Суд по Любе и Степанычу: «Я вам такой патриотизм покажу!..»

Светлые «Омские маршруты» заводят все дальше в темное прошлое.

230323 декабря 2016
Суд по Любе и Степанычу: «Я вам такой патриотизм покажу!..»

- Меня спрашивают, часто ли снимаю бесплатно? Часто! – вид у знаменитого омского фотографа Владимира Кудринского был слегка растерянный. Что неудивительно – обласканный властью член Союза журналистов России и Союза фотохудожников области неожиданно оказался замешан в тяжбу. В арбитражном суде началось рассмотрение иска предпринимателя Романа Рудакова к издательству «Омский ракурс», выпустившему в свет альбом «Омские маршруты». Свои мгновения Кудринский не раз остановил на скульптурах Степаныча и Любочки – ну какой без них Омск? По словам фотографа, передал свои снимки издательству он совершенно бесплатно. То есть даром.

- Ну а как патриотизм воспитывать? – объяснял Владимир Федорович, разговаривая больше с самим собой, чем с журналистами, собравшимися в коридоре областного арбитражного суда. Увы, участь большинства российских патриотов – неожиданно узнавать, что родина давно принадлежит не им. Сладкая парочка «народных героев», оказывается, имеет авторов – скульптора Сергея Норышева и архитектора Игоря Вахитова. Боле того – исключительные права на использование образов Степаныча и Любочки, как выяснилось при рассмотрении иска, принадлежат изготовителю сувениров Роману Рудакову. Он и потребовал 7,8 млн рублей компенсации от «Ракурса», не спросившего у него разрешения.

- Вот выпал куржак, пошел снимать… - фотограф слегка замялся.

- А куржак оказался проданным… - услужливо подсказал весельчак из пишуще-снимающей братии.

- Да нет, - поморщился Кудринский, не восприняв шутки. – Подошел к Степанычу, смотрю - дворник его не обметает. Говорит, у него хозяин есть, пусть он мне и платит за работу.

Хозяин, впрочем, у «визитной карточки города» появился не так давно – только в конце прошлого года Степаныч с Любочкой были признаны судом бесхозными и переданы на баланс мэрии. С 1998 года любимые «символы города» городу были не нужны!

- На балансе мэрии – железо, из которого изготовлены скульптуры, - вносит ясность Игорь Колесников, директор юридического Агентства по защите интеллектуальных прав, представитель Романа Рудакова. – Мы же говорим только об интеллектуальных правах. Роман Сергеевич и прежде пытался отстоять их, но не было полномочий – только в январе 2016 года он выкупил исключительные права на использование образов Степаныча и Любочки, заключив договор с авторами, по которому обязуется ежемесячно выплачивать определенную сумму, независимо от того, ведется бизнес или нет, есть прибыль или нет. Договор действует и после их смерти – еще 70 лет деньги будут получать наследники авторов. С теми, кто хочет использовать образы в любой форме, мы заключаем лицензионные договоры.

Далеко не все приобретают разрешение правообладателя, как выясняется. По словам Игоря Владимировича, Любочка со Степанычем – самые популярные скульптуры в России.

- Только в Екатеринбурге три организации занимаются изготовлением сувениров, например «Уральская береста», которая изготовляет их почему-то в Китае, в Лесном такая же фирма, самая большая – «Сима-ленд», делает магнитики более 60 видов. По Санкт-Петербургу ездит машина со Степанычем на эмблеме, в Москве есть сантехническая контора «Степаныч», в Красноярске есть, еще множество. Пока мы подали 4 иска. 60 видов товаров, и за каждый минимальная сумма компенсации – 10 тысяч по закону, а значит госпошлина, которую оплачивать должен истец, она зависит от суммы компенсации. Рудаков пока в этой части не настолько платежеспособен. Может быть, законодатель снизит минимальную сумму компенсации, тогда исков будет больше, пускай по рублю. Цель – не заработать денег, дело – в принципе.

- А как же патриотизм? – не удерживаюсь от вопроса. – Разве плохо, что наш город делают популярным?

Игорь Владимирович недобро взглянул на меня:

- О каком патриотизме можно говорить, если люди не платят положенное? Законодатель говорит о нарушении интеллектуальных прав независимо от того, для каких целей использована продукция, коммерческих или нет. Но если бы издание «Омские маршруты» было действительно благотворительным, как заявлено, никакого иска мы бы не подали. Депутат Законодательного собрания, уважаемый человек выкупил у «Омского Ракурса» 1000 экземпляров фотоальбома и передал библиотекам. Бесплатно. Это благотворительность. Но он купил у «Ракурса» книги по розничной цене, значит, издатель заработал? Почему он не сделал благотворительную цену? А ведь квартиры, как пишут в газетах, закладывал ради доброго дела… В каком банке? Что с остальными 2000 тиража? Почему они продаются добровольно-принудительно во всех госструктурах? В магазинах их цена доходит до двух с половиной тысяч… Так это благотворительность или коммерческое издание? Я бы хотел услышать ответы на эти вопросы от Кияна.

Владимир Киян, один из соучредителей издательства, скромно прятался в уголке за спинами фотографа и юриста, приговаривая:

- Первый раз в арбитражном суде - столько людей! Что вы все пришли-то? Мы не волнуемся, вы волнуетесь.

От комментариев быстро открестился:

- Никаких мнений не имею. Мы свое дело сделали, считаю, честно, а нас в чем-то обвиняют, кто-то хочет сорвать денег

Судья Любовь Крещановская тоже сильно удивилась, когда журналисты стали наполнять кабинет, тихо, но настойчиво пробираясь по стеночкам. Места было мало: Кияну со свитой стульев не хватило.

- Вы кто все? – весело возопила судья, глядя на расползающихся, как тараканов, