Об эмиграции

Бесконечное допиливание языка и образования до какого-то абстрактного совершенства не облегчают наш эмигрантский путь. Вообще. А иной раз только усложняют. Ок. Что тогда облегчает?

75911 июня 2022
Об эмиграции

Расскажу любопытное про эмиграцию.

Фантазии об отъезде обычно крутятся вокруг двух вещей — знания языка и какого-то немножко абстрактного «хорошего образования»:
Вот если бы я знал язык.
— Надо язык подучить, тогда уже можно.
— Ну кому я там нужна со своим образованием.
— Я же ничего не умею.

1

И да. И нет.

Да, знание языка действительно чертовски облегчает жизнь. Легче снять жилье, записать ребенка в школу, разобраться с налоговой. Попасть ко врачу, и, что немаловажно, объяснить этому врачу, где болит и как. Но уже на месте выясняется, что язык — вещь мерцающая, его то много, то мало, то он не нужен вообще.

На уровне «поговорить с врачом и налоговой» его можно выучить за 1-2 года в любой стране мира, наверное, даже в Китае. Если учить. Если на это находятся время и силы.
Так, чтобы делать это без мучительного чувства неловкости, без ощущения, что тупишь, волнуешься, подыскиваешь слово, понимаешь, что сказал не то, что хотел — все равно уйдут десятилетия. Но с этим чувством можно жить, можно научиться его трогать и делать не таким обжигающим.

Чтобы говорить с носителями языка и доносить до них мысль — профессиональную, а иной раз и романтическую, или поддерживать разговор на уровне «погоды нынче стоят отличные — как хороши розы — а бензин-то подорожал» — достаточно, наверное, лет 4-5, тут опытные эмигранты меня поправят.

Чтобы ощущать чужой язык со всем богатством нюансов, на кончиках пальцев, как инструмент, которым владеешь не хуже, чем родным, и самовыражаться на нем во всей полноте — иногда мало всей жизни. Но этот уровень почти никому не нужен. В конце концов, кто из нас Набоков. Да и родной язык как инструмент самовыражения никто у нас не отнимет. И само языковое поле в той же Европе сейчас пластично, как никогда. (меня проклянут, конечно, за эти слова, но все европейские столицы заговорили теперь на русском с украинским акцентом)

И хорошее образование — да, тоже вещь полезная. Но в любой новой среде неизбежно оказывается, что образование, которое мы старательно получали в России — многими гранями к этой среде не подходит. И не потому, что оно «плохое». А потому, что среда иная.

Хорошее образование — это часто нехитрое что-то, простенький диплом или набор навыков, но полученный в этой самой стране. Какой-нибудь диплом специалиста по терапии песочком и водичкой, получаемый за год, или двухлетняя магистратура по ресторанному делу, делают нас ближе к хорошей работе, чем диплом МГУ или МВА. Ну, если мы не претендуем на руководящую позицию в компании Microsoft. Но кто из нас претендует.

Так вот, бесконечное допиливание языка и образования до какого-то абстрактного совершенства не облегчают наш эмигрантский путь. Вообще. А иной раз только усложняют (здесь все опытные эмигранты понятливо закивали).

2

Ок. Что тогда облегчает? Хочется сказать, что, как в хорошем браке — добрый нрав, терпение и умение заявлять время от времени о своих интересах. Но не только.

Вот первые вещи, которые приходят мне в голову. Давайте проверим себя и подумаем, что ещё:

1. Готовность знакомиться с новыми людьми и специально их искать. Везде. В группах эмигрантов и беженцев, на родительских собраниях, на бесплатных экскурсиях, на форуме программистов, на детской площадке. Самим создавать эти группы и проводить экскурсии. Первым говорить «здравствуйте», задавать вопросы, протягивать лёгкие, невесомые ниточки приятельства, поддерживать потом эти ниточки. Зажмурившись, преодолевать неловкость от несовершенства своего языка — тоже, кстати, каждый раз маленький подвиг.

Люди — вот главный капитал эмигранта и его проводники в новом мире. И умение плести эту сетку новых знакомств — во многом дар. Хотя и навык тоже.

