Юрий Филатов: «Обидно, когда учителя в школах называют детей клоунами — быть клоуном не так просто»

Профессиональный драматический артист, ветеран боевых действий, дрессировщик вьетнамских кабанчиков, многодетный отец и знаменитый клоун — о решающих поворотах судьбы и о том, легко ли быть хорошим ковёрным.

158325 марта 2019
Юрий Филатов: «Обидно, когда учителя в школах называют детей клоунами — быть клоуном не так просто»

— Юрий, вы в Омске не первый раз…
— Даже не могу сосчитать, сколько раз был здесь. Мне у вас нравится! Последний раз приезжали с проектом «Три толстяка»: тогда работали втроем. Сейчас — дуэтом с одним из «толстяков» Сергеем Гульченко. Это артист цирка на Цветном бульваре с 30-летним стажем, в третьем поколении, легендарная личность. О его бабушке и дедушке рассказывает цирковая энциклопедия: дед Сергея исполнял трюки, которые до сих пор никто не повторил. Родители тоже работали в цирке, Сергей «родился в опилках», был канатоходем, эквилибристом, жонглером — подкидывал в воздух необычные конусовидные колпачки, которые стали его «визитной карточкой», работал в Лас-Вегасе. Когда мы создавали дуэт «Джемелли» (с итальянского — «близнецы»), нам очень хотелось быть ни на кого не похожими. Обратили внимание на фильм 1957 года «Борец и клоун», повествующий о дружбе Ивана Поддубного и Анатолия Дурова. Легендарный борец и эксцентрик-дрессировщик стали прототипами наших образов: друзей, силача и клоуна. Мы еще не устали, несмотря на наш зрелый возраст. Каждый год выпускаем что-то новое. Дуэт «Джеммели» — еще не созревший организм, он в постоянном развитии.

— Вы пришли в цирк из театра. Известная история: юный Юрий Филатов, профессиональный драматический актер, до работы в цирке играл в Молодежном экспериментальном театре Новосибирска. Однажды в спектакле по гоголевской «Женитьбе» его увидели цирковые артисты из Москвы, которые убедили актера — из него выйдет отличный клоун…
— Так и было. И это объясняет, почему в наши репризы вложено так много драматургии. С нашим клоунским дуэтом работал замечательный режиссер Молодежного театра на Фонтанке Александр Черкашин, мой хороший друг. У меня театральное прошлое, много друзей-актеров, а питерская Молодежка для меня вообще дом родной. Очень хотелось работать не с цирковыми режиссерами, а с драматическими. Поэтому во время первого выхода на манеж я из силача в исполнении Сергея Гульченко делаю клоуна, и на протяжении нашего спектакля он из «неотесанного чурбана» превращается в милого доброго человека.

1

Мы обратили внимание на Серебряный век, когда цирк из балагана стал видом искусства. Многие поэты посвящали ему стихи. Образы, костюмы, манера постановки и работы взяты нами оттуда. Мы пытаемся не просто заполнить паузу и рассмешить публику, а рассказать и показать историю, используя все подвластные нам жанры. Клоун как профессионал умеет практически все, поэтому в наших репризах находится место разным жанрам — от дрессуры до силового экстрима. К примеру, Сергей поднимает гантель весом 51 килограмм: не «надувную», а настоящую. Включаем в свои номера жонгляж, эквилибр; растем. В репертуаре есть и номерам с животными: с экзотическими вьетнамскими свинками, а также с крокодилами. Свинок нынче пять: одна большая домашняя хавронья и четыре карликовых «вьетнамки».

 Вы первым в истории российского цирка сделали полноценный номер с карликовыми породами свиней, и работаете с ними уже 17 лет. Какой по счету состав «пятачков» сегодня на манеже?
— Седьмой. Я пришел к дрессуре не по собственной воле. Как солист с театральной подготовкой, всегда придерживался четкой позиции — не включать в свой клоунский репертуар какие-либо цирковые жанры, сделать его «фундаментом» глубокую театральную драматургию. В 90-е блистал Полунин, и мне казалось, что для самовыражения достаточно театрального мастерства. За свои идеи я был гоним нашим художественным отделом, который все же требовал разножанровости. Мой режиссер сравнивал меня с Доном Кихотом, воюющим с мельницами: мол, «бесполезно бороться с системой, давай возьмем зверушку, хотя бы кошечку, и они отстанут». Но я не хотел быть ни на кого похожим. На тот момент, когда я взялся делать номер со свинками, их было всего две во всей системе Росгосцирка, и они работали в составе групп животных, а сольных выходов не было совсем. Хотелось сделать что-то новое — так и появились у нас хрюшки.

