Как я был памятником

Наблюдать — стало главным моим занятием на 8 часов службы истуканом посередь народных гуляний.

550319 июня 2018
Как я был памятником

Скульптура — это такой городской атрибут для украшения пейзажа и создания хорошего расположения духа у праздной публики. Кто-то ее замечает, а кто-то пробегает мимо, не обращая внимания. Скульптура, как тот суслик, который все равно есть, вне зависимости видишь ты его или не обращаешь на него внимания. Мне довелось побыть скульптурой на «Симфопарке» и я теперь знаю, что такое быть памятником. Любопытное занятие, я вам доложу.

Я был скульптурой Дон Кихота и стоял на постаменте рядом с главной аллеей, за вывеской «Средневековье» на «Симфопарке 2018». А так как памятнику практически ничего делать не надо — стой и стой себе, то я развлекал себя, наблюдениями за публикой. Наблюдать — стало главным моим занятием на 8 часов службы истуканом посередь народных гуляний.

1

Скажу сразу, меня в гриме не узнал ни один мой знакомый или коллега, хотя многие фотографировали или меня, или делали снимки на моем фоне, и никто так и не распознал в рыцаре печального образа боевую единицу одного из омских средств массовой информации (не потому что я такой великий, просто за годы журналистской деятельности моя физиономия уже успела примелькаться на всех уровнях, мероприятиях и телеэкранах).

Я себя чувствовал разведчиком нелегалом, диверсантом в засаде, полицейским под прикрытием, да кем я только себя не чувствовал, наблюдая за омичами, которые пришли в парк на Королева погулять, послушать музыку, поесть или просто полежать на траве. А я, прикинувшись скульптурой подглядывал за ними.

Главное, что можно сказать сразу — омичи народ добрый и искренний. Многие добродушно радовались, когда скульптура Дона Кихота вдруг начинала шевелиться. Причем смех, радость, а порой даже испуг были неподдельными и чувства эти не зависели от возраста человека. Многие жалели бедолагу под гримом, который вынужден стоять на постаменте, лишь изредка меняя позу, и предлагали принести воды, пытались накормить шашлыком, совали в руку конфеты — и вообще были готовы хоть как-то облегчить участь живой скульптуры.

Через одного спрашивали, можно ли сфотографироваться и сколько это стоит. Узнав, что платить не надо, смело влезали на постамент и вволю позировали, периодически интересуясь, куда я подевал своего верного оруженосца Санчо Пансу. Но это было в основном люди взрослые, они учились еще в той школе, где литературу изучали иначе, чем сейчас.

Для молодого поколения я был просто средневековым рыцарем и про «печальный образ» моего персонажа, как мне показалось, они вообще ничего не знали. Во всяком случае, если молодежь спрашивала, кто я есть такой, то услышав имя Дон Кихота, подростки слегка опрокидывались лицами и отходили, грустно резюмируя: «А-а-а-а». И было трудно понять на какой счет отнести это «а-а-а»? Быть может, отходя, молодые люди пытались скрыть свое незнание, от которого чувствовали неловкость, или просто теряли интерес, услышав незнакомое звукосочетание (вдруг донкихот — это компьютерная игра, которую они не знают, а значит, могут показаться лохами).

С детьми дело обстояло посложней. Там разброс эмоций был куда шире: от ужаса, что она (скульптура) живая, до вопросов: «Дяденька, а сколько Вам за это платят?» Опять же ребятне все надо потрогать руками, поэтому они заходили со спины и украдкой щупали костюм, ботинки и копье, потом убегали и через некоторое время возникали вновь и снова касались памятника, разогревая дерзостью свой маленький подвиг. Хорошо, что поблизости не было камней и детское соревнование «попади рыцарю в глаз» не состоялось. К моей радости.
А их родители были неподалеку. Удобно устроившись на траве, они ели шашлыки, что-то пили, развлекались разговорами, иногда подзывая своих чад, чтобы забросить и в их клювы что-нибудь съестное.

Надо сказать, что атмосфера на «Симфопарке» была классная. Всем, а пришло очень много публики, было чем заняться, где отдохнуть и что делать. Идея хорошая и невымороченная и, судя по всему, приживется в Омске.