2. Способность быстро адаптироваться. Это характеристика психики — среди нас есть люди, мгновенно привыкающие к новому дому, городу, кровати, людям — те, кто прекрасно спит в незнакомом отеле в первую же ночь (завидую им). И есть те, кто по полгода привыкает к новому шампуню, кто меееедленно, но накрепко привязывается к людям, любимым джинсам, рубашке, магазину под окном. И, соответственно, отвыкать будет тоже годами. Превратить человека одного вида в человека другого вина решительно невозможно. Все, что в наших силах — примерно прикинуть свою личную скорость адаптации. И понять, это наш козырь или тонкое место, или мы где-то посерединке?

3. Умение легко относиться к ошибкам. Потому что эмиграция — это всегда череда ошибок. Мелких провалов и неловкостей. И никогда не череда успехов и побед.
Да, впрочем, и жизнь вообще. Ошиблись — ох, как неприятно. Обидно. Проанализировали, попробовали ещё раз. И ещё раз. И снова. Пожаловались близким, если не получилось, а не умерли от невыносимого стыда. Спросили у кого-нибудь совета, попросили много советов у всех, до кого смогли дотянуться, обдумали советы и пошли пробовать опять. Освоили что-то одно — но обстоятельства изменились — вздохнули и переучиваемся. Как говорит одна моя подруга, если ты попробовал всего 10 раз, ты, считай, еще не пробовал. Вот эта совершенно не русская вера — не в волшебную удачу с первого раза, а в настойчивость и количество попыток — то, чего страшно не хватает русскому эмигранту. И чему я бы учила ребенка прежде всяких языков. Потому что это, в отличие от предыдущего пункта, стопроцентно тренируемый навык. Я клянусь.

4. И ещё пункт, который в других обстоятельствах не пришел бы мне в голову — добровольность отъезда. Ощущение, что ты не бежишь в ужасе, что у тебя есть время, хотя бы немного времени. Понять, что делать с книгами, какими-то альбомами на полке, чашками, детскими игрушками, старым тостером. Попрощаться с рабочим кабинетом. Попрощаться хоть с чем-нибудь. Пофантазировать о новом месте и выбрать его. Документы, в конце концов, собрать и перевести на какой-нибудь язык. И это бесконечно важный фактор, потому что иначе мы застреваем между мирами с чувством, что эта жизнь, новая, вся целиком — ненастоящая, что мы-то остались там, где наш настоящий дом.

Но тут уже ничего натренировать невозможно. Только отгоревать. И это больно и сложно. Но возможно.

 

Автор:Анастасия Рубцова

Фото:С сайта visasam.ru

Теги:Эмиграция


Яндекс.Директ ВОмске




Комментарии

Ваше мнение

09.08.2022

Вам нравится «Флора-2022»?

Уже проголосовало 5 человек

09.08.2022

Вам понравился День города — 2022?

Уже проголосовало 5 человек























Блог-пост

Алексей Алгазин

— директор правового холдинга «Закон»

Павел Журавлев

— юрист

Анна Статва

— Travel-коуч


Яндекс.Директ ВОмске

Стиль жизни

Ей снился её город...

Story

Ей снился её город...

7-го августа 2022 года она отмечала бы своё 60-летие – уникальная джазовая и эстрадная певица, солистка Омской филармонии Татьяна Абрамова /1962-2004/...

2602406 августа 2022
Именитый автогонщик Александр Фабрициус провёл в Омске АвтоЛедиБаттл

Светские хроники

Именитый автогонщик Александр Фабрициус провёл в Омске АвтоЛедиБаттл

Главным судьёй мероприятия, посвящённого четвёртой годовщине Комитета по развитию женского предпринимательства Омского регионального отделения «ОПОРЫ РОССИИ», стал начальник ГИБДД по городу Омску подполковник Сергей Лебедев. (ВИДЕО) 

281603 августа 2022
«Посмотреть на выжившего»: кто такие равные консультанты и как ими становятся

Откровенная история

«Посмотреть на выжившего»: кто такие равные консультанты и как ими становятся

Чем может помочь больному раком человек, который сам прошёл через онкологический диагноз.

9126321 июня 2022
Танец оловянного солдатика. Омская легенда

Story

Танец оловянного солдатика. Омская легенда

20 июня заслуженному артисту России Олегу Карповичу исполнилось бы 67…

7975121 июня 2022

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске




Наверх