Сегодня отмечает день рождения Даниил Крамер

В честь дня рождения потрясающего музыканта мне захотелось опубликовать одно из первых интервью с ним, записанное 16 лет назад в Омске.

84122 марта 2019
Сегодня отмечает день рождения  Даниил Крамер

Сегодня отмечает свой день рождения (у меня еще 21-е число, так что «сегодня») один из самых популярных в стране джазовых пианистов и продюсеров Даниил Крамер. Мы познакомились с именинником в Омске лет 20 назад, когда знаменитый «джазовый абонемент» Крамера только зарождался. И на протяжении лет 7 или 8 (пока я не уехал из Сибири) встречались практически на каждом концерте в кулуарах сначала омской филармонии, затем — новосибирской. Кажется, моих диалогов-интервью с мэтром могло бы хватить на рекорд Гиннеса: я публиковал их, наверное, в двух десятках изданий, и не по одной статье! Кроме того, в последних номерах моего журнала Патефон Сквер Даниил вел авторскую, эксклюзивную рубрику, где рассказывал о привозимых им артистах. Мало того, что этот удивительный музыкант радовал нас своим настоящим, буйным, прекрасным, живым Джазом, так еще он смог влюбить в джаз как таковой, а также — в десятки, если не сотни — музыкантов из разных уголков мира тысячи человек по всей России! Со многими музыкантами «джазового абонемента», которых Даниил привозил с собой на гастроли, мы до сих пор дружим или встречаемся уже в столице, на местных концертах. В честь дня рождения потрясающего музыканта мне захотелось опубликовать одно из первых интервью с ним, записанное 16 лет назад в Омске. А фото — это бэкстейдж с другой встречи, примерно лет 12-13 назад (на последнем фото — «модные» по тем временам телефоны:) — Даниил дает мне номер то ли Неды Малунавичуте, то ли Ирины Родилез, чтобы мы могли общаться не через посредника). Кстати, некоторые ответы в этом интервью уже, кажется, не актуальны — по крайней мере, хотя бы о концертах в российских клубах (видел афиши из «Эссе»)...  :)


— Даниил, меня интересует Ваша жизнь в джазовой Москве. Там столько продюсеров — Бутман, Ростоцкий, в соседнем Питере — Голощекин, Волков... Как вам всем вместе живется, насколько это сейчас модно, раскручено в столицах?

1

— Знаете, я стою немножко особняком. Я не играю в джаз-клубах. Моя среда существования — концертные сцены. Как-то так получилось, что я стою отдельно — в этом плане. И, честно говоря, это меня не очень огорчает. А что касается московской джазовой жизни, то в последние годы ее можно назвать все более и более интенсивной. И в этом, на мой взгляд, наибольшая заслуга принадлежит Бутману. Я имею в виду концертную и фестивальную джазовую жизнь. Что же касается российской филармонической джазовой жизни, то эту заслугу процентов на 70 — 80 я приписываю себе. Без стеснения. Думаю, что и клубная жизнь в Москве за последние 6-7 лет увеличилась в интенсивности раза в два. Потому что все больше и больше открывается джазовых точек и они не только клубные, но и концертные. В России уже начинается развиваться традиция, когда клубы приглашают раскрученных музыкантов, начинают собираться интернациональные коллективы. И класс молодых московских джазовых музыкантов стремительно растет. И такие люди как Яша Окунь со своим ансамблем, как Анечка Бутурлина — восходящая джазовая звезда, которую я надеюсь привезти в Омск на фестиваль, электронный скрипач Феликс Лахути, которого я также собираюсь привезти, — эти люди составляют серьезную конкуренцию и могут быть равными джазовыми партнерами любому джазовому музыканту практически на любом уровне.


— Откуда у Вас эта миссионерская тяга продвигать музыкантов?

— Честно, я не ставил себе целью стать миссионером.


