Почему Верона зарабатывает на Шекспире, а Омск на Достоевском нет?!

Эта алчная, не достойная филолога мысль пронзила меня аккурат под балконом Джульетты, во дворике особняка на виа Капелло, где якобы случилась главная любовная драма планеты…

3006824 февраля 2017
Почему Верона зарабатывает на Шекспире, а Омск на Достоевском нет?!

Я непочтительно стояла спиной к статуе возлюбленной Ромео, сверкавшей на солнце отполированной грудью. Справа от меня, подобно вратам ада, зиял вход с коммерческим предложением за 5 евро пройтись по дому XIV века, принадлежавшему роду Капелло (вроде как прообразу семейству Капулетти). Слева – в лавках, процветающих благодаря гению Шекспира, отчаянно предавались покупательскому разврату туристы в возрасте от двух до ста. Прямо на меня из арки, оклеенной мириадами разноцветных бумажек с любовной белибердой, напирала людская лавина. Туристы, они ведь, как пчелы, летят на сладкое, – на ширпотреб и красивую сказку. Ромео и Джульетта умерли, но дело их живет и приносит стабильный доход в казну муниципалитета.

Некстати вспомнилось убогонькое здание Омского литературного музея имени Достоевского, подобно сиротливому карлику, торчащему на фоне элитных многоэтажек. С выражением на лице «за державу обидно» я стояла в Мекке романтиков среди восторженных счастливцев, спешащих сделать пошлое селфи, потереть правую бронзовую грудь Джульетты на удачу и накупить сувенирного барахла. И вместо того, чтобы слиться в едином порыве с возбужденной толпой и активно делиться счастьем, с ехидством иезуита, с циничностью отъявленного мизантропа рассуждала о сомнительной литературной славе места. Вот ведь и сюжет для своей трагедии Шекспир позаимствовал из поэмы Артура Брука, который пересказал итальянца Маттео Банделло, а тот, в свою очередь, прочитал печальную историю у венецианца Луиджи да Порто. Можно сказать из третьих рук. А «Записки из Мертвого дома» и весь эпилог «Преступления и наказания» написаны на самом что ни на есть омском материале.

1

Популярные туристические объекты Вероны дом Джульетты и ее усыпальница исторически не имеют ничего общего с героями пьесы. Но! Приехать в Верону и не попасть под балкон Джульетты никак не получится. Идешь прогуляться и везде натыкаешься на указатели «Casa di Giulietta». Аккуратно поворачиваешь в противоположную сторону и упираешься взглядом в «Tomba (гробница) di Giulietta».

В стародавние времена, когда не все люди были уверены, что земля круглая, какому-то прохиндею пришла гениальная идея назвать безымянный мраморный саркофаг последним пристанищем Джульетты. И ведь поверили. Уж святые отцы и с официальным опровержением выступали, и – страшно сказать! – крупный рогатый скот из каменной ёмкости поили, – влюбленные безумцы Средневековья уверовали в Джульетту, как нынешние подростки в хоббитов. Саркофаг таскали по Вероне с места на место, пока кто-то не тормознул его в церковной крипте, весьма отдаленно напоминающей склеп, описанный Шекспиром. Ныне эта достопримечательность, находясь под одной крышей с Музеем современного искусства, тоже работает на бюджет города. И лишь 12 дней в году (каждую первую субботу месяца) позволяет осмотреть себя безвозмездно.

Почему в Верону никак «не зарастет народная тропа» из интуристов, а в Омске их массовые скопления можно наблюдать разве что во время марафонов? Отчего весь мир стоит под балконом Джульетты, а у Тобольских ворот он стоять не желает? Вопрос, кто более матери-истории ценен, в данном случае не уместен. И Шекспир, и Достоевский – гении. Хотя есть мнение, что Шекспира вообще не существовало, а был некий «коллективный проект». Но Федор Михайлович-то точно был. И на «тихом бреге Иртыша», где нынче Центральный пляж, глину месил, и в госпитале на Скорбященской лежал, и в Воскресенском соборе великопостную службу стоял.

Верона – древний славный город. И Омск – тот еще «пуп земли»: в прошлом году вон какой юбилей отгрохали, не жук лапкой потрогал! Смею предположить, что низкая посещаемость туристами Омска как-то связана с темной каторжной аурой города. На карте Создателя Омск помечен красным флажком. То ли карма у него тяжелая, то ли Бухгольц не по фэн-шую крепость заложил, то ли бабка сглазила: метро закопали, ОДН посчитать не можем, проект гидроузла противоречит законам физики, в Федоровке вместо самолетов стритрейсеры тусуются, депутатам на «золотые парашюты» не хватает, снег со всей Сибири летит и укладывается именно на наши дороги, а еще - «черные газелисты», паводки, асфальт, тающий вместе со снегом, будь они не ладны! Как любовно называют омичи свою малую родину, ж…а мира, а не город.

Вот и Достоевский не любил Омск. Энергетика у бывшего острога не самая положительная. Какие еще чувства, кроме отчаяния заживо похороненного, может вызывать место, где ты четыре года бритый, с желтым тузом на спине и в кандалах, дробил алебастр? А разве можно забыть животный ужас при виде каторжного сброда - «они бы нас съели, если б им дали»?! Но ведь была же маленькая девочка, встретившаяся арестанту Достоевскому в первый рабочий день и протянувшая ему копеечку. Была же ПЕРЕЗАГРУЗКА, давшая миру гения. Мне кажется, если бы эта история случилась в Вероне, предприимчивые итальянцы давно бы наштамповали брелоков в виде мини-кандалов, презентовали парфюм с терпкими нотками иртышского бриза «Fyodor Dostoyevsky» и напечатали подарочные «Записки из Мертвого дома» такого, знаете, цвета осеннего омского неба, в котором кричит ворона.

