Наркомания — семейная болезнь

В декабре исполнится 12 лет, как содружество Нар-Анон в Омске оказывает помощь родственникам и друзьям наркоманов, давая этим людям понять, что они больше не одиноки, предлагая помощь, делясь опытом, силой и надеждой, применяя программу «Двенадцать Шагов».

126809 ноября 2021
Наркомания — семейная болезнь

— Сайт Омского Нар-Анона был создан в феврале 2014 года, — говорит член содружества для родственников и друзей наркозависимых-Нар-Анон. — Цель сайта — рассказать тем, кто ищет информацию о помощи наркозависимым, что помощь близкому начинается с помощи себе.

На протяжении семи лет мы делимся информацией о том, как работают омские группы Нар-Анона, какие мероприятия проводит российский Нар-Анон. Мы публикуем истории членов омского содружества Нар-Анон о том, как они смогли помочь себе, как работают по Программе «12 Шагов» и как помогают другим.

1

Впервые я столкнулась с этой бедой, много лет назад, когда пришла брать интервью у ветерана Великой Отечественной войны, ушедшей на фронт в неполные восемнадцать лет Лидии Н. Человек, прошедший жесточайшие испытания, вернувшийся после ранения в Омск, впоследствии уважаемый на производстве ведущий специалист большого предприятия, горько плакала, делясь постигшей ее дом бедой — любимый внук стал наркоманом… И, скажу честно, тогда я не знала, как и чем успокоить эту достойную женщину. Только слушала ее и пыталась, как могла, утешить. Позже, в девяностые годы, стало появляться все больше публикаций на эту тему. Тогда же в страну вместе с гласностью пришла спасительная программа «12 Шагов», по которой во всем мире оказывается помощь не только самим зависимым, но и тем, кто живет и страдает рядом с ними, их родственникам.

Послушаем этих людей вместе с вами.

Антонина: Я пришла на собрание группы Нар-Анона почти семь лет назад, когда узнала о том, что есть в Омске реабилитационные центры, которые занимаются лечением наркомании. Моему сыну тогда было почти 19 лет, а наркомания сына почти пять лет терзала мою семью. Я перепробовала разные способы борьбы — от официальных до разнообразных нетрадиционных, от слез и уговоров по-доброму — до приковывания наручниками к батарее. Так силен был мой страх потерять сына в процессе его употребления, что мне было все равно, как он будет относиться ко мне, лишь бы он был жив и, по возможности, не употреблял. Не помогло ничего. Он попал в реабилитационный центр, а я пришла на еженедельные собрания для родителей наркозависимых, где впервые услышала о группах. Сразу я не поняла, зачем они нужны. А через пару месяцев побывала на встрече со специалистом по зависимостям, которая более двадцати лет занималась этим вопросом. Поразила ее фраза о том, что семьдесят процентов срывов зависимых после прохождения программы реабилитации  происходит по вине близких, которые не сумели или не захотели построить новых отношений.

Рекомендация была одна — родственники наркоманов должны посещать группы Нар-Анона и учиться новому поведению. Я не хотела, чтобы мой сын сорвался  и пошла на собрание непонятных еще для меня групп. Их в Омске на тот момент было пять. Я выбрала самую удобную для меня по транспортной доступности. С тех пор я в Нар-Аноне.

Свое первое собрание помню смутно. Поразили женщины и мужчина, которые улыбались, обнимались, и было видно, что они друг для друга, как близкие родственники. Вдруг поняла, что очень давно сама не улыбалась. Последние пять лет я жила в постоянном сдерживании слез и ожидании страшного известия — тюрьма, больница или смерть cына. Я стала регулярно посещать группу. Прошло несколько месяцев, и вдруг я поймала себя на том, что я улыбаюсь, без особой причины, потому, что лето, солнце и я еду на собрание своей родной группы Нар-Анона. Каждый член группы стал мне родным, с каждым я рада была обняться при встрече, любому могла позвонить в трудную минуту и спросить: «Ты можешь меня выслушать?»   

Это дорогого стоит — поделиться своей болью и услышать в ответ: «Я знаю, о чем ты говоришь. У меня было такое». Я набирала силу, она пригодилась мне,  когда мой сын сорвался. Он не остался в своей Программе. А я все равно продолжала посещать собрания Нар-Анона. Я не обвиняла Программу «12 Шагов», что она не сработала. Она не сработала у моего сына, это больно. Но она сработала у меня — его срыв не убил меня. Мне уже не хотелось умереть, как было до Программы. Я не просто выжила — я научилась жить с этим, как живут с диабетом и другими тяжелыми хроническими заболеваниями. Я училась получать  свои радости от жизни, научилась отделять сына от его болезни — любить сына и ненавидеть болезнь. Я училась не лезть в его выздоровление и не потакать его болезни.