— Но так получается

— Так получается, да. Но я не господь бог, я отнюдь не безгрешен. И моя «миссионерская деятельность» не полностью благотворительна: я музыкант, я должен зарабатывать деньги, я должен на что-то жить, и, желательно, неплохо. Другой вопрос, что я стараюсь сделать так, чтобы был найден ценовой компромисс между возможностями широкого круга слушателей — как можно более широкого круга, — возможностями филармонических залов и потребностями музыкантов и моими собственными.


— Почему именно филармония?

— Я приверженец филармонических концертных сцен с детства.


— Чем они отличаются от клубных сцен?

2

— Тем, что в них люди не едят, не пьют пиво. Тем, что в них строгая концертная атмосфера. Тем, что здесь свои традиции, своя аура. И эта аура настолько для меня отличается от ауры клуба! Тем более, что клубная традиция в России только начинает развиваться. И если в Европе я время от времени позволяю себе сыграть в клубах, то, должен сказать, в этот момент в клубе практически никто не ест. В клубе! В России это практически исключено.


— Существует ли у Вас определенный слушатель?

— Очень надеюсь, что существует.


— Каким Вы его видите — социально?

— Очень разным. Вы знаете, вчера был открыт джазовый абонемент в Тобольске. И я был потрясен: половина зала — дети! Это уникально. Уникально! Я был счастлив до безумия.


— Где у Вас еще джазовые абонементы?

— Только сейчас это 11 городов. Следующий абонемент — 14 городов. А начиналось все с одного города — с Екатеринбурга. Он был первым, Омск, Тюмень, Пермь были вторыми.


— Вас очень часто называют «омским музыкантом», причисляя уже к местной культуре. Наверняка, и в других городах вы считаетесь своим...

— Есть несколько филармоний — в том числе и омская — с которыми завязались такие отношения, что этот город становится для меня теплым и почти родным. Я приезжаю сюда в город, где я всех уже знаю. Куча друзей, куча знакомых. У меня совершенно меняется отношение. Вы же не знаете, каков я, когда я приезжаю впервые в город. Совершенно официальный визит. Вы бы меня, наверное, даже не узнали. Абсолютно чужой, абсолютно спокойный, деловой, который просто начинает переговоры. Бывает так, что и на Западе у меня складываются хорошие деловые отношения. Менеджер встречает: «Месье Крамер, вот Ваша гостиница, вот Ваш концертный зал, вот Ваш план на репетицию, вот Ваш гонорар, вот Ваш самолет, до свиданья, приятно было познакомиться, машина за Вами заедет тогда-то». Абсолютно те же слова: «месье Такой-то, очень приятно, был абсолютно счастлив Вас видеть, желаю Вас увидеть в следующий раз». Все. Все это делается с улыбками. Мы сделали дело. Но это не отражается на моем концерте. Но это просто...


— Это профессионализм.

3

— Нет, просто публика есть публика. Когда я выхожу на концерт — это черта многих музыкантов, не только моя — каждый концерт играется как последний. А иначе не стоит выходить на сцену, нет смысла.


— В одном из интервью Вы рассказывали весьма занятную историю о карате и Вашем джазовом учителе...

— Карате помогло мне дисциплинировать себя, не говоря уже о том, что оно мне просто спасло однажды жизнь. Я был студентом, жил далеко от центра Москвы, в очень неблагополучном районе... Но когда педагог увидел мои напрочь разбитые в кровь руки и затвердевшие костяшки пальцев, которые почти не шевелились — было несколько месяцев интенсивных занятий, и я очень много потерял в музыкальной технике — он мне сказал немедленно делать выбор прямо сейчас: либо я занимаюсь карате, либо — музыкой. Мне не надо было делать выбор. Выбор был сделан даже меньше, чем за секунду.


— Это был Ваш первый джазовый учитель?

