Страшное это дело — гражданская война

... но одно дело пощупать скамейку, на которой написано «Окрашено», а другое — стать на то место, в которое сейчас точно выстрелят.

100113 февраля 2019
Страшное это дело — гражданская война

Небольшая делегация депутатов Госдумы летом 1995 года отправилась в Боснию и Герцеговину в самый разгар войны. Мы прибыли вначале в Белград, и именно в эти сутки состоялась массовая бомбардировка территории республики, занятой христианами. Тем не менее, мы двинулись в путь по разбомбленным дорогам.
Ехали к Сараево. Столица Боснии, занятая мусульманами, была уже три года в осаде. Американцы разбомбили абсолютно все мосты, переправы и даже маленькие мостики через ручьи. Бомбардировка была высокоточной, с применение лазерных прицелов, чем натовцы очень гордились. Действительно, от бомбежек не пострадали даже те дома, которые стояли в непосредственной близости к мостам и мостикам.
Нам пришлось переправляться через речки разными способами: и вброд и по наведенным понтонам, и по наспех восстановленным временным переходам.

По дороге нам показали два уничтоженных объекта. Это была танкоремонтная мастерская, которая была разрушена не полностью, и сербы ее тут же при нас быстро восстанавливали. Они сетовали на то, что мастерская была замаскирована под гражданский объект, но американцы каким-то образом узнали, что в этом цехе ремонтируют танки.

1

Потом нас привезли к военным складам. Это был арсенал, построенный еще до первой мировой войны. Военные склады были врыты в склоны длинного оврага, общая длина сооружений составляла семь километров. И теперь все это было раскурочено до самых нижних этажей заглубленных подвалов. Картина была ужасающей: земля была вывернута наизнанку глубокими воронками как каким-то гигантским лемехом. Среди обломков зданий в огромном количестве валялись боеприпасы: снарядные гильзы, патроны и т.п. И это на протяжении нескольких километров. Здесь, видимо, американцы использовали бомбы большой мощности, чтобы разрушить толстые бетонные перекрытия подземных хранилищ. Свою работу они проделали качественно: не уцелело буквально ничего.

А потом мы видели на всем протяжении своей дороги следы войны в виде брошенных сгоревших домов и десятков покинутых сел и деревень. Зрелище было ужасным, особенно на фоне замечательной природы Югославии. Казалось бы — живи и радуйся среди таких сказочных пейзажей. Но нет — люди бежали из этих замечательных мест: православные сербы в Сербию, а хорваты и мусульмане в другие стороны. Поля и огороды стояли заросшие бурьяном, вокруг домов не играли дети. Сами люди разорили хозяйства друг друга и превратили эту цветущую землю в забытый и заброшенный край. Страшное это дело — гражданская война.

Мы долго ехали по дороге, которая шла по подножию горы вдоль заросшей густым лесом лощины или глубокого оврага. Справа от нас был склон горы, а слева обрыв. И тут нам сказали, что этот овраг и есть разделительная линия между противоборствующими сторонами. Дорога, считалась почти безопасной, так как слева со стороны лощины она была прикрыта деревьями, но в цепочке деревьев случались и просветы, и тогда водитель нажимал на газ, чтобы быстро проскочить опасный участок. Однажды мы остановились для перекура, и тут мы показали сами себе, что мы всё же не поняли до конца, что мы на войне. Это я главным образом про себя. Я заметил на одном из крупных деревьев табличку «Осторожно, разит снайпер». Такие таблички как раз и висели в местах просветов между деревьями, так как этот участок дороги просматривался и простреливался с противоположной стороны. Но я отнесся к этой табличке как турист к оригинальному фону для снимка и тут же встал под этим картонным плакатиком, попросив коллегу меня «щелкнуть». И меня щелкнули. Одновременно со щелчком фотоаппарата щелкнула пуля снайпера, впившись в дерево на один сантиметр выше моей головы. На меня посыпались крошки коры. Я автоматически пригнул голову, а сербы, увидев это безумие, заорали на меня истошными голосами: «Уходи, уходи оттуда немедленно!». Ведь надпись же нас предупреждала! Наверное, это было самой лучшей иллюстрацией того утверждения, что русские не верят ничему написанному и всё хотят непременно потрогать руками и попробовать самим. Но одно дело пощупать скамейку, на которой написано «Окрашено», а другое — стать на то место, в которое сейчас точно выстрелят. Это насколько же мы были беспечны, если я спокойно встал на самый простреливаемый участок и в ту точку, которая была наилучшим образом пристреляна снайперами. Но мне повезло.

Оригинал в Фейсбуке автора.

Новости по теме

Я обязательно приду

20304 декабря 2019

Про лапшу

15804 декабря 2019

Яндекс.Директ ВОмске




Ваше мнение

07.11.2019

Кто из городских чиновников самый эффективный?

Уже проголосовало 76 человек

05.11.2019

Кто из чиновников омского правительства самый эффективный?

Уже проголосовало 182 человека













Блог-пост

Нателла Кисилевская

— журналистка

Сергей Денисенко

— Писатель, журналист

Александр Минжуренко

— историк, политик

Другие новости


Яндекс.Директ ВОмске

Эксклюзив

Александр Капралов. Когда б вы знали, из каких железок…

…рождаются его короли, ослы, шуты, ангелы и птицы?!

85027 ноября 2019

Министерство туризма Израиля: «Отказ во въезде составляет меньше 1%»

Почему туриста может ждать длительный досмотр на границе Израиля? Могут ли его депортировать? Появятся ли прямые рейсы из Омска в Тель-Авив или Эйлат? Безопасно ли лететь отдыхать в страну трех религий сегодня? На вопросы «ВОмске» отвечает замдиректора департамента Министерства туризма Израиля в РФ и СНГ Ксения Воронцова.

242431 октября 2019

Пощекотать «Пуп Земли»

Видеокамера за корову, железные веники и деньги просто так: непридуманные чудеса уникальной омской деревни.

855816 сентября 2019

Стиль жизни

Карты, деньги, два ума – и пять десятков ангелов

Story

Карты, деньги, два ума – и пять десятков ангелов

О значимом через ассоциации: наша соотечественница с Кипра Ольга Ножнина дает новую жизнь искусству, провоцирует чувствовать и говорить, получает удовольствие и прибыль – и умещает все это в компактный формат карточных колод.

119719 ноября 2019
Почему мы больше не увидим в цирке белых медведей

Story

Почему мы больше не увидим в цирке белых медведей

Дрессировщик хищников Юрий Хохлов объясняет, отчего это плохо для всех, в том числе, и для самих медведей.

187716 ноября 2019
Любовь, коньки и голуби

Story

Любовь, коньки и голуби

Фигуристка Дарья Тарасова, артистка и руководитель кордебалета программы Омского цирка «Белые медведи на льду», — о «скользящей опоре» нового шоу, а также о том, как цирк расправил ей крылья и подарил новые.

125012 ноября 2019
Воздушные замки Валерия Юрьева

Story

Воздушные замки Валерия Юрьева

Участник новой программы Омского государственного цирка «Белые медведи на льду», акробат-вольтижер и руководитель номера «Воздушный полет» — о гимнастической «иерархии», честных вау-реакциях и падениях без обмана — и без страховки.

174530 октября 2019

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске




Наверх