Итальянские каникулы

Николай Бердяев полагал, что только в Италии «русскому вольно дышится». Мне – ещё и бродится…

1127113 апреля 2019
Итальянские каникулы

Я гуляю по городам и смотрю по сторонам. В магазине за углом покупаю вонючий сыр горгонзолу. Такой с нежно-зелёными комочками плесени. Он продаётся и в Омске, но совсем не похож на итальянского «родственника». Наверное, потому что у нас всё время зима, много социально-бытовых проблем и с молоком тяжело.

United Kingdom of Siberia - северная страна, Omskterdam - вообще колония. Сюда, как заметил Дамир Муратов, «всё идёт по остаточному принципу». Даже солнечный свет.

1

Веничка Ерофеев был убеждён, что «в Сибири никто не живёт, одни только негры живут. Продукты им туда не завозят, выпить им нечего, не говоря уж поесть. Только один раз в год им привозят из Житомира вышитые полотенца – и негры на них вешаются»…

В феврале мне снится остров Капри, где «растут агавы и тамаринды, а под ними сидит Максим Горький, из-под белых брюк – волосатые ноги». А на излёте марта, когда организм отказывается функционировать без лепнин, Джотто и сухих тротуаров, я покидаю Западно-Сибирскую равнину и переношусь на Апеннинский полуостров.


Если устроить себе маленькие итальянские каникулы, в теле срабатывает невидимая кнопка и запускается волшебный механизм самоисцеления. Никаких таблеток – только фрески, Мантенья, мессы в Дуомо и орган, звуки которого взлетают прямо к Всевышнему.

…Верона. «День жаркий, всюду бродят Капулетти», за окном картинной галереи, разумеется, Джульетта: коротконогая, с чёрными волосами и абсолютно без ничего. Рядом с ней — итальянские рабочие и колхозники в картузах и панталонах в поте трудового лица своего сеют злаки и взращивают поросят, а эта – стоит голая и ничего не делает.


Я не удержалась:
- Огонь-баба!

- Мечта поэта, - не согласился со мной муж и моментально прилип к стеклу, как осьминог. Стало быть, надо заходить внутрь.

Внутри виднелся живописный дед. Скребёмся: скузи, падрэ, можно попасть в вашу обитель «трудов и чистых нег»?

Хозяин хорошо за восемьдесят, но ещё ого-го. По части искусства, конечно. Как нас за стеклом рассмотрел, со стула вскочил, дверь настежь: прэго, синьоры, прэго. То есть, пожалуйте, гости дорогие. А у самого руки трясутся и голова набок.

2

Паркинсон, мать его итить, слёту поставил диагноз муж.

Входим. Гляжу: на столе, между пыльными фолиантами про кватроченто и чинквеченто, спрятались две рюмки. А под книжной полкой ещё один дед-искусствовед пристроился и башмаком аккуратно так задвигает за ножку стула початую бутылку.

Сразу видно, люди говорили о переходе Раннего Возрождения к Высокому, размышляли, отчего ангел Леонардо вышел много лучше, нежели фигуры Верроккьо. Какие могут быть сомнения?

- Дойчлад? Бриттен? – интересуется нашими предками галерист.

Услышав, что мы из России, восторженно шепчет: «Мамма мия. Перфекто!»

По-моему, для него, что Россия, что Антарктида – одно и то же. В общем, потрясли мы его фактом своего происхождения до глубины души.

Муж сразу быка за рога: хау матч, синьор, ваша «Джульетта»?

Итальянский дед ещё пуще замандражировал. Муж ему листок протянул: напишите, кванта коста. Старик ручку хвать и недрогнувшей рукой вывел «3500». Тремора как не бывало. Глазами сверкнул и прибавил: «Еуро».

Муж поскучнел: понял, говорит, что не теньге.

А итальянец расходился не на шутку: кинулся к столу, чуть рюмки не смахнул, бумаги антикварные в разные стороны полетели.

3

Вот, протянул нам каталог, и ткнул пальцем в нашу «Джульетту» Пасетто, 1995 год, ойл, масло то есть.

Муж поинтересовался: поди-ка морэ ваш Пасетто? В смысле, умер уже?

Дед сплюнул через левое плечо, нечаянно попав на бюст Козимо Медичи, и радостно завопил: «Вита, вита! Дезенцано-дель-Гарда». Из чего мы сделали вывод, что автор шедевра здравствует и поныне в уютном городке на берегу очаровательного альпийского озера Гарда.

