Олег Шишов: «Из обвинения — Преследовал личные интересы… будучи заинтересованным в выполнении работ на объектах Олимпийских игр!»

Показания Шишова О.В. 15.06.2021г. по налоговому делу. Первомайский районный Суд г. Омска.

173215 июня 2021
Олег Шишов: «Из обвинения — Преследовал личные интересы… будучи заинтересованным в выполнении работ на объектах Олимпийских игр!»

Уважаемый Суд! Уважаемые участники судебного заседания! Закончено рассмотрение уголовного дела по обвинению меня в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.199.1 УК РФ.

Дело в Суде рассматривалось более года, всего было более 30 заседаний. В ходе рассмотрения было допрошено 17 свидетелей, оглашены материалы дела и 6 показаний свидетелей, представлены и рассмотрены многочисленные дополнительные материалы. Вопреки высказанной недостоверной оценке Гособвинителя в прениях, ни один из опрошенных в Суде свидетелей не подтвердил позицию обвинения и практически все подтвердили факты, приведенные мной в качестве доказательств моей невиновности. Заключение экспертизы, выполненной ФБУ Омская ЛСЭ, на основании которой построено обвинение, после подробного рассмотрения в Суде фактически признано недостоверным, и на заседании Суда было вынесено Постановление о назначении повторной судебной экспертизы.

1

На заседании Суда 20.10.20 г. ИФНС по Советскому округу г. Омска, признанная Потерпевшим по делу, представила в Суд «Пояснения» с указанием сумм не уплаченного НПО «Мостовик» НДФЛ за 1-й квартал 2014г. и за 10 месяцев 2014г на основании материалов проведенной выездной налоговой проверки в 2017 г. В четырех заседаниях суда различные представители Советского и Областного УФНС не смогли доказать достоверность представленных материалов. Более того, на поставленные Защитой многочисленные вопросы по материалам проведенной выездной налоговой проверки не смогли дать ни одного вразумительного ответа. Возникли очевидные сомнения в достоверности материалов и выводов, отраженных в Акте налоговой проверки и в Решении ИФНС по Советскому округу г. Омска №03-25/1227деп от 31.08.2017г. А на основании именно этого Решения было возбуждено рассматриваемое уголовное дело. А очевидно неполноценные и недостоверные, с ошибками и противоречиями, на которые мы указали, материалы выездной налоговой проверки были использованы в качестве основных исходных данных при проведении всех судебных экспертиз.

Несмотря на все представленные доказательства моей невиновности, государственный обвинитель в прениях сохранил бездоказательную позицию, изложенную в Обвинительном заключении от 09.12.2019 г., используя материалы недостоверной экспертизы, игнорируя материалы, представленные в Суде защитой, используя недостоверные данные и домыслы, требует наказания в виде 4-х лет лишения свободы. Не справедливо, не объективно, и я невольно вспоминаю высказывание одного гособвинителя: «именно отсутствие доказательств убеждает в том, что обвиняемый является коварным, изощренным преступником, убедительно доказывающим свою невиновность, и поэтому заслуживает самого сурового наказания».

Я не могу согласиться с анализом доказательств, предъявленных Обвинением, и выводами, которые были оглашены Гособвинителем по результатам рассмотрения уголовного дела. Я слушал речь в прениях Гособвинителя и для меня стало очевидным, что сотрудник Прокуратуры Михейлис А.Ю., участвовавшая в небольшом количестве судебных заседаний по этому УД, не использовала материалы, рассмотренные в Суде, ссылалась на показания свидетелей, которые не оглашались и не допрашивались (Филимонов Е., Романс В., Заруцкий А.), что противоречит п.4.ст.292 УПК РФ, в противоречие своему ходатайству в прениях и материалам экспертизы, выполненной с грубыми нарушениями Законов, считает Заключение эксперта Черепановой Е.В. достоверным, но, главное, по своему интерпретирует показания свидетелей в Суде и придерживается выводов Обвинительного заключения, построенного на домыслах без доказательств.

В своих «Показаниях» в судебном заседании 23.11.20 г. я достаточно подробно изложил свою позицию по всем вопросам и эпизодам обвинения, на основании документов и показаний свидетелей, доказывая свою невиновность. Да, Российская Конституция и законы провозглашают «презумпцию невиновности». Обвинение должно доказывать виновность фактами и документами, а не домыслами, что в принципе недопустимо строго по Закону. В моем Деле мне и адвокату приходиться опровергать домыслы обвинения доказательствами.

Сегодня я полностью подтверждаю все мои «Показания» от 21.11.20 г., считаю ненужным их повторять и прошу Суд принять их объективно.

Сегодня я хочу кратко высказаться по основным принципиальным пунктам обвинения и позиции Гособвинителя в прениях.

Меня обвиняют в том, что в период с 01.01.2014 г. по 31.10.2014 г., являясь генеральным директором ООО НПО «Мостовик»: единолично распоряжался денежными средствами (ДС) предприятия.

Но из материалов дела, дополнительных материалов, представленных в суде, и показаний всех свидетелей установлено, что с 04.04.14 по 31.10.14 я фактически был отстранен от расходования ДС предприятия, и движением ДС управляли разные специалисты по решению Сбербанка. Была введена вторая блокирующая подпись. Я в принципе не мог сопротивляться этим решениям, т.к. крупнейший кредитор стал собственником предприятия, моя доля была в залоге банка и СБ контролировал единственный рабочий расчетный счет. Нельзя строить обвинение на неправде, вопреки доказанным обстоятельствам.

2

В период с 01.01.14 по 01.04.14 я утверждал лимиты расходования ДС по направлениям деятельности предприятия в рамках строгого бюджетного процесса и никогда не определял единолично конкретные платежи контрагентам, в том числе каких конкретно налогов. За этот период я готов нести справедливую ответственность.

Далее из обвинения - Умышленно (действуя с прямым умыслом) не исполнял обязанности налогового агента.

Но это просто обвинительный «штамп», домысел, не подкрепленный конкретными доказательствами, противоречащий фактам. Только в период с 01.01.14 по 01.04.14 по заявкам гл. бухгалтера я полностью согласовал заявляемую ими оплату ≈ 250 млн руб., каких налогов, я в тот период не знал. В январе-феврале 2014 г. мы не имели возможности даже зарплату платить, а заявленные налоги платили. За этот период по Заключению очень сомнительной повторной Экспертизы меня обвиняют в неуплате ≈ 91 млн руб. НДФЛ. Если бы я действовал «умышленно», то очевидно, что был бы полностью уплачен НДФЛ. Я всегда добивался строгого соблюдения Законодательства, в том числе налогового, поэтому НПО «Мостовик» было долгое время крупнейшим налогоплательщиком региона. Это факт. Я никогда не давал никому указаний не платить налоги. По этому вопросу нет ни одного доказательства, и все эти обвинения в каком-то умышленном неисполнении обязанностей налогового агента – домысел Обвинения, ничем не подтвержденный.

Действительно в первом квартале 2014 г. «Мостовик» по вине государственных заказчиков попал в сложное финансовое положение, допустил вынужденные задержки зарплаты и просрочки по налогам. Аналогичная ситуация уже была в IV кв. 2013г., и 24-25 декабря 2013г мы заплатили просрочку по НДФЛ в сумме 540 млн.руб.

Если бы с предприятием рассчитались, компенсируя только прямые затраты по Олимпийским объектам, то очевидно, что были бы погашены все долги по зарплате, налогам и кредиторам.

