Алексей Казанник: «На мою репутацию это не повлияет»

История России и история его жизни. В первую Казанник вписал свое имя поступками, в деталях второй у журналистов никогда не было дефицита, лишь спрашивай да слушай.

1427103 июня 2019
Алексей Казанник: «На мою репутацию это не повлияет»

Когда в середине «нулевых» разрабатывали проект журнала «МС². Мужские слабости», искали свое «лицо»: в ту пору на рынке СМИ глянец был редкостью, но все равно нужен был какой-то стержень. Им стала рубрика «Репутация дороже денег». Она пережила годы толстого и тонкого журнала, кризиса и процветания, без нее журнал не вышел ни разу. А тон задал Алексей Иванович Казанник, чей портрет и украсил обложку «пилотного» номера.

Начинать — так с самого трудного, но и самого весомого героя. Пришла к Алексею Ивановичу знакомиться, договариваться о встрече, честно сказала: по соседству с интервью, скорее всего, будут фото стриптизерш без цензуры. Его улыбку и слова помню отлично: «Ну и что? На мою репутацию это не повлияет, а репутацию этих девушек — улучшит».

1

«Репутация, как валюта, не застрахована от девальвации. Репутация — тяжелейший нравственный и профессиональный груз. Стоит где-то споткнуться, пойти на сделку со своей совестью, как репутация будет потеряна. Навсегда»*.

Известная история: на первом съезде народных депутатов СССР Казанник уступил свое депутатское место Борису Ельцину, направив реку российской истории в новое русло. Ельцин стал президентом России и никогда не забывал о небольшой, но искренней услуге, много раз предлагал юристу высокие должности, столичную недвижимость и даже министерские портфели, но тот отвечал упорным отказом, несмотря на свое доброе отношение к президенту.

Одним осенним утром, в 7.30 Борис Ельцин позвонил на домашний номер Казанника сам, и попросил первым же рейсом вылететь в Москву, чтобы занять кресло Генерального прокурора России. Казанник не отказал: в стране — сложная политическая ситуация, Ельцину явно нужна его помощь.

Казаннику не дали спокойно долететь до Москвы. Уже после взлета в Омское УВД позвонили и сообщили, что самолет заминирован. Москва отказалась принимать борт со взрывчаткой, и тот сделал вынужденную посадку в Нижнем Новгороде. Вскоре провокатора арестовали, а Казанник приступил к своим новым обязанностям.

«Еще до назначения генеральным прокурором Борис Николаевич Ельцин «сватал» меня на самые разные должности. «Не компетентен в этом», — объяснял я. «Вы разберетесь тут очень быстро, — уговаривал президент. Однажды мне пришлось в сердцах сказать ему: «Даже родного брата не назначил бы на должность, коли он не был бы профессионалом в этих вопросах». Но разве у нас сегодня это соблюдается?.. Предлагали — это просто страшно — должность председателя Верховного Суда Российской Федерации. Отказался, потому что никогда не практиковался в этой системе. От другой должности — начальника миграционной службы — отказался по иным соображениям. Аппарат президента уже подготовил проект указа, а я спросил: «Борис Николаевич, а средства выделяются на нужды вынужденных переселенцев?» «Нет, Алексей Иванович». «Но они же будут проводить митинги, демонстрации возле моего крыльца. Что я вынужден буду делать, что скажу людям?»«Люди вас очень любят. Выйдите к ним не с деньгами, а с добрым словом, и этого им будет достаточно» — «Но этого не будет достаточно мне, — сказал я. — Так работать не буду».

