Как и почему Полежаев стал губернатором

К юбилею. Ровно четверть века назад это и случилось.

3469812 ноября 2016

В 1991 году в России была введена новая должность – глава администрации области (или края). Этот глава назначался указом президента и наделялся полномочиями из центра, т.е. выводился из подчинения Совету. Ельцин полностью доверял своим представителям на местах, и потому схема назначения глав администрации регионов была предельно простой: мои коллеги предлагали кандидатуры и тут же, без всяких согласований, появлялся указ президента о назначении этого человека главой администрации субъекта Федерации.

Мне, стало быть, нужно было определиться, кого предложить президенту в качестве руководителя Омской области. Ответственность возрастала именно в связи с тем, что это решение я должен был принять единолично. Разумеется, я все-таки советовался со своими политическими единомышленниками, однако эти совещания, честно сказать, меня разочаровали. Товарищи по партии были в плену революционных настроений: мы, мол, взяли власть, стало быть, на все должности нужно назначать «своих». Но им легко было так лихо и безответственно рассуждать: они поговорили, повыступали и – пошли домой, а представление от своего имени подписывать только мне одному. Ни за какую коллективную «разделенную ответственность» мне тут нельзя было спрятаться: совещания-то были неформальными. В итоге получалось, что решение мне надо было принимать самому, никто не мог меня ни проконтролировать, ни поправить. И мое окончательное и бесповоротное решение никто не мог обжаловать. Такая степень ответственности давила. И потому я долго пребывал в глубоком раздумье.

А тут ещё Боря Немцов (мы с ним были назначены представителями одним указом в один день), взялся уговаривать меня написать представление на самого себя. Он-то сам так и сделал. Два раза у нас с ним были разговоры на эту тему на совещаниях в Москве, и один раз он специально звонил мне в Омск из Нижнего. Я отказывался, ссылаясь на свою неготовность и некомпетентность в хозяйственных вопросах. Такую позицию я занял именно исходя из опыта присутствия на планерках у Полежаева. Государство же тогда, при советском социализме, было хозяйствующим субъектом и собственником всех средств производства: земли, зданий и сооружений, транспорта, станков и всех вообще орудий труда. Соответственно, нужно было разбираться и в планировании и в финансировании всего этого громоздкого хозяйства. И я видел на этих еженедельных совещаниях, насколько это сложно, насколько здесь востребован опыт именно хозяйственника, бывалого управленца. Мои качества политика здесь не котировались. Я поэтому так и отбивался от Немцова, говоря полушутливо, что я бы справился с ролью губернатора в США, у которого только политические функции, и где экономика – частное дело граждан, а у нас-то нужен завхоз, а тут я не потяну. Однако Боря настаивал: «Ты же хорошо разбираешься в людях. Поставь на каждую отрасль хорошего специалиста-управленца, а у тебя в руках останутся только стратегические решения, в которых ты силен. Ты будешь указывать лишь самые главные, общие ориентиры развития, а спецы всё это сделают лучшим образом. Не дрейфь!» Примерно так шла наша полемика. Однако, я всерьез практически и не размышлял по этому поводу, никаких колебаний на этот счет советы Бориса Немцова у меня не вызвали: я к тому времени уже точно знал – это не моё. И спасибо за это правильное решение тем самым планеркам, на которых решались сложнейшие запутанные хозяйственные головоломки. Они меня и предупредили от возможной ошибки.

Одновременно выяснилось, что мои амбиции не так уж и велики. Соблазна занять место руководителя области я совсем не испытывал. Для меня уж никак не могло явиться самоцелью стать первым лицом в регионе. Меня это совсем не грело. К этому вопросу я подходил сугубо функционально: справлюсь-не справлюсь. Так как ответ на этот вопрос был отрицательный, то я потому и нисколько не колебался. Поэтому же я и не советовался ни с кем по этому вопросу – сам всё решил. Кажется, только жене Людмиле в качестве шутки рассказал о настойчивых рекомендациях Немцова – посмеялись оба.
А назначения уже пошли. Первым был назначен 24 августа глава Ставропольского края В. Дьяков. За сентябрь – октябрь это произошло почти во всех субъектах Федерации.

Наступил ноябрь, а я все ещё размышлял, думал.