А теперь немного арифметики. Английский драматург гениально интерпретировал историческую легенду в 1595 году. Итальянцы не сразу придумали фокус с гробницей, про балкон, миндальные пирожные со сладкими названиями «Вздохи Ромео» и «Поцелуи Джульетты», приносящие в казну города десятки тысяч евро. С тех пор, почитай, четыре столетия минуло. А в Омском остроге звон кандалов будущего гения русской словесности последний раз слышали каких-то сто с лишним лет назад. «Записки из Мертвого дома» вышли в 1862-м, «Преступление и наказание» - в 1866-м. Рано нам еще пожинать плоды да подставлять карман. Вот лет, эдак, через триста…

Давайте присядем и тихо помечтаем, как толпы наших туристов вперемешку с иностранными будут ломиться в дом коменданта де Граве (он же музей имени Достоевского), тайком отковыривать куски штукатурки от Тобольских ворот и прятать их в бездонных карманах, мешая со священной иртышской глиной, и даже к новоделу – Воскресенскому собору – выстроится длинная-предлинная очередь…

Жаль только, что мы с вами этого не увидим.


Яндекс.Директ ВОмске




Комментарии

Ваше мнение

22.07.2020

Где вы отдыхаете этим летом?

Уже проголосовало 137 человек

18.06.2020

Как вы относитесь к идее сократить новогодние каникулы-2021 из-за эпидемии коронавируса?

Уже проголосовало 707 человек

В 1996 окончила филфак ОмГУ, четыре года преподавала русский язык и литературу в гимназии, с 1998-го по 2008 писала для омских СМИ.















Блог-пост

Елена Исаева

— Предприниматель

Иван Денисенко

— поэт

Другие новости


Яндекс.Директ ВОмске

Эксклюзив

Эрика Шрейнер, Чикаго: «Введению в США действенных мер против коронавируса помешало противоборство между республиканской и демократической партиями»

«Вторая волна» рубрики «Хроники коронавируса» рассказывает читателям сайта «ВОмске» о том, как изменилась жизнь людей, оказавшихся во время пандемии в разных уголках Земли. Эрика Шрейнер поделилась впечатлением о ситуации в Чикаго.

45506 августа 2020

Ксения Попова, Берлин: «Обязательно нужно иметь финансовую подушку»

«Вторая волна» рубрики «Хроники коронавируса» рассказывает читателям сайта «ВОмске»о том, как изменилась жизнь людей, оказавшихся во время пандемии в разных уголках Земли. Омичка Ксения Попова поделилась впечатлением о ситуации в Берлине, где она сегодня живет со своей семьей.

39804 августа 2020

Дмитрий Шпакин, Калифорния: «Наш штат занимает первое место по росту инфицированных COVID-19»

«Вторая волна» рубрики «Хроники коронавируса» знакомит читателей с тем, как изменилась повседневность людей, живущих в разных странах мира в период пандемии. Бывший омич Дмитрий Шпакин рассказывает о начавшейся второй волне эпидемии и о том, что для человека готового действовать в любых обстоятельствах, ограничения могут встать на один уровень с возможностями.

144129 июля 2020

Дмитрий Лутаев, Жирона: «Испанское правительство щедро раздаёт только обещания»

«Вторая волна» рубрики «Хроники коронавируса» знакомит читателей с тем, как изменилась повседневность людей, живущих в разных странах мира в период пандемии. Дмитрий Лутаев вслед за изменившимся жизненным укладом, решил поменять и страну проживания.

124128 июля 2020

Ксения Бондарчук, США-Южная Корея: «Пока не приехала сюда, я и не знала, что во время пандемии есть нормальная жизнь»

«ВОмске» продолжает публикацию материалов «второй волны» рубрики «Хроники коронавируса». Своими наблюдениями жизни в пандемию сразу в двух очень разных странах делится бывшая омичка Ксения Бондарчук.

179027 июля 2020

Стиль жизни

Елена Агафонова: «За время карантина бегемоты набрали вес, а носорог отрастил хвост»

Story

Елена Агафонова: «За время карантина бегемоты набрали вес, а носорог отрастил хвост»

Десять лет на посту: директор Омского цирка рассказала, как отметить профессиональный юбилей, когда главный «виновник торжества» закрыт, как животные проводят время, пока не могут радовать публику, и о плюсах вынужденных каникул.

412912 июля 2020
«Я не дрессирую собак — я дрессирую людей»

Кредо

«Я не дрессирую собак — я дрессирую людей»

Первая и последняя. Рассказ об удивительной женщине, её собаках и её людях.

52681703 июля 2020
А вы умеете заниматься сексом?

Секс

А вы умеете заниматься сексом?

Сложно представить, как кто-то признается – «нет, не умею». Вроде все просто – но можно ли перейти из «ПТУ» в «вуз», спросили как-то сексолога Сергея Тимофеева.

501623 июня 2020
Как омский Гагарин сражался за жизнь в космосе инфекционки

Здоровье

Как омский Гагарин сражался за жизнь в космосе инфекционки

Пневмония, три недели в коме, ИВЛ, инопланетные жуки и минус 20 килограммов: история первого омского тяжелого пациента с коронавирусом, которого выписали из больницы.

10951106 мая 2020

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске




Наверх