Разговорились. В ход шли латинизмы, английский, русский, жесты, мимика. Когда в речах мужа проскальзывали слова «треченто», «Донателло» или «Рафаэль», искусствовед испуганно и часто крестился. Он делал круглые глаза: «Ноу Рафаэль, ноу Леонардо» и зачем-то посылал мужа в Ватикан. Наверное, к папе римскому.

Как истинным ценителям стиля ню нам была предложена акварель незнакомого русскому уху Зоппи. Всего за 800 евро. На картине была изображена полупрозрачная девушка топлесс. Глаза у мужа загорелись:

- А без рамки нельзя? Я бы её в рулончик скатал и в чемодан.

Итальянец сердито замотал головой:
- Она осыпется, это ж 1985-й год!

- 1985-й не 1598-й, - муж явно пытался сбить цену до 80 евро, но возбуждённый старик уже приглашал нас взглянуть на ещё один ценный экспонат. Бронзовая дева с причудливо вывернутыми суставами датировалась 1968 годом и стоила 2500 евро.

Мы тяжело вздохнули и сердечно пожали старику руку: «Милле грацие, добрый синьор».

- Слушай, - поинтересовался муж, - если я когда-нибудь всё-таки куплю «Джульетту», может, на таможне в Домодедово сказать, что это портрет моей жены?!

4

Я взорвалась. Нет, если бы на картине была изображена длинноногая дева с каштановой гривой и миндалевидными глазами я бы промолчала в тряпочку, но сравнивать меня с этой итальянской жабой?!
Мы решительно вышли на улицу, так ничего и не купив.

«У вас волосы похожи», - оправдывался всю дорогу муж, пока мы шли по узким кинематографичным улочкам навстречу памятнику Данте.

Я была сердита на мужа. И на мраморного Данте. Поэт, конечно, никогда не сравнивал свою жену с земноводными — он вообще ничего о ней не написал, ни единой строчки! Мне стало обидно за неё. Ну, и за себя немножко….

Про свою любовь к Беатриче итальянский гений исписал десятки страниц, а для супруги в «Божественной комедии» места не нашлось. Кому она нужна, эта правда жизни?!

Кому интересно, как она стирала, варила похлёбку и воспитывала детей, пока её феноменальный муж гостил то в Вероне у Скалигеров, то в Равенне у синьора да Поленты, а потом вообще отправился в Венецию для заключения мира — он же был ещё талантливейшим политиком! — убедить могущественных венецианцев не нападать на Равенну. Увы, это ему не удалось. По дороге назад Данте заболел малярией и умер.

Летом 1321 года он как раз закончил главный труд своей жизни, а 14 сентября умер…

Не помню, кто сказал: «Богу ты нужен ровно до тех пор, пока пишешь»…

155 лет «итальянский Пушкин» стоит на пьцца деи Синьори и печально смотрит на Дворец Подеста, в котором «коротал изгнание» целых 13 лет.

Его пригласил Кангранде I (Великий Пёс) — самый могущественный из рода Скалигеров (говорят он умер в 37, «объевшись холодных яблок в знойный день»). Последнюю часть своей «Комедии», названную Боккаччо «Божественной», флорентиец посвятил ему. И своей идеальной возлюбленной.
Не Джемме Донати, с которой прожил в законном браке 12 лет и произвёл на свет 9 детей, а Беатриче Портинари, которая, собственно, ни сном ни духом о поэте и к тому же 24-летней умерла в родах.

По легенде, родственники поэта, видя тоску по скончавшейся Беатриче, уговорили его пойти под венец с Джеммой. Причём сделал он это в той же самой флорентийской церкви Святой Маргариты, где его Биче выходила замуж за Симона де Барди.

Но самое любопытное, что в этой церкви погребены и возлюбленная, и жена Данте. Только могильная плита Биче усыпана любовными записками, которые оставляют всякие глупые девушки, а где упокоилась супруга автора «Божественной комедии» – никто не помнит. Вот так всегда: одним — слава и кусочек бессмертия, другим — шиш с маслом.

…В книге у Боккаччо поэт бородатый, как все нынешние модные итальянцы. А скульптор Дзаннони, согласно моде 1865-го года, его гладко выбрил.

Ишь, обиделся за жену: губу выпятил, капюшон натянул… Ну и ладно, а мы свернём на пьяцца Бра.
На пьяцца Бра можно всё: пить, курить, спать, петь хором, писать стихи, ждать своего принца на «феррари» и устраивать митинги.

На один такой мы и попали в последнюю субботу марта.

