Должен быть жесткий и понятный контроль

В Омске система экологического контроля существует только для видимости. Поэтому мы не можем вовремя определить источник опасной ситуации.

205824 марта 2017
Должен быть жесткий и понятный контроль

Разговорился в студии телеканала «Продвижение», обсуждая тему «химической атаки на Омск». Можете посмотреть видео или прочитать текстовую расшифровку ответов.

Что такое этилмеркаптан?

Этилмеркаптан — это особое соединение с серой, используется для того, чтобы одорировать бытовой газ, чтобы сигнализировать об утечках. Чтобы это можно было почувствовать носом, вводится сильно запашистый вонючий газ, который у любого человека вызывает естественное желание закрыть все что можно. Это газ, которым может отравиться человек, такого нервного действия. Он воздействует на самочувствие человека, может вызвать тошноту, рвоту. При больших концентрациях человек может умереть.

Кто виноват?

Выбросы могли быть на любом нефтехимическом предприятии. Везде, где есть переработка нефти, это вещество так или иначе используется — либо в качестве результирующего вещества, либо в качестве компонента. Либо на станциях, где смешивается природный либо бытовой газ с одорантом.

Почему город оказался беззащитным?

Я раньше работал в природоохранной системе и четко понимаю отношение предприятий к природоохранным органам. Не может природоохранный орган не знать, используется или не используется это вещество на предприятии. Это же не пипетка — это же большой объем опасного вещества. Конечно, все это нормируется, все описывается, указывается, в каких объемах все это используется и в каких это нужно выбрасывать. Кроме того, инспектора контролирующих органов должны хорошо знать технологию, они должны четко понимать, где это вещество может храниться, использоваться и появляться. И у них должны быть разработаны целые программы предотвращения возможной беды. Вот эти чрезвычайные ситуации они, в принципе, могут с каждым веществом случаться — и на каждое вещество, если оно в большом объеме существует (а здесь, судя по 400 ПДК, объем большой), должна быть разработана программа реакции на ситуацию: "если вдруг, то что мы будем делать". Получилось, что ничего не будем делать!

Как химические угрозы распределены по районам?

Если говорить о Советском округе, то там, конечно, нефтехимия травит в разные стороны. Если говорить про весь город, в целом, то наша угольная ТЭЦ-5 посыпает пеплом, в зависимости от ветра, весь город. Больше всего — Октябрьский и Центральный округа. Жители Левобережья зависят очень сильно от погоды: когда на них перебрасывается то, что производится на правом берегу, то они это все получают. И еще там есть Лузинский свинокомплекс, который пахнет не очень приятно, выбрасывая различные соединения азота. В Ленинском округе, что касается воздуха, там более-менее благоприятная ситуация (там, правда, есть другие источники). Центр — это, в основном, автотранспорт. Он у нас вообще не контролируется, а расчеты и измерения показывают, что в час пик на перекрестках бывает 10-15 ПДК. Строго говоря, это места, в которых надо находиться в противогазе.

Из того, что выбрасывают ТЭЦ, наиболее опасны окислы азота и серы. Это канцерогенные вещества, вызывающие онкологические заболевания. А зола сказывается на органах дыхания. Транспорт то же самое выбрасывает. Нефтехимия — это, прежде всего, бензпирен, вещество первого класса опасности. Это и органы дыхания, и онкология.

Что делать?

Главная проблема — огромное число ведомств, которые за всем этим наблюдают: их там что-то около 17 или 18. Они между собой не могут разделить сферы компетенции. Нет одного. Предприятия перекидывают, перекидывают и перекидывают... Должен быть жесткий и понятный контроль. Доступ природоохранных органов на любое предприятие должен быть обеспечен, а у нас сейчас фактически отсутствует. Невозможно чаще, чем раз в два-три года проверять предприятия. И плюс, конечно, система контроля, потому что ее практически нет. В Омске она существует только для видимости. Поэтому мы не можем определить источник вовремя. А воздух — среда подвижная, и, если не определить сразу, то мы не определим никогда.

Автор:Сергей Костарев

Фото:копия экрана ТК «Продвижение»

Теги:экологияЧСхимическая атакабезопасность


Яндекс.Директ ВОмске




Комментарии

Ваше мнение

13.09.2017

Гаджеты на какой мобильной платформе вы предпочитаете?

Уже проголосовало 32 человека

24.08.2017

Если бы вы голосовали на выборах в Омский городской Совет, то за какую партию?

Уже проголосовало 140 человек

По образованию системотехник и специалист эколог. Кандидат технических наук и доктор философских наук. Был инженером, научным работником, государственным служащим. Сейчас профессор Омского государственного университета путей сообщений и председатель Ассоциации «Экологический комитет».

Член партии Яблоко. Возглавлял региональное отделение партии Яблоко в 2008-2012 годах.

Сфера научных интересов – проблемы самоорганизации и управления, социальная экология, урбанполитика, стратегическое планирование, управление водными ресурсами.

Убеждённый либерал: человек сам в ответе за свою жизнь.

Женат, есть сын и дочь.

Блог-пост

Сергей Демченков

— Филолог

Борис Сухоруков

— Омич-озеленитель

Нателла Кисилевская

— Журналистка

Новости партнеров

Яндекс.Директ ВОмске

Стиль жизни

Виктор Шкуренко: «Я решил, что остаюсь в Омске, но рад, что сын уехал из России»

Откровенная история

Виктор Шкуренко: «Я решил, что остаюсь в Омске, но рад, что сын уехал из России»

«ВОмске» продолжает проект «Семь историй одного выбора». История четвертая, от Виктора Шкуренко, предпринимателя, отца и человека либеральных взглядов, чей сын учится на Манхэттене и собирается продолжать образование в США.

5140211 сентября 2017
«Задруканный» руководитель как образец для подражания

Книга

«Задруканный» руководитель как образец для подражания

...не «задрюканный», нет, а начитавшийся Питера Друкера: неологизм родился на очередном заседании Клуба читающих бизнесменов, где обсуждали книгу знаменитого экономиста «Эффективный руководитель».

125431 августа 2017
Олеся Дорогова: «Месяц буквально жила под воротами кадетского корпуса...»

Откровенная история

Олеся Дорогова: «Месяц буквально жила под воротами кадетского корпуса...»

«ВОмске» продолжает проект «Семь историй одного выбора». История третья, от Олеси Дороговой, дочери подполковника, которая в свое время поклялась, что никогда не свяжет свою жизнь с человеком в погонах, а в результате замужем за офицером и воспитывает будущего военного.

2254429 августа 2017
Евгения Климанова: «Не хочу, чтобы мои дети ходили строем»

Откровенная история

Евгения Климанова: «Не хочу, чтобы мои дети ходили строем»

«ВОмске» представляет проект «Семь историй одного выбора». История вторая, от Евгении Климановой, которая так не любила школу, что, став мамой, выбрала для своих детей семейное обучение.

275024 августа 2017

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске


Новости smi2.ru
Наверх