В речи Гособвинителя в прениях указано: «Финансирование строительства объектов к проведению Олимпийских игр 2014г (в частности, выдача займов в адрес ООО «Мостовик-Девелепмент» на строительство гостиницы) свидетельствует о наличии в действиях Шишова О.В. личного интереса в неисполнении обязанностей налогового агента». Это домысел без объяснений – в чем был мой личный интерес, выполняя важную государственную задачу, подвергая себя при неисполнении обязанностей налогового агента уголовному преследованию и личному разорению (отказался от зарплаты в 2014г., распродавал все, что было, и вкладывал в «Мостовик» для выполнения обязательств по Госконтрактам). Нельзя строить обвинение на домыслах.

Далее из обвинения - Достоверно зная о наличии у предприятия задолженности по НДФЛ.

Это ничем не подтвержденный домысел Обвинения. Учитывая масштабы предприятия (численность, география, объемы выполняемых работ, уникальность объектов, технологий и т.д.), я никогда не знал какие налоги, в какие бюджеты, по каким регионам, в каких суммах необходимо провести платежи. Многочисленные работники бухгалтерии вели эту работу, и Главный бухгалтер заявлял одной суммой платеж по налогам в установленные сроки. Это подробно рассказала в Суде главный бухгалтер Кравченко Н.В. Повторюсь, в период с 01.01.14 по 01.04.14, когда я контролировал лимиты платежей, налогов было уплачено ≈ 250 млн руб., что намного больше, чем предъявленные мне за этот период по итогам очень сомнительной повторной Экспертизы ≈ 91 млн руб. Если бы я достоверно знал о задолженности по НДФЛ, то очевидно, что оплатил бы НДФЛ, не подвергая себя уголовному преследованию.

В прениях Гособвинитель указывает, что я знал о наличии задолженности по НДФЛ, ссылаясь на показания свидетелей Кравченко Н.В., Ганичевой О.В., Михеевой Д., Максимова В., Грачева Ю.И. Но это неправда, никто из свидетелей, в том числе указанные, таких показаний в Суде не давал. Нельзя строить обвинение на неправде!

- Далее из обвинения - Имел реальную возможность уплаты налогов в полном объеме.

3

В «Показаниях» 23.11.20 я подробно излагал, что в первом квартале 2014г ООО «НПО «Мостовик» не имело реальной возможности своевременно выплачивать заработную плату в полном объеме, платить налоги и проводить другие важные и обязательные платежи по причине недостаточности денежных средств. Это сложное финансовое состояние в ООО «НПО «Мостовик» возникло в конце 2013 – начале 2014г., что подтверждается материалами дела, показаниями всех свидетелей и информацией из открытых источников.

Также важно отметить, что в это сложное время, несколько лет, но в рассматриваемый период с 01.01.14 по 01.04.14 все основные платежи «НПО Мостовик» осуществлялись под контролем Банков и спецслужб.

Впервые за 25 лет НПО «Мостовик» допустило такой большой срыв выплаты зарплаты. В первом квартале 2014г. сумели выплатить, и только частично, зарплату один раз – 7 марта. При этом выполнение многих важных объектов было в завершающей стадии, и на многих особо сложных объектах нельзя было допустить техногенных катастроф: даже небольшие приостановки выполнения особо опасных работ при проходке тоннелей в Москве, Новороссийске и других многочисленных объектах в различных регионах могли привести к большим трагедиям. Мы не допустили этих катастроф и качественно выполнили сложнейшие работы. Нельзя строить обвинение на домыслах, вопреки фактам.

- Далее из обвинения - В личных интересах расходовал денежные средства предприятия.

Факт неуплаты налогов не является наказуемым по ст.199.1 УК РФ. Наказание должно быть в случае, если при этом ответственное лицо направляло платежи денежных средств в личных интересах. Это главное условие Обвинения по этой статье. Но Гособвинитель опирается на ошибочные и недостоверные доказательства и примитивные домыслы следствия. Доказывая мою личную заинтересованность, меня обвиняют:

- Будучи заинтересованным в погашении кредитов, по которым выступал поручителем.

В «Показаниях» 23.11.20 г. я подробно, по каждому эпизоду гашения предъявленных в обвинении кредитов и процентов по этим кредитам, представил документальное подтверждение того, что эти гашения, во-первых, происходили за счет новых кредитов, по которым я также был поручителем, и во-вторых, то, что по условиям кредитных договоров я не мог иметь личной заинтересованности. В ответе «НПО Мостовик» прямо указано, что гашение всех этих кредитов происходило за счет конкретно каких новых кредитов. Удивляет, что Обвинение, в том числе в прениях, игнорирует факты и представленные в Суд документы, не просто не обратило внимание на получение в этот период новых кредитов НПО «Мостовик» (более 4,267 млрд руб.) под мои личные поручительства, в том числе на перекредитовки, а в категоричной форме утверждает, что предприятие новых кредитов в указанный период времени не получало. Это не просто ошибка или домысел, который Обвинение, не смотря на представленные в Суде документы неоднократно повторяет, в том числе в прениях, – это, по моей оценке, имеет признаки уже служебного подлога! Кстати, преследуется по Ст. 292 УК РФ. Нельзя строить обвинение на опровергнутой неправде допуская подлог.

Далее из обвинения - Преследовал личные интересы - Будучи заинтересованным в продолжении осуществления НПО «Мостовик» финансово-хозяйственной деятельности, в том числе в выполнении работ на объектах Олимпийских игр 2014г. в Сочи.

Но это не заинтересованность, а обязанность! Обязанность руководителя предприятия качественно, надежно и в срок выполнять важнейшие государственные заказы. Обязанность руководителя предприятия своевременно выплачивать зарплату работникам, а «НПО «Мостовик» многие годы было крупнейшим работодателем региона, и омичи, работавшие в «НПО «Мостовик», десятки лет своевременно получали достойную зарплату, значительно выше средней по региону. Обязанность руководителя предприятия строго по закону начислять и выплачивать налоги, а «НПО «Мостовик» было крупнейшим налогоплательщиком региона. Работа любого предприятия, применяющего передовые технологии, особенно выпуская сложную продукцию и создавая уникальные объекты, крупнейшие в мире (мосты, тоннели, метро, космодромы, спец объекты и т.д.) в больших масштабах всегда была достижением и гордостью государства и народа. «НПО «Мостовик» было именно таким инновационным предприятием, созданным с «нуля» на Омской земле, и само стремление сохранить его в интересах Государства, в интересах бюджета, в интересах многих десятков тысяч людей не может быть преступным!

Если следовать логике такого обвинения, то все креативные и добросовестные руководители предприятий любой формы собственности, имея публичные стремления развития и сохранения руководимых ими предприятий, нарушают закон? Какой закон? Какой закон запрещает иметь стремление сохранить и развить руководимое конкретным человеком предприятие? Это надуманное обвинение построено на нелепом антигосударственном домысле. Следуя этой логике, необходимо уничтожить весь эффективный реальный сектор экономики государства, и это антигосударственная логика. К сожалению эта «логика» не просто существует, она оказывает огромное негативное давление на экономику и вызывает ответную реакцию наиболее талантливых и работоспособных людей – они бросают разоренные или отобранные предприятия и бегут в другие регионы и из страны.

4

Моя производственная деятельность требовала активных научных, технологичных и производственных отношений с очень многими предприятиями в России и за рубежом. Я много раз с восхищением наблюдал как государственные структуры разных стран, включая первых лиц, организованно защищают свои предприятия реального сектора экономики. В истории с НПО «Мостовик» никто, кроме работников предприятия, не попытался разобраться, что происходит, и найти справедливое решение в его спасении. В итоге пострадало около 100 тыс. омичей, бюджет и экономика Омской области и России.

Если бы я преследовал не понятно какие личные интересы в формальном сохранении финансово-хозяйственной деятельности НПО «Мостовик», то очевидно, что не стал бы при кредитовании закладывать свою долю в собственности Предприятия на протяжении многих лет.