Площадь кишела весёлым народом и пестрела транспарантами. Даже пенсионеры и пенсионерки в розовых косынках, с волосами, раскрашенными во все цвета радуги, выкрикивали какие-то свои пенсионерские пожелания. Эти были явно не из тех, что сажают крыжовник и варят пармезан, они были социально активны. Их жизнь была целенаправленна и светла.

Старость бесперспективна и нерентабельна? Только не для итальянцев! Озорной, беспечный народец пел, пил кока-колу, обнимался и беспрестанно фотографировался на фоне смешных пиктограмм, вроде «человечек плюс человечек равно сердце».

Вместе с этими ликующими людьми под райским итальянским небом мне вдруг тоже отчаянно захотелось пережить все дивные стадии старческого маразма.

Смотри, какие сознательные, обращаюсь к мужу, наверное, борются за мир во всём мире. Он подозрительно посмотрел на митингующих, потом внимательно почитал плакаты: «Ты знаешь, по-моему, они за ЛГБТ во всём мире борются».

И тут только я смекнула, что все эти неунывающие черти в розовых косынках - гомосексуалисты, лесбиянки и прочие секс-годзиллы, а человечек на пиктограмме — мужик. Мужик плюс мужик, ну, вы меня поняли.

…Я давно заметила, когда мы с мужем и младшим сыном прилетаем в Верону, то непременно попадаем в какую-нибудь историю. То пять километров «по долинам и по взгорьям» идём пешком в зоопарк, то, позабыв про европейский перевод часов на летнее время, упорно ждём на вокзале поезд в Мантую, который давно ушёл, а потом вместе с пакистанскими «интеллектуалами» ищем его по всем двенадцати перронам.

На сей раз вот угодили на 13-й Всемирный конгресс семей.

Этот фест придумали в середине 90-х годов американец Алан Карлсон и российский социолог и демограф Анатолий Антонов. Они полагали, что в демографическом спаде виноваты движение за права женщин и сексуальную свободу.

Первый такой конгресс состоялся в Праге в 1997-м, а с 2012-го он случается ежегодно в самых разных городах планеты. Нынче вот прошёл в Вероне.

Поскольку участники конгресса ратовали за традиционные семейные ценности, журналисты Незалёжной тут же заклеймили их как «дремучих людей, жаждущих возвращения в прошлое» и во всеуслышанье объявили, «под крыло ВКС заходят гомофобы всего мира».

А тут ещё 672 научных сотрудника и преподавателя Веронского университета подлили масла в огонь, опубликовав открытое письмо к участникам форума: «Идея о том, что природа предусмотрела для мужчин и женщин разные социальные судьбы, которые автоматически закрепляют за женщиной репродуктивную и опекунскую роль; утверждения о том, что все другие формы семьи, кроме гетеросексуальной женатой пары, непригодны для гармоничного развития детей; продвижение «терапии» для гомосексуальных людей с целью «вернуть» их к гармонии гетеросексуальности — все эти позиции пытаются представить как обоснованно научные, но на самом деле международные исследования никогда не приходили к таким результатам».

Что тут началось в коалиционном правительстве Италии! «Лигисты» во главе с Сальвини катили бочку на «пятизвёздочников», ратовавших за «семью в её новых формах», министры обзывали друг друга извращенцами. Парламент взорвался: ярость, слюни, мать вашу, ослепительный фонтан словесных испражнений, голосование.

Мнения разделились, партии полемизировали. А элгэбэтэшники тут как тут.

Но поскольку главный редактор не успела аккредитоваться на сие весёлое мероприятие, в Палаццо ди Гран Гуардия, где выступали епископ Веронский Джузеппе Зенти, президент Молдовы Додон, вице-премьер Сальвини, а также Великий Князь Георгий Михайлович, понятное дело, меня никто не пригласил. Я толкалась среди карабинеров, митингующих и прочих жертв средств массовой информации.

Никаких провокаций и тем более погромов, как в Париже, на пьяцца Бра не наблюдалась. Пенсионеры мирно обменивались транспарантами, потом пили кофе, благо, кафе на площади — пруд пруди, валялись на траве, пели старинные итальянские песни, тетёшкали собак, детей и внуков. Всё это было как бы шутки ради, веселия для…

А часа в четыре пополудни нас выгнал на улицу гул, отдалённо напоминающий сход снежной лавины. Пара вертолётов кружила над мостом Понте Нави, с которого к виа Венти Сеттембре стекала людская масса.

Впереди ехал грузовик с музыкой. Из громадных колонок гремели разухабистые песни про любовь, мир и дружбу между народами. Мимо нас проходили сотни, тысячи развесёлых поющих человечков с плакатами, на которых было написано чёрт знает что. Иногда они останавливались, что выбросить пустые бутылки в мусорные баки, стоявшие вдоль трассы, и поговорить с друзьями.

