Артем Павленко: «Мне хочется сделать жизнь лучше и приятнее именно в Омске»

Основатель студии робототехники «РобоОмск» и участник международного конкурса «Intel ISEF» - об инженерном творчестве, впечатлениях от США и вере в то, что у Омска все впереди.

1985314 марта 2019
Артем Павленко: «Мне хочется сделать жизнь лучше и приятнее именно в Омске»

Руководитель студии робототехники «РобоОмск» Артем Павленко в свои 19 лет уже избалован вниманием прессы. По крайней мере, региональной. После участия в международном конкурсе-смотре «Intel ISEF» в Лос-Анжелесе, где Артем представил свой проект марсохода, о нем написали практически все омские СМИ. После поездки в США Артему прочили учебу и работу в столице, но он остался в Омске и открыл собственную студию робототехники, о которой давно мечтал. В феврале этого года в Москве и Санкт-Петербурге состоялись всероссийские форумы научных работ «Юниор-2019» и XV Балтийский научно-инженерный конкурс. Оба мероприятия стали площадкой для презентации работ юных омичей — учеников Артема. Об их и своих успехах, и о многом другом Артем Павленко рассказал в интервью «ВОмске».

— Артем, расскажи немного о себе?

1

— Меня зовут Артем Павленко. Я родился в Омске. Мне 19 лет. Я — робототехник. Собственно все.

— Можно чуть подробнее про робототехнику?

— В нашей стране до сих пор многие думают, что изготавливать роботов это взять конструктор, вставить провод, нарисовать программу, а дальше — она поедет. Все не так! Робототехника — это смесь нескольких фундаментальных дисциплин, таких как математика, информатика, физика, электротехника, моделирование и др. В свое время я сделал выбор именно в сторону такого варианта робототехники.

— Как появился этот интерес?

— В 4-м классе я пришел заниматься в кружок программирования в Городской дворец творчества и практически сразу же начал участвовать в конференциях. Мой научный руководитель — Маргарита Михайловна познакомила меня с выпускниками этого кружка. Они только подогрели возникший интерес. На одной из московских конференций «Юниор» я познакомился с омскими ребятами, которые делали роботов, и тоже загорелся робототехникой. До этого я что-то делал — какие-то «железки» дома ковырял, но это еще не было чем-то профессиональным. Начал участвовать в конкурсах, появились какие-то результаты…

— Насколько робототехника привычное увлечение для омских школьников?

— В Омске очень много кружков. И все они с «Lego». Кружков без «Lego», если не ошибаюсь, в городе всего два: наш и еще один. Когда я еще был школьником, то заметил, что все занимаются на конструкторах и был этому не рад. После того как получилось организовать что-то свое, я предложил концепцию: мы «делаем роботов без конструкторов». Появилась альтернатива текущему рынку, и меня заметили!

2

— Чем твоя деятельность, скажем так, может быть полезна народному хозяйству?

— У нас очень любят говорить о том, что в России много талантливых детей, у нас лучшее в мире образование и т.д. и т.п. Образование в России, к сожалению, далеко не лучшее. По крайней мере, сейчас! Инженерные кадры нужно готовить с детства. Чтобы как-то исправить сложившуюся ситуацию, мы даем реальные знания, основываясь на фундаментальных вещах. У нас реальная теория сопряжена с реальной практикой, и дети работают на оборудовании, которое задействовано в промышленности. Наши дети понимают, что они делают. Ну, например, когда тебе второклассник объясняет на формулах закон Ома. Или вот мои ученики-шестиклассники, которые недавно ездили на конференцию в Москву и Петербург. Этому члены жюри были, мягко говоря, удивлены. Они задавали нашим ребятам вопросы по теории электротехники из разряда: «Как вы регулируете скорость мотора?». На что ребята начинали рассказывать про широтно-импульсную модуляцию, почему это полезно и как это работает на графике.

— При твоем невысоком мнении о качестве российского образования, как ты оцениваешь уровень подготовки современных инженеров в Омской области?

— Самая больная тема для нашей образовательной системы — это практика. У нас есть теория, которая не всегда адекватна в рамках профессии. По большей части то, что дается в теории —  не пригождается, а, наоборот, то, что нужно — не преподается. А полезной практики вообще нет. Есть какие-то производственные практики, где студенты выступают в роли посетителей музея: их не подпускают ни к одному станку. Это очень грустно! Есть и другая проблема. Выпускники вузов не могут нормально трудоустроиться по причине отсутствия опыта, который должен был появиться за время учебной практики. Готовых брать сотрудников без опыта среди работодателей нет. Вот такой порочный круг!

— А если сравнивать нашу систему и американскую? Кстати, расскажи, как ты попал в Америку?