Рассматривая заявление конкурсного управляющего, Арбитражные Суды (дело А-46-4042/2014) всех инстанций, рассматривая обстоятельства моей деятельности в течение 3-х лет, особенно в период конкурсного наблюдения, в том числе в рассматриваемый в УД период, отказали в привлечении меня к субсидиарной ответственности. При этом Суд признал мои действия разумными, в интересах бюджета, трудового коллектива, а также отсутствие в моих действиях ущемление каких-либо интересов кредиторов, в том числе бюджета.

Почему обвинение считает финансирование строительства Олимпийских объектов, тем более под контролем банков и спецслужб, преступной деятельностью для меня вообще не понятно. Наоборот, в этот сложный период времени, особенно с 2012г. – по I квартал 2014г., для России подготовка и безопасное проведение Олимпиады в Сочи было важнейшей Государственной задачей. Это какой-то антироссийский домысел. Нельзя на таких антигосударственных домыслах строить обвинение. А на уплату задолженностей в бюджет банки кредиты не выдавали!

Далее из обвинения — Преследовал личные интересы — Расходуя денежные средства на выдачу займов организациям, учредителем которых являлось НПО «Мостовик», и деятельность которых была мне подконтрольна.

При этом обвинение вообще не доказывает, в чем конкретно был мой личный интерес и ошибочно предполагает, что деятельность указанных предприятий была мне лично подконтрольна. Обвинение вообще не представило ни одного доказательства моей личной заинтересованности при выдаче этих займов.

В «Показаниях» 23.11.20г. я подробно изложил обстоятельства предоставления займов «Калачинскому заводу строительных материалов» в сумме 6,333млн.руб., «Мостовик Девелепмент» в сумме 40,802 на завершение важного Олимпийского объекта и «ГК Центр» в сумме 7,345млн.руб., доказывая отсутствие моей заинтересованности.

Я никогда ни в каком виде не вмешивался в деятельность этих предприятий, что доказывают все свидетели по этому вопросу. А позиция Обвинения построена на предположении, что деятельность этих предприятий была мне подконтрольна, она ничем не доказывается. Факт того, что эти предприятия были на 100% дочерними для НПО «Мостовик», не является преступным, не является и доказательством их подконтрольности лично мне. Наоборот, - это факт прозрачности в работе нашего объединения. Кто и как по разным вопросам контролировал все дочерние предприятия – изложили основные свидетели, подтверждая моё невмешательство в управление этими предприятиями, в том числе руководители этих предприятий (А.Фадеев, М.Федяев, А.Литвин, В.Максимов, В.Тыщенко и др). Главное, эти займы в рассматриваемый период предоставлялись из кредитных ресурсов, полученных под мои поручительства, были согласованы с банками-кредиторами и преследовали не мой личный интерес, а важные государственные и производственные интересы.

Основная сумма 40,8млн.руб. этих займов была предоставлена на завершение важного Олимпийского объекта – гостиница, в которой во время Олимпиады проживали все иностранные спонсоры Олимпиады и руководители разных спортивных федераций. А это не мои интересы, а интересы России.

Следствие и Обвинение допускают в этом Уголовном Деле многочисленные ошибки, домыслы и даже служебный подлог. В «Показаниях» от 23.11.20г. я, ссылаясь на документы, представил факты частичного, на сумму = 5млн.руб. поступления денежных средств от ООО «Мостовик Девелепмент» на второй рабочий день после выдачи займа и полного гашения всех сумм займов «ГК Центр», выданных в период 2009-2014гг, в том числе =7,345 млн.руб., выданные в рассматриваемый в УД периоде. Еще раз прошу Суд принять это во внимание. Нельзя строить обвинение в представлении займов, на домыслах моей заинтересованности без анализа материалов и показаний в Суде и без учета возврата части займов в рассматриваемый период. Нельзя обвинять в личной заинтересованности даже не объясняя, в чем могла быть эта личная заинтересованность.

- Также органами следствия одним из видов моего личного интереса указано стремление выглядеть в глазах окружающих и работников предприятия более успешным и компетентным руководителем, желание приукрасить действительное положение дел, ложное понимание смысла повышения деловой репутации.

Все указанные доводы представляют собой некие общие фразы, не содержащие какой-либо конкретики. В обвинительном заключении и в прениях Гособвинителя не указано, в чем именно выразились вышеперечисленные мотивы, также в материалах уголовного дела отсутствуют какие-либо доказательства, свидетельствующие о наличии указанных мотивов при допущении просрочки по уплате НДФЛ. В «Показаниях» 23.11.20г. я уже говорил, что моя научно-производственная и общественная работа не требовала каких-либо стремлений ложно выглядеть в глазах окружающих, работников предприятия, жителей Омской области и других регионов РФ. Указание в обвинении о таких мотивах моих действий как – карьеризм и прочее, не снимают со стороны обвинения обязанности доказывания этих обстоятельств. Вместе с тем обвинением не предоставлено ни одного доказательства, которое бы хоть как то подтвердило вышеуказанные утверждения о моем карьеризме. Тем самым, обвинение в данной части является ничем объективно не подтвержденным. Напротив, доводы обвинения опровергнуты имеющимися в деле доказательствами и показаниями свидетелей. Все руководители и работники предприятия, Заказчики, во-первых, от меня лично и из открытых источников, вообще все кому было интересно, знали о реальной ситуации в «НПО Мостовик» и риске разорения.

В речи в прениях Гособвинитель просто перечисляет возможные формы личной заинтересованности - корыстный характер, родственные чувства, выгоду имущественного характера, практицизм, семейственность и т.д., перечисленные из п.17 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.12.2006г. №64. Но в конкретном Уголовном Деле нужны конкретные факты и доказательства, а их вообще НЕТ. Обвинять потому, что кому то это хочется, без конкретных доказательств, нельзя.

Далее из обвинения - В личных интересах расходовал денежные средства Предприятия на расчеты с кредиторами по оплате товаров, работ и услуг. Таким образом по оценке следствия было перечислено с различных счетов НПО «Мостовик» в период с 01.01.14 по 31.10.14 в общей сумме 3 045 004 987 рублей.

В прениях Гособвинитель неоднократно указывает сумму 13,9 млрд руб. из очень сомнительного Заключения Черепановой Е.В., в том числе гашение кредитов, займов и расчеты с кредиторами. В предыдущих Заключениях экономических экспертиз расход ДС предприятия на осуществление деятельности за исследуемый период ≈ 3 млрд руб., а у эксперта Черепановой Е.В. ≈ 14 млрд руб. При использовании одних и тех же исходных данных – очень большая разница (в 4,5 раза). Но в этой сумме 13,9 млрд руб., в основном, включены движения ДС по счетам при перекредитовках, что учли предыдущие эксперты, а Черепанова грубо, не анализируя, отнесла все суммы при перекредитовках в банках на взаиморасчеты с контрагентами, что также ставит под сомнение ее Заключение.

В этой части обвинения нет вообще конкретики. Если, обвиняя меня в гашении кредитов Обвинение предполагает мою личную заинтересованность в гашении личных поручительств (чего на самом деле не было), а в выдаче займов дочерним предприятиям предполагается, что я этими предприятиями непосредственно управлял и где-то там может быть, а может нет, далее нашел личный интерес (чего тоже на самом деле не было), то в этом абстрактном, неконкретном обвинении просто один сплошной домысел, что при перечислении с расчетных счетов «НПО «Мостовик» денежных средств, особенно в первом квартале 2014 г, под контролем Банков и спецслужб, я где-то имел личный интерес. Но моей личной заинтересованности в этих — непонятно кому, непонятно когда, непонятно в каких суммах, непонятно с какой целью — платежах быть не могло и не было, поэтому следствие и Обвинение не смогло даже «за уши» что-то притянуть и ограничилось общим домыслом, что в этих перечислениях крупного производственного предприятия за 10 месяцев были какие то мои личные, а может и корыстные интересы. Следствие и Обвинение констатируют перечисление ДС в основном без указания в чей адрес, когда и какие суммы, и не содержит сведений о том, какие именно платежи, были осуществлены и с какой моей личной заинтересованностью, что противоречит требованию УПК РФ. Но этих интересов точно не было, иначе бы их нашли! А строить обвинение в данном эпизоде на абстрактных домыслах недопустимо!

