Чужая исповедь

Это истории про то, как можно быть сильнее самого себя.

1184920 ноября 2019
Чужая исповедь

Я могла бы просто вырвать ваши сердца и сожрать.
Но вместо этого я выну ваши души.
Это исповеди. И не за шторкой. А на виду у всех. Обнажённая правда.
Кто-то посмеётся, кто-то бросит камень.

Этим женщинам очень хотелось бы спрятаться. От взглядов, от проблем. От неподъёмной ноши, которая по каким-то причинам свалилась именно на них.
Был выбор — всё бросить.
Были предложения отказаться.
Но чаще бросали их, от них отказывались.
Но они выстояли.

1

И словно в языках пламени смотрят теперь на нас и каждая говорит: «Я счастлива».
Но путь к счастью был таким непростым.
Все люди счастливы одинаково.
Но за что... За что люди несчастны?
Каждая задавала себе этот вопрос: за что? Почему именно они...
И они шли к ответу. К победе. К счастью. Не было времени бояться.
Время оставалось только на жизнь.

Я читаю рассказы женщин, которые воспитывают «особенных» детей.
Мне надо поставить оценку их судьбам.


Рассказывает Любовь: «Рождение Никиты... это и моё рождение. Малыш родился, переболев внутриутробно вирусом краснухи. В кабинете у врача я задала вопрос: как будет учиться мой ребенок? На что врач сказала: «Мамочка, вам бы для начала научиться сидеть.»

В выписке множество диагнозов, в голове море вопросов: Почему? Зачем? За что? Тогда я не понимала серьезность проблемы. Я тогда еще не понимала, через что нам придется пройти. И знаете... я только сейчас понимаю, что у меня даже мысли не было бросить свою кроху...несмотря на мои 22 года.

Нам с Никитой пришлось поселиться в общежитии при институте. Ночью я просыпалась от самого большого страха в моей жизни — это тараканы, километровые тараканы. Мы с Никитой умудрялись выживать на 3000 в месяц, но я хочу вам сказать, что это были самые интересные, счастливые годы моей жизни.

Признаюсь честно, я обходила детские площадки и выбирала места, где безлюдно. Мне было очень больно от того, что я не могу помочь сыну стать как все. Где-то внутренне я не принимала его как особенного ребенка. Очень тяжело было воспринимать информацию от окружающих людей, которые то и дело твердили, что с Никитой что-то не так, очередная проработка. Признаться себе в слабости, принять тот факт, что вы не как все. Плач ночами от безвыходности и бесконечные вопросы: ну, почему?

Со временем появился новый диагноз. Но не тот, который хотела бы я услышать...Опухоль мозга... Я подумала — это предел. Это конец. У моего ребенка опухоль... Я не верила своим ушам... А что дальше, а как дальше, а может быть, а может и не стать... Его просто может не стать и не быть, говорила я сама себе, опуская руки... Да-да, именно так и было... Это страшно... Это реально страшно! Для кого-то может быть будет жутко читать и слышать, но я посмотрела в глаза раку и поблагодарила его за свой столь смелый визит в нашу жизнь с Никитой. Я благодарила его за все те изменения, которые он принес в нашу жизнь... Он здесь с определенной миссией. Я буду следовать его указаниям, и он когда-то покинет наш мир с Никитой, как дымка.
Новый лист, новая судьба, новая боль.


Когда я это читаю, у меня сводит руки...

2

Другой рассказ

«Особенная история началась 3 года назад. Три года назад я спускалась с крыльца родильного дома с зефирно-розовым конвертом в руках , где сопела моя долгожданная малышка. Спускалась в состоянии абсолютного счастья, в предвкушении новой ступени в своей жизни. Где я любящая и любимая жена и наконец-то Мама... Новая жизнь, новая ответственность...

