Терапевт — это звучит страшно

Есть такая профессия – по мере сил исцелять население в масштабе шести-семи домов. Участковый терапевт называется. Ни разу не обращались?

1637121 октября 2017
Терапевт — это звучит страшно

С утра до вечера этот блаженный с фонендоскопом на шее, справками о жизни и смерти за пазухой и мозолями на мозгах, зарабатывает свой трудный рубль и, сам того не подозревая, выполняет функции священника — послушать, поговорить, пожалеть, попенять, помочь. Поскольку человек есть не только физиология, белки и кровяные тельца, но и духовность, а местами и философия. Горький бы зря не написал: «Человек — это звучит гордо».

В нашей губернии спрос на этих краснокнижных специалистов велик. А вот желающих пополнить их изрядно поредевшие ряды нет. И дело тут вовсе не в мизерной зарплате и нечеловеческих нагрузках. Вы знакомы с «ухогорлоносом», который огребает 60 косарей за 20 рабочих дней? Или ваш лечащий паразитолог может позволить себе 570-й «лексус» и отпуск на Сардинии?

Престиж профессии участкового терапевта упал. Ниже плинтуса. Чтобы извлечь его оттуда, Минздраву необходим, как минимум, ещё один Сергей Кужугетович Шойгу. Смог же человек железной рукой и решительными мерами восстановить былое обаяние военного дела.

В кардиохирургии, ортопедии, офтальмологии, трансплантологии, то есть, там, где пахнет большими деньгами, мы ещё и-го-го! А вот клиническая терапия — «ахиллесова пята» отечественной медицины. Терапевты явно не из тех, кто расцветает в рыночной борьбе. На пути к сияющим вершинам капитализма они то ли как-то подрастерялись, то ли что-то подрастеряли. Пока их предприимчивые коллеги куют деньги, не отходя от кассы, эти мрачно тупят, полные дурных предчувствий. Хотя именно терапевты — «альфа и омега», начало и конец, основа основ, та самая пресловутая «печка», от которой пойдут «плясать» узкие специалисты. Сначала был терапевт и его мантра: «кровь, моча, ЭКГ». Временами, конечно, и он понятия не имеет, как вас лечить, зато всегда может подсказать, кто это знает.

При словосочетании «участковый терапевт» у меня возникает светлый образ подвижника в окружении кашляющих стариков, онконастороженных и слезливых беременных. Погребённый под ворохом бумаг, одной рукой строчит он с кумачовым задором бесплатные рецепты и направления на яйца глистов, а другой истязает тонометр. А потом мечется по участку, словно белка в предчувствии зимы. И так до пенсии. Пока не превратится в старый слипшийся пряник.

Молодых на такую весёлую работёнку калачом не заманишь. Потому что среди будущих медиков бытует стойкое мнение: профессия участкового терапевта — полный зашквар (Бедный Сергей Петрович Боткин в гробу перевернулся). Это даже не дно — днище. Человек, из которого не вышло ни хирурга, ни уролога, ни невролога, и есть терапевт. В неофициальных студенческих рейтингах участковый терапевт — это специалист второго сорта. Птица невысокого полёта.

А что прикажете думать? Когда молодому человеку с университетской кафедры внушают, что терапевт — это максимум, на что он способен, что участок в районной поликлинике — его «потолок», что в терапевты идут только балбесы, не освоившие узкую специализацию, у него возникает стойкое отвращение к профессии.

Из прошлого выпуска медицинского университета только трое (!) осчастливили омские поликлиники, заняв вакантную ставку участкового терапевта. Сокурсники их подвиг не оценили, покрутив пальцем у виска. Хотя очень может статься, что это как раз те самые совестливые идеалисты, сознательно искавшие, где мало платят и много требуют.

Самое удивительное, что и среди нынешних студентов есть мечтающие перевоплотиться в участкового. Только они боятся обозначить желание. Сидят и тихо переживают конфликт своей мелкой терапевтической природы со взглядами на неё однокурсников и медицинских богов-преподавателей.