Что-то получалось, что-то не очень. Я продолжаю учиться. Программа «12 Шагов» помогла мне выжить, и она же помогает мне жить и радоваться тому, что у меня есть. Принять то, что я не в силах изменить, мужество изменить то, что могу и мудрость — отличить одно от другого. Это слова, ставшие девизом для всех 12 Шаговых Программ, читаются вначале каждого собрания. 

Вот рассказ Вероники:

2

Несколько лет назад мне позвонила старшая дочь и сообщила страшнейшее в моей жизни известие: моя младшая дочь, ее сестра, употребляет наркотики. 

Нет, этого не может быть! Девочка и наркотики? Это не она, это ее друг! Первое время я отрицала эту страшную правду и не хотела верить. Это какая-то ошибка, ведь у нас положительная семья, мы любим и уважаем друг друга! Быть такого не может! Но дочь уверенно  повторила: «Мама, это правда, моя сестра употребляет наркотики, надо что-то делать». 

Мы обратились к профессионалам и отправили дочь в реабилитационный центр. Вот тогда меня накрыло с головой. Как она там, что с ней будут делать? Страх за ее жизнь, вина, что я делала что-то не так, одержимость, постоянные думы только о ней и гнев на себя и на неё разрушали меня изнутри. Мне было очень плохо, я была раздавлена горем.

Дома я делала вид, что все хорошо, плакать и биться в истерике я не могла, жалела мужа: он за рулём каждый день, и я видела, как он страдает. А вот когда оставалась одна, я просто выла в голос. Дочь-наркоманка — что может быть страшнее? До сих пор без слез не могу про это говорить. 

Я думала: «Все, жизнь закончилась, выхода нет».

В реабилитационном центре мне сказали, что у меня есть время заняться собой, пока дочь находится на лечении. Посоветовали сходить на собрание для членов семей наркоманов. И таким образом мы с мужем пришли в Нар-Анон на наше первое собрание. Впоследствии я поняла, что там я могу быть собой и говорить о себе, не опасаясь, что меня осудят. Такие же люди, с такой же проблемой, спокойные и уверенные, проявляли заботу и давали мне поддержку. 

В Нар-Аноне я узнала, что наркомания — это семейная болезнь, что это прогрессирующая болезнь, и что это болезнь — смертельная! И если она коснулась моей семьи, то бесследно это не проходит. Так я включилась в процесс своего собственного выздоровления от семейной болезни наркомания.

Вот еще мнение от члена омской группы Нар-Анон:

— Сейчас я учусь жить по-новому. Учусь избавляться от страха, который преследовал меня многие годы. А страх мой — всеобъемлющий, затмевающий свет и разум!  Учусь не думать о плохом, не заглядывать в будущее, жить сегодняшним днем! Учусь избавляться от нежелательных черт моего характера. Я, в моем представлении, всегда была сильной, могучей, тянущей на себе все что можно и нельзя. А по факту-то оказалось совсем наоборот.

Если вы не знаете, как справиться с наркоманией близкого — неважно, кто он для  вас — сын, дочь, муж, друг, брат, знайте — вы  не одиноки. Есть люди, которые пережили такую же боль, и они готовы поделиться с вами своим опытом. Вместе — легче, вместе — сможем! 

3

Нар-Анон — не секта, у Содружества есть юридическое лицо, зарегистрированное надлежащим образом. Наша помощь — бесплатна и анонимна. Мы сами жили в аду наркомании. Мы знаем, о чем говорим. Мы хотим помочь вам перестать умирать от семейной болезни наркомания. 

— Вначале я многого не понимала, не могла согласиться со многими идеями, но продолжала ходить на собрания. Спустя какое-то время я осознала, что одолеть чужой недуг я не могу, это не реально. Я поняла, о каком бессилии говорили подруги по группе, — делится Анна. — Узнала о том, что наркомания это семейная болезнь. Оказывается, поступки зависимых и их близких во многом схожи — в них нет здравомыслия. И те и другие, находясь в состоянии болезни,  становятся неуправляемыми, наступают на одни и те же грабли, но каждый раз ожидают, что их нездоровые действия дадут позитивный результат.

Как и в любых других сообществах, в группах Нар-Анон могут иметь место разные взгляды на их деятельность. 