Мое счастье длилось ровно 15 дней . На 15 сутки жизни все перерубило страшное слово — менингоэнцефалит. Все это разделило жизнь на «до» и «после». Убеждение врачей в том, что Николь не переживёт острый период. Я была уверена, что она была дана мне не для того, чтобы её так скоро забрали. Слез в тот период было выплакано немало, но этот слезный поток был закончен при нашем воссоединении с моей малышкой.

Оно произошло в стенах больницы. Где произошло моё новое становление... становлении «особенной мамы». Мамы, которая умеет не спать сутками, чтобы избежать очередного затяжного приступа, которая умеет не плакать в тот момент, когда говорят, что шансов нет. Которая впитывает в себя знания, касаемые диагнозов ребёнка, лучше самого амбициозного студента медвуза. Есть ещё много показателей, отделяющих маму от «особенной» мамы. И многие мне ещё предстоит познать. Подтвержденный диагноз — абсолютная глухота.

Она не новая страница в моей книги жизни, она есть новая книга. Книга которую мы пишем совместно с ней. Я — своею любовью и неугасающей верой. Она — силой.

Я не знаю, каково это — быть мамой здорового ребёнка. Но я знаю и умею быть мамой особенного ребёнка. Сейчас моей Николь 3 года . И пусть она ещё не имеет опоры на ноги, но она имеет все шансы в будущем пойти. Пойти, несмотря на прогнозы врачей, что воспитывать придётся мне лежачее бревнышко. Однако она самостоятельно садится и сидит, жизнерадостно улыбается, обнимает меня. Самая любимая Николь. Она моё вдохновение».


Оксана.

Помню слова батюшки: «Смотри, какую любовь дал тебе бог, чтобы тебе называться и быть дитём божьим. Мир поэтому не всегда сможет принять твоё дитя, т.к. он не знает бога, не знает любви».

Всё было хорошо. Родила мальчика с весом 3450г, ростом 50см. Спустя 4 часа после родов, ко мне в палату пришли врачи и сказали, что у ребёнка синдром Дауна.

Как нож в сердце эти слова, у меня шок, слёзы. Я сразу поседела и похудела от этого известия. За 6 дней, пока лежала в роддоме, врачи ходили следом и говорили: «Отказывайтесь. Он у вас не проживёт и 3-х дней. У вашего ребёнка, помимо синдрома Дауна, ещё и порок сердца». До сих пор я, как мама, в возмущении, почему себя так ведут врачи? Ведь он у меня первый и долгожданный ребёнок. А где поздравление, что вы стали мамой, даже такого ребёнка? А у врачей сразу всё плохо. Он уже родился, вы не имеете право отнимать у него детство и маму.

3

После сообщения мужу и всем родным, мнения о будущем ребёнка разделились. Я же тогда не понимала, что вообще происходит. Куча вопросов. Почему у меня такой ребёнок? За что? Что скажут все окружающие? Что делать дальше? В сомнениях и вопросах прошли 2 недели. Документы на отказ от ребёнка были готовы. А в моей голове один лишь вопрос — что делать? Я на одних таблетках, поддержки не было. В больнице была лишь один педиатр, Людмила Ивановна, которая мне сказала слова, я их помню до сих пор: «Оксана, забирай Данила, поверь — материнская любовь его излечит».

Начались реалии жизни. Муж отвернулся, он не смог принять ребёнка, да и не хотел. Друзья отвернулись, родители упрекали, косые взгляды людей. Мне было очень плохо. Я устала от шушуканья за спиной, от непонимания родных. У меня было смятение в душе, даже не хотела жить. Не важно, какой диагноз у ваших детей, родители, никогда не предавайте своих детей. Любите их, будьте всегда рядом, умейте отодвинуть свои дела, праздники с друзьями. Ведь наши дети растут и меняются. Мой Данил научил меня жить одним днём, жить здесь и сейчас, не загадывать, что будет завтра или через год. Всё было — и больницы, и слёзы, предательство близких и непонимание общества.

