Яшку по-прежнему жалко

Деятельность притравочных станций — это системная жестокость в отношении диких животных, но закон, запрещающий подобное натаскивание, до сих пор не принят.

177717 марта 2018

Написать этот пост меня подвигли сборник стихов Эдуарда Асадова, который среди многих других книг достался мне в Хайфе, и мой старый знакомый преподаватель украинской истории и мифологии Андрей Шмалько, регулярно выкладывающий фото лис.

В молодости поэзия Асадова мне не слишком нравилась, я считал, его стихи — чересчур для женщин, которые были от них в восторге. И вот спустя 40 лет произошло мое новое знакомство с Асадовым, с высоты прожитых лет его стихи воспринимаются совсем иначе. Он никогда не станет одним из моих любимых поэтов, но в то же время его стихи, написанные много лет назад до сих пор актуальны, кроме тех, в которых прославляется лучшая в мире советская власть. И вполне возможно, что это не последний мой пост, навеянный его стихами.

В свое время стихотворение Асадова «Яшка» меня как-то не слишком зацепило. Никогда не увлекался охотой, а собаку мы держали не охотничью, а служебную, добермана-пинчера, которую натаскивать не надо было, поэтому судьба лиса, ставшего живым пособием для натаскивания охотничьих собак, меня почти не затронула. Ну, жалко, конечно, как и всякую божью тварь, но не то чтоб очень. А вот перечитанное сейчас было воспринято совершенно иначе. Думается, многие если и читали, то вряд ли помнят наизусть, поэтому предлагаю вашему вниманию текст.

Яшка

Учебно-егерский пункт в Мытищах,
В еловой роще, не виден глазу.
И все же долго его не ищут.
Едва лишь спросишь — покажут сразу.
Еще бы! Ведь там не тихие пташки,
Тут место веселое, даже слишком.
Здесь травят собак на косматого мишку
И на лису — глазастого Яшку.
Их кормят и держат отнюдь не зря,
На них тренируют охотничьих псов,
Они, как здесь острят егеря,
«Учебные шкуры» для их зубов!
Ночь для Яшки всего дороже:
В сарае тихо, покой и жизнь…
Он может вздремнуть, подкрепиться может,
Он знает, что ночью не потревожат,
А солнце встанет — тогда держись!
Егерь лапищей Яшку сгребет
И вынесет на заре из сарая,
Туда, где толпа возбужденно ждет
И рвутся собаки, визжа и лая.
Брошенный в нору, Яшка сжимается.
Слыша, как рядом, у двух ракит,
Лайки, рыча, на медведя кидаются,
А он, сопя, от них отбивается
И только цепью своей гремит.
И все же, все же ему, косолапому,
Полегче. Ведь — силища… Отмахнется…
Яшка в глину уперся лапами
И весь подобрался: сейчас начнется.
И впрямь: уж галдят, окружая нору,
Мужчины и дамы в плащах и шляпах,
Дети при мамах, дети при папах,
А с ними, лисий учуя запах,
Фоксы и таксы — рычащей сворой.
Лихие «охотники» и «охотницы»,
Ружья-то в руках не державшие даже,
О песьем дипломе сейчас заботятся,
Орут и азартно зонтами машут.
Интеллигентные вроде люди!
Ну где же облик ваш человечий?
— Поставят «четверку», — слышатся речи, —
Если пес лису покалечит.
— А если задушит, «пятерка» будет!
Двадцать собак и хозяев двадцать
Рвутся в азарте и дышат тяжко.
И все они, все они — двадцать и двадцать
На одного небольшого Яшку!
Собаки? Собаки не виноваты!
Здесь люди… А впрочем, какие люди?!
И Яшка стоит, как стоят солдаты,
Он знает, пощады не жди. Не будет!
Одна за другой вползают собаки,
Одна за другой, одна за другой…
И Яшка катается с ними в драке,
Израненный, вновь встречает атаки
И бьется отчаянно, как герой!
А сверху, через стеклянную крышу, —
Десятки пылающих лиц и глаз,
Как в Древнем Риме, страстями дышат:
— Грызи, Меркурий! Смелее! Фас!
Ну, кажется, все… Доконали вроде!..
И тут звенящий мальчиший крик:
— Не смейте! Хватит! Назад, уроды! —
И хохот: — Видать, сробел ученик!
Егерь Яшкину шею потрогал,
Смыл кровь… — Вроде дышит еще — молодец!
Предшественник твой протянул немного.
Ты дольше послужишь. Живуч, стервец!
День помутневший в овраг сползает,
Небо зажглось светляками ночными,
Они надо всеми равно сияют,
Над добрыми душами и над злыми…
Лишь, может, чуть ласковей смотрят туда,
Где в старом сарае, при егерском доме,
Маленький Яшка спит на соломе,
Весь в шрамах от носа и до хвоста.
Ночь для Яшки всего дороже:
Он может двигаться, есть, дремать,
Он знает, что ночью не потревожат,
А утро придет, не прийти не может,
Но лучше про утро не вспоминать!
Все будет снова — и лай и топот,
И деться некуда — стой! Дерись!
Пока однажды под свист и гогот
Не оборвется Яшкина жизнь.
Сейчас он дремлет, глуша тоску…
Он — зверь. А звери не просят пощады…
Я знаю: браниться нельзя, не надо,
Но тут, хоть режьте меня, не могу!
И тем, кто забыл гуманность людей,
Кричу я, исполненный острой горечи:
— Довольно калечить души детей!
Не смейте мучить животных, сволочи!