Не менее громкая история. Во время вспышки борьбы за смену власти Казанник арестовывает известных политических деятелей: Руцкого, Хасбулатова, Макашова, Баранникова. «Ни при какой власти нельзя организовывать массовые беспорядки, призывать к захвату зданий, угрожать жизни и здоровью людей», — всегда повторял он. Но 23 февраля 1994 года Госдума приняла решение об амнистии заключенных, потребовав немедленно освободить всех участников октябрьских событий и прекратить уголовные дела. На этом документе, переданном генпрокурору, в уголке рукой Ельцина было написано: «Казаннику: никого не освобождать! Расследовать уголовное дело в прежнем порядке. Готовить его для передачи в суд». Как рассказывал Казанник, он был потрясен: президент дал ему приказ нарушить закон. Он набрал Ельцина и попросил немедленно отозвать документ с резолюцией. Тот отказался. «Было огорчение, обида, возмущение поведением Ельцина». Казанник подготовил постановление об амнистии и сам ушел в отставку.

Вернулся в Омск, жил скромно, работал в местной администрации. На работу ездил на маршрутке, с работы возвращался в однокомнатную квартиру. С бывшим соратником Ельциным он встретился всего пару раз, последний — когда Ельцин баллотировался на второй срок. Когда президент зашел в аудиторию на встречу с интеллигенцией, первым делом бросился к Казаннику, обнял его: «Какая радость, что я вас вижу!». Казанник признавался, что так и не простил президента.

2

«Мне было обидно уходить из прокуратуры. Система очень хорошая, приказы генпрокурора не обсуждаются, они выполняются. Немедленно. Используя эту систему, можно было навести порядок в стране. Но, раз возникли принципиальные разногласия между Президентом и генпрокурором (а Президент не собирался уходить в отставку по этому поводу), я был вынужден уйти».

«Всегда относился с состраданием даже к тем лицам, которые совершили какие-то преступления. Когда-то Руслан Хасбулатов, будучи в следственном изоляторе Лефортово, написал заявление: «Немедленно требую генерального прокурора». Мои помощники говорили: «За всю историю существования российской прокуратуры генеральный прокурор никогда не встречался с обвиняемым. Можете послать помощника». «Нарушу эту традицию, пойду сам», — сказал я. Если человек виновен, мы можем сочувствовать ему, переживать за него — мы же живые люди. Но юрист должен поступать только в соответствии с законом. Другого ничего нет. Меня нередко спрашивали о Михаиле Ходорковском: наверное, обсуждаете в семье, сочувствуете, не поверим, если будете это отрицать! Но это не имеет никакого значения! Если бы я рассматривал это дело в суде, поступил бы точно по закону».

А вот — история любви. Казанник не мыслил себе жизни без природы. До последнего — прогулки, рыбалка, грибы… 21-летний юноша в одиночку обошел Байкал пешком. Путешествие по тайге длилось два с половиной месяца. Шел налегке: с собой лишь рюкзак и палатка. Да и та часто оставалась в сложенном виде: юноша уж очень любил ночевать под звездами. В рюкзаке — соль, спички и мука, из которой прямо на раскаленных камнях пек себе лепешки.

Когда Казанник только переехал в Омск, то не мог запросто гулять по лесу и мучился бессонницей, которая довела его до полного нервного истощения. Тогда он начал по вечерам на электричке уезжать под Называевку, чтобы поспать там в стоге сена. Так и ездил до самых холодов.

Казанник всегда был охоч до жизни. Легкая жажда адреналина — это про него. В детстве регулярная потребность в опасности заставляла его сигать на лыжах с 200-метровой сопки за пять-шесть метров перед носом идущего поезда. В молодости бросил себе вызов — переплывал озера. Тренировался в Забайкалье: вплавь пересек Арей, Кенон, Николаевское… Дошло дело до Арахлея, самого крупного озера, от берега до берега — более пяти километров, к тому же очень холодного. Плывет и чувствует, что всю правую часть тела будто парализовало. До берега километр — а он ни рукой, ни ногой двинуть не может. Вокруг ни души. Как удалось добраться до берега — сам не понимал, но спустя лишь несколько дней он уже отправился покорять вплавь новый водоем.