Дорогое общество, научитесь быть добрыми. Если у вас здоровые дети, это не значит, что мой ребёнок не такой. Да, он «особенный», но он тоже ребёнок. И нам, родителям «особенных» детей, дан такой дар — любить не за что-то, а просто так. Любить наших детей за то, что они у нас есть, вот такие родные, разные. Вот так изменил меня мой ребёнок. И ничего в этом страшного нет, как думает наше общество.


Ирина.

Темный, глубокий коридор, где-то вдали проблески света, яркого света...сквозь него, словно через пелену, пробивается голос: «Ира...дыши... Ира просыпайся...Ираа!!» Ещё немного и свет становится невыносимо ярким и сильно бьет в глаза. В голове пронеслась единственная мысль: «Что со мной? Что случилось? Почему я сплю?»

Открыла глаза, взгляд упал на правое запястье, тут же, молниеносно вернулась память!! Память? Нет!! Реальность... Повернув голову в сторону двери, я засохшими губами, спросила: «Где мой сын? Что с ним?»

Антоша — «особенный мальчик». Малыш, с рождением которого всё изменилось вокруг, начиная с меня и заканчивая моими мыслями, мнением и взглядами на жизнь.

22 мая 2013 года в 14:05 жизнь разделилась ДО и ПОСЛЕ...

Ангелочек по имени Антоша в тяжелом состоянии, в асфиксии, в кувезе он был как «белый комочек», из-за трубок его не было видно, на ИВЛ находился 9 дней. А потом перинатальный центр, где в палате интенсивной терапии нам ничего хорошего не предрекали, во 2 отделении недоношенных просто уходили, отмалчивались, когда начинала разговор о состоянии ребенка. В течении первого года жизни Антоши мой девиз был: «День прошёл... и Слава Богу...» Моменты депрессии сменялись всплесками радости и уныния. Временами мне казалось, что ничего не изменить, вердикты врачей и диагнозы я пропускала мимо ушей... А иногда мне хотелось просто лечь и умереть!!!! Я думала, что это просто сон, что я просто сплю!! Сейчас я себя ущипну и проснусь... но нет ...к сожалению это была реальность!!! В этот трудный и тяжелый период я дала себе и сынишке обещание, что Мы всё переживем, пройдем через все преграды и достигнем поставленные цели!!! Часто возле кроватки, когда Антоша уже спал, я шептала: «Ты самый красивый, добрый, умный, ласковый сынок. Мама тебя очень любит!!!» И вопреки всем прогнозам и страхам мы боролись.

К сожалению, Антошу я воспитываю одна, папа от нас ушёл, не выдержав трудностей.

4

Я, может быть, впервые за 6 лет чувствую себя более счастливой, нужной и свободной. Благодарю Вселенную за то, что со мной произошло, как в корне изменил всё, войдя в мою жизнь, маленький Ангелочек по имени Антоша, потому что именно сейчас я живу!!!!

Если у меня спросят: «Что вы будете делать через пять, десять лет?» Я твёрдо отвечу:  «Жить!!! Жить нужно здесь и сейчас, каждую минуту, секунду, ловить счастливые и замечательные моменты Настоящего!!!! И обязательно крепко держась за руки».


Ольга.

«Дочка родилась в срок. И ничего не предвещало беды. Но ей уже было больше годика, а она одна так и не начала ходить. Меня успокаивали, Нам было два года, когда поехали на обследование в ОДКБ. И там нам выставили наш диагноз — спинальная мышечная атрофия. Это, конечно, было как снег на голову. О подробностях заболевания мы не знали ничего, только то, что врач сказал.

Для нашей семьи встала двойная задача — не просто растить своих детей, но и сделать так, что бы ребёнок со смертельным диагнозом себя чувствовал комфортно и не чувствовала себя не таким ребёнком, как все остальные.