— Я выиграл Балтийский научно-инженерный конкурс, главным призом которого была поездка на «Intel ISEF». Это международный конкурс. Там нужно было представить ту работу, с которой ты победил в России. Я поехал туда — выступил. Ничего не выиграл, но и это колоссальный опыт! Опыт всегда важнее любых грамот и дипломов.

В американской системе образования мне нравится, так называемое «STEM-образование». Его ключевое отличие от нашего в том, что оно комплексное. Студенты получают реальную практику, начиная с первого курса. У нас в России актуальна проблема «напихивания» огромного количества знаний, не имеющих прямого отношения к специализации. И получается, что изучение науки остается поверхностным. Нельзя влить в литровую бутылку пять литров воды. Даже под давлением. Необходимо строить образовательный комплекс, где будут наличествовать, так называемые «кейсы». Это, когда твоя задача — взять теорию, которую выдал преподаватель, найти дополнительную теорию и совместно с преподавателем осуществить практику. Дальше на основе этого проекта делается другой. Получается такая обратная пирамида, когда на имеющиеся знания добавляются новые, более глубокие.

— Какие у тебя остались впечатления от США?

3

— Очень неоднозначные. Лос-Анджелес мне откровенно не понравился. Вернуться туда я бы не хотел. Не знаю, как объяснить... Какие-то ощущения на уровне менталитета. Эти резиновые улыбки, пустые разговоры, которые всегда заканчиваются темой денег. По мне, это не есть хорошо. В Нью-Йорке все иначе. Это интернациональный город, где смешались многие культуры и менталитеты. Хотя город очень грязный, со стойким запахом отходов в воздухе. Но люди там совсем другие.

— Наверняка этот вопрос тебе уже много раз задавали, но все же… Почему ты живешь и работаешь в Омске, хотя мог уехать, если не в Америку, то в хотя бы в Москву или Санкт-Петербург?

— Мои знакомые, друзья, даже моя семья, этому удивляются. Были приглашение в вузы, на работу в другие города. В Омске все жалуются на жизнь. Но, как говорится, «Омич, не хнычь!». Это стало, в определенной степени, моим лозунгом. Ведь если все будут жаловаться, то лучше все равно не станет. Подобные рассуждения могут показаться детскими, но мне хочется сделать жизнь лучше и приятнее именно здесь. Если говорит общо, то я планирую развивать детскую робототехнику в Омске и в России. Мы учим детей, выступаем в качестве членов жюри на таких конференциях как «Юниор» в Москве, Балтийский научно-инженерный конкурс в Санкт-Петербурге. На петербургском конкурсе мы впервые выступили как спонсоры. Искали интересные проекты и детей, которые делают что-то необычное. Подарили участникам не очень дорогие «железки», на что хватило финансов. Но какие-то шаги и в этом направлении мы сделали и продолжаем делать.

— Что тебе в Омске не нравится и что бы ты хотел в нем изменить?

— Категорически не нравится инфраструктура. Ужасный общественный транспорт, ужасные дороги, ужасная экология, мало парков и мест для культурного отдыха. В театр сходить, в кино, в «Мегу» съездить. Вот и весь культурный досуг.

В продолжение «американской» темы скажу, что мне очень не нравится, что мы стали по-глупому косить «под Америку». Это и случилось, потому что у нас плохи дела с культурным досугом. Приходишь в какое-нибудь, скажем так, заведение постсоветской культуры, а там танцы народных ансамблей и т.п. Тут, разумеется, нужно перенимать опыт западных коллег. Но всему нужно знать меру, не терять свою культуру и самоидентификацию. Я недавно прошел по центральной улице Омска, фотографировал вывески и отправил фотографии своей знакомой-американке. Она очень удивилась, что большая часть вывесок написана на английском языке.

— Что тебя держит в Омске? Какие-то люди, места?

— Держит энтузиазм. Мой собственный. К людям и местам я не привязан. Понятие «дом» мне не особо нужно. Сейчас я здесь. Через десять лет могу быть, условно, в другой точке земного шара.

Если я когда-то и решусь уехать за рубеж, то основной причиной этого будет любовь нашего государства к тотальному контролю и всяким запретам. Вот сейчас эта новая «фишка» с «суверенным интернетом». Это все грустно…

4

А пока, в данный момент моя задача — попытаться улучшить рынок образовательной робототехники в Омске.

— Расскажи конкретнее о работе своего кружка?

— Мы работаем с моим другом Антоном Кочековым. Он вел у меня программирование во Дворце творчества, потом мы стали друзьями. У нас схожие увлечение и вообще взгляды на жизнь. Я считаю, что иметь друзей в той области, в которой ты работаешь, очень полезно и удобно.

— А как же утверждение, что лучше не смешивать дружбу и бизнес?