— Нет, классический — Евгений Аркадьевич Либерман. А джазовый учителей у меня было несколько: Леонид Аркадьевич Чижик, музыковед Георгий Бахчин, Михаил Лисаков, неизвестный Вам московский джазовый гитарист, очень большой знаток традиционного джаза. Он мне разложил все по полочкам. Я Чижик был моим наставником. Он спасал меня, когда мне не давали распределение в Москву. Он делал все, чтобы я там остался и мог начать нормальную карьеру.


— У Вас были какие-то джазовые кумиры, на которых Вы ориентировались?

— У меня кумиров, которым я хотел бы подражать, и на которых я ориентировался, не было никогда! Люди, чье творчество я боготворил, но никогда не хотел играть как они — я хотел играть только так, как я! Я хотел постичь все, что они знают. Хотел научиться всему, что они умеют. Но никогда не хотел быть на них похожим! Это громадная ошибка всего советского джаза 70-80-х годов: «хочу играть как кто-то». «Я вот второй Телониус Монк», «Я под Вейна Шортера играю», «А я под этого», «А я под того», «А я под Питерсона»... Играть надо только под себя!


— И кто эти люди?

— Те, кто мне нравился? Вначале это были Билл Эванс, Арт Тейтум из пианистов, Тут Стилманс — гармошечник, потом — Кейт Джарретт, Хенкок, Майлз Дэвис, Монти Александер. Но свое пристрастие к традиционному джазу я никогда не бросал. И никогда не бросал любовь к классике. Такие люди как Горовец, как Артур Шнабель, как Рихтер — никогда, ни на секунду я не отрывался от этих людей. И мои джазовые идеи приходят наполовину из классики.


— Основные точки Вашего джазового маршрута — география Ваших концертов и фестивалей?

4

— Основное место в Европе — Франция и Германия. Я уже называю Париж чуть ли не своей второй родиной. Я живу там неделями, месяцами...


— Ага, все-таки, слухи о том, что Крамер уехал во Францию — достоверны!..

— Я не уехал! Уезжаю надолго, но никогда не менял гражданство. И не собираюсь этого делать. И слухи ходят, что я уже не русский. Хотя живу в Америке, в Германии, во Франции. И на старости лет — мы уже с женой это обсуждали — собираюсь купить домик в Чехии. Где-нибудь под Прагой, либо на берегу Влтавы. Великолепные места!


— Где Вы еще играете?

— Да везде. По всему миру. И слава Богу. Вот, может, это рождество в Риме встречу. Посмотрим. Прошлый Вайнахт встретил в Любеке. Это уже традиция: каждое рождество я приезжаю в Германию к родителям. Там у меня концерты. И заодно — вайнахт.


— Кстати, расскажите о своей семье, а то ваша личная жизнь все время как-то остается за кадром...

— Вы знаете, я вырос в культурнейшей еврейской семье. Моя мама была одним из лучших дантистов города Харькова. У нас была зажиточная семья. Мой папа был одним из лучших сурдопедагогов Украины. И эта была трудовейшая семья, и папа и мама работали на две ставки с утра до ночи, поэтому зарабатывали они прилично.


— Наверное, планировали, что их сын пойдет по их стопам?

— Нет, мама до войны была очень талантливой пианисткой. В семь лет уже давала концерты. Но когда началась война, их эвакуировали в Ташкент, и этот период пришелся как раз на подростковый период мамы — пальцы выросли, затвердел аппарат. Это тот самый период — мама с 29-го года, т.е. ей было 12 лет — с 12 до 17 лет, когда она вернулась в Харьков. По старой памяти ей предлагали поступить в Харьковскую консерваторию, но она уже сама предполагала, что пианисткой ей никогда не быть. Видимо, все, что она хотела, она вкладывала в меня.


— Значит, она была Вашим первым учителем?

