в жизни нужно только то, что хочется, ведь жизнь одна» и «жизнь — это каждодневное усилие и постоянный прорыв; если сегодня ты не карабкаешься вверх, то завтра покатишься под откос». Поэтому, с одной стороны, все ребенкино детство я была убеждена, что погулять два часа после школы — ценнее, чем выучить уроки, и пусть идет с несделанными, раз хорошая погода. А с другой стороны, с пеленок таскала ее по музеям и галереям, включала симфоническую музыку и без перерыва, вот просто в режиме детского радио рассказывала ей все что знаю сама об этом мире. Я отлично знаю, как важно учить языки и изучать музыку в детстве, «после семи уже поздно», нейронные связи и тэдэ. Но все-таки пока в моей системе ценностей умение как следует лазать по деревьям и веревочным конструкциям стоит выше, чем еще один иностранный язык, дополнительный музыкальный инструмент или победа в олимпиаде по математике.

Как сложно быть родителем в наше время. Ты ни в чем никогда не уверен, потому что в твоем детстве этого не было. Да что там — всего несколько лет назад в твоей жизни этого не было. Ни в чьей жизни этого не было. Каждая ситуация уникальна, и тебе не у кого попросить совета. К тому же ты живешь в другой стране. Ну допустим, ты спросишь совета у местных. Но ведь твои дети изначально другие, даже если родились здесь. Потому что ты — другой родитель, с другим бэкграундом, и у детей твоих изначально другой культурный код. Никто не знает, каково это изнутри — быть таким ребенком, расти именно в таких условиях. И никто не знает, что именно будет им нужно для жизни.

Твоя ответственность непомерна. Каждое твое решение выводит тебя к необходимости принимать следующие решения, и ты понимаешь, что если бы предыдущий шаг был в другую сторону, то и сейчас бы перед тобой стояла сумма других выборов. А может, надо было шагнуть туда, а не сюда? Но отмотать назад уже нельзя. И если сейчас ты шагнешь неправильно, то потом вернуться тоже будет невозможно. Направо, налево или прямо? А может, есть еще варианты, может вниз и наискосок, а ты их не видишь? От этой ежесекундной ответственности у тебя плохой сон, плохое настроение и плохой самоконтроль. А аппетит зато хороший — но ты знаешь, что это не аппетит, а компульсивное переедание. И от этого еще и чувство вины: у тебя нет силы воли, соберись, тряпка, — как ты можешь воспитывать детей, на какие великие дела ты хочешь их мотивировать, если сама не можешь даже перестать жрать шоколадные торты по ночам?

Я завидую простым и цельным натурам. Матерям — здоровым пофигисткам — таким, знаете, «детство бывает один раз, пусть гуляет, успеет еще поучиться». Или tiger moms — суровым и прямолинейным, которые не пускают детей гулять, пока не сделаны двадцать примеров по математике или не рассказан с выражением стишок про весеннюю капель. Особенно завидую настоящим, у которых это в крови, — китайским и корейским мамам, чьи дети, по слухам, занимают почти все места в grammar schools, потому что таких детей дрючат с детства — иначе без шансов. В такие школы мы даже не пытались подать документы. (Для тех, кто не в Англии: grammar schools — это бесплатные государственные школы, которые дают образование по качеству на уровне дорогих частных. Конкурс в такие школы бывает по несколько сотен человек на место).

Я завидую тайгер маме не потому, что у ее детей звездные результаты. А потому, что у нее нет никаких метаний. Она точно знает, как надо: в два года ребенок уже должен изучать математику, говорить на нескольких языках и играть на скрипке. Она не мучается мыслью, что ребенок ей этого никогда не простит. Она не читает статистику самоубийств среди подростков в Китае и не проводит никаких параллелей. Она засыпает каждую ночь с чувством, что она хорошая мать, она сделала все что смогла для будущего счастья своего ребенка. Она не ведет бесконечных диалогов со своим воображаемым психотерапевтом.

Куда-то не туда меня понесло. Я хотела написать, что школы в Англии очень разные. Частные и государственные, религиозные и нет, для девочек или мальчиков отдельно и смешанные. Не скажу сейчас точно, сколько школ мы обошли с мужем своими ногами и лично поговорили с директорами, учителями, учениками и выпускниками. Посчитаю к следующему посту. Но для меня было открытием, что частные школы — это, при стоимости в 12-14 тысяч фунтов в год, вовсе не «любой каприз за ваши деньги». Есть среди них учебные заведения с огромным конкурсом. В одни надо сдавать экзамены, в другие экзамены и интервью. Экзамены могут включать то, что не изучали в начальной школе. А где-то есть еще творческий конкурс по рисованию, музыке или иностранным языкам, причем берут туда не по достижениям, а по природным способностям — там изобретен инструмент, замеряющий талант.

Так что продолжение следует.

2

Оригинал в Фейсбуке автора.


Яндекс.Директ ВОмске




Комментарии

Ваше мнение

07.06.2019

Вы верите, что «Мостовик» можно возродить?

Уже проголосовало 45 человек

28.05.2019

Мешает ли вам аудиореклама на улицах города?

Уже проголосовало 80 человек

CEO & Founder Russian Children's Club "Teremok" (London, Chiswick) и автор журнала Zima.

Записи автора













Блог-пост

Ирина Бернштейн

— психолог

Светлана Метелёва

— писатель

Виктор Скуратов

— предприниматель

Другие новости


Яндекс.Директ ВОмске

Эксклюзив

Алексей Казанник: «На мою репутацию это не повлияет»

История России и история его жизни. В первую Казанник вписал свое имя поступками, в деталях второй у журналистов никогда не было дефицита, лишь спрашивай да слушай.

1401103 июня 2019

Ваш любимый омский прозаик?

«ВОмске» продолжает «писательский» опрос.

1618222 апреля 2019

Стиль жизни

Анатолий Окулов: любовь с первого апельсина

Story

Анатолий Окулов: любовь с первого апельсина

Такого спортивно-креативного паяца вы ещё точно не видели. В его арсенале — батут, проволока, гитара, ударные, сальто, колесо и вообще чёрт знает что, от чего дети от трёх до сорока трёх валом валят на манеж, где самозабвенно пляшут, стучат в барабаны, кувыркаются и обливаются водой.

117510 июня 2019
Благородный рогоносец и дама его сердца

Story

Благородный рогоносец и дама его сердца

«Звезда» нового «Белого шоу», премьера которого состоится в Омском государственном цирке уже 1 июня, — дрессированный носорог Мафуньян. Его наставница, заслуженная артистка России Елена Федотова рассказала «ВОмске» о чуткости своего трехтонного любимца и о собственном характере, твердом как рог носорога.

126929 мая 2019
18-летняя модель из Омска попала в ТОП самых перспективных россиян моложе 30 лет

Шик

18-летняя модель из Омска попала в ТОП самых перспективных россиян моложе 30 лет

По версии журнала Forbes, сибирская манекенщица вошла в тридцатку самых-самых.

152021 мая 2019
Омичка дебютировала в опере Большого театра: «Душа всегда лежала к музыке»

Story

Омичка дебютировала в опере Большого театра: «Душа всегда лежала к музыке»

24-летняя Алина Черташ рассказала «ВОмске» о том, как стала оперной певицей и в чем секрет ее прекрасного голоса.

90017 мая 2019

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске




Наверх