Важно также принять во внимание, что с апреля по ноябрь 2014 г. я вообще не мог единолично расходовать денежные средства «НПО «Мостовик», и тем более в личных интересах, что подтверждают материалы дела и показания свидетелей, в том числе свидетель от обвинения Свистунов Ю.А. Из речи Гособвинителя в прениях по этому вопросу: – «Окончательные решения о расходовании денежных средств ООО НПО «Мостовик» с указанного периода времени принимали сотрудники данной организации А₰М, также указанные решения согласовывались с представителями ПАО Сбербанк. Однако в решениях о расходовании денежных средств принимал участие и лично Шишов О.В., так как он являлся генеральным директором организации. Все реестры платежей сам лично контролировал и просматривал Шишов О.В.» Во-первых то, что все реестры я сам лично контролировал, нет убедительных доказательств и на самом деле этого не было. Во вторых, да, я пытался советовать платить зарплату, налоги, обеспечение жизнедеятельности людей на опасных объектах и т.д., но окончательное решение принимали, даже из процитированной речи Гособвинителя, сотрудники А₰М и Сбербанка. Свидетели Грачев Ю.И., Фадеев А.И., Федяев М.В. и др. в Суде показали, что в период апрель-октябрь 2014г они даже перестали ко мне обращаться по вопросам финансирования.

Из речи Гособвинителя в прениях по этому вопросу: - «Установлено, что договор между ООО НПО «Мостовик» и А₰М предполагал только совместное управление бюджетным процессом и движением денежных средств ООО НПО «Мостовик», консультационные услуги, а не передачу сотрудникам А₰М либо иным третьим лицам полномочий по распоряжению денежными средствами ООО НПО «Мостовик»». Но для совместного управления движением денежных средств сотруднику А₰М Шинкоренко А. была передана вторая – блокирующая подпись. Шинкоренко А. и неустановленные сотрудники СБ принимали окончательное решение о расходовании денежных средств «НПО Мостовик» в период апрель – октябрь 2014г. Это и есть передача полномочий по распоряжению денежных средств. Об этом говорит и сама Гособвинитель. В этом вопросе Гособвинитель, не вникая в суть сама себе противоречит!

Из речи Гособвинителя в прениях: – «Свидетель Свистунов Ю.А. в судебном заседании подтвердил, что представители ПАО Сбербанк участие в руководстве финансово-хозяйственной деятельностью ООО НПО «Мостовик» не принимали, все решения о расходовании, а также контроль над всеми финансовыми операциями осуществлял генеральный директор ООО НПО «Мостовик» Шишов О.В. Никакие платежи ООО НПО «Мостовик» с сотрудниками ПАО Сбербанк не согласовывались.». Это из материалов допроса Свистунова Ю.А. следователем. Но в Суде Свистунов Ю.А. сказал, что он не утверждал реестры платежей «НПО Мостовик», не должны были делать и другие сотрудники СБ, а как это было на самом деле, он не знает. Но из материалов дела, из ответа А₰М, показаний Свистунова Ю.А. в Суде и многих других свидетелей – я не мог в этот период времени единолично и, тем более, в личных интересах, расходовать денежные средства предприятия. Нельзя строить обвинение на абстрактных домыслах, на искажении фактов и на искажении показаний свидетелей в Суде.

Далее из обвинения - В личных интересах расходовал денежные средства из кассы предприятия в период с 01.01.2014г по 31.10.2014г в сумме 342 092 582руб.

При этом обвинение не содержит сведений когда, кому и на какие конкретные цели выдавались из кассы денежные средства. И если бы в какой-то такой финансовой операции было бы даже косвенное подозрение на мою или чью то личную и корыстную заинтересованность, то было бы предъявлено конкретное обвинение. Выдача денежных средств из кассы «НПО «Мостовика» осуществлялась законно с соблюдением всех требований бухгалтерского и налогового учета, что подтвердили многочисленные проверки. Многократные проверки расходования денежных средств, выданных из кассы (зарплаты, пособий, подотчетов и т.д.), не обнаружили никаких нарушений. Но, не обнаружив каких-либо конкретных нарушений и фактов расходования денежных средств, выданных большому числу (десятки тысяч!) сотрудников предприятия, меня обвиняют в «заинтересованности в продолжении осуществления финансово-хозяйственной деятельности ООО «НПО «Мостовик».

Это обвинение звучит неоднократно. Да, я стремился сохранить уникальное предприятие, крупнейшего работодателя и крупнейшего налогоплательщика региона, но при этом я не преследовал личных интересов. При этом я преследовал государственные и общественные интересы, интересы более 100 тыс. граждан России (работники и члены их семей). Несмотря на все сложности в рассматриваемый период, я обеспечил решение важнейших стратегических задач в интересах России (Олимпиада, Космодром Восточный, спецобъекты ТрансНефти и многое другое), выступая поручителем по кредитам и закладывая свою долю в предприятии Банкам. Повторюсь, эту позицию отразил в своем решении Арбитражный Суд 10.12.2018г по делу А-46-4042/2014.

В рассматриваемый в обвинении период с 01.01.2014 по 31.10.2014 я отказался от получения зарплаты, распродавал личное имущество и предпринимал все усилия для выплаты зарплаты работникам и осуществлял значительные платежи в бюджет. При этом следствие и Обвинение игнорировали и исказили факт, что с 04.04.14 по 31.10.14 я не имел возможности вообще, тем более единолично, распоряжаться денежными средствами предприятия.

Обвиняя меня бездоказательно в расходовании ДС с расчетных счетов Предприятия и из кассы, как и по другим эпизодам, Гособвинитель грубо нарушает требования ст.73 УПК РФ. Нельзя строить обвинение, нарушая Закон.

Далее из обвинения - В личных интересах, заинтересованный в продолжении деятельности НПО «Мостовик», действуя с прямы умыслом…, в ущерб бюджету Российской Федерации, расходовал денежные средства предприятия через расчетный счет подконтрольной организации «Омсктранспроект» в период с 08.05.2014 по 04.07.2014 в сумме 495 млн.руб.

В «Показаниях» 23.11.2020г. я подробно изложил эту финансовую схему, которую организовали и реализовали сотрудники «А&М» и СберБанка. Мое участие было лишь в успешном получении денежных средств от дебитора «РСБ Компани» в сумме 1450млн.руб. на р. счет НПО «Мостовик». В расходовании этих денежных средств я к сожалению не участвовал. «К сожалению», – потому, что активно добивался все эти ДС направить на гашение долгов по зарплате и оставшиеся средства направить на выплату налогов. Но люди, реально управляющие процессом движения ДС, на зарплату направили только 945 млн руб., а на налоги только 7 млн руб., а сумму 495 млн расходовали через приобретение векселей СберБанка на расчеты для операционной деятельности предприятия, используя р. счет «Омсктранспроекта», минимизируя риски списания денежных средств с расчетного счета НПО «Мостовик», в том числе на выплату зарплаты в сумме = 123,5 млн руб. Странно, но следствие это даже не упомянуло. Также еще более странно то, что следствие и Обвинение не допросили сотрудника А₰М Шинкоренко А., который проводил все эти финансовые операции.