А думать было над чем. Главная проблема была в том, какому критерию отдать предпочтение. Напоминаю, в то время атмосфера была настолько политизирована, что это электричество чувствовалось в воздухе и временами аж искрило. Выбор был таков: назначить «своего» в политическом смысле слова, или разбирающегося в делах. Как известно основными критериями при подборе кандидатур являются два показателя: лояльность и компетентность. С точки зрения лояльности я должен был предложить «демократа» (неважно какого уровня навыков и наличия управленческого опыта). По этому критерию предложений мне поступило много. Не буду называть все имена, но «в финал» от этой категории претендентов явно выходил В. Исправников – народный депутат РСФСР, кандидат экономических наук и мой соратник и товарищ по демократическому движению, с которым у меня были прекрасные отношения. Но смог ли бы доцент кафедры политэкономии, теоретик, не имеющий ни малейшего опыта управления территориями и хозяйством справиться в масштабе области с ситуацией, которая с каждым днем осложнялась?

В другой группе «компетентных» на первое место однозначно выходил председатель исполкома Л. Полежаев. За ним – опыт и явные данные сильного лидера.

Не знаю, сколько бы я еще думал, но однажды последовал толчок, и в один момент все решилось. 10 ноября в коридоре Белого дома я столкнулся с Геннадием Бурбулисом. Он упрекнул меня за затяжку с назначением главы области и сообщил, что буквально на днях Р. Хасбулатов проведет через Верховный Совет поправку к порядку назначения глав администраций. Они будут назначаться Президентом, но теперь уже только с согласия соответствующего Совета. «У тебя какой Совет в области по политическим настроениям?». – «Конечно же, преобладают ортодоксальные коммунисты.» «Ну так, тем более, что ты тянешь – напустился на меня Гена - Они же не согласятся с той кандидатурой, которую ты предложишь. Давай, не откладывай, пиши прямо сейчас представление».

Я немедленно повернул в сторону кабинета Президента, но тут увидел, что меня караулят. В коридоре на моем пути стояла группа политиков-тяжеловесов и среди них – В. Исправников. Он, видимо, отмобилизовал всех наших авторитетных демократов, чтобы надавить на меня в последний раз. Они тоже знали, что у меня времени на раздумья больше не осталось.

Я круто развернулся, благо они меня не заметили, увлеченные разговором, и направился к кабинету Б. Ельцина кружным путем. (В Белом доме коридоры закольцованы и в любой кабинет можно прийти с разных, т.е. противоположных сторон.) Я уже принял для себя решение – отдать предпочтение признаку компетентности человека, так как было страшно за область, за своих земляков. Имел ли я право проводить над ними политические эксперименты в такое сложнейшее время? Каждый день требовались совершенно конкретные решения опытного и сведущего управленца.

Прямо в приемной Б. Ельцина, что называется «на коленке», я написал представление на Л. Полежаева. Отдал его помощнику президента Анатолию Корабельщикову. Он меня тут же пригласил войти в кабинет. Я зашел, Борис Николаевич держал в руках мою бумагу: «Уверен в нем?» - «Уверен только в том, что всё равно лучших кандидатур у меня нет. Опытный хозяйственник-прагматик, не из «идеологов-комсомольцев», всегда тяготился опекой со стороны партийных структур. Может рулить даже в авральных ситуациях. Конечно, предлагаю эту кандидатуру, так сказать условно.» - «При каких условиях?» - «Ему надо, во-первых, избавиться от откровенно консервативных управленцев в своей команде, которые явно не смогут работать в новых условиях, будут только тормозить. Во-вторых, ему надо перестать оглядываться на Москву и побольше принимать самостоятельных решений, он на это способен, креативен.» Потом я еще пару пунктов условий назвал. Затем Борис Николаевич поинтересовался ситуацией в области, внимательно выслушал мои ответы и пожелал удачи на прощание. Как оказалось, запомнил он мои слова очень хорошо.

Вечером того же дня из Белого дома позвонили в Омск и предложили Л.Полежаеву вылететь назавтра в Москву. Уже 11 ноября утром был готов указ о назначении его главой администрации Омской области. Ельцин ему сам и вручил его, высказав в беседе и свои условия и напутствия. Где-то в обед Леонид Константинович зашел ко мне в номер гостиницы «Россия» с указом в руках. Поговорили. Полежаев с уважительным удивлением и даже некоторым восхищением рассказал мне о том, насколько детально президент владеет ситуацией в регионах и, в частности, в Омской области. Я тоже про себя удивился хорошей памяти Бориса Николаевича: Полежаев, передавая мне то, что сказал ему Ельцин, слово в слово повторил мой вчерашний доклад президенту, включая и сформулированные мной условия его назначения. Ну а для чего же еще и существует в регионах «око Государево», как не для того, чтобы держать президента в курсе дел и давать ему объективную информацию.