— А как появились крокодилы?
— Когда задумали номер с крокодилами, тоже решили ломать стереотипы. Рептилии — «показные» животные. Удав никогда не прыгнет через кольцо, крокодил не будет исполнять трюки. Эти животные всегда представляются через страх, пафос или восточные мотивы. Мы же хотели сделать добрый, веселый и в чем-то даже милый номер. Так родилась «Рыбалка», где два друга закидывают удочки в «озеро» из старой ванны и вытаскивают то старый башмак, то плюшевую игрушку, то крокодилят…

— Философский вопрос: каким должен быть хороший клоун?
— Вопрос непростой. Природа юмора очень сложная. Нет параметров и шкал, которые покажут, от чего все будут смеяться. Первоначальная задача коверного клоуна — а мы работаем именно коверную клоунаду — заполнение пауз. Советская клоунада была лучшей, достаточно вспомнить коверных Карандаша и Никулина. Они так заполняли паузы, что уходя, люди больше помнили клоунады, нежели само представление. Это очень сложный жанр. Ты за две-три минуты должен показать миниспектакль с развитием сюжета и финалом. Я считаю, что если клоун вызывает смех, то он хороший коверный.
Коверный клоун работает для программы, поэтому прежде всего, мы должны влиться в спектакль. Клоунада и программа не должны быть двумя разными организмами. Мы своим сквозным действием не должны резать глаз, наше присутствие не должно надоедать, но и артистов публика тоже должна хотеть видеть. Такая непростая задача.

— Что скажете тем, кто считает, что клоуном быть легко?
— Скажу: а вы попробуйте! Жутко обидно, когда учителя в школах называют непослушных детей клоунами. Быть клоуном не так просто. Я давно в цирке, уже три года как пенсионер, на манеже пережил известие о смерти мамы. Мне пришлось в тот момент выйти на арену: зритель не должен был понять, что с моим внутренним состоянием что-то не так. Я вообще считаю, что хорошо выполнять свою работу трудно везде — будь ты корреспондент, учитель, врач, клоун... Цирковая жизнь очень специфическая: это не работа, а образ жизни. Мы годами не бываем дома. Человек, получая «прививку» работой в цирке, либо остается здесь навсегда, либо быстро уходит. Я не знаю, легко или сложно быть клоуном. Я не стараюсь им быть: нельзя кривляться, изображать… Все должно идти от сердца. После выступлений Леонида Енгибарова, «клоуна с осенью в сердце», люди оставались в раздумьях. Наш Народный артист Анатолий Павлович Марчевский сказал, что клоун — это маленький ребенок. Волшебный Юрий Владимирович Никулин всегда говорил: нет рецепта, как взять и без волнения выйти и начать работать на публику… Я всегда волнуюсь, долго настраиваюсь. Мне надо походить, подышать, вжиться в роль.

— К театральному образованию прибавилось еще какое-нибудь?
— Высшее экономическое: закончил учебу в прошлом году. После школы я учился в училище культпросвета в Кургане, получил специальность руководителя самодеятельного танцевального коллектива. Потом поступил в Новосибирское театральное училище. Я родился и вырос в соседнем от Омска городе, там занимался спортом, оттуда ушел в армию. Я единственный из клоунов нашей системы ветеран боевых действий. Имею правительственные награды, медаль «За отвагу». Срочную службу проходил в Таджикистане в начале 90-х годов, где тогда шла гражданская война. Когда вернулся на гражданку, стал каскадером на верблюдах, затем акробатом, а позже и ковёрным.

2

— Ваш артистический стаж — почти тридцать лет. Как за это время изменился цирк, и как изменились вы внутри цирка?
— Я начал солистом, клоуном Юриком. 15 лет назад он трансформировался в другого героя — взрослеешь, набираешься опыта... Я думаю, что все молодые начинающие клоуны неуникальны. Очень сложно начать сразу с чего-то своего: копируешь чей-то типаж, подражаешь, учишься… Когда тебе под пятьдесят, ты уже пропагандируешь свое, то, что идет изнутри. В одной из клоунад у нас с Сережей есть лирический момент о дружбе, там звучит Чайковский.

— Что вы делаете, когда обуревает ностальгия по театру?
— Иду в театр. (Улыбается.) В отпуске обязательно еду в Питер. В прошлой жизни я, видимо, там жил. Благо, у меня там много друзей – в том числе и в театрах на Литейном, на Фонтанке. Можно утолить театральный «голод».