Из совсем раннего детства: маленький Казанник, деревенский сорванец, нашел как-то огромную ржавую винтовку. Мальчишки сказали ему, что если опустить ее в воду и выстрелить, то та часть, что в воде, отвалится — и из винтовки получится обрез. Пацан действовал «по рецепту» — и прошиб себе ступню вместе с ботинком, навылет. Матери ничего не сказал, но не из страха: пожалел. Мать никогда не наказывала мальчика за проступки, а лишь молча плакала: война уже забрала у нее и мужа, и старших сыновей. Алеша думал, что поправится сам, перевязал ногу и ждал. Но выдержал лишь сутки: нога страшно распухла и невыносимо болела. Пошел во двор, взял топор, со всего маху ударил им по срубу и заорал что было сил — а прибежавшей матери сказал, что случайно порубил себе ногу.

«Прививку от лжи» получил тогда же, в детстве: половина жителей его родной деревни погибла от голода, а школьная учительница продолжала твердить, что мы живем лучше всех в мире. Он открыто обвинял взрослых во вранье, а в ответ слышал, что из безотцовщины может вырасти только бандит.

Став первокурсником юрфака Иркутского госуниверситета, Казанник публично раскритиковал доклад секретаря обкома о молодежной политике. Ректорат постановил: исключить наглеца! На свой страх и риск за него вступился декан факультета. Будущего юриста оставили в университете, но ректор вызвал его «на ковер» и спросил: «Ты что, умный сильно?». «Да, умный!» — без лишней скромности ответил Казанник. «Тогда и на занятия можешь не ходить! Даю свободное посещение, чтобы глаза не мозолил!» — вспыхнул ректор, а студент получил небывалую по тем временам привилегию и ходил на лекции только выдающихся преподавателей.

«Никогда не говорил сыновьям: «вы должны пойти на юридический факультет». Мишка окончил восьмилетку и сказал: «Папа, хочу быть сварщиком. Давно мечтаю». «Замечательная профессия, — согласился я. — Но ты должен стать профессионалом высочайшего класса». Он окончил профессиональное училище, год проработал сварщиком на заводе. Потом его забрали в армию. Два года отслужил в ракетных войсках. Вернувшись, неожиданно сказал: «Хочу поступить на юрфак». «Ты не поступишь, — предостерег я Михаила. — У тебя нет никаких знаний. Если так уж хочешь, иди на подготовительные курсы. Позанимайся год, потом пробуй». Михаил поступил и из него получился прекрасный специалист. Путь Дмитрия сразу лежал на юрфак: он учился на «отлично» в школе и вуз окончил с красным дипломом.

3

Всегда говорил им лишь одно: для юриста не существует компромиссов, только закон. Если вас толкают на компромиссы, лучше уйти в отставку. Советовал им начинать свою работу только в должности следователей. Аргумент простой — общение с самыми разными людьми: «Не думайте, что среди подозреваемых будут исключительно отбросы общества. Будут люди весьма образованные, эрудированные, умные. Вы научитесь с ними общаться. И когда пройдете эту стадию, вас могут пригласить в прокуратуру на «общий надзор». Так и сложилось».

«При советской власти читал правдивые лекции, и сегодня читаю правдивые. Для меня был и остается идеалом Анатолий Федорович Кони, выдающийся юрист, государственный деятель, судебный оратор, родившийся в 19 веке. Когда разбирали дело революционеров-народников, к нему подошел сенатор Борис Николаевич Хвостов: «Дело очень плохо. В верхах заинтересованы, чтобы мы наказали обвиняемых самым суровым образом. Но у меня есть сомнения, ведь против многих нет никаких улик. Что вы мне посоветуете?» Кони ответил: «Милостивый государь! Как вы можете обращаться ко мне за таким советом? Вы должны принять решение в соответствие с законом. Коли нет улик — так оправдать». И моя позиция всегда совпадает с позицией Кони».

«Звонят с «Эха Москвы»: «Прокомментируйте арест Гамбурга, побег Меренкова…» Не могу! Не знаю ни одного материала дела, а профессия наша такова, что надо вникать в суть. Даже если даешь комментарий».