— Я не особо позиционирую нашу студию как бизнес в классическом смысле слова. Наш кружок — это, скорее, творческое объединение. Это творчество и для нас, и для детей.

— Но ведь робототехника дело не из дешевых. Вы участвуете в грантовых проектах?

— Конкретно с робототехникой нет. Есть сейчас интересные задумки, которые без частной грантовой поддержки никак не реализовать. Поэтому в данный момент мы занимаемся решением этой проблемы.

Сейчас все деньги, которые родители платят, идут в оборот. Студию мы не разоряем. Самим на жизнь нам хватает.

— Кто твои ученики?

— Дети. Они разные бывают. Для кого-то успех — это когда нравится ходить на занятия по робототехнике. Родители ребенка за руку приводят, а он говорит: «Что мне тут делать? Я не хочу!». И потом, когда, по прошествии времени, он может решить какие-то поставленные задачи, то это большой успех.

Есть другая категория. Это дети, которым, наоборот, все очень нравится. У них задача — сделать серьезный проект, приехать на конференцию и показать, что омичи тоже что-то могут.

— Какой возраст у учащихся кружка?

— Мы берем от 7 лет. Самому старшему — 17. Но мы работаем и с людьми старших возрастных категорий. У меня, например, есть ученик, которому за 30 лет.

— Насколько сложно заинтересовать ребенка, который пришел не сам, а которого, как ты говоришь, привели родители за руку?

— Нужно найти индивидуальный подход. Нужно поговорить с ребенком о том, что ему интересно. Интересно играть в «Доту»? Давай сделаем робототехнический проект, который будет уметь играть в «Доту»! Для этого нужны фундаментальные знания. За неделю его не соберешь, за месяц тоже. Надо пару лет поучиться. А тут ребенок «закодил» какую-то штуку —и у него светодиодик заморгал. Думает: «О, прикольно! Я сам это сделал! Может и дальше чего получится?». Вот такая стратегия работает. Даже если он не сделает этот проект, то знания останутся. Какие-то обязательно пригодятся. Я, например, всегда думал, что мне английский язык не нужен будет. Получилось ровно наоборот. Я всегда думал, что мне биология не пригодится, а сейчас она нужна.

— Есть у твоих учеников успехи за пределами Омска?

— Конечно. В прошлом году мы ездили на «Юниор» и привезли сертификаты на поддержку проекта. На «РобоФинисте» в Петербурге заняли пятое место. В этом году ездили на «Юниор» и «Балтийский инженерный конкурс» — привезли сертификаты на поддержку от различных институтов, дипломы молодежного и бизнес-жюри.

— Учитывая эти достижения, ты, в свои 19 лет, можешь назвать себя успешным человеком?

— Смотря, что понимать под словосочетанием «успешный человек». Я просто делаю свою работу. По сути, я живу работой. Уезжаю в 8 утра, приезжаю домой в 12 ночи. Много денег я не зарабатываю. Если выбрать в качестве шкалы успеха — «достижение поставленных целей и задач», тогда можно. Своих целей я достигаю. Вообще гармония — это когда ты доволен обстановкой вокруг тебя. Есть малая зона комфорта — дом, работа. Есть большая — это место, где ты обитаешь. На текущий момент я не ощущаю гармонии с нашим городом. Но думаю, что эта ситуация когда-нибудь изменится. Я верю, что Омск разовьется.

— Есть у него потенциал?

— С нынешней властью нет. Федеральная власть не видит потенциала в Омске — и город загибается. Нас травят выбросами, не развивается инфраструктура. Я каждый день езжу на работу в автобусе — и это просто невозможно! В этих маленьких автобусах ты едешь как селедка в бочке. А вечером невозможно из центра уехать в «Нефтяники». Хочется буквально закричать: «Администрация, мэрия, очнитесь: ваш капитал — это не нефть, а люди!»

— Как ты отдыхаешь при своем графике?

— Никак. Как таковых выходных у меня нет. Максимум, что у меня получается, это встречи с друзьями по ночам. Периодически хожу в театр, иногда — в кино.

— А путешествия?

— Путешествовать получается не так часто, как хотелось бы. По сути, это поездки, связанные с работой. В Москву, в Санкт-Петербург, Новосибирск. Да и дорогое это дело — поездки. Вот в Америке был. Будучи еще школьником, ездил в Польшу и Германию. В Болгарии был давно, в детстве.

— Омск с Новосибирском часто сравнивают. В чью пользу сравнение?

— Я был в Новосибирске девять раз, но по факту в самом городе был один раз. Все остальные — в Академгородке. Прогулявшись по городу, пришел к выводу, что Омск и Новосибирск отличаются лишь масштабами. Новосибирск выглядит чуть больше. А так они очень похожи. Ну, там, конечно, есть метро и проезд дешевле.

