Жизнь, которая не повторится

Соловьёвка — волшебная страна. Каждый год в начале мая в деревню возвращается война. Война, которая давно закончилась…

1512209 мая 2019
Жизнь, которая не повторится

С войны возвращаются солдаты, которые давно погибли. Они идут к своим избам, которых давно нет. И в черёмуховых палисадниках слышны их хриплые голоса.

Под солдатскими сапогами шелестит сухая трава. Она пахнет прошлогодним летом. По натоптанной тропке солдаты спускаются к замшелой кринице и, пока не растворятся в сумерках, долго пьют сладкую ледяную воду с привкусом не то железа, не то крови...

1

Каждый год в начале мая в деревню возвращается жизнь. Жизнь, которая не повторится.

***

…Настасья лежала на крыльце, закрывшись выцветшим платком. Было рано или поздно – она не знала. Низкие облака ползли над самой землёй и цеплялись за макушки осин. Снег падал на помертвевшую землю.

- Ванечка, - тихо выла Настасья, комкая в руке листок, где маленькие чёрные буквы слились в страшное пятно: «Командир отделения 967-го стрелкового полка 273-й стрелковой дивизии младший сержант Иван Карпович Матюков пропал без вести».

Осень 44-го отняла у Настасьи пятого сына…

Он ушёл на фронт в 41-м, в окопах Сталинграда, где каждый метр был густо полит солдатской кровью, заслужил медаль «За отвагу», форсировал Западный Буг, освобождал Польшу.

В боях за деревню Тугелино младший сержант Матюков уничтожил из своего миномёта 30 солдат и офицеров, ручной и станковый пулемёт противника, подавил наблюдательный пункт, за что и был награждён орденом Славы III степени.

В августе 1944-го Ванина дивизия вышла к Висле, форсировала реку. Больше письма от сына не приходили…

2

Ему бы на скрипке играть, зачем-то подумала Настасья. Ах, как Ваня выводил «Ехал пан капитан», а Никиша, младший, на гармошке подыгрывал…

Командир пулемётного отделения старший сержант Никифор Матюков пропал без вести в Польше в январе 1944-го. Его забрали на фронт, когда семья получила похоронку на старшего, Фёдора …

- У Феденьки-то хоть могилка есть, - бормотала безумная Настасья, - сложил сынок голову в боях за Старую Руссу. Командир, майор Зайцев, так и отписал: «Пал смертью храбрых 25 марта 1942 года».

И остались у Фёдора жена да шестеро ребятишек. Нечего было есть, не во что было одеваться. Спали на полу рядом с железной печкой, подстелив солому. Почти все окна в избе были заколочены – нечем было стеклить…

А через пять месяцев, следом за Фёдоровыми, осиротели Илюшины дети: командир отделения 1089-го стрелкового полка 322-й стрелковой дивизии Матюков Илья Карпович погиб 11 августа 1942 года на Орловщине.

В октябре Настасье пришла похоронка на «рядового Александра Матюкова». У Саши трое по лавкам осталось.

А потом ей сказали, что и Митю убили. Настасья тогда словно одеревенела: оглохла, ослепла, онемела. Сын выжил чудом. В бою под эстонской деревней Кяриконна с войсками дивизии СС его так изрешетило, что места живого было. Уже и санитары проползли мимо, а он возьми да шевельнись.
Множественные пулевые и осколочные ранения, перебитые руки – в госпитале сразу сказали: такие не выживают. Но рядовой выкарабкался, только левая рука всю жизнь висела как плеть…

Анастасия Семёновна Матюкова проводила на фронт семь сыновей, с войны вернулись двое, но до самой своей смерти каждый вечер она выходила за околицу встречать тех двоих, без вести пропавших …

***
…В начале мая днём в деревне такое солнце, что крыльцо дедова дома высохло и нагрелось. Можно присесть. Но дед любил на завалинке. Сидел, закинув ногу на ногу: ботинок, надетый на деревянный протез, расшнурован.

3

Дед надвинул кепку на глаза и курит папиросы «Беломор», а кругом — трава да лес…

Я стою у дедовой завалинки и понимаю, что этот же самый лес он видел, когда уходил на войну…

«Меня призвали на фронт 14 декабря 1942 года. В Омске нас покормили, погрузили в эшелоны и отправили на Восток, в город Иланск Красноярского края. До весны 1943-го были мы здесь, заработали по три «лычки» — стали сержантами. Потом нас перевели в Канск, это в 25 километрах за Иланском. Потом был Ачинск: там сформировали эшелон – и на фронт.