2

Горожане приняли правила предложенной игры и активно в ней участвовали, кочуя между различными площадками, сценическими действами и различными музыкальными стилями. Публика гуляла по эпохам: от античности до современности, участвовала в свадебных обрядах разных столетий. В течение всего дня в парке проходили всевозможные перфомансы, игры, конкурсы и викторины. Все это было рядом со мной, неподалеку от меня и даже с моим участием (Дон Кихот выносил кольца для средневековых жениха и невесты, которых благословлял сам Мерлин).

Ближе к вечеру, а значит и к заключительному гала-концерту, воздух в парке как-то незаметно стал наэлектризовываться. Уж я-то со своего постамента это почувствовал явно. По аллеям сначала пошла легкая нервная рябь, а потом уже стали накатывать крупные волны суеты с налетом робости. Оказалось — подъехал врио губернатора.

Александр Бурков шел по аллее довольно стремительно, отчего шлейф свиты растянулся. Господа чиновники так спешили за первым лицом, что со стороны это выглядело, скажу прямо, некомильфо. Поменьше б они демонстрировали подобострастия что ли. Да и выражения лиц можно было бы нести попроще, ведь на концерт пришли, а не на смотр комбайнов перед посевной страдой. Хотя, быть может, именно без этого бесконечно преданного выражения лица в коридорах власти не выжить? О должностной непотопляемости они знают гораздо больше чем все остальные.

Мне же, когда я смотрел на чиновную стайку с высоты моего постамента, вдруг вспомнился Корней Иванович Чуковский и его строки, помните, где «козлы бородами дорогу метут». Цитата всплыла в памяти со злой искринкой. Видимо, к этому времени я уже устал быть памятником.

Мне как Дон Кихоту инородными на этом празднике под названием «Симфопарк» показались именно господа-чиновники, бывшие при исполнении. Инородными, потому что до их появления здесь все просто отдыхали. И даже сами устроители, несмотря на суету и сценарий, все делали легко и непринуждённо.

А господа-чиновники со всей своей кондовостью пришли туда РАБОТАТЬ. Именно это слово они, скорее всего сказали в своих семьях, уходя из дома в субботу вечером. От того, что они пришли работать, а все остальные отдыхать, мне и показалась видимой разница этих двух категорий омичей — люди простые и чиновные.

Хотя, как знать, быть может, чиновники, как картонные монументы сами себе, не в курсе, что на концерте не принято работать. Быть может, им и невдомек, что на концерте полагается расслабиться и получать удовольствие.

Вот такие мысли бродили в моей загримированной голове, пока я был скульптурой Дон Кихота. Мы — памятники видим и чувствуем многое, несмотря на монументальность, холодность фактуры и молчаливость.

Хотя, последний эпитет уж точно не про меня. Да и сам я — далеко не памятник и уж тем более не Дон Кихот.

 

3

Оригинал в Фейсбуке автора. 

Автор:Игорь Буторин

Фото:из блога автора

Теги:СимфорпарклюдиАлександр Бурков


Яндекс.Директ ВОмске




Комментарии

Ваше мнение

14.09.2018

А вы бы кого отправили в отставку?

Уже проголосовало 26 человек

30.08.2018

Вам нравится новый логотип «Авангарда»?

Уже проголосовало 131 человек



Другие новости







Блог-пост

Игорь Глушков

— топ-менеджер

Сергей Костарев

— эколог, урбанполитик

Евгения Лифантьева

— журналист, писатель, блогер

Другие новости


Яндекс.Директ ВОмске

Стиль жизни

Александр Астахов: о делах в шляпе и за её полями

Кредо

Александр Астахов: о делах в шляпе и за её полями

Уравнение с десятью известными и столькими же неизвестными о человеке, который снимает кино, носит бороду и фанатеет от «Лего».

2000104 сентября 2018
Жена генерала Бондарева решила стать фермером

Хобби

Жена генерала Бондарева решила стать фермером

Алевтина Курицына увлеклась разведением экзотических бабочек.

100727 августа 2018
ПИСЬМО СЕБЕ, 17-летнему Серёже Денисенко...

Откровенная история

ПИСЬМО СЕБЕ, 17-летнему Серёже Денисенко...

...от известного литератора и апологета омской культуры.

1133124 августа 2018
Константин Черных: «Такую крутую декларацию я ещё не давал!»

Кредо

Константин Черных: «Такую крутую декларацию я ещё не давал!»

Омский предприниматель обещает свозить всех неравнодушных к его судьбе в Шерегеш, если не сдержит слова, данного самому себе.

1559518 августа 2018

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске




Другие новости

Наверх