Рэй, дружище, спасибо тебе!

В этом году исполнилось 100 лет со дня рождения Рэя Брэдбери.

85409 сентября 2020
Рэй, дружище, спасибо тебе!

Оказывается, классик мировой фантастики умер всего 8 лет назад. «Оказывается» — потому, что я совсем не интересовался биографией писателя, когда зачитывался его марсианскими хрониками и антиутопией с этого фото. Неудивительно, ведь на книги Рэя я «подсел» где-то между 8 и 9 годами.

Я помню эту книжку Брэдбери, как будто держал ее в своих руках вчера. Помню этот характерный шрифт. Только обложка книжки была серой. И совсем не помню, чтобы на ней был рисунок. Возможно, это было другое издание, но порывшись в интернете, я не нашел никаких других обложек с таким шрифтом. Удивительно сейчас осознавать, но в СССР романы Рэя выпускало издательство «Детская литература». Тем более удивительно, что оно выпускало «451 градус по Фаренгейту» и распространяло его по всем детским библиотекам страны. Не думаю, что советские цензоры не читали роман и не знали, о чем он. Поскольку, как пишут, его перевели еще в середине 1950-х, и было много полярных критических статей о нем в совковой прессе — как обличительной хулы, так и восторгов. Второе, видимо, было от лица антигитлеровской пропаганды, так как формально роман писался на примере довоенной фашистской Германии. Хотя первые, огульные критики (для миллениалов: «хейтеры»), наверняка, понимали, что нацелен роман был на ту же цель, что и знаменитая оруэловская антиутопия — недаром, в США в годы его создания процветали тренды жесткого антикоммунизма и ура-патриотизма, прозванные «маккартизмом».

1

Мне было 8 лет, летом должно было исполниться 9. К тому моменту я перечитал большую часть домашней родительской библиотеки, и искал новый источник «интеллектуального пропитания». Да, я был книгоман от слова «наркоман» — ибо «подсел» на чтение лет с 5 и по тяжелой: на протяжении всего детства и юности я читал по 8-10 книг одновременно. И, в отличие от самого Брэдбери, делал это не 3 дня в неделю, а 7. Включая ночи — классический вариант: фонарик, книжка и одеяло. :)

В тот год я нашел большущую — по меркам ребенка — библиотеку в Городском дворце пионеров. Там были тысячи книг самой разной тематики. А главное — все ориентированные на детей и подростков. «451 градус по Фаренгейту», стало быть, тоже. За 3 с небольшим года я «пометил» (в выдаваемых книжках тогда были вкладыши с фамилиями тех, кто их брал почитать) едва ли не каждую книжку в этой библиотеке, включая узкоспециализированные книжечки типа «Морские узлы», «Азбука флота» или «Каталог огнестрельного оружия», сплошь состоящий из таблиц с техническими характеристиками. Так что вскоре родителям пришлось искать мне библиотеку побольше: сначала это была Областная детско-юношеская, а вскоре, прямо к моему пубертату открылась красавица Пушкинка — крупнейшая (если не в Сибири — то в Омске) «всевозрастная» библиотека-гигант с фондом более миллиона книг и документов (сегодня — 3,6 млн).

Так вот, самое милое и теплое воспоминание о библиотеках — это, конечно, воспоминание о моей первой и любимой библиотеке Дворца пионеров, открывшей мне двери во множество новых миров, включая мир фантастики. К тому моменту из жанра я читал только «Гиперболоид инженера Гарина» и «Войну миров». Обе были слегка тяжеловаты для ребенка, так что я их не особо запомнил, хотя и был впечатлен разыгравшейся фантазией авторов. Но по-настоящему сайнс фикшн открылась для меня благодаря романам Брэдбери. А точнее — этой вот книжечки в сером переплете с непонятным, но интригующим названием.

Поскольку в юные годы я живо интересовался наукой, а «физику» младошкольникам еще не преподавали, то Рэй стал, по-видимому, моим первым учителем физики. От него я с каким-то первобытным восторгом узнал, что существуют другие температурные шкалы, что у различных материалов — различные температуры кипения/плавления и т.д. Ужасы тоталитарной системы меня, насколько я помню, не особо зацепили — я еще не разбирался в политических вопросах и, будучи в нежном возрасте, совсем еще (кажется) не понимал, в какое время мы живем, в какой стране и в каком режиме. Будущее было безоблачным, романтическим приключением и до политической рефлексии было еще далеко. Да, описанная ситуация возмутила меня до глубин души: как можно жечь книги?! Но, конечно, я и не подозревал существование цензуры в моей собственной стране.

Удивительный факт о самом Брэдбери, который я ранее не знал: семейная легенда гласит, что его прапрапрабабка была одной из знаменитых «салемских ведьм», погибших от рук американской «инквизиции» (кстати, есть хороший сериал «Салем» про это дело — уж прости, Рэй, за такую отсылку). Пишут, что писатель верил в эту легенду, причем некоторые «биографы» утверждают, что верил он не в повешение этой «ведьмы» (как было исторически), а — в сжигание на костре (на этот счет тоже есть хороший сериал, но не будем об этом...). Это, полумифическое, родство с волшебством роднит Рэя с отцом еще одного фантастически прекрасного мира — Джимом Моррисоном, с детства считавшим, что в него переселился дух умирающего индейского шамана (Оливер Стоун классно это показал однажды в своем киношедевре). И не только с ним, конечно. Архетип очень характерен.