До Москвы довезли, повернули эшелон назад – во Владимир, в карантин. Здесь начальство набирало кого в артиллеристы, кого в авиацию, кого в танковое училище. Мы пожелали к танкистам. Набралось нас 86 добровольцев, и поехали мы учиться в город Горький. Здесь формировался 2-ой учебный танковый полк имени Сталина.

В звании старшего сержанта я попал на фронт, на Калининское направление — это Старая Русса, Великие Луки, болота проклятые, Себеж. Но самые страшные бои были под Кёнигсбергом. Здесь 23 марта 1945 года я был сильно ранен.

Мы ж не пехота, мы на машинах. Команду дали, люк закрыли и пошли. Ведёшь машину, танк стреляет.
За два года войны мой танк подбили лишь однажды, но уже окончательно. Я повернул машину, фашист влепил болванку в борт. Нога стояла на акселераторе, от удара она подскочила, кровища хлещет на щиток. Открыл люк, вывалился из танка, а у самого спина горит. Из экипажа только я и выжил. Смотрю, из соседней машины танкист пытается выбраться, одежда на нём горит вся. Не дай Бог кому это видеть и пережить…»

***
…На дороге взметнулась пыль. Это идёт дед Якуб, торопится догнать солдат, что пьют у криницы.

В детстве, встречая деда Якуба, я недоумевала: что ж за имя у него такое странное. А он и не Якуб никакой оказался, а рядовой Яков Евдокимович Кукс, автоматчик 908-го стрелкового полка 146-й стрелковой дивизии, награждён орденами Славы II и III степени, медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне».

Для младшей дочери Якова Евдокимовича, Нади, возвращение отца с войны так и осталось самым главным событием в жизни:

4

«Полуденное солнце жгло нещадно, несмотря на то, что день был осенним. Если утром по стерне ещё можно было ходить, то теперь ступням становилось невыносимо больно. Катали снопы все: мама и старшие дети — Нюрка и Петька. Я старалась изо всех сил. Снопы получались небольшими, и я замечала, как мама собирала их три в один. У меня урчало в желудке – так хотелось есть. Но ряды надо было дойти до леса, только потом обещанный обед.

Собирая узелок, мама сказала: «Сегодня у вас Пасха». В узелок она положила бутылку молока, четыре краюхи хлеба и варёные яйца. Яйца я любила до смерти. Иногда мечтала: вот бы Нюрка и Петька не стали их есть, и я бы наелась вдосталь. Я была самая младшая и самая слабенькая. Дед Нитиевский, отец моей мамы, звал меня хворобой и поил какими-то отварами из кореньев…

Я поглядывала на соседей и мечтала, что мы закончим работу раньше их. Мама, держась за поясницу, стала вглядываться в сторону дороги: там кто-то бежал и кричал. Все, кто был на поле, повернулись в ту сторону. На краю поля бежавший спросил что-то и направился в нашу сторону. Мама перебирала фартук руками, платком вытерла испарину со лба. Не доходя до нас, дядька Никола, запыхавшись, прохрипел: «Ныня, Яков пришёл». Мама сразу как-то охнула и села. Слезинки потекли по щекам, ветер шевелил прядки волос. «Дети, тятя ваш вернулся…живой», – и заголосила по-бабьи. «Ну что ты, живой ведь», - дядька тёр рукавом глаза.

Первым побежал Петька, Нюрка следом. Поднялась и мама: «Пойдём, дочка», - и, взяв меня за руку, она тоже побежала.

Неужели мама не замечает, как больно колется стерня, и горят ноги? Сзади тяжело дышал дядька Никола: «Беги, Ныня, беги, я приведу Надю». Дядька крепко держал меня за руку, и мы бежали. Время от времени он брал меня на руки, потом я снова бежала рядом. По дороге бежать было хорошо. Я видела, как у бегущей впереди мамы развевалась на ветру широкая юбка и растрёпанные волосы. Мы едва поспевали за ней. Я оглянулась: все, кто были на поле, почему-то торопились следом за нами.
Вот и наша хата. Мама бросилась на грудь стоявшего на крыльце военного. Такого я как-то видела возле сельсовета. Петька уже висел у него на руке, а Нюрка приткнулась между военным и мамой, и все трое потихоньку выли. Глядя на них, я тоже начала поскуливать. Дядька, державший меня на руках, стал успокаивать: «Ты что, Надя, это ж твой татку с войны пришёл!» Но от этих слов я не успокоилась, а, напротив, прибавила голоса.

