Эта маленькая история о большой любви

Она из любопытства, после долгих уговоров, приходит нам позировать. И всё. Гром грянул. Потому что в момент, когда маленькая входная дверь института отворяется, пропуская внутрь большую Элеонору, её встречают сразу оба брата.

80906 ноября 2021
Эта маленькая история о большой любви

Дело было в девяностых двадцатого. Два брата, Сурен и Амаяк, приехали в Сибирь, чтобы поступить в художественный институт, из Армении. Из маленького села. По-русски в первые годы обучения говорят слабо. Объясняемся знаками, жестами. Сильно помогает мимика. Сурен поступает на академическую скульптуру, а Амаяк — на художественную керамику. Когда мы спрашиваем братьев, почему они приехали так далеко, они отвечают, что здесь можно учиться без взяток, а на родине нельзя. А в их семье больших денег нет. А учиться надо. Вот они приехали и учатся.

Братья — очень миниатюрные мужчины. Маленькие, вежливые. С усами. Усы у них пушистые, а характеры хорошие. Братья знают, чего хотят и учатся прилежно. Соблюдают распорядок и живут по общим правилам. Несмотря на трудности с коммуникацией как-то умудряются сдавать зачёты и экзамены. Благо специфика обучения такая, что не слова решают дело, а работа. Есть результат на просмотре — есть зачёт. Художественный институт так устроен, что все преподы — играющие тренеры. Система мастерских: вы учитесь у работающих художников, что, конечно, бесценно. Общий дух, практика, взаимопонимание и взаимопроникновение. Не без эксцессов, и это как в любой семье.

1

Но, о любви

Итак, Сурен рубит, лепит, рисует. Амаяк лепит, рисует, пишет. Оба очень заняты. Лекционные тетрадки Амаяка по технологии художественной керамики (это теоретический курс) девчонки выманивают под видом «дай списать» и читают хором вечерами в общаге. Потому, что «праэкт питэвово фантана» — это зэ бест. И однажды прочитав, уже не успокоиться. Остаётся только хихикать в ладошку и повторять, как мантру.

Девочки так любят смеяться, и им так хочется радости, что они не могут устоять. Амаяк, конечно, знает, что девочки смеются. Но относится к этому с пониманием. Смотрит на девочек своими темными карими глазами, моргает огромными ресницами и улыбается в пушистые усы. От такого армянского смирения и всепрощения девочкам становится неловко. Но устоять невозможно и снова несётся дразнилка по мастерским: «Дэвушки, дайте пиласос, глазур задут?»

Элеонора приехала из небольшого сибирского городка, но имеет большие планы насчёт покорения мировых оперных сцен. У неё сопрано. Рыжие кудри, взбитые в высокую прическу в стиле Серебряного века. И она не просто большая девушка. Она на полголовы выше самых высоких из нас. Если бы не её всегдашние платья в вертикальную полоску примерно пятьдесят восьмого жизнеутверждающего размера, то можно было бы представить, что она памятник. Валькирия! Но она нежна и прекрасна. Её крупные серые глаза всегда ещё больше увеличиваются, а маленький ротик растягивается в улыбке, когда Элеонора видит НАСТОЯЩИХ художников. Вот она и тусуется, преимущественно с художниками. То есть с нами, а не с музыкантами. Ей с художниками интереснее. Мы кажемся ей странными (то, что нам кажутся странными певцы, разгуливающие по коридорам общаги в трениках, с кастрюльками и распевающиеся, опустим).

Элеонора читает Гумилева и Бунина. Она поёт нам романсы. Мы её обожаем. У неё маникюр, на маленьких пухлых пальчиках. Она машет нам маникюром в приветствии. Но не энергично. А так. Томно. Она очень нетороплива и степенна. Она настоящая оперная певица. По сравнению с нами, особенно. Мы ходим на её экзамены и там переживаем за неё. Оперная жизнь — такая сложная вещь, ой-ёй. Романы Элеоноры всегда носят трагический характер и похожи на произведения Бунина. Мы вздыхаем. Сложно в этом мире большим и нежным оперным певицам.

Но, наконец, она из любопытства, после долгих уговоров, приходит нам позировать. И всё. Гром грянул. Потому что в момент, когда маленькая входная дверь института отворяется, пропуская внутрь большую Элеонору, её встречают сразу оба брата. Сурен поражен. И не может оторвать взгляд от явления Элеоноры. Амаяк забывает обо всем и только следит за плавными перемещениями женщины-горы. Братья потрясены. В их черных глазах одновременно вспыхивает огонь желания. А у Амаяка сквозит ещё и вожделение. Он тихо что-то шепчет на родном языке, видимо уговаривая видение не оставлять его.