Возможно, именно эта семейная легенда — вкупе с его страстью к «потоковому» чтению — так вдохновила его на мрачный роман про сжигание книг (хотя в многомудрой Википедии пишут, что Брэдбери был «частично вдохновлён сожжением книг в нацистской Германии» — прекрасный оборот, однако!). Еще один факт из биографии уже самого романа — оказывается, с момента его первого издания и до 1980-х в самой Америке книжка выходила ... отредактированная местной «цензурой»! Все дело в том, что она и там попала в школьную программу, а потому книжные редакторы решили ее очень сильно «облагородить». Издавались две версии — детская, самая распространенная, и «взрослая». Сам Рэй узнал об этом только спустя почти 30 лет! Учитывая, что вот эта книжечка на фото издана «Детской литературой» в 1983-м (и, наверняка, не первое издание), оно — точно является подцензурным вариантом романа.

Вот так, спустя 30 с лишним лет узнаешь, что ты читал книжку о книжной цензуре в ее отцензуированном варианте! Потрясающе! Если вы знаете, в какой редакции вышел перевод «взрослой» — то бишь оригинальной версии у нас, напишите, пожалуйста, в комментариях!

Ну, а что касается личных удивлений. Как я написал в начале, фантастические хроники Рэя остались для меня символом безмятежного детства («451 градус по Фаренгейту» — единственная книжка из библиотеки Дворца Пионеров, которую я помню всю жизнь и очень четко, со всеми ощущениями, включая запах, текстуру и шелест ее страниц). Была еще парочка его сборников, включая стихотворный, позже, но все это — до 14-15 лет. Личность самого Брэдбери для меня-подростка померкла на фоне более грандиозных (как мне тогда казалось) личностей, увлекших меня в другие, менее сказочные (опять же) тематики. И вот только в 100-летний юбилей Мастера (с женой — Маргаритой, между прочим!) я узнал подробности его биографии, включая то, что умер он всего-то 8 лет назад...

Почитал его старческое брюзжание насчет тупости сериалов (за это уже просил прощения выше; но ведь Рэй не дожил до HBO и Нетфликса...) и айфонов (тут всё по делу!)), не-колонизации Марса и прочих современных историях, и очень расстроился от того, что не следил за его жизнью, считая одним из тех умерших классиков, титанов, что ушли из реального мира в коллективное бессознательное еще на заре становления нынешней цивилизации. Хорошо, конечно, что остался его «цифровой след». И всё же.

2

Рэй, дружище, спасибо тебе! И ты крут, безусловно.

 

Оригинал в facebook автора

Автор:Кинес Кизиитов

Фото:Из блога автора

Теги:ЛитератураРэй Бредбери


Яндекс.Директ ВОмске




Комментарии

Ваше мнение

21.09.2020

Вы довольны горячим питанием младшеклассников в школе?

Уже проголосовало 64 человека

18.09.2020

Какое место «Иртыш» займет с Харлачевым в этом сезоне?

Уже проголосовало 48 человек















Другие новости


Яндекс.Директ ВОмске

Эксклюзив

Официально: омская мэрия еще не заключала договор с АФК «Система» по застройке Левобережья

Городская администрация официально ответила на запрос «ВОмске» о предстоящем проекте застройки территории в Кировском округе.  

 

108314 октября 2020

«А очнёшься вдруг — 20 лет прошло…»

…Он приехал ко мне в гости ровно 20 лет назад, в октябре. С коньячком «за пазухой», улыбчивый, радостный.

1314113 октября 2020

На смерть маэстро

Великие музыканты считали за честь сыграть с его коллективом. Народный артист СССР пианист Николай Петров называл его «одним из лучших дирижёров современной России», а Мстислав Ростропович — «большим профессионалом».

1537113 октября 2020

Стиль жизни

Интервью на букву П

Книга

Интервью на букву П

«Педагог, психолог, писатель Николай Пономарев…» - начала было я и заметила невероятное скопление букв «п». Ну что ж, раз эта буква требует такого внимания, пусть и будет основной. Так неожиданно сложилось П-интервью с Николаем Пономаревым.

90215 октября 2020
«ВЫХОД В СВЕТ»: выбирайте концерты филармонии!

Хобби

«ВЫХОД В СВЕТ»: выбирайте концерты филармонии!

Засиделись дома? Соскучились по «живым» концертам, звукам оркестра и эмоциям артистов? Музыканты тоже очень скучали — и к сентябрю приготовили для нас не одно открытие, а целых пять! Выберите то, которое больше по душе, — и добро пожаловать на праздник музыки!

471016 сентября 2020
«Рядом с баранами жить не хотим»

Уклад

«Рядом с баранами жить не хотим»

Слышал звон, теперь знаю, где он: как живут омские анастасиевцы, которые прочли книги из серии «Звенящие кедры России» и решили сбежать от цивилизации.

8136211 сентября 2020
Мыслящие здраво. Наталья Овчинникова

Здоровье

Мыслящие здраво. Наталья Овчинникова

Где «место силы» известного омского инструктора по йоге? Что нужно делать, чтобы коронавирус не пугал? Как укрепить иммунитет? Читайте и смотрите в нашем материале. (ВИДЕО)

409028 августа 2020

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске




Наверх