Из показаний свидетелей и материалов дела следует, что я не мог в указанный период влиять на расходование ДС, в том числе в сумме 495 млн.руб. с р. счета «Омсктранспроект», и тем более, в личных интересах.

В прениях Гособвинитель утверждает: – «установлено, что фактически имевшиеся у ООО НПО «Мостовик» векселя были предъявлены к оплате в банк аффилированной Шишову О.В. организацией и были израсходованы в интересах ООО НПО «Мостовик», а не на погашение задолженности по НДФЛ». Но «имевшиеся» у ООО «НПО Мостовик» векселя оказались по инициативе сотрудников А₰М и СБ из денежных средств от «РСБ Компани», что подтверждают материалы дела и свидетели. Правильнее было не организовывать «появление» векселей СБ у «Мостовика», а оплатить всю задолженность по зарплате и НДФЛ, но я не мог на это повлиять. ООО «ОмскТрансПроект» был аффилирован не лично со мной, а был 100% дочерним предприятием «НПО Мостовик» и управлялся разными службами предприятия. Лично я «ОмскТрансПроектом» не управлял ни в какой форме – показания свидетелей, в том числе директора Ветошкина Н.И.. И главное, – платежи на зарплату и важные нужды «НПО Мостовик» через эти векселя проводил Шинкоренко А. – показания свидетелей Кравчено Н., Ветошкина Н.И., Туркиной Г., Федяева М. Оплатить налоги векселями Шинкоренко А. по всей видимости не мог. Но я в этом не участвовал.

Следствие располагало этими фактами и в двух вариантах обвинения, предъявленных мне 6 декабря 2018 года и 2 августа 2019 года, этот эпизод был исключен на основании материалов расследования. Но в противоречии установленным фактам этот эпизод, не обосновано, включен в окончательное обвинение от 25 августа 2019г и в прениях Гособвинитель необоснованно повторяет этот эпизод, игнорируя материалы УД и показания свидетелей в Суде. Предполагаю, что обвиняя меня в том, чего я не совершал, кто-то, таким образом, отводит от ответственности лиц, которые привели к неуплате имеющейся большой задолженности по платежам в бюджет «НПО Мостовик», в том числе за рассматриваемый период, в том числе НДФЛ. Нельзя строить обвинение вопреки установленным фактам и опираясь на домыслы.

Обвинение по ст. 199.1 УК РФ требует определения точной суммы неисполнения обязанностей налогового агента в личных интересах. С этой целью по заданию следствия были выполнены две судебно-экономические экспертизы с целью определения суммы неуплаченного НДФЛ НПО «Мостовик» в рассматриваемый период. Первая Экспертиза была выполнена в 2018г. экспертом, подведомственной СК РФ по Омской обл. Заключение этой экспертизы было признано недопустимым Прокуратурой Омской области по причине служебной зависимости эксперта. В связи с этим в 2019г. была выполнена Экспертиза экспертом ФБУ Омской ЛСЭ Рыковской Ю.И. Это заключение и материалы выездной налоговой проверки легли в Основу обвинения по этому УД.

В результате подробного исследования в Суде, выяснено, что это Заключение выполнено с грубыми ошибками в расчетах, с нарушением закона, необъективно, не всесторонне и не в полном объеме, главное, не используя первичные документы, что не позволило дать обоснованные ответы на поставленные вопросы. Эксперт Рыковская Ю.И. в судебном заседании признала, что ее метод (визуальный логико-аналитический частно-научный) не соответствует требованиям НК РФ, т.к. она выполняла расчеты по этому налогу в целом по предприятию без анализа первичных данных по каждому налогоплательщику на основании непроверенных таблиц Выездной налоговой проверки (ВНП), выполненной в 2017г. В Суде также рассмотрен Акт этой ВНП в присутствии различных представителей ИФНС и свидетелей, в т.ч. подписавших этот Акт. В Суде возникли обоснованные сомнения в достоверности этого Акта. В ходе судебных заседаний представители ИФНС не смогли ответить ни на один вопрос о несоответствии данных, отраженных в сформированных ими таблицах, по сумме начисленной заработной платы, сумме исчисленного НДФЛ, а также правильности применения ими методики расчета удержанного НДФЛ, подлежащего перечислению в бюджет со всех сумм выплачиваемого дохода, включая необлагаемые, с использованием усредненного процента (доли) необлагаемого дохода в общей сумме начисленного дохода, что противоречит требованиям НК РФ. Таким образом, стало понятно, что обвинение построено на недопустимых доказательствах.

С целью устранения недопустимых доказательств Постановлением Суда от 09.11.2020г. по рассматриваемому УД назначена повторная судебно-экономическая экспертиза в ФГКУ «Судебно-экспертный центр СК РФ» с дислокацией в г. Омске. Это фактически та же экспертная организация, находящаяся по одному адресу с СК РФ по Омской области с теми же экспертами, Заключение которых не было признано допустимым Прокуратурой Омской области по причине их зависимости от следствия. Но в настоящее время этот экспертный центр подчинен не СК Омской области, а Сибирскому филиалу «судебно-экспертного центра» СК РФ. Назначенный эксперт Черепанова Е.В. ранее находилась в служебной зависимости СК РФ по Омской области, который расследовал рассматриваемое УД, что недопустимо в силу п.2 ч.2 ст. 70 УПК РФ. Адвокат Мотовилов А.Н. обращался в Суд с заявлением о недопустимости эксперта Черепановой Е.В., но Суд отказал в отводе назначенного эксперта.

В связи с ограниченной аккредитацией ФГКУ «Судебно-экспертный центр СК РФ» с дислокацией в г. Омске, эксперт Черепанова Е.В. обратилась в Суд с просьбой изменить вид назначенной экспертизы. Постановлением Суда от 30.11.2020г. «повторная судебно-экономическая экспертиза» заменена на «повторную судебно-бухгалтерскую экспертизу», хотя первичной судебно-бухгалтерской экспертизы и не было. Адвокат Мотовилов А.Н. обратился с запросами в департамент по вопросам правовой помощи и взаимодействия с судебной системой МинЮста РФ о необходимой квалификации эксперта для проведения экспертизы по поставленным Судом вопросам. В ответах на запросы дано разъяснение, что поставленные вопросы относятся к судебно-финансово-экономической экспертизе и эксперт должен быть аттестован по специальности 18.1 «Исследование показателей финансового состояния и финансово-экономической деятельности хозяйствующего субъекта» и 17.1 «Исследование записей бухгалтерского учета». Следовательно, назначенный эксперт не только находился в служебной зависимости от следствия по этому делу, но и не обладает необходимой квалификацией, точнее не имеет допуска на право самостоятельного производства экспертиз по основным - первым двум вопросам поставленным Судом.

Эксперт Черепанова Е.В. выполнила экспертизу, используя ту же недопустимую методику, что и эксперт Рыковская Ю.И. – в целом по предприятию, без анализа первичных документов по каждому налогоплательщику с индивидуальным начислением НДФЛ, что требует НК РФ, на основании тех же не проверенных таблиц ВНП, выполненной в 2017г и вызывающей обоснованные сомнения в достоверности. При этом эксперт Черепанова Е.В. допустила большое количество арифметических ошибок. В Заключении эксперт отмечает, что в представленных документах в большинстве случаев отсутствуют сведения о периоде, за который работникам НПО «Мостовик» выплачивалась зарплата. В материалах дела содержится «Расшифровка сумм зарплаты», состоящая из таблиц (а не первичных документов по начислению зарплаты и выплаты кому, каких доходов). Эти таблицы подписаны от имени начальника ОТИЗ НПО «Мостовик» Иванько Т.Н. при проведении ВНП в 2017г. Данные этих таблиц при допросе в Суде лично Иванько Т.Н. признала недостоверными, а подписать ее заставили под угрозой увольнения. Кто и как составлял эти таблицы в 2017г. при отсутствии первичных документов, которые по показаниям свидетелей в 2015г были куда-то (возможно в Екатеринбург) вывезены, НЕИЗВЕСТНО. При проведении выездной налоговой проверки ИФНС по САО г. Омска также не имели возможность рассмотреть первичные документы и подтвердить достоверность данных в указанных в приложениях к Акту таблицах. При рассмотрении Заключения экспертизы ФБУ Омская ЛСЭ и Акта выездной налоговой проверки ИФНС по САО г. Омска, с нашей стороны было обращено внимание на многие ошибки в тех материалах, в том числе то, что в январе – мае 2014г зарплата в НПО «Мостовик» выплачивалась за сентябрь – декабрь 2013г, и это никак не учитывалось. В связи с этим эксперт Черепанова Е.В. запросила в Суде имеющиеся документы о начислениях зарплаты и исчисления НДФЛ в НПО «Мостовик» в 2013г. Обвинение вдруг нашло в архивах СК РФ по Омской области карточки счетов 68.1 и 70 НПО «Мостовик» за период 01.09.2013 по 31.12.2013 и анализ счетов 68.1 и 70 НПО «Мостовик» за период 01.09.2013 по 31.12.2013. В соответствии с Постановлением Суда мне и адвокату Мотовилову дали возможность ознакомиться с этими материалами. В результате ознакомления установлено, что эти материалы оформлены в общей табличной форме без первичных документов. А без первичных документов признать их достоверными не представляется возможным. Нам также не понятно, как суммы выплаченных доходов и удержанных и уплаченных НДФЛ в 2013г могут повлиять на результаты экспертизы по поставленным в Суде вопросам удержания НДФЛ в 2014г. Таким образом, за основу принята недостоверная информация, что недопустимо, в силу требования Закона «О государственной экспертной деятельности». Документы, содержащие «чужое мнение и выводы»: Заключения аудиторов, акты налоговых проверок, акты ревизий и т.д., являются недопустимыми объектами судебной экспертизы. При проведении судебной экспертизы в основе выводов должны лежать только объекты, которые отражают финансово-хозяйственные операции организации. Для ответа на поставленные Судом вопросы единственно достоверной информацией могут быть только все первичные документы по начислению зарплаты каждому работнику с индивидуальным расчетом удержания НДФЛ в соответствии с первичными документами — выплаты кому, когда, какого дохода — в рассматриваемые периоды 2014г.

Но даже если «сумму» выплаченного дохода за конкретный период (графа 2 Таблица 1) Заключения Черепановой Е.В. принять за основу, дальнейшие действия эксперта также ошибочны и противоречат требованиям НК РФ по следующим основаниям:

1. Вся сумма установленного выплаченного «дохода», согласно изложенной методике на стр.9 Заключения отражена в графе 2 Таблицы1 «Расчет суммы НДФЛ, подлежащего перечислению в бюджет налоговым агентом ООО «НПО Мостовик» в период с 01.01.2014 по 31.03.2014, с 01.04.2014 по 31.10.2014». Однако уже в Таблице 1 в графе 2 сумма установленного выплаченного «дохода» заменена на «выплаченную заработную плату всего (выдано из кассы, перечислено на расчетный счет)». Возможно, что эта подмена сделана ошибочно, а не умышленно. Но это очень большая (в разы) ошибка. Из суммы в графе 2 Таблицы 1 необходимо исключить выплаченные доходы, не подлежащие налогообложению (ст.217 НК РФ). Достоверно известно, что особенно в первом квартале 2014г в больших суммах в качестве дохода выплачивались вахтовые выплаты, различные пособия и материальные помощи, которые вообще не облагаются НДФЛ;

2. Ко всей сумме выплаченной за рассматриваемый месяц заработной платы эксперт применил единое значение доли исчисленного (а не фактически удержанного) НДФЛ на основе не проверенных по первичным документам данных из таблиц выездной налоговой проверки. Но это недопустимо, т.к. неизвестно кому в этот период выплачивался не известно какой доход с различными стандартными налоговыми вычетами. Главное, этот метод недопустим, т.к. противоречит требованиям НК РФ.

3. Далее, вообще происходит подмена НДФЛ – налога с дохода конкретного физического лица на НЕКИЙ налог на доходы всех работников по предприятию за рассматриваемый месяц, что в принципе противоречит требованиям НК РФ. НК РФ требует от налогового агента удержать и перечислить в бюджет по каждому работнику индивидуально с учетом персональных данных о необлагаемых суммах его доходов (ст.217, 218 НК РФ). Общая сумма удерживаемого НДФЛ должна быть получена путем суммирования фактически удержанного налога при фактической выплате доходов всех работников. Эксперт, вопреки требованию НК РФ, рассчитывает этот НЕКИЙ налог Предприятия, как усредненный из суммы начисленной (а не фактически выплаченной по требованию НК РФ) зарплаты и исчисленного (а не удержанного) общего за рассматриваемый месяц по всему предприятию НДФЛ с целью применения полученных отношений к сумме фактической выплаты всех (доходов или зарплаты, здесь эксперт допускает недопустимые подмены) за этот месяц. Эту методику не признает и Гособвинитель в своем ходатайстве в прениях.

Таким образом, эксперт вообще не проводила формальной проверки по заполнению бухгалтерских документов, арифметические и нормативные проверки документов начисления и удержания НДФЛ в связи с отсутствием этих первичных документов. Если при проведении выездной налоговой проверки специалисты ИФНС по САО г. Омска пытались истребовать, но не получили доступ к первичным документам от НПО «Мостовик». При проведении экспертизы ФБУ Омской ЛСЭ, эксперт Рыковская Ю.И. в разных формах отразила их отсутствие и приняла в расчет упомянутые сводные таблицы выездной налоговой проверки, не понятно на основании каких документов составленные, в связи с тем, что следствие признало их достоверными. А эксперт ФГКУ «Судебно-экспертный центр СК РФ» Черепанова Е.В., даже не попыталась запросить необходимые первичные документы по начислению и выплате разных доходов, в том числе зарплаты и удержанию НДФЛ, что, соблюдая требования НК РФ обязательно необходимо.

При этом в Заключении эксперта Черепановой Е.В. на стр. 3 указано, что она исследовала расчетно-платежные ведомости. На мой вопрос в Суде - «В каких из перечисленных Вами документах находятся расчетно-платежные ведомости, каких подразделений «НПО Мостовик» и за какие периоды?» - эксперт Черепанова Е.В. уклонилась от ответа, заявив, что она их видела. Во первых, видеть и исследовать принципиальная разница. Во вторых, что главное, она под подпиской ответственности за дачу ложных показаний сказала неправду – нет этих расчетно-платежных ведомостей в материалах УД и в дополнительно полученных документах! Уверенно говорить неправду и использовать недостоверные исходные данные она научилась, а соблюдать требования Законов – нет.

Для объективной и обоснованной оценки Заключения эксперта Черепановой Е.В., на основании запроса адвоката Мотовилова А.Н., квалифицированный специалист ООО «Спец-аудит» Аникина С.Г. выполнила исследование Заключения эксперта Черепановой Е.В. с целью определения:

– правильности применения методики расчета суммы НДФЛ, подлежащей перечислению в бюджет в периоды поставленные в вопросе Судом?

– проведено ли исследование экспертом в полном объеме, позволяющем сделать выводы на поставленные вопросы?

При этом специалисту Аникиной С.Г. переданы и заключение эксперта Черепановой Е.В., и все материалы, находящиеся в распоряжении эксперта.

Заключение специалиста Аникиной С.Г. приобщено к рассматриваемому делу, было передано на изучение Обвинению и Потерпевшему (ИФНС). Кратко вывод Аникиной С.Г.:

Заключение эксперта Черепановой Е.В. содержит многочисленные значительные арифметические ошибки, не объективно, исследование проведено не всесторонне и не в полном объеме, в нарушении требований НК РФ. Проведенное исследование не позволяет сделать достоверные выводы на поставленные вопросы.

При допросе в Суде специалиста Аникиной С.Г., представители ИФНС не выступали с возражениями на выводы Аникиной С.Г.

На вопрос специалисту Аникиной С.Г., которая глубоко изучила и проверила Заключения Рыковской Ю. и Черепановой Е.

– В какой степени выполненная повторная экспертиза исправила ошибки проведенных ранее экспертиз? Был дан обоснованный ответ – использована та же, противоречащая требованиям НК РФ методика. Ошибки не только не исправлены, но экспертиза Черепановой Е. выполнена более грубо.

В прениях Гособвинитель утверждает: – «Эксперт Черепанова Е.В. в суде показала, что все расчеты она производила в соответствии с действующим законодательством по представленным ей документам, и руководствовалась реестрами, которые содержат в себе всю информацию из первичных документов, представленных ООО НПО «Мостовик» при производстве налоговой проверки». Но это НЕ ПРАВДА.

Из материалов УД и показаний свидетелей следует что никто – ни специалисты ИФНС при проведении ВНП в 2017 г, ни все эксперты по этому делу не имели и не использовали первичные документы по исчислению и удержанию НДФЛ за рассматриваемые периоды в «НПО Мостовик». Таблицы в приложениях к ВНП вызывают обоснованное сомнение в их достоверности, т.к. неизвестно как и кто их составлял без первичных документов, что подтвердила в Суде Иванько Т. (подписавшая эти таблицы). А руководитель ВНП Мячина О.И. в Суде не смогла ответить на вопросы Обвинения, Защиты и Судьи и заявила, что она не специалист по НДФЛ а подписала Акт т.к. ее назначили руководителем ВНП.

Также Гособвинитель в прениях настаивает: «Оснований для признания экспертного заключения недопустимым доказательством, как об этом просит защита, не имеется, поскольку исследование произведено экспертом, имеющим специальное образование, опыт работы экспертной деятельности, выводы являются мотивированными, содержат ответы на все поставленные вопросы, эксперт предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения». Но оснований для признания Заключения Черепановой Е. не допустимым очень много. Во-первых – ходатайство Гособвинителя в прениях о вынесении эксперту Рыковской Ю.Н. Судом частного постановления о нарушении уголовно-процессуального законодательства при проведении экспертизы с целью недопущения аналогичных нарушений. Гособвинитель указывает основные нарушения: - «нарушение закона №73 ФЗ «О государственной экспертной деятельности» в части, эксперт провела расчет НДФЛ не корректным способом, в экспертизе не указан принцип расчета (формула), а также ссылки на научную литературу, методические рекомендации, согласно которым произведен расчет». Кроме того Гособвинитель считает: - «недопустимы ревизионные методы расчета НДФЛ, в связи с чем она применила лично ей разработанный частно-научный метод: пропорциональные действия отношения произведений выплаченной заработной платы и начисленного НДФЛ деленное на разницу начисленной заработной платы и начисленного НДФЛ». Но эксперт Черепанова Е.В. применила ту же самую недопустимую методику расчета НДФЛ, как некоего налога в целом по предприятию на основании тех же недостоверных таблиц ИФНС от 2017г, без анализа первичных документов по исчислению и удержанию НДФЛ каждого налогоплательщика, что противоречит НК РФ и закона «О государственной экспертной деятельности». Также провела расчет НДФЛ тем же некорректным методом, что и эксперт Рыковская Ю.Н. Эксперт Черепанова Е.В. выполнила те же оспариваемые Гособвинителем пропорциональные действия в целом по предприятию. Это легко доказывается путем сравнения материалов этих Заключений. Также не дала ссылки на научную литературу и методические рекомендации. Кроме того эксперт Черепанова Е. ошибочно (или умышленно) подменила понятия выплаченный доход на всю сумму выплаченной зарплаты с удержанием со всех сумм выплаченных доходов, в том числе не облагаемых налогом НДФЛ. Использовала для расчета сумм удержанного налога, данные об исчисленном, а не удержанном НДФЛ, что противоречит требованиям НК РФ. При этом допустила многочисленные арифметические ошибки.

Уважаемый Суд! Уважаемые присутствующие!

Это выступление я сегодня размещаю на своей странице в Facebook, поэтому обращаюсь и к жителям Омской области и ко многим в разных регионах РФ.

В начале 2018г меня обвинили в том, что я не совершал – умышленно не платил налоги при наличии такой возможности, в личных интересах, единолично расходовал денежные средства НПО «Мостовик». С декабря 2019г. Это Уголовное Дело объективно долго (пандемия, неявка свидетелей обвинения, повторная экспертиза, моя болезнь и т.д.) рассматривается в Суде, который подходит к приговору.

Прошу Суд принять во внимание следующие важные обстоятельства, о которых я неоднократно говорил, но кратко повторю:

Первое – с 04.04.2014 по 31.10.2014 я как генеральный директор НПО «Мостовик» не мог проводить платежи с расчетного счета предприятия единолично, в личных интересах, т.к. вообще в расходовании денежных средств в этот период не участвовал по инициативе основного кредитора. В этот период был введен независимый финансовый аудитор, которому была передана блокирующая подпись в Банке, и в дальнейшем не установленные сотрудники банка контролировали этот процесс, что подтверждают свидетели.

Второе – В период январь-март 2014г (общая сумма по Заключению сомнительной экспертизы не уплаченного НДФЛ составляет 91,2 млн руб.). Я в сложнейшем финансовом положении, завершая многочисленные олимпийские стройки (в т.ч. брошенные другими подрядчиками) и обеспечивая безопасную эксплуатацию самых сложных объектов при проведении Олимпиады в Сочи, платил все заявленные главным бухгалтером налоги (≈ 250млн руб). Каких налогов, определял гл. бухгалтер. И если бы я, как утверждает Обвинение, достоверно знал о задолженности по НДФЛ, то очевидно, что в первую очередь был бы погашен весь долг по этому налогу (по данным очень сомнительной экспертизы в I квартале 2014 г ≈ 91 млн руб.).

Я никогда и никому не давал указаний не платить налоги. По этому поводу следствие не нашло ни одного даже намека. Наоборот, в 25-летней истории предприятия я добивался строго соблюдать все законы, в том числе требования НК РФ, и поэтому НПО «Мостовик» многие годы был крупнейшим налогоплательщиком региона. Это Факт!

Третье – В первом квартале 2014г НПО «Мостовик» по причине не оплаты от Госзаказчиков за фактически выполненные работы, попало в сложное финансовое состояние. «Олимпстрой», разорив подрядчиков, перечислил в Федеральный бюджет денежные средства, выделенные на строительство Олимпийских объектов в сумме более 40 млрд руб. По этой причине возникли задержки по выплате зарплаты и просрочки уплаты налогов. НПО «Мостовик» не имело реальной финансовой возможности своевременно, в полном объеме выполнить все обязательные платежи – зарплата, налоги, фонды и т.д. Поэтому не своевременные платежи НДФЛ следует считать объективной просрочкой. Никаких нарушений в начислении налогов никто, в том числе ИФНС, не нашел.

Четвертое – В связи с наличием постоянной задолженности по зарплате в рассматриваемый период и недостаточности средств у предприятия, согласно п.4. статьи 226 НК РФ, погашение задолженности по заработной плате является приоритетным по сравнению с погашением задолженности по НДФЛ по ранее частично выплаченной заработной плате. Данная позиция изложена в определениях Арбитражного Суда Омской области по делу №А46-4042/2014 от 27.11.2017 г. и 05.12.2017 г, имеющиеся в материалах УД.

Пятое – Прокурор требует меня сурово наказать, опираясь на данные не просто сомнительной, а очевидно, недостоверной экспертизы, выполненной с большим количеством арифметических ошибок, по методике не отражающей требования НК РФ, экспертом, ранее находившемся в служебной зависимости от следствия и не имеющей допуска на право самостоятельного производства экспертиз по первым двум – основным вопросам поставленным Судом, исходя из ответов Министерства Юстиции РФ, с нарушениями закона №73 ФЗ «О государственной экспертной деятельности». Прошу Суд объективно, на основании всех материалов, в том числе ходатайства Гособвинителя в прениях, признать Заключение эксперта Черепановой Е.В. недостоверным. Также нельзя, по ст. 199.1 выносить обвинительный приговор на основании недостоверных данных судебной Экспертизы.

Шестое – я не имел личной заинтересованности при выдаче займов дочерним предприятиям. Обвинение не предъявило никаких конкретных доказательств моей личной заинтересованности при выдаче этих займов. Указанными предприятиями я ни в какой форме не руководил. Это подробно изложено в моих «Показаниях» 23.11.20. Также, еще раз прошу учесть факт полного гашения в рассматриваемом в УД периоде всех займов выданных «ГК Центр» с 2009г, в том числе предъявленных в обвинении в сумме 7,345 млн руб. и частичного – 5 млн руб. от «Мостовик Девелепмент», на второй рабочий день после займа. Обвинение этого не учитывает, но этот факт меняет сумму сомнительной заинтересованности (54,48 – 12,345 = 42,135). А если даже это признать, то обвинение требует переквалификации на ч1. ст.199.1.

Также Суд прошу принять к сведению, что о наличии задолженности НПО «Мостовик» по НДФЛ за 2014г я узнал только от следователя в 2016г. Эта информация меня сильно удивила. Я лично и весь трудовой коллектив сохранили все материальные и финансовые активы предприятия (большие Дебиторские задолженности, сотни объектов недвижимости, большие земельные участки, более 1000 единиц спецтехники, множество уникального оборудования, станков, оргтехники и т.д. и т.п.), которые были переданы в конкурсную массу. По нашим оценкам, стоимость этих активов составляла ≈36 млрд руб. По пессимистической «рыночной», как ее назвал председатель кредитного комитета Свистунов Ю.А. официальной оценке конкурсных управляющих стоимость активов НПО «Мостовик» включенных в конкурсную массу составляла ≈ 23,2 млрд руб. Заключение находится в материалах УД.

Для меня очевидно, что если бы ИФНС по Советскому округу г. Омска своевременно встала в реестр кредиторов второй, подчеркиваю второй очереди по НДФЛ и воспользовалась своим правом накладывать данные им Законом ограничения на реализацию активов, то как минимум, задолженность НПО «Мостовик» по НДФЛ в сумме 777 млн руб. по Акту ВНП 2017г., была бы полностью погашена. Это подтвердил в Суде Председатель комитета кредиторов Свистунов Ю.А.. Поражает то, что ИФНС «вспомнило» об этой недоимке лишь в 2017г. Если бы сотрудники ИФНС не проявили эту халатность, то бюджет Омской области получил бы эту недоимку, а этого судебного разбирательства вообще не было бы. В связи с этим считаю, что не ИФНС по САО г. Омска – Потерпевший в этом «Деле», а я являюсь Потерпевшим от халатных действий сотрудников ИФНС. Но главное, конечно, то, что пострадал бюджет Омской области. Огромные активы «НПО Мостовик» куда-то разошлись, а недоимка по всем налогам в бюджет за время банкротства не только не погашена или хотя бы сократилась, она значительно (почти в два раза) выросла, в том числе и по НДФЛ! Я точно в этом не виновен, и как гражданин возмущен!

Виновным себя в совершении инкриминируемого мне преступления не признаю. Считаю, что допущенная просрочка по уплате предприятием НДФЛ возникла по объективным причинам, а не в связи с моими умышленными действиями. Этих умышленных действий Обвинение не нашло. Конкретная сумма удержанного, но не уплаченного в рассматриваемые периоды достоверно не установлена. Корыстной и иной личной заинтересованности в неисполнении обязанностей налогового агента я не имел. ИФНС по Советскому округу г. Омска не встала в реестр кредиторов второй очереди по НДФЛ. По причине этой халатности вся сумма реестровой задолженности НДФЛ не уплачена в бюджет Омской области до сих пор, а из меня по инициативе ИФНС пытаются сделать без вины виноватым.

Обвинительное Заключение и позиция Гособвинителя в прениях построены на многочисленных домыслах, на неправде, которая опровергнута в Суде доказательствами, с использованием недостоверного и недопустимого Заключения эксперта Черепановой Е.В., с использованием недопустимых ссылок на показания свидетелей, не допрошенных в Суде, показания которых не оглашались, на искажении показаний свидетелей в Суде, на грубом искажении доказанных фактов получения кредитов в рассматриваемый период под мои поручительства, которое я считаю подлогом. Главное, по всем предъявленным эпизодам нет конкретных доказательств уклонения от исполнения обязательств налогового агента с моей личной заинтересованностью.

Гособвинитель в прениях игнорировал материалы, представленные в Суде и показания в Суде свидетелей. Обвинительное Заключение и речь Гособвинителя в прениях построены на многочисленных нарушениях ст.73 УПК РФ.

Прошу Суд дать объективную оценку рассмотренным в Судебном следствии материалам и вынести справедливый приговор.

 

Публикация в facebook автора


Яндекс.Директ ВОмске




Комментарии

Ваше мнение

19.08.2021

А как вы сегодня оцениваете деятельность Леонида Полежаева на посту губернатора?

Уже проголосовало 79 человек

09.08.2021

А вам в этом году понравилась «Флора»?

Уже проголосовало 69 человек



























Блог-пост

Евгения Карасёва

— омичка

Валентина Фоменко

— Психолог

Елена Петрова

— омичка

Другие новости


Яндекс.Директ ВОмске

Эксклюзив

Как, Света, не хватает… света!..

18-е сентября 2021-го… Вспомним про неё: Светлана Яневская /1941-2014/... Человек-подвижник, человек-легенда театрального Омска…

140518 сентября 2021

Стиль жизни

Дело её вкуса

Story

Дело её вкуса

История Марии Хрищенко – пример того, что каждый при желании может сделать мир чуть красивее, если займется тем, что ему нравится.

2098210 сентября 2021
«Мой Никулин»: цирковой вождь бледнолицых

Story

«Мой Никулин»: цирковой вождь бледнолицых

История одной фотографии.

1916102 сентября 2021
Огонь, а не кошки! Хотите такую?

Story

Огонь, а не кошки! Хотите такую?

В третью субботу августа (в этом году – 21 августа) отмечается Международный день бездомных животных. В этот день в разных странах принято посещать приюты для бездомных животных: оказать им посильную помощь или выбрать себе питомца.

3092121 августа 2021
Заслуженный артист России нашел в Омске новую любовь

Story

Заслуженный артист России нашел в Омске новую любовь

Юрий Сосин уедет из нашего города с красавицей-омичкой по имени Бела.

304420 августа 2021

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске




Наверх