Сибирская кремниевая долина, или Влияние кофе на рост сибирской науки

Смысл проекта прост. Это мессенджер на телефоне, поддерживающий связь не только в пределах города, но в любой точке России, а затем и мира.

173031 марта 2018
Сибирская кремниевая долина, или Влияние кофе на рост сибирской науки

Вступление

Всем привет. Меня зовут Дмитрий Забиров, я инженер-связист и предприниматель из лучшего в мире города Омска. Для вас у меня есть две интересных вещи. Первая прямо сейчас, вторая – чуть позже.

Вопрос номер 1: почему Омск? Омск – кремниевая долина России. Удивительно, но это не только ГАЗМЯС, но и, по данным Росстата (за 2004 год, с тех пор отрасль только росла), в Омске сконцентрировано 11% всей радиоэлектронной промышленности России. В остальных городах РФ – намного меньше.

Товарищ мой, впереди длинный пост, прочти его до конца. Если ты мой близкий друг, репостни, не читая, если мы не знакомы, читай – вся соль впереди. Оно того стоит, это интересно.

О работе и мечте

Только представь, в январе 1930 года Кренкель, зимовавший на о. Гук-кера (архипелаг Земли Франца-Иосифа), решив поработать с коротковолновиками, дал общий вызов и начал слушать. Вскоре он услышал свой позывной. Его звала радиостанция главной базы американской экспедиции Берда, находившаяся в Антарктике у ледяного барьера Росса. Расстояние между самой северной и самой южной радиостанциями – около 20 000 километров! Это вдохновляет! Это романтика! При том, что сотовый телефон и 5 км не вытянет от базовой станции.
Выбор был предопределен, и я с двумя годами стажировки и красным дипломом радиотехнического факультета омского политеха пошел работать в один из омских НИИ по разработке приборов, точнее специальной связи. «Специальность» в том, что это связь для Минобороны, ФСБ, ГРУ, МЧС, ВМФ, нефтяников и тех, кто не может использовать для работы iPhone X, хотя готов заплатить больше.

Сразу же поступил в заочную аспирантуру, стал старшим научным сотрудником, а спустя несколько лет – главным конструктором проекта.

В целом, как говорится, «поперло». Работа захватывала, каждый день что-то новое. Дни рождения я проводил на Международной воронежской конференции.

Однажды я понял, что система исследований и разработки не работает правильно. Работа в НИИ закончилась 11 котируемыми научными публикациями, престижным дипломом лауреата всероссийского конкурса «Молодой инженер года в радиоэлектронной промышленности», а затем отказом руководства дать премию моему коллективу за лучшую опытно-конструкторскую работу. Хотя эту проблему в НИИ решить не могли четверть века.

В этот момент я решил, что пора уходить. Нашел предприятие, готовое заключить со мной договор на условиях поэтапной оплаты за результат. Надо было делать выбор.

Ветер перемен

За спиной – шесть лет работы в комфортных тепличных условиях. И вот шанс! Ты берешь необходимое, открываешь люк самолета и прыгаешь за борт, где -50°С, сильный ветер и через 10 км Земля. И даже не знаешь: ты вывалился за борт или находишься в свободном полете? Все решаешь только ты, и это круто!

Точка вхождения в бизнес в нашей отрасли высокая. Для крупного госпредприятия разработка, например, радиостанции стоит 120 млн руб. Я знал как сократить эту сумму до 10 миллионов.

1

То есть можно продать продукт с маржинальностью более 1000% по цене ниже себестоимости твоего конкурента. И это без учета всех технических преимуществ.
Я рассчитывал заработать и вложить в собственный продукт. Да, это стартап. Но возможности не давали сна, а теплое и сырое болото вызывало отвращение. Я прыгнул.

За два месяца я заработал несколько своих годовых зарплат. Но в дальнейшем клиент не смог выполнить условия контракта, и за последний этап я получал деньги в мировом суде.

Начало изменениям было положено, участие в «Зворыкинском проекте» показало, что у меня максимальный балл у экспертов и пропуск на форум «Селигер-2010».
Были интересные занятия, а еще я узнал, что могу спокойно учиться 8 часов в день при +32°С и бегать каждое утро по 5 км в течение полумесяца (спустя время втянулся и пробежал 300 км за месяц).