В НИИ им. Елизарова был собран консилиум о возможности оперативного лечения. И когда к нам пришёл заведующий отделением, он сразу спросил — может, вы девочку в палату укатите? Я сказала Дмитрию Михайловичу: «Нет, вы говорите при ребёнке — она уже взрослая и знает всё о своём заболевании». Когда он говорил, я гладила дочку по руке. Он окончательно сказал — оперировать не будут. Она вздохнула с облегчением, так как у неё был страх перед операцией. Но и расстроилась, так как она думала, что всё-таки сделают коррекцию. Я её обнимала и успокаивала — всё, что ни делается, то к лучшему, и мы с ней. О нашем диагнозе мы знаем всё, знаем, что нас ожидает. Но мы не сдаёмся и будем идти до конца.


«Эта особая история началась 3 года назад. Такой же осенью, что и сейчас, только тогда осень была по особенному пугающей!

Кирилл родился с патологией спинного мозга. Ему в впервые часы жизни была сделана операция вдали от меня. Судьба разъединила нас мгновенно, не дав и минуты на объятия и прикосновения.

Я закрылась в себе со «своим горем», не видела ничего вокруг. Начала уделять время психологии, анализу своего поведения. Мой муж поддерживал меня. Все это помогло мне справиться и выйти на другой уровень!

Мой сын Кирилл встал на ноги и пошёл. Я помню, как в Меге он отпустил мою руку и затопал вперёд! Я плакала от счастья. Наши глаза с мужем встретились, и в ту секунду только мы понимали всю грандиозную радость происходящего!

Спасибо сыну. Сейчас я понимаю, что я выросла благодаря ему».


Другая исповедь...

«Срочно в операционную», помню большую лампу перед глазами и дурацкий вопрос «Зачем вы кушали, надо же наркоз делать». Можно подумать, я к вам сегодня собиралась...

Дальше чернота, пустота, разделившая жизнь на до и после.

Очнулась от того, что мое тело перекладывают с каталки на кровать, глаза открыть не могу. «Что с ребенком?», - шепчу что есть силы. Молодой мужской голос отвечает: «Бирка на руке есть, значит живой». Читает: «Мальчик, 1600г, 43 см.»

Проснулась в палате, где много коек, на них лежат женщины. Ко всем приходят и рассказывают, что с ребенком, а ко мне нет. Жду, никто не идет.

Она идет в реанимацию к своему сыну, а я кое-как, по стеночке, могу добраться только до столовой. Потеря двух литров крови сильно сказалась на моем общем состоянии.

Только на третий день при поддержке соседки по палате смогла спустится в реанимацию. Доктор рассказывает ей о состоянии ребенка. Затем спрашивает мою фамилию. Опускает глаза и говорит: «Вы особо не надейтесь, пойдемте, познакомитесь с сыном». В комнате темно, стоит несколько кувезов. Для меня откидывают одеялко на одном из них. Там лежит малышок, размером с ладошку, в памперсе больше, чем он сам. С этого дня начались наши каждодневные свидания с Владом и страшные разговоры с врачами. Каждый день — новый диагноз.

В августе 2018 судьба решила еще дать под дых, у Влада перестал работать шунт и произошла остановка дыхания. Домой вернулся совершенно другой ребенок, ни на что не реагирующий, не откликающийся на имя, не фиксирующий взгляд, не улыбающийся, не смеющийся, кушающий через зонд. Потеряны все двигательные и коммуникативные навыки. В течение года мы восстанавливаемся дома сами.

Училась жить и учу других. За полгода 36 семей узнали, как общаться с неговорящим ребенком, начали открывать внутренний мир детей, осознавать их желания и возможности.

Мой сын изменил не только меня, но и жизнь других семей, где растут особенные дети.


Ольга.

«Господи помоги». Акушер начинает мне давить на живот, только чтобы вытащить сына. И вот он появляется перед моими глазами — без признаков жизни вообще, не дышит, не шевелится, — и вдруг случается приступ. Шансов становится все меньше и меньше… Вдруг входит доктор из реанимации и без слов просто кутает Матвея в пеленку и забирает его.

Наутро приходят с документами на отказ от ребенка. Меня привели к нему в реанимацию. Весь в трубках.

Началось самое страшное, врачи, иглы, анализы. Слышишь только одно: он будет овощем!

Жизнь на этом не заканчивается, она такая же насыщенная, просто ты маленько по-другому всё ценишь.


Это сильно сокращённые рассказы.
Мне такое тяжело. Я слишком чувствую.

Я выставляла призовые баллы. Хоть и не понимала, как здесь можно судить.

Это истории про то, как можно быть сильнее самого себя.
И радоваться.
И жить.

Быть благодарным за то, что ты способен на главное чудо — любить.
За то, что ты и есть это чудо.


Планета друзей Омск

29 ноября в 16 в Региональном центре по связям с общественностью на 4 этаже в конференц-зале состоится презентация книги и награждение участниц конкурса «Моя особая история. Растим вместе».

Книга издана на основе эссе родителей, воспитывающих особых детей. Эссе
принимались в виде конкурсных работ. Инициатором «литературного» конкурса стала
общественная организация «Планета друзей».

Книга будет передана в родовспомогательные учреждения, учреждения системы
образования и социальной защиты.

Оригинал в Фейсбуке автора.

Автор:Нателла Кисилевская

Фото:из блога автора

Теги:детиэссе


Яндекс.Директ ВОмске




Комментарии

Ваше мнение

07.11.2019

Кто из городских чиновников самый эффективный?

Уже проголосовало 82 человека

05.11.2019

Кто из чиновников омского правительства самый эффективный?

Уже проголосовало 192 человека













Другие новости


Яндекс.Директ ВОмске

Эксклюзив

Были о Сицилии

И какой же русский не любит, чтобы под ногами плескалось море, а над головой сияло солнце?! И всё это в ноябре…

374109 декабря 2019

Александр Капралов. Когда б вы знали, из каких железок…

…рождаются его короли, ослы, шуты, ангелы и птицы?!

109327 ноября 2019

Мацуев, Плетнев или Варгафтик? ТЕСТ: какой концерт «Белой симфонии» вам понравится?

Какая музыка вас формирует? Узнаем и идем! Шесть концертных эпизодов, два оркестра, пятнадцать звезд: с 23 ноября по 18 декабря Омская филармония приглашает на легендарный фестиваль «Белая симфония».

2684119 ноября 2019

Стиль жизни

Тигран Акопян: «Шесть лет назад в Успенском соборе стал крестным отцом»

Story

Тигран Акопян: «Шесть лет назад в Успенском соборе стал крестным отцом»

Откровенно о себе и животных: дрессировщик Тигран Акопян о воспитании экзотов, буднях лапундера-пенсионера, «пряничном доме» для бегемота и верблюдов, а также тесных связях с Омском.

36012 декабря 2019
Семь открытий, которые ждут вас в «Двух поэтах»

Еда

Семь открытий, которые ждут вас в «Двух поэтах»

Умные технологии, домашние котлетки, стихи и трюфели: тестируем новое заведение – гастро-буфет на пересечении улиц Маяковского и Пушкина.

1013405 декабря 2019
Карты, деньги, два ума – и пять десятков ангелов

Story

Карты, деньги, два ума – и пять десятков ангелов

О значимом через ассоциации: наша соотечественница с Кипра Ольга Ножнина дает новую жизнь искусству, провоцирует чувствовать и говорить, получает удовольствие и прибыль – и умещает все это в компактный формат карточных колод.

146119 ноября 2019
Почему мы больше не увидим в цирке белых медведей

Story

Почему мы больше не увидим в цирке белых медведей

Дрессировщик хищников Юрий Хохлов объясняет, отчего это плохо для всех, в том числе, и для самих медведей.

214016 ноября 2019

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске




Наверх