Написано оно 50 лет назад, но актуально и до сих пор. Не знаю, функционирует ли учебно-егерский пункт в Мытищах, но вот, согласно данным из Интернета, в Подмосковье действуют десятки притравочных станций. В них собак натаскивают не только на лис, но и на барсуков, енотов, зайцев, белок, кабанов, волков, лосей и медведей А в качестве подсадного зверя используют крыс и кошек: заводчикам важно, чтобы их питомец почувствовал запах крови. Пятнадцатиминутное притравливание стоит от 300 рублей Отдельной строкой в перечне услуг — «натравливание с летальным исходом», которое ценится гораздо дороже.

1

Как писал Высоцкий «не на равных играют с волками», так и на станциях у многих из жертв удалены клыки и когти, дабы не поранили дорогостоящих собак. У некоторых перебиты-перекушены лапы, волкам меж зубов вставляют деревяшку, «сострунивают», чтобы они не могли кусаться, медведей сажают на трос с блоком, по которому они могут перемещаться по весьма ограниченной территории. Бывает, используют неспособных дать отпор детенышей, лисят или зайчат. Барсуков, енотов и лис пускают в специально построенную деревянную нору и натравливают на них собак, которые, нагнав, рвут их зубами.

За жестокой охотой наблюдают не только владельцы собак, но и приехавшие с ними домочадцы, среди которых уже нет мальчишек, осуждающих травлю, как у Асадова.

С одной стороны, деятельность притравочных станций — это системная жестокость в отношении диких животных, но с другой, закон, запрещающий подобное натаскивание, до сих пор не принят. А вот в цивилизованной Европе практикуют компромиссный вариант бесконтактных притравок. При натаскивании норных собак в момент атаки опускается заслонка шибер. Подсадное животное по-прежнему испытывает стресс, но хотя бы не страдает физически. Поэтому владельцы охотничьих собак в основном из Германии и Польши приезжают натаскивать своих питомцев в Россию.

Оригинал в Фейсбуке.

Автор:Андрей Коломиец

Фото:стоп-кадр с видео Надежды Черновой

Теги:животныеохотапроблема


Яндекс.Директ ВОмске




Комментарии

Ваше мнение

19.08.2021

А как вы сегодня оцениваете деятельность Леонида Полежаева на посту губернатора?

Уже проголосовало 61 человек

09.08.2021

А вам в этом году понравилась «Флора»?

Уже проголосовало 61 человек



























Блог-пост

Александр Минжуренко

— историк, политик

Ирина Говоруха

— Писательница, блогер

Другие новости


Яндекс.Директ ВОмске

Эксклюзив

Владимир Гуркин: «ДОМ – это и есть смысл жизни!..»

Он оставил яркий след в культуре Омска: в 1976 - 1983 годы был актёром Омского театра драмы, здесь же были поставлены его пьесы «Зажигаю днём свечу…» и «Любовь и голуби». Он оставил яркий след в культуре России. Актёр, драматург, сценарист, режиссёр, член Союза писателей России, почётный гражданин города Черемхово Владимир Гуркин… 13-го сентября ему исполнилось бы 70 лет…

1098112 сентября 2021

Стиль жизни

«Мой Никулин»: цирковой вождь бледнолицых

Story

«Мой Никулин»: цирковой вождь бледнолицых

История одной фотографии.

1585102 сентября 2021
Огонь, а не кошки! Хотите такую?

Story

Огонь, а не кошки! Хотите такую?

В третью субботу августа (в этом году – 21 августа) отмечается Международный день бездомных животных. В этот день в разных странах принято посещать приюты для бездомных животных: оказать им посильную помощь или выбрать себе питомца.

2820121 августа 2021
Заслуженный артист России нашел в Омске новую любовь

Story

Заслуженный артист России нашел в Омске новую любовь

Юрий Сосин уедет из нашего города с красавицей-омичкой по имени Бела.

280420 августа 2021
Экзотичная любовь

Story

Экзотичная любовь

Четверть века работы с хищными кошками и крокодилами: дрессировщица Марина Руденко мечтает взять маленького леопарда и воспитать из него артиста. А пока рассказывает о своих нынешних подопечных: мохнатых, хвостатых, зубастых и ползучих. И о себе, конечно.

3660130 июля 2021

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске




Наверх