Элеонора не замечает братьев и плывет по коридорам и мастерским большим океаническим лайнером, попутно комментируя своим сопрано всё необычное, что встречается ей: мольберты, станки, ванны с глиной, банки с красками и планшеты с рисунками. Братья крадутся следом. Братья больше не могут есть, двигаться... да что там, они дышать не могут. Но взгляд Элеоноры скользит над их головами, которые макушками достают Элеоноре едва до плеча, а если их поставить рядком, Сурена и Амаяка, то они едва закроют половину площади Элеоноры по горизонтали. Но они твердо решили штурмовать эту вершину. И они штурмуют: Сурен остервенело рубит гранит. Крошки летят. Искры летят. Вся жизнь маленького скульптора летит в тартарары. Амяак бросается к мольберту и красит портреты. Один за другим, на старых обоях, на кусках картона, на фанере и на холсте. Возникают огромные, ростовые портреты, декоративные, буйные, неистовые. Мартирос Сарьян переворачивается в гробу от зависти. И отворачивается. Амаяк красит. Красит. Красит. Его больше не остановить.

Братья выставляют всё, что накрасили и накрошили на семестровый просмотр. Элеонора по нашему приглашению приходит, чтобы осмотреть экспозицию. И видит свои многочисленные изображения. И она тает. Никто. Никогда ТАК не писал и не рубил Элеонору (и потом не станет). И она, наконец, видит маленьких братьев. Она замечает их. Более того, она говорит с ними. Говорит как с большими, томно. Об искусстве и о страсти. Или шут там знает о чем. Они оживлённо беседуют. Щебечут. Эти диалоги не разобрать (наверно, у нас на глазах рождается какой-то новый диалект). Да мы и не стараемся.

2

Элеонора обнимает сразу обоих художников и прижимает их к своей мягкой теплой груди. И они, счастливые, тонут. А со стен, где развешены портреты Элеоноры, сочатся и брызжут пятна розовых и красных краплаков, там разливается охра и медь. И голубой мешается с желтым кадмиями и стронцием. И рождается Вечный Зелёный.

И начинается весна.

 

Оригиналов Facebook автора

Автор:Ляля Помидорова

Фото:с сайта pixabay.com

Теги:Историялюди


Яндекс.Директ ВОмске




Комментарии

Ваше мнение

20.04.2022

Как вы относитесь к появлению электросамокатов в Омске?

Уже проголосовало 44 человека

09.04.2022

Где вы планируете отдыхать летом?

Уже проголосовало 43 человека























Блог-пост

Виталий Путинцев

— вице-спикер Омского городского Совета

Оксана Дубонос

— домохозяйка

Анна Нартова

— Психолог


Яндекс.Директ ВОмске

Эксклюзив

Геннадий Долматов: «Дорогу осилит идущий»

Сколько вирусов пыталось нам навредить, куда уезжают целые фермы, во сколько может подорожать ДК, чем оборачивается ремонт ОНПЗ и кто в области главный по картошке — об этом и другом в отчете главы Омского района за 2021 год.

1933127 июня 2022

Стиль жизни

«Посмотреть на выжившего»: кто такие равные консультанты и как ими становятся

Откровенная история

«Посмотреть на выжившего»: кто такие равные консультанты и как ими становятся

Чем может помочь больному раком человек, который сам прошёл через онкологический диагноз.

3443321 июня 2022
Танец оловянного солдатика. Омская легенда

Story

Танец оловянного солдатика. Омская легенда

20 июня заслуженному артисту России Олегу Карповичу исполнилось бы 67…

5146121 июня 2022
Пощекотать «Пуп Земли»

Story

Пощекотать «Пуп Земли»

Видеокамера за корову, железные веники и деньги просто так: непридуманные чудеса уникальной омской деревни.

1173016 июня 2022
Павел Кручинский: «Повторю за Спиваковским: хочешь быть богатым и счастливым – не ходи в школу»

Откровенная история

Павел Кручинский: «Повторю за Спиваковским: хочешь быть богатым и счастливым – не ходи в школу»

«ВОмске» продолжает проект «Семь историй одного выбора». История от Павла Кручинского, политика, предпринимателя и отца, чья дочь после Кембриджа предпочла вернуться в Россию и работать официанткой, старший сын, получив корочки престижного московского вуза, трудился помощником слесаря, а младший ушел из обычной средней школы после второго класса.

8813113 июня 2022

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске




Наверх