На форуме встретил Ивана Полякова, он выступал с лекцией. Я спросил, не хотел бы он удвоить оборот своего радиозавода. После его звонка заму уже в Омске я провел около семь встреч и получил лишь предложение ввести мой стартап в число резидентов Сколково, что не было моей целью. Спустя два года завод мог участвовать в тендере на 2 млрд руб., но технического задела не было, и проект ушел в Воронеж.

За плечами – десятки полевых испытаний, зато ты понимаешь, как работал Кренкель и другие связисты: крутить ручки радиостанции, когда нужна точность и скорость, а почти отмороженные пальцы уже не слушаются. Понимаешь, как важно и тяжело нести радиостанцию. Например, не так давно солдаты попали в лесной пожар. Чтобы спастись, пришлось лечь в лужу. Когда их нашли, они лежали обгоревшие, лежа на автомате и радиостанции – то, что важно было сохранить.

Мой учитель, д. т. н., профессор Хазан Виталий Львович считает, что я его лучший ученик. Я так не считаю. Во-первых, не защитил формально готовую кандидатскую. Почему? Сложно ответить, возможно, покупающие корочку кандидата за 120 тыс. руб. обесценивают, или внутренний индикатор показывает недостаточный уровень крутости работы, возможно, ты найдешь ответ в фильме «Бумажный солдат». Во-вторых, мы с ним часто спорим, а это непохоже на лучшего ученика. Один раз поспорили на бутылку коньяка, я выиграл, а он хороший учитель.

Мой проект: предыстория

Несколько месяцев назад появилась возможность финансирования фондом Бортника, я решил найти ментора. Лучше иметь опыт и 2 млн руб, чем просто 10 млн руб. Во втором случае вероятность слить бюджет выше.

У кого в Омске есть опыт в области и телекоммуникаций и бизнеса? Да, верно, Г. Ш. Фридман – основатель «Сибирской Сотовой Связи», первого оператора сотовой связи в Омске, в дальнейшем Tele2. Единственным посредником мог стать руководитель моей кафедры д. т. н., профессор Василий Андреевич Майстренко. Позвонил ему и после встречи уже ехал к Фридману. Да, понадобилось только дополнительное рукопожатие. После того, как рассказал о своих проектах, получил интересные советы и разрешение периодически встречаться для обмена информацией.

Интернет вещей объединяет

Смысл проекта прост. Это мессенджер на телефоне, поддерживающий связь не только в пределах города, но в любой точке России, а затем и мира. На первом этапе развития сети радиосвязи текстовое сообщение передается непосредственно от устройства к устройству без участия ретрансляторов. Для охвата России и Евразии понадобится 10 базовых станций и 40 – на весь мир (на Омск обычных сотовых нужно больше). Очень экономно с точки зрения эксплуатации и развертывания системы связи.

Для РФ, Австралии и Канады это очень важно, так как распределение населения – неравномерное, а сотовая связь подходит только для крупных населенных пунктов и Европы. То же касается путешественников, речных и морских судов. Имея покрытие спутниковой связи, система дешевле, чем сотовая и использует тот же принцип мессенджера.

Еще чуть-чуть и настанет эпоха интернета вещей. Чем она знаменательна с точки зрения пользователей? Тем, что сейчас в мире около 3 млрд мобильных устройств, а интернет вещей позволит объединить вокруг каждого пользователя примерно 10 маленьких устройств радиосвязи, позволяющих управлять автомобилем, домом, рабочим местом, городской инфраструктурой с возможностью доступа в любой точке мира, где есть мобильный интернет.

С инженерной точки зрения, тоже произошла революция: теперь для управления температурой в доме достаточно канала со скоростью 100 бит/с. 20 лет назад скорость ниже 2400 бит/с не рассматривалась, а сейчас для просмотра мобильного HD фильма на три порядка больше считается нормой.

Для интернета вещей достаточно скорости на пять порядков ниже. Для этих целей отлично подходят старые добрые диапазоны длинных, средних и коротких волн. Они отлично распространяются в пространстве на сотни км, но имеют малый частотный ресурс и очень большие размеры антенны. Например, в средних волнах 1.5 МГц (сотовая связь на минуточку работает в 900 МГц и 1800 МГц) длина волны составляет 160 м, это целая телевышка.