— А если вспомнить про столицы. Что ближе: Москва или Питер?

— Питер. Пару лет назад мне казалось, что Москва более прогрессивная, а Петербург слишком консервативный, музейный и его окраины — это Омск, только чуть дороже. Потом мое отношение поменялось. Что-то меня там зацепило. Сам не могу понять что.

Бытует такая шутка: «Твой друг тоже уедет в Питер». Большинство моих одноклассников и друзей туда уехали. Много людей уехало за границу. Меня они тоже агитируют, но пока держусь.

Кстати, пользуясь возможностью, хочу вот что сказать. Мне бы хотелось пожелать, чтобы дети задумывались о своем будущем. Школьные годы у многих весьма проблемные, потому что все сводится к посещению школы и компьютерным играм дома. Нужно найти себе какое-то интересное занятие. Будь то актерское мастерство, танцы или изобразительное искусство. Да, что угодно! Это поможет в будущем. У нас люди не очень любят думать о своем будущем. А этому надо учить еще в детском саду. Если к моим словам кто-то прислушается, то моя маленькая миссия будет выполнена.

— Наверное, это больше к родителям обращение?

— Да. Получается, я вроде как пожаловался, а на самом деле, иногда привести ребенка за руку в кружок — полезно. Не нужно, конечно, водить ребенка в кучу кружков и секций одновременно. Максимум 2-3 в неделю. Родителям стоит поддерживать увлечения детей, даже если они им кажутся странными. Если ребенок говорит: «Мам, пап, я хочу танцевать!», а в ответ слышит: «Нет! Ты должен быть инженером!», то это уже печально.

— А чего бы ты пожелал той категории омичей, которые вечно всем недовольны?

— Каждый день смотреть на солнце и радоваться тому, что у нас оно, в отличие от Петербурга, есть!

Автор:Сергей Наумов

Фото:из личного архива Артема Павленко

Теги:Артем Павленкоизобретениеконкурсобразование


Яндекс.Директ ВОмске




Комментарии

Ваше мнение

14.10.2019

А вам понравился обновленный бульвар Мартынова?

Уже проголосовало 22 человека

19.09.2019

Как вы относитесь к идее переименования остановки «Голубой огонек» в «Музей народного художника К. Белова»?

Уже проголосовало 210 человек













Блог-пост

Сергей Демченков

— Филолог

Рада Маевская

— Инфорг ПСО «Лиза Алерт»

Юлия Купрейкина

— психолог

Другие новости


Яндекс.Директ ВОмске

Эксклюзив

Ресторатор Чащин возродил омский народный бренд «Два поэта»

Под такой вывеской сегодня, 4 октября, в историческом здании на пересечении улиц Пушкина и Маяковского, открылся ресторан быстрого питания.

2219704 октября 2019

Школа слёз. Без смеха

(Памяти Мастера — Ларисы Меерсон)

231803 октября 2019

Пощекотать «Пуп Земли»

Видеокамера за корову, железные веники и деньги просто так: непридуманные чудеса уникальной омской деревни.

695716 сентября 2019

Стиль жизни

Держи спинакер по ветру!

Светские хроники

Держи спинакер по ветру!

Осенний капитанский бал, посвященный предстоящей международной юбилейной регате Кубка катамаранов: позитив нон-стоп, музыкальный такт, капитанский этикет и море фотографий. Отдать швартовы, поднять паруса, смотреть отчет – ниже.

22318 октября 2019
Жулик, Сеня, Доктор и другие «дети» Сергея и Ольги Барсуковых

Story

Жулик, Сеня, Доктор и другие «дети» Сергея и Ольги Барсуковых

Шустрая дворняжка Булка давно забыла «страшный сон», как, сбитая машиной, умирала на дороге в луже крови, а породистый беспризорник Тоби едва ли в курсе, что ещё три недели назад его хотели «усыпить».

138303 октября 2019
Илья Николин выпустил первую книгу

Книга

Илья Николин выпустил первую книгу

Руководитель омской сети автокомплексов «Реактор» пишет стихотворения о философии и любви.

170718 сентября 2019
О ловушках франшиз, потребительском экстремизме и вреде влюбленности. В товар

Книга

О ловушках франшиз, потребительском экстремизме и вреде влюбленности. В товар

Почему Чащин запрещал детям ходить в «Провиант», в каком супермаркете покупает продукты Шкуренко, ест ли Колмогоров собственные суши и на чем «погорел» Олег Мкртчян: очередное заседание Клуба читающих бизнесменов вылилось в серию бизнесовых «каминг-аутов».

200218 сентября 2019

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске




Наверх