«…Если брать всю систему в целом, за которой наблюдаю по публикациям в прессе, могу сказать: не везде и не всегда соблюдается принцип бескомпромиссности, на судей оказывается давление, зачастую представителями исполнительной власти. Самое страшное для любого государства — система двойных стандартов. Никогда у нас не сформируется правовое государство, если власть сама будет отступать от законов и нарушать их. Каждый чиновник, вне зависимости от занимаемой должности, обязан строжайше руководствоваться законом и самим образом жизни демонстрировать уважение к нему».

«— Делали когда-нибудь вам компрометирующие предложения?
— Нет. Ни взятки, ни бани. Ни чиновники, ни студенты. Никто и никогда».

…Через несколько лет после знакомства для одного из проектов я пригласила Казанника на берег Иртыша: поговорить о жизни, сделать фотографии «без галстука». Была поздняя осень, холод, уже лежал снег, но Алексей Иванович с легкостью согласился. На полянке сложил костер, со знанием дела развел огонь и поддерживал его всё то время, что мы беседовали. В компании с ним было уютно и надежно, и даже холод особо не ощущался. Тогда и появились в моем блокноте эти и другие его детские воспоминания, студенческие байки, рассказы о природе, о встречах с великими людьми — академиком Лихачевым и хирургом-офтальмологом Федоровым, о жене Людмиле Владимировне, замечательном враче, с которой жил душа в душу.

Последний раз, когда звонила ему, Казанник на вопрос о здоровье ответил, что сейчас, может, и хотел бы сказать неправду.
Но обманывать, как всегда, не стал.

Светлая память вам, Алексей Иванович.

*Здесь и ниже — выдержки из интервью Алексея Казанника Елене Ярмизиной для журнала «МС². Мужские слабости» (декабрь 2005 года) и для журнала «Бизнес-курс» (ноябрь 2014 года).


Яндекс.Директ ВОмске




Комментарии

Ваше мнение

07.06.2019

Вы верите, что «Мостовик» можно возродить?

Уже проголосовало 55 человек

28.05.2019

Мешает ли вам аудиореклама на улицах города?

Уже проголосовало 90 человек













Блог-пост

Юлия Купрейкина

— психолог

Юлианна Оржеховска

— астролог-консультант

Светлана Метелёва

— писатель

Другие новости


Яндекс.Директ ВОмске

Эксклюзив

Какую оценку вы бы получили на ЕГЭ по русскому языку?

«ВОмске» предлагает пройти тест.

705113 июня 2019

Ваш любимый омский прозаик?

«ВОмске» продолжает «писательский» опрос.

1670222 апреля 2019

Стиль жизни

Алиса в стране тигресс

Story

Алиса в стране тигресс

Для цирковой артистки в четвёртом поколении, дрессировщицы тигров Алисы Нестеровой манеж — это то место, где человек и дикое животное встречаются как коллеги.

63317 июня 2019
Анатолий Окулов: любовь с первого апельсина

Story

Анатолий Окулов: любовь с первого апельсина

Такого спортивно-креативного паяца вы ещё точно не видели. В его арсенале — батут, проволока, гитара, ударные, сальто, колесо и вообще чёрт знает что, от чего дети от трёх до сорока трёх валом валят на манеж, где самозабвенно пляшут, стучат в барабаны, кувыркаются и обливаются водой.

126310 июня 2019
Благородный рогоносец и дама его сердца

Story

Благородный рогоносец и дама его сердца

«Звезда» нового «Белого шоу», премьера которого состоится в Омском государственном цирке уже 1 июня, — дрессированный носорог Мафуньян. Его наставница, заслуженная артистка России Елена Федотова рассказала «ВОмске» о чуткости своего трехтонного любимца и о собственном характере, твердом как рог носорога.

131729 мая 2019
18-летняя модель из Омска попала в ТОП самых перспективных россиян моложе 30 лет

Шик

18-летняя модель из Омска попала в ТОП самых перспективных россиян моложе 30 лет

По версии журнала Forbes, сибирская манекенщица вошла в тридцатку самых-самых.

157621 мая 2019

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске




Наверх