Из-за того, что молодая медицинская поросль скопом рванула в денежные специальности, вроде стоматологии и онкологии, поликлиническая терапия осталась у разбитого корыта. От потрясения в ОмГМУ издали приказ: сократить места в ординатуру. Как вам такая цифра: 80 мест, платных и бесплатных, на весь вуз?! (Хэштэги #слава_ректору и #справедливость_рулит). С мотивацией не прокатило — применим карательные методы. Этим «музыкальным инструментом» никого не удивишь! А всем остальным, кому не свезло с ординатурой, после шестого курса выдадим справку — может работать участковым терапевтом.

Представьте себя на месте этого «счастливейшего из смертных». Человек шесть лет учился. Напрягался. Клялся маме и Гиппократу. Ничто не предвещало... И вдруг — участок в самом аристократическом районе города, Порт-Артуре! Или в каком-нибудь другом «элитном посёлке». Тихая оторопь. Беспросветный мрак. Ну, и каким должен быть рисунок скорби? Головой в омут или с крыши дома?

Ведь что такое эта ординатура, в которую отныне смогут попасть лишь избранные?

  1. Спасительная возможность отодвинуть ещё на два года страшный момент встречи один на один с пациентом и его alter ego.
  2. Не менее спасительная возможность общаться c больными людьми под присмотром съевших не одну собаку коллег.
  3. Совсем уж непозволительная «роскошь» делать «косяки» (куда ж без этого!) и исправлять их с наименьшими потерями для себя и захворавшего.

Да, студенты боятся. И очень серьёзно обсуждают эту проблему. Потому что на выходе в их руках окажется не деталь, не проект, не схема, не полуфабрикат — живой человек. Это только в кино приходит молодой специалист в поликлинику и ровно в 8:00 без тени сомнения приступает к исцелению. В жизни так не бывает.

А что касается справки после шестого курса, так в старой доброй Англии таким путём уже ходили. И пришли к тому, что смертность населения выросла на 30%. Эскулапов срочно отправили доучиваться. И больше ни у кого и нигде в мире не возникало желания выпинывать молодых специалистов раньше положенного срока.

Высококлассных докторов надо учить, воспитывать, выращивать и заинтересовывать материально. В праздной трескотне про мифическую телемедицину, электронные талоны и больничные, все словно позабыли, что главный человек в больнице — это врач. В критической ситуации от его профессионализма зависит, просвистите вы в один конец по тёмному тоннелю или вернётесь в сансару, то есть на этот свет.

Увы, в нашем государстве врачи всегда были кем-то вроде обслуживающего персонала. У них даже зарплата зависит от того, сколько пациентов-единиц в день принято. Вот ведь доход депутата никоим образом не связан с количеством адекватных указов, оклад пожарного не привязан к числу спасённых из огня людей. И только у врачей кАрма такая.

Я всегда умиляюсь, когда чиновники Минздрава пророчествуют, как омская «медицина идёт в будущее семимильными шагами прогресса». Ну и куда она пришла? К большой зарплате? Так если «сотку» главврача, 25 тысяч врача и 15 медсестры поделить на три, получится искомое 46, про которое с утра до вечера трындят по «ящику». Средняя зарплата врачей Омской губернии — это как в анекдоте средняя температура по больнице.

А может наша медицина резко развернулась в сторону бесплатности и шаговой доступности? Вы на Левобережье от универсама «Север» до мясокомбината много видели поликлиник, кроме «шестёрки»?

У нас в соседнем доме живёт бабулька 83 лет от роду. Пару раз в месяц у неё случаются приступы, связанные, так скажем, с возрастом: тошнота, головокружение, сердцебиение и т.д. Как только приближается «час икс» , этот божий одуванчик ничтоже сумняшеся вызывает карету «скорой помощи», пишет отказ от госпитализации, и в течение полутора-двух часов фельдшер гоняет по её венам жизнеутверждающий препарат. На другой день повеселевшая старушка как ни в чём не бывало сучит ножками на лавочке и вещает: «В гробу я видела ваши больницы! Там старики, как мухи дохнут! А дома я лет до ста протяну».

По собственному опыту знаю: чтобы ходить по нашим больницам, не хватит никакого здоровья. И ещё двумя руками подпишусь под Вольтером: «Доктора — это те, кто прописывают лекарства, о которых мало знают, чтобы лечить болезни, о которых они знают ещё меньше, у людей, о которых они не знают вообще ни-че-го».