— Бывает ли, что жалеете, что вы всё же не в театре?
— Да нет. Не бывает. Разве что, смотря какой-то спектакль, думаю, как я бы тут хотел сделать, как мог бы сыграть... Но о выбранном пути, о цирке – нет, не жалею.

— Говорят, что клоунов и юмористов сложно рассмешить.
— Я действительно очень редко смеюсь. Смотрим с семьей что-нибудь юмористическое, я понимаю, что это смешно, верю, что это смешно, улыбаюсь, но чтобы прямо рассмеяться…

— Вы многодетный отец. Дети, например, в жизни вас смешат?
— Да, от них очень много черпаю. Мы с Сережей Гульченко сейчас работаем над новой репризой, где будем играть двух детей… Вдохновляюсь своими, конечно!

— Какого они возраста?
— 28, 27, 25, 16 лет и 4 года. Четыре дочери (одна — от первого брака жены). Самый младший — мальчик. Дожал! (Смеется.)

— Каких правил придерживаетесь в воспитании?
— Я жесткий папа. Большую роль сыграло военное воспитание. Когда тебе перевалило за 45, уже можно оборачиваться и смотреть назад. Всегда говорю, что если бы Бог дал мне возможность что-то изменить в жизни, я многое бы изменил. Учился бы иначе, впитал бы больше. Единственное, что стопроцентно оставил неизменным, — это служба в армии, несмотря на то, что она была тяжелая. Кстати, у вас в Омске она и закончилась, когда войска полностью вывели из Таджикистана. Здесь умер мой командир, здесь, уже на пенсии живет наш начальник штаба, полковник Казаринов. В начале марта встречались семьями. Я был хорошим солдатом и пользовался уважением офицеров. А когда ты служишь в горячей точке, все воспринимается иначе. Отношения солдат и офицеров ближе. За время моей службы мы в боях потеряли только одного бойца. После дембеля были еще... Двое похоронены здесь, на кладбище. Скоро однополчане из Тюмени должны приехать, будем встречаться. У меня чуть ли не в каждом городе есть однополчане. Это огромная часть моей жизни. Поэтому я жесткий папа. Дочери, Ксюша с Верой, говорят, что я их «строил», Дашка более балованная. Сейчас Дашенька учится в 9-м классе, поэтому осталась дома сдавать экзамены. Ксюшенька закончила красноярский институт цветных металлов, Верочка — медицинский. Работает спортивным тренером, сейчас выиграла кубок Москвы по боди-фитнесу, скоро у нее Россия. Если войдет в десятку — поедет в Испанию на чемпионат. Пацан, Макар, пока в любви купается, конечно. Но у нас есть фотография из Петербурга, где он, еще с соской, сидит в коляске напротив Суворовского училища. И надпись там: «Сыночек, жди. Это твой дом».

— Если Макар захочет не в Суворовское, а на манеж?
— На манеж он может и после Сувороского. Я пришел тоже не сразу. Другой вопрос, что мне хотелось бы, чтобы он получил какую-то профессию… в нашей профессии есть плюсы и минусы. Я считаю хорошо, что наши дети лишены плохого-уличного, у них нет этих посиделок в беседках и подъездах. Но в то же время они лишены постоянства. Да, в каждом городе мы ходим в бассейн, общаемся с людьми, но, понимаете, когда живешь на одном месте — это совершенно другая история. Мне хочется, чтобы пацан получил больше, чем я в детстве. Я рос без папы. Меня с детства отдали в спортивный интернат. Десять лет посвятил греко-римской борьбе. С Карелиным на одних соревнованиях выступал, правда, в разных весовых категориях… Поэтому маме было легко: уходил я в 8.00 и приходил в 20.00, каждый день по две тренировки. Нам всегда говорили там: вошел в тройку призеров — ты отличник, в десятку — хорошист. Я всегда входил в десятку…

— Для кабанчиков вы тоже жесткий папа?
— Нет. Тут главный принцип — наблюдение. Понимаете, я всегда против даже самого слова «дрессура». Оно звучит как-то одновременно и хорошо, и плохо. Нужно не заставлять, а наблюдать. У меня свиньи не делают того, что им не свойственно в природе, того, что против их физических возможностей. Я очень долго готовлю состав и номера с хрюшками, порой на это уходит год. Для меня важно, чтобы животное выполняло все с удовольствием — и зрители это видели. Говорят: мол, они работают за кусок сахара… А вы? За кусок шубы, квартиры, машины… Мы все работаем за кусок сахара, только сахар разный, и размер кусочка разный. Я не понимаю, почему такое негативное отношение в этом вопросе. Все хотят получить поощрение. У животных оно какое может быть? Только лакомство... Правда, наступает время, когда каждая хрюшка начинает «кабанеть» — тот возраст, когда ей уже ничего не надо, она хочет лишь лежать и кушать…