Старики в венках из флёрдоранжа, лысые женщины, инвалиды на инвалидских «моторашках», разукрашенные гамадрилы с детскими колясками, ребятня с воздушными шариками, какие-то мумми-тролли, хемули, хатифнаты и филифьонки. Это было безумие, Содом с Гоморрой!

Мы смотрели и тихо офигевали, не умея постичь мать-Европу. Из ступора нас вывел шестилетний сын. Он спросил: «Папа, это демократия?»

- Демократия, мой мальчик, европейская демократия и толерантность, - ошалело пробормотал муж и добавил:

- Свободные люди в свободной стране, - и принялся снимать её на телефон.

Правда, когда после «парада» вечером мы пошли на набережную реки Адидже, и наткнулись на пару «голубков», которые держали друг друга за руки и ласково смотрели друг на друга, муж сплюнул, чертыхнулся и повернул на 180 градусов. При ближайшем рассмотрении европейская свобода и толерантность были противны русской душе…

Мы сполна насладились их «демократией» и пошли на вечернюю мессу в Дуомо.


Яндекс.Директ ВОмске




Комментарии

Ваше мнение

07.11.2019

Кто из городских чиновников самый эффективный?

Уже проголосовало 26 человек

05.11.2019

Кто из чиновников омского правительства самый эффективный?

Уже проголосовало 72 человека

В 1996 окончила филфак ОмГУ, четыре года преподавала русский язык и литературу в гимназии, с 1998-го по 2008 писала для омских СМИ.













Блог-пост

Юлия Купрейкина

— психолог

Роман Ковалёв

— Художник и градостроитель

Василий Цой

— инопланетянин

Другие новости


Яндекс.Директ ВОмске

Эксклюзив

Путин и благородная плесень

Форум «Россия – Казахстан»: здесь только про еду. Ну почти.

1517408 ноября 2019

Министерство туризма Израиля: «Отказ во въезде составляет меньше 1%»

Почему туриста может ждать длительный досмотр на границе Израиля? Могут ли его депортировать? Появятся ли прямые рейсы из Омска в Тель-Авив или Эйлат? Безопасно ли лететь отдыхать в страну трех религий сегодня? На вопросы «ВОмске» отвечает замдиректора департамента Министерства туризма Израиля в РФ и СНГ Ксения Воронцова.

147431 октября 2019

Александр Макаров: «На Играх в Токио я буду представлять, что великий Фелпс плыл по моей дорожке»

Это круче, чем обогнать стаю акул. Потому что самое трудное в этой жизни преодолеть и победить себя…

121421 октября 2019

Пощекотать «Пуп Земли»

Видеокамера за корову, железные веники и деньги просто так: непридуманные чудеса уникальной омской деревни.

794016 сентября 2019

Стиль жизни

Любовь, коньки и голуби

Story

Любовь, коньки и голуби

Фигуристка Дарья Тарасова, артистка и руководитель кордебалета программы Омского цирка «Белые медведи на льду», — о «скользящей опоре» нового шоу, а также о том, как цирк расправил ей крылья и подарил новые.

50212 ноября 2019
Воздушные замки Валерия Юрьева

Story

Воздушные замки Валерия Юрьева

Участник новой программы Омского государственного цирка «Белые медведи на льду», акробат-вольтижер и руководитель номера «Воздушный полет» — о гимнастической «иерархии», честных вау-реакциях и падениях без обмана — и без страховки.

102930 октября 2019
Андрей Машонкин: «Куклачев сказал: «Не лезь в этот цирк!» – и я точно понял: мне сюда»

Story

Андрей Машонкин: «Куклачев сказал: «Не лезь в этот цирк!» – и я точно понял: мне сюда»

«Клоуны нужны людям как чистый воздух», — уверен ковёрный, который с детства «болел» клоунадой и в результате она стала его профессией. Клоунский дуэт Андрея Машонкина и его сына Ивана Артамонова — участники новой  программы Омского государственного цирка «Белые медведи на льду».

148627 октября 2019
Держи спинакер по ветру!

Светские хроники

Держи спинакер по ветру!

Осенний капитанский бал, посвященный предстоящей международной юбилейной регате Кубка катамаранов: позитив нон-стоп, музыкальный такт, капитанский этикет и море фотографий. Отдать швартовы, поднять паруса, смотреть отчет – ниже.

120518 октября 2019

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске




Наверх