12 января 1991 года

По дороге рассказали о произошедшем: о штурме сотрудниками «Альфы» телецентра, о взятии телебашни, о значительных жертвах среди мирного населения...

211716 января 2020
12 января 1991 года

12 января 1991 года. Наша Межрегиональная группа народных депутатов СССР узнает об обострении ситуации в Вильнюсе, о применении войск против граждан Литвы. Мы тут же проводим небольшое совещание, на котором было немногим более 20 человек. Ввиду неясности обстановки из-за недостоверности официальной информации быстро принимаем решение немедленно вылететь в Вильнюс и разобраться на месте. Самолет летел в ночь. Разошлись. К рейсу пришло нас только трое: я, Степан Сулакшин (Томск) и Олег Бородин (Якутск).

Прилетели ночью. Нас встретили депутаты литовского парламента и сразу повезли на место событий. По дороге рассказали о произошедшем: о штурме сотрудниками «Альфы» телецентра, о взятии телебашни, о значительных жертвах среди мирного населения.

1

Первым делом мы приехали к телецентру, обошли его по периметру. В снегу были россыпи гильз от Калашникова. Один раз я просто ступил в кучу таких гильз — так много их там было. Именно здесь только что, при неясных обстоятельствах, был убит лейтенант «Альфы» Шатских.

Потом мы поехали к телебашне. Вокруг нее, несмотря на ночь, было много возбужденных людей. Узнав о прибытии народных депутатов СССР, они подбежали к нам. Почти единственное, о чем они просили, это — узнать о судьбе их пропавших родственников. Они утверждали, что внутри телевышки много убитых десантниками ее защитников. Но туда никого не пускали. К нам подошел и прокурор Литвы (уже не советский) и тоже сказал нам, что он не может попасть внутрь, чтобы установить число погибших. Мы подошли к дверям и стали стучаться. Нам ответили, мы представились и попросили старшего. Офицер посмотрел наши удостоверения и разрешил войти. Зашел и прокурор. Учитывая просьбы родителей, мы первым делом договорились с командиром десантников о том, что надо выдать родственникам тела погибших, если таковые есть. Офицер категорически заверял нас, что в здании телевышки нет ни одного трупа. Ее защитники, якобы, вооруженные в основном охотничьими ружьями, покинули здание, выпрыгнув во время штурма из окон 1-го и 2-го этажа. Прокурор и мы настаивали на проверке. Десантники согласились показать нам все до одной комнаты телебашни. И началось! Как я выдержал тот марафон, я не помню. Поврежденные лифты не работали. И мы поднялись по всем этажам, осматривая абсолютно все помещения. Все или почти все двери были выбиты ногами десантников и разломаны. В комнатах тоже были следы настоящего бесцельного погрома: переломаны стулья, другая мебель. Однако трупов мы не находили. В помещениях в разных позах отдыхали десантники. Мы заговаривали и с сержантами и с рядовыми, офицеры этому не препятствовали. Никто убитых не видел. Вид у солдатиков был явно не воинственным и победоносным. Они выглядели испуганными и растерянными. Ни одной улыбки или смешка, все были мрачными. С тревогой и ожиданием смотрели на нас. Они видели толпы разгневанных возмущенных людей вокруг телевышки и чувствовали себя осажденными.

Мы поднялись на последний верхний этаж из последних сил на деревянных ногах. Тут мы откровенно поговорили с капитаном. Конечно, он, как и все военные в подобных случаях, говорил, что он выполнял приказ, и у него не было выбора. Однако, разговорившись, он признался, что он сам весьма смущен тем, в чем пришлось ему принять участие. Говорил, что всю взрослую жизнь думал, что участь военного — это борьба с внешним врагом, и совсем не был готов воевать с мирным населением. Давал честное слово, что ни одного человека его солдаты не убили. Затем, уже полушутя, сказал, что мы все проверили, а может трупы спрятаны на самой крыше. Я вызвался посмотреть. Мы с ним вдвоем (остальные уже не могли двигаться) открыли люк и выползли на самую верхнюю часть башни, покатую крышу. Там было очень холодно и ветрено. Ничего там я не нашел. С этой верхотуры был виден ночной не спящий Вильнюс.

Потом мы были в здании, где засел также осажденный гражданами Рижский ОМОН, уговорили их не обострять ситуацию и не открывать огонь. Затем поехали в парламент. Там все было готово к штурму: окна заложены мешками с песком, в коридорах сидели парни с ружьями (в России все это будет немного позже — в августе).

Переговорили с председателем Верховного совета Литвы Ландсбергисом, но коротко.