Делится Виктор:

— За  четыре с половиной года я участвовал в сотне различных собраний групп Нар-Анона — и «вживую», и в скайпе. И хочу заметить, что высказывания мужчин, как правило, менее эмоциональны, чем женские. Мужчины реже «зацикливаются» на поведении других людей, реже погружаются с головой в их проблемы. Пытались ли мы спасать своих родственников-наркоманов? Да, безусловно! «Вытаскивали» с того света после передозировок или из петли, пытались помогать выбираться из смертельно опасных ситуаций. Да, мы все прошли этот тяжелый путь. Стремление помочь погибающему человеку — это естественная и нормальная реакция здорового человека. Безразличное же отношение к опасности для жизни любого человека — это точно диагноз.    Созависимость мужчинам свойственна значительно реже, чем женщинам. Это мой опыт. Но мужчины также нуждаются в помощи Нар-Анона, в том, чтобы понять, как взаимодействовать с наркоманом в семье, независимо от того — продолжает он употреблять наркотики или выздоравливает. В содружестве есть группы, ориентированные на мужчин. Верю, что не за горами времена, когда наши группы станут по-настоящему семейными. И тогда выздоровление от семейной болезни «наркомания» реально будет приходить в наши семьи. 

Еще одна  исповедь:

Александра: С моим сыном случилась беда — мой сын наркоман! Много… очень много времени мне надо было для того, чтобы на него разгневаться и определить его в реабилитационный центр! Для себя решила, что это моя беда, и с этой бедой я как-то должна дальше жить. Закрылась от всех, жила в еще более закрученном «коконе».  Мне казалось, меня никто не поймет! Не находила себе места, винила во всем произошедшем себя, тихо сходила с ума, не знала, что мне делать дальше, как жить.

В один из дней пришла на собрание для родителей в реабилитационном центре, хотя был страх: «Меня ведь многие  знают в нашем городе, это же позор!»

Все высказывались по кругу о своих чувствах. Смогла здесь довериться, так как на собрании присутствовали родители и родственники наркоманов. В моих словах было столько отчаяния и безысходности! После собрания ко мне подошла одна из мамочек реабилитантов (всегда ей буду благодарна!) и дала мне визитку, в которой были написаны адреса групп Нар-Анона в Омске для родственников наркоманов. Я пошла на собрание группы Нар-Анона на следующий день. Пошла потому, что хотела услышать рецепт — как помочь сыну-наркоману. Там мы тоже высказывались по кругу, и я впервые  незнакомым мне людям рассказала о своей беде! И не услышала от них осуждения, чему была несказанно рада. Именно здесь мы объединены одной проблемой! Посещая группу, я обрела друзей, способных выслушать меня, а самое главное — получила бесценный опыт других людей, помогающий мне справляться с проблемой наркомании близкого человека. 

Все истории реальны, а имена изменены, так Содружество Нар-Анон соблюдает один из важнейших принципов своей деятельности — анонимность. 

4

На сегодняшний день в Омске работают шесть очных групп, а по воскресеньям проводится онлайн собрание для всех тех, в чьи семьи пришла беда — наркомания близкого  человека.

 

Подробности можно узнать, позвонив по  Информационному телефону: +7 (905) 941-09-59 или на сайте Нар-Анона в Омске naranon-omsk.ru.


Яндекс.Директ ВОмске




Комментарии

Ваше мнение

20.04.2022

Как вы относитесь к появлению электросамокатов в Омске?

Уже проголосовало 44 человека

09.04.2022

Где вы планируете отдыхать летом?

Уже проголосовало 43 человека























Блог-пост

Виталий Путинцев

— вице-спикер Омского городского Совета

Елена Суворова

— Психолог


Яндекс.Директ ВОмске

Эксклюзив

Геннадий Долматов: «Дорогу осилит идущий»

Сколько вирусов пыталось нам навредить, куда уезжают целые фермы, во сколько может подорожать ДК, чем оборачивается ремонт ОНПЗ и кто в области главный по картошке — об этом и другом в отчете главы Омского района за 2021 год.

1936127 июня 2022

Стиль жизни

«Посмотреть на выжившего»: кто такие равные консультанты и как ими становятся

Откровенная история

«Посмотреть на выжившего»: кто такие равные консультанты и как ими становятся

Чем может помочь больному раком человек, который сам прошёл через онкологический диагноз.

3446321 июня 2022
Танец оловянного солдатика. Омская легенда

Story

Танец оловянного солдатика. Омская легенда

20 июня заслуженному артисту России Олегу Карповичу исполнилось бы 67…

5149121 июня 2022
Пощекотать «Пуп Земли»

Story

Пощекотать «Пуп Земли»

Видеокамера за корову, железные веники и деньги просто так: непридуманные чудеса уникальной омской деревни.

1173316 июня 2022
Павел Кручинский: «Повторю за Спиваковским: хочешь быть богатым и счастливым – не ходи в школу»

Откровенная история

Павел Кручинский: «Повторю за Спиваковским: хочешь быть богатым и счастливым – не ходи в школу»

«ВОмске» продолжает проект «Семь историй одного выбора». История от Павла Кручинского, политика, предпринимателя и отца, чья дочь после Кембриджа предпочла вернуться в Россию и работать официанткой, старший сын, получив корочки престижного московского вуза, трудился помощником слесаря, а младший ушел из обычной средней школы после второго класса.

8815113 июня 2022

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске




Наверх