Спасибо за представление Полежаев мне не сказал и даже бутылки не поставил. Не хорошо. Не по-русски. Не обмыли. И банкета по этому поводу потом не было. А может и был, но – без меня.

А в Омске меня встретили упреками со всех сторон. Первыми подошли руководители областного Совета. Председатель Совета А. Леонтьев с обидой в голосе сказал мне, что уж от меня он этого не ожидал: буквально накануне введения нового порядка назначения глав я успел протащить назначение Л. Полежаева, избежав процедуры согласования с облсоветом. Коммунисты смотрели на меня очень зло, у них были другие кандидатуры, среди которых не было Л. Полежаева. Я до сих пор твердо уверен, что это был бы более худший вариант. А потом за меня взялись соратники: почему не предложил кандидатуру патентованного демократа, почему не предложил себя.

Взвесив все наезды справа и слева, и, определив, что они примерно равны по силе, я понял, что оказался со своим решением точно в «золотой середине», там, где истина. Значит, я был прав. В дальнейшем я тоже не пожалел о том своем шаге. 

За прошедшие 25 лет я много выслушал упреков в свой адрес. Но ни разу, НИ РАЗУ, мои судьи не назвали имя того другого человека, которого я должен бы был предложить президенту. Они только талдычили о том, что Полежаев оказался не идеальным человеком. Надо же?! А я и не знал)) Я-то делал выбор из реальных кандидатов, существовавших в природе на тот момент, а не конструировал идеального губернатора, как Агафья в "Женитьбе" Гоголя: "Если бы губы Никанора Ивановича да приставить к носу Ивана Кузьмича..."

P.S.А потом были выборы, а потом еще одни. И тут уж я не несу никакой ответственности за их результаты. Вы, дорогие земляки, выбирали сами.

А что потом произошло с человеком - это бывает и бывает довольно часто.

Сказано: любая власть портит человека, абсолютная власть – портит абсолютно.

В первое труднейшее десятилетие Полежаев выдержал испытание: прошел огни и воды, а потом он добился успеха, и в его честь зазвучали медные трубы. И вот это последнее испытание он не выдержал. А оно - самое трудное.

Примечание «ВОмске»: текст воспроизведен без изменений из поста автора в Фейсбуке. В оформлении использованы фотографии Бориса Сухорукова с предвыборного митинга на центральной площади Омска 25 февраля 1990 года.


Яндекс.Директ ВОмске




Комментарии

Ваше мнение

21.11.2017

Услугами какого мобильного оператора вы предпочитаете пользоваться?

Уже проголосовало 133 человека

29.09.2017

Как вы относитесь к возможному росту тарифа на тепло при переводе ТЭЦ с угля на газ?

Уже проголосовало 356 человек



Блог-пост

Нателла Кисилевская

— Журналистка

Олег Реснянский

— спортивный журналист

Александр Минжуренко

— Историк, политик

Новости партнеров

Яндекс.Директ ВОмске

Стиль жизни

Алексей Платонов: «Тираж еще не пришел в Омск, а моя книга уже живет своей жизнью»

Книга

Алексей Платонов: «Тираж еще не пришел в Омск, а моя книга уже живет своей жизнью»

Владелец сети мобильной электроники iZЮМ Алексей Платонов осуществил творческую мечту, выпустил книгу и рассказал «ВОмске», какие сюрпризы поджидали в течение года работы над его бестселлером и что в итоге удивило сильнее всего.

25618 декабря 2017
Дочь омского журналиста Игоря Буторина снялась в фильме Мартина Скорсезе

Светские хроники

Дочь омского журналиста Игоря Буторина снялась в фильме Мартина Скорсезе

В картине «Ирландец» играют Роберт Де Ниро, Аль Пачино , Бобби Каннавале и Джо Пеши.

82912 декабря 2017
Игорь Меркулов: как две маленькие девочки победили дайвинг и горные лыжи

Кредо

Игорь Меркулов: как две маленькие девочки победили дайвинг и горные лыжи

Как воспитывать дочерей, от мала до велика, учиться скорочтению и мечтать о путешествии в Индонезию: стиль жизни банкира – в откровенных диалогах и искренних признаниях.

179503 декабря 2017
Сергей Мизя: когда инженер отправляется на рыбалку…

Хобби

Сергей Мизя: когда инженер отправляется на рыбалку…

Директор компании «Коминформ» Сергей Мизя рассказал «ВОмске», как инженерное образование и конструкторская смекалка помогли в его увлечении рыбалкой.

1493213 ноября 2017

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске







Новости smi2.ru

Наверх