Мама то и дело немного отстранялась от отца и заплаканными глазами вглядывалась в его лицо, словно не веря в реальность происходящего, шептала: «Живой!». Он положил на её голову большую ладонь и начал успокаивать как ребёнка: «Живой, живой. Детей сберегла. А я и не чаял уже вас увидеть, - и протянул руку ко мне. – Вот ты какая, Надя-Надежда, выросла».

Я крепко обхватила его за шею. Железные кругляшки и звёзды, а их было много у него на груди, словно вдавились в моё тело. От отца пахло чем-то незнакомым, мужским, с табаком вперемешку, и веяло силой и надёжностью. Я вдруг испугалась, что сейчас он снова уйдёт, и начала канючить: «Татучку, родненький, не надо больше на войну… мамка плачет». «Не надо, не надо», - он словно эхом отозвался на мои слова.

Так мы и стояли. Вокруг собрался народ. Плакали бабы, нервно курили мужики: «Счастливая Ныня – Яков возвернулся».

Дед сказал: «Иди, Ныня, стол накрой, корми солдата. Вот, четверть возьми». Подавая бутыль с самогоном, он вдруг опустил голову: «А мои, Якуб, все семеро… там остались…» И из его груди вырвался предательский хрип. Сразу все замолчали. Тишина словно застыла.

«Это всё война, - сказал тата, - Она, проклятущая… Да чтоб она в огне сгорела…»

***

…И до скончания времён в начале мая в деревню будет возвращаться война. Война, которая давно закончилась…

Автор:Оксана Дубонос

Фото:автора + картина Владимира Таутиева "Май 1945"

Теги:памятьвойна


Яндекс.Директ ВОмске




Комментарии

Ваше мнение

03.06.2020

Любимой омичами «Флоры» в этом году не будет. Ваша оценка решения мэрии

Уже проголосовало 8 человек

21.05.2020

Одобряете ли вы кадровую политику министра Солдатовой?

Уже проголосовало 240 человек

В 1996 окончила филфак ОмГУ, четыре года преподавала русский язык и литературу в гимназии, с 1998-го по 2008 писала для омских СМИ.



















Другие новости


Яндекс.Директ ВОмске

Эксклюзив

Хороший поэт — мёртвый поэт

При жизни не было ничего: ни славы, ни тиражей, ни денег — только дурдом, зона, общественное порицание и обвинения в «морально-бытовом разложении».

114930 мая 2020

Воскресший Геркулес

В венгерском Кишкёрёше есть целый парк со скульптурами переводчиков Шандора Петёфи — национального достояния мадьяр. Один из четырнадцати – бюст Леонида Мартынова. Единственный в мире памятник омскому поэту.

1291325 мая 2020

Стиль жизни

Как омский Гагарин сражался за жизнь в космосе инфекционки

Здоровье

Как омский Гагарин сражался за жизнь в космосе инфекционки

Пневмония, три недели в коме, ИВЛ, инопланетные жуки и минус 20 килограммов: история первого омского тяжелого пациента с коронавирусом, которого выписали из больницы.

5016106 мая 2020
Мыслящие здраво. Сергей Костарев

Здоровье

Мыслящие здраво. Сергей Костарев

Почему 8 марта 1984 года аспирант Сережа Костарев решил полностью отказаться от алкоголя? Какое блюдо Сергей Владимирович уже больше тридцати лет каждый день ест на завтрак? Ответы самого известного омского эколога на эти и другие вопросы читайте в интервью «ВОмске».

5479215 апреля 2020
Известный омский актер и режиссер Александр Гончарук устроился работать курьером

Еда

Известный омский актер и режиссер Александр Гончарук устроился работать курьером

Заслуженный артист России развозит еду по омским квартирам, чтобы показать пример студентам и не чувствовать себя жертвой режима изоляции.

1040211 апреля 2020
Мыслящие здраво. Елена Агафонова

Здоровье

Мыслящие здраво. Елена Агафонова

Свежий морс, ведро воды, йога-массаж и другие лайфхаки от директора омского цирка, которые позволяют ей оставаться в тонусе и в балансе.

441503 апреля 2020

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске




Наверх