3

— И что вы делаете?
— Меняю состав, к сожалению. Свинок нахожу в зоопарках, в том числе, и в Новосибирском. А еще дружу с Институтом генетики и цитологии Сибирского отделения РАН. Там есть замечательный ученый Илья Михайлович Тихонов. Свинья генетически ближе к человеку, чем обезьяна, а ученые занимаются проблемой пересадки органов. Почему карликовые свиньи? Потому что детского донора найти гораздо сложнее. Я беру у них поросят. Один раз Илья Михайлович вывел свиней в пробирке, и ему было интересно посмотреть, насколько они развиты интеллектуально. Подарил их мне. Должен сказать, эти свинки прекрасно работают — то был третий состав. Некоторые потом возвращаются в Академгородок: там нужны кабанчики-производители. Ученым интересно вывести более умных свиней.

— На шашлыках друзья над вами не подтрунивают?
— Нет. Мои свинки — не звери, а животные-артисты. Это совсем другое дело. Меня часто спрашивают, ем ли я свинину. Ем, очень люблю готовить, в том числе мясо. Это мое хобби и потому моя семейная обязанность.

— А ваше фирменное блюдо?
— Не могу сказать. Все люблю, все делаю! На восьмое марта подавал курицу в сливочно-грибном соусе. Настроение такое было. А сейчас мы на посту. Ходили на службу в Казачий собор. Возможно, нас и можно причислить к путникам, но Великий пост мы держим.

— Как давно вы поститесь?
— Жена постоянно, а я — раз четвертый. Всей семьей семь лет каждый год окунаемся в прорубь на Крещение. Макар еще только не пробовал… Но всё впереди!

Автор:Елена Ярмизина

Фото:Сергей Барсуков

Теги:цирк


Яндекс.Директ ВОмске




Комментарии

Ваше мнение

07.06.2019

Вы верите, что «Мостовик» можно возродить?

Уже проголосовало 86 человек

28.05.2019

Мешает ли вам аудиореклама на улицах города?

Уже проголосовало 130 человек













Другие новости


Яндекс.Директ ВОмске

Эксклюзив

«Мне грустно, дорогой Амангельды…»

Короткое открытое письмо новому главе ЦАО г. Омска.

45220 июня 2019

Смогли бы вы сдать ЕГЭ по истории?

«ВОмске» предлагает нашим читателям оценить свои школьные знания по истории.

680119 июня 2019

Смогли бы вы сдать ЕГЭ по географии?

«ВОмске» предлагает нашим читателям почувствовать себя на месте выпускников школ.

 

516114 июня 2019

Какую оценку вы бы получили на ЕГЭ по русскому языку?

«ВОмске» предлагает пройти тест.

737113 июня 2019

Ваш любимый омский прозаик?

«ВОмске» продолжает «писательский» опрос.

1828222 апреля 2019

Стиль жизни

Алиса в стране тигресс

Story

Алиса в стране тигресс

Для цирковой артистки в четвёртом поколении, дрессировщицы тигров Алисы Нестеровой манеж — это то место, где человек и дикое животное встречаются как коллеги.

111717 июня 2019
Анатолий Окулов: любовь с первого апельсина

Story

Анатолий Окулов: любовь с первого апельсина

Такого спортивно-креативного паяца вы ещё точно не видели. В его арсенале — батут, проволока, гитара, ударные, сальто, колесо и вообще чёрт знает что, от чего дети от трёх до сорока трёх валом валят на манеж, где самозабвенно пляшут, стучат в барабаны, кувыркаются и обливаются водой.

142610 июня 2019
Благородный рогоносец и дама его сердца

Story

Благородный рогоносец и дама его сердца

«Звезда» нового «Белого шоу», премьера которого состоится в Омском государственном цирке уже 1 июня, — дрессированный носорог Мафуньян. Его наставница, заслуженная артистка России Елена Федотова рассказала «ВОмске» о чуткости своего трехтонного любимца и о собственном характере, твердом как рог носорога.

146029 мая 2019
18-летняя модель из Омска попала в ТОП самых перспективных россиян моложе 30 лет

Шик

18-летняя модель из Омска попала в ТОП самых перспективных россиян моложе 30 лет

По версии журнала Forbes, сибирская манекенщица вошла в тридцатку самых-самых.

174221 мая 2019

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске




Наверх