Моя фишка в том, что антенну без заметного снижения эффективности можно уменьшить в сотни раз до размеров тубуса или даже книги, а большого частотного ресурса именно для интернета вещей не требуется. Второстепенные вещи зафиксированы в патенте РФ 2589451, остальное в виде know-how.

Обещал вам вторую вещь – чашку хорошего кофе. Да, вот так просто и по-честному я готов с удовольствием угостить чашечкой кофе, но если ты посчитал мою историю достойной перепоста.

P.S. Напишите мне в личные сообщения, если вам интересен мой проект и/или вы знаете, кто хочет участвовать в нем.

Оригинал в Фейсбуке.


Яндекс.Директ ВОмске




Комментарии

Ваше мнение

22.07.2020

Где вы отдыхаете этим летом?

Уже проголосовало 123 человека

18.06.2020

Как вы относитесь к идее сократить новогодние каникулы-2021 из-за эпидемии коронавируса?

Уже проголосовало 688 человек















Блог-пост

Ляля Помидорова

— Художник-керамист

Юлия Купрейкина

— психолог

Другие новости


Яндекс.Директ ВОмске

Эксклюзив

Дмитрий Шпакин, Калифорния: «Наш штат занимает первое место по росту инфицированных COVID-19»

«Вторая волна» рубрики «Хроники коронавируса» знакомит читателей с тем, как изменилась повседневность людей, живущих в разных странах мира в период пандемии. Бывший омич Дмитрий Шпакин рассказывает о начавшейся второй волне эпидемии и о том, что для человека готового действовать в любых обстоятельствах, ограничения могут встать на один уровень с возможностями.

122129 июля 2020

Дмитрий Лутаев, Жирона: «Испанское правительство щедро раздаёт только обещания»

«Вторая волна» рубрики «Хроники коронавируса» знакомит читателей с тем, как изменилась повседневность людей, живущих в разных странах мира в период пандемии. Дмитрий Лутаев вслед за изменившимся жизненным укладом, решил поменять и страну проживания.

101628 июля 2020

Ксения Бондарчук, США-Южная Корея: «Пока не приехала сюда, я и не знала, что во время пандемии есть нормальная жизнь»

«ВОмске» продолжает публикацию материалов «второй волны» рубрики «Хроники коронавируса». Своими наблюдениями жизни в пандемию сразу в двух очень разных странах делится бывшая омичка Ксения Бондарчук.

122827 июля 2020

Жанна Беспалова, Хайфа: «Вторая волна «короны» захлестнула Израиль с головой»

Во «второй волне» рубрики «Хроники коронавируса» — бывшая омичка Жанна Ившина (Беспалова) о том, о чем, как она надеялась, писать не придется.

131825 июля 2020

Дмитрий Ходько, Оттава: «Ставлю пять с минусом канадской антикоронавирусной программе»

На «второй волне» рубрики «Хроники коронавируса» на вопросы «ВОмске» вновь — спустя три месяца — отвечает исследователь мироздания из Канады Дмитрий Ходько.

398324 июля 2020

Стиль жизни

Елена Агафонова: «За время карантина бегемоты набрали вес, а носорог отрастил хвост»

Story

Елена Агафонова: «За время карантина бегемоты набрали вес, а носорог отрастил хвост»

Десять лет на посту: директор Омского цирка рассказала, как отметить профессиональный юбилей, когда главный «виновник торжества» закрыт, как животные проводят время, пока не могут радовать публику, и о плюсах вынужденных каникул.

392412 июля 2020
«Я не дрессирую собак — я дрессирую людей»

Кредо

«Я не дрессирую собак — я дрессирую людей»

Первая и последняя. Рассказ об удивительной женщине, её собаках и её людях.

50731703 июля 2020
А вы умеете заниматься сексом?

Секс

А вы умеете заниматься сексом?

Сложно представить, как кто-то признается – «нет, не умею». Вроде все просто – но можно ли перейти из «ПТУ» в «вуз», спросили как-то сексолога Сергея Тимофеева.

475923 июня 2020
Как омский Гагарин сражался за жизнь в космосе инфекционки

Здоровье

Как омский Гагарин сражался за жизнь в космосе инфекционки

Пневмония, три недели в коме, ИВЛ, инопланетные жуки и минус 20 килограммов: история первого омского тяжелого пациента с коронавирусом, которого выписали из больницы.

10717106 мая 2020

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске




Наверх