Недавно услышала, как одна почтенная дама наставляла молоденькую собеседницу, измучившуюся с матушкой, страдающей артериальной гипертензией. Прежде чем вызывать «скорую», говорит, поинтересуйтесь, кто дежурит по городу. Если медсанчасть приличная, настаивайте на госпитализации. И дама назвала несколько номеров «приличных» с её точки зрения лечебных учреждений города. Мысленно я с ней согласилась. Но озвучивать номера не стану. Да вы и сами их знаете. Кто ж в своём уме в «неприличные» по «скорой» поедет? Сюжет из бредового сна. Ежели только от безысходности?

Воистину счастлив тот, кому в критический момент повезло оказаться в «приличной» больнице! И тот счастлив вдвойне, кому довелось родиться, жить и провожать свой век на участке, возглавляемом опытным, мудрым и грамотным терапевтом. Я уверена — у вас именно такой. Стерильноположительный. Ваш — бархатный и плюшевый. Ваш — убеждён, что лишних органов у человека нет. И взглядом восстанавливает кислотно-щелочной баланс. И его скорость постановки диагноза вызывает молитвенный экстаз у пациентов.

Вот только что делать тем, к которым придёт вчерашний студент со справкой?

Участковый терапевт есть краеугольный камень здравоохранения. Его не унижать, а поддержать надо. И денег дать. И тогда он всех вылечит. «И тебя вылечит, и меня вылечит».

И дай нам Бог дожить до тех светлых дней, когда студенты медицинских вузов будут считать: терапевт — это звучит гордо, а имена лучших участковых внесут в Список Нематериального Культурного Наследия Омска.

Автор:Оксана Дубонос

Фото:с сайта liter.kz

Теги:медицинаэссе

Яндекс.Директ ВОмске




Ваше мнение

29.09.2017

Как вы относитесь к возможному росту тарифа на тепло при переводе ТЭЦ с угля на газ?

Уже проголосовало 235 человек

13.09.2017

Гаджеты на какой мобильной платформе вы предпочитаете?

Уже проголосовало 178 человек

В 1996 окончила филфак ОмГУ, четыре года преподавала русский язык и литературу в гимназии, с 1998-го по 2008 писала для омских СМИ.



Блог-пост

Анна Безбородова

— врач

Оксана Дубонос

— домохозяйка

Алексей Фирсов

— социолог

Новости партнеров

Яндекс.Директ ВОмске

Стиль жизни

Сергей Мизя: когда инженер отправляется на рыбалку…

Хобби

Сергей Мизя: когда инженер отправляется на рыбалку…

Директор компании «Коминформ» Сергей Мизя рассказал «ВОмске», как инженерное образование и конструкторская смекалка помогли в его увлечении рыбалкой.

765213 ноября 2017
Как актриса Маша Коптева решила стать продюсером

Хобби

Как актриса Маша Коптева решила стать продюсером

...и теперь самостоятельно арендует Концертный зал, организует концерт известного артиста, параллельно испытывает легкое разочарование, но не утрачивает энтузиазма. Бонусом – о театральных буднях и значении своей татуировки.

 

141210 ноября 2017
Два острова Татьяны и Андрея Семикиных

Story

Два острова Татьяны и Андрея Семикиных

Мадагаскар и Маврикий посетили Андрей и Татьяна Семикины в рамках деловой туристической поездки. Двухнедельное путешествие нарисовало картину, полную контрастов…

67209 ноября 2017
Андрей Никитенко: «Школа как таковая и не нужна, учить можно и на пеньке…»

Откровенная история

Андрей Никитенко: «Школа как таковая и не нужна, учить можно и на пеньке…»

«ВОмске» продолжает проект «Семь историй одного выбора». История шестая, от Андрея Никитенко, основателя новой русской деревни «Аз Градъ», отца четверых детей и деда троих внуков – о том, почему для своих детей он не стал выбирать школу, а предпочел создать ее сам.

78003 ноября 2017

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске




Новости smi2.ru
Наверх