— Да. Я начал учиться музыке с трех с половиной лет, когда мама мне пригласила флейтиста. Это флейтист учил меня ровно месяц. За месяц я выучил все ноты, после чего он флейтист пришел к моей маме, развел руками и сказал: мне больше нечему его учить — либо его уже нужно отдавать профессиональному учителю, либо учить его играть на флейте. На флейте мы не хотели учиться. И меня сразу отдали профессиональному частному учителю.


— Вы знаете, ходили слухи, что Вы жили в детдоме!..

— Про меня постоянно ходят какие-то слухи! То я уехал в Америку, то я уже живу во Франции. А тут приехал в Литву, под моим именем: «Даниил Крамер, Израиль»! Почему Израиль, с какой стати? В общем, беспрерывно я сам про себя что-то узнаю. Я не могу понять, откуда это берется! Теперь про детдом. Спасибо большое, я с удовольствием расскажу маме с папой — приеду в Любек скоро и скажу им, что, значит, я, оказывается, вырос в детдоме. Они будут довольны.


зы. С днем рождения, Даниил! Многая лета! И да будет джазз!

Фото из архива журнала «Патефон Сквер»

Оригинал в Фейсбуке автора.
 

Автор:Кинес Кизиитов

Фото:Фото из архива «Патефон Сквер»

Теги:эссе

Новости по теме

Причинение добра

75630 сентября 2020

Вокруг все психологи

96228 сентября 2020

Осень

78527 сентября 2020

Яндекс.Директ ВОмске




Комментарии

Ваше мнение

21.09.2020

Вы довольны горячим питанием младшеклассников в школе?

Уже проголосовало 64 человека

18.09.2020

Какое место «Иртыш» займет с Харлачевым в этом сезоне?

Уже проголосовало 48 человек















Другие новости


Яндекс.Директ ВОмске

Эксклюзив

Официально: омская мэрия еще не заключала договор с АФК «Система» по застройке Левобережья

Городская администрация официально ответила на запрос «ВОмске» о предстоящем проекте застройки территории в Кировском округе.  

 

106414 октября 2020

«А очнёшься вдруг — 20 лет прошло…»

…Он приехал ко мне в гости ровно 20 лет назад, в октябре. С коньячком «за пазухой», улыбчивый, радостный.

1292113 октября 2020

На смерть маэстро

Великие музыканты считали за честь сыграть с его коллективом. Народный артист СССР пианист Николай Петров называл его «одним из лучших дирижёров современной России», а Мстислав Ростропович — «большим профессионалом».

1518113 октября 2020

Стиль жизни

Интервью на букву П

Книга

Интервью на букву П

«Педагог, психолог, писатель Николай Пономарев…» - начала было я и заметила невероятное скопление букв «п». Ну что ж, раз эта буква требует такого внимания, пусть и будет основной. Так неожиданно сложилось П-интервью с Николаем Пономаревым.

88715 октября 2020
«ВЫХОД В СВЕТ»: выбирайте концерты филармонии!

Хобби

«ВЫХОД В СВЕТ»: выбирайте концерты филармонии!

Засиделись дома? Соскучились по «живым» концертам, звукам оркестра и эмоциям артистов? Музыканты тоже очень скучали — и к сентябрю приготовили для нас не одно открытие, а целых пять! Выберите то, которое больше по душе, — и добро пожаловать на праздник музыки!

469516 сентября 2020
«Рядом с баранами жить не хотим»

Уклад

«Рядом с баранами жить не хотим»

Слышал звон, теперь знаю, где он: как живут омские анастасиевцы, которые прочли книги из серии «Звенящие кедры России» и решили сбежать от цивилизации.

8112211 сентября 2020
Мыслящие здраво. Наталья Овчинникова

Здоровье

Мыслящие здраво. Наталья Овчинникова

Где «место силы» известного омского инструктора по йоге? Что нужно делать, чтобы коронавирус не пугал? Как укрепить иммунитет? Читайте и смотрите в нашем материале. (ВИДЕО)

407528 августа 2020

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске




Наверх