Потом нас окружили иностранные корреспонденты, и мы прошли в зал, где состоялась наша импровизированная пресс-конференция. Помню, что я и Степан пафосно заявили, что готовы стать живым щитом парламента Литвы. Мол, пока в этом здании будут находиться депутаты СССР, «Альфа» не пойдет на штурм или обстрел здания. Потом прилетели депутаты РСФСР во главе с Бурбулисом. Штурм явно отменялся.

В общем — там еще много чего интересного произошло в эти дни и ночи.Участвовали мы и в церемонии прощания с погибшими. Я выразил соболезнования премьеру Казимире Прунскене, с которой мы были знакомы по депутатству. Она только что ушла в отставку на волне всех этих событий.

По итогам поездки я написал статью в «Российскую газету», она была напечатана на первой странице как передовица, но у меня этого номера почему-то не сохранилось.

2

Оригинал в Фейсбуке автора

Автор:Александр Минжуренко

Фото:из личного архива автора

Теги:историяэссе


Яндекс.Директ ВОмске




Ваше мнение

22.07.2020

Где вы отдыхаете этим летом?

Уже проголосовало 129 человек

18.06.2020

Как вы относитесь к идее сократить новогодние каникулы-2021 из-за эпидемии коронавируса?

Уже проголосовало 693 человека















Другие новости


Яндекс.Директ ВОмске

Эксклюзив

Ксения Попова, Берлин: «Обязательно нужно иметь финансовую подушку»

«Вторая волна» рубрики «Хроники коронавируса» рассказывает читателям сайта «ВОмске»о том, как изменилась жизнь людей, оказавшихся во время пандемии в разных уголках Земли. Омичка Ксения Попова поделилась впечатлением о ситуации в Берлине, где она сегодня живет со своей семьей.

29204 августа 2020

Дмитрий Шпакин, Калифорния: «Наш штат занимает первое место по росту инфицированных COVID-19»

«Вторая волна» рубрики «Хроники коронавируса» знакомит читателей с тем, как изменилась повседневность людей, живущих в разных странах мира в период пандемии. Бывший омич Дмитрий Шпакин рассказывает о начавшейся второй волне эпидемии и о том, что для человека готового действовать в любых обстоятельствах, ограничения могут встать на один уровень с возможностями.

133629 июля 2020

Дмитрий Лутаев, Жирона: «Испанское правительство щедро раздаёт только обещания»

«Вторая волна» рубрики «Хроники коронавируса» знакомит читателей с тем, как изменилась повседневность людей, живущих в разных странах мира в период пандемии. Дмитрий Лутаев вслед за изменившимся жизненным укладом, решил поменять и страну проживания.

113728 июля 2020

Ксения Бондарчук, США-Южная Корея: «Пока не приехала сюда, я и не знала, что во время пандемии есть нормальная жизнь»

«ВОмске» продолжает публикацию материалов «второй волны» рубрики «Хроники коронавируса». Своими наблюдениями жизни в пандемию сразу в двух очень разных странах делится бывшая омичка Ксения Бондарчук.

164027 июля 2020

Жанна Беспалова, Хайфа: «Вторая волна «короны» захлестнула Израиль с головой»

Во «второй волне» рубрики «Хроники коронавируса» — бывшая омичка Жанна Ившина (Беспалова) о том, о чем, как она надеялась, писать не придется.

144425 июля 2020

Стиль жизни

Елена Агафонова: «За время карантина бегемоты набрали вес, а носорог отрастил хвост»

Story

Елена Агафонова: «За время карантина бегемоты набрали вес, а носорог отрастил хвост»

Десять лет на посту: директор Омского цирка рассказала, как отметить профессиональный юбилей, когда главный «виновник торжества» закрыт, как животные проводят время, пока не могут радовать публику, и о плюсах вынужденных каникул.

404312 июля 2020
«Я не дрессирую собак — я дрессирую людей»

Кредо

«Я не дрессирую собак — я дрессирую людей»

Первая и последняя. Рассказ об удивительной женщине, её собаках и её людях.

51691703 июля 2020
А вы умеете заниматься сексом?

Секс

А вы умеете заниматься сексом?

Сложно представить, как кто-то признается – «нет, не умею». Вроде все просто – но можно ли перейти из «ПТУ» в «вуз», спросили как-то сексолога Сергея Тимофеева.

489323 июня 2020
Как омский Гагарин сражался за жизнь в космосе инфекционки

Здоровье

Как омский Гагарин сражался за жизнь в космосе инфекционки

Пневмония, три недели в коме, ИВЛ, инопланетные жуки и минус 20 килограммов: история первого омского тяжелого пациента с коронавирусом, которого выписали из больницы.

10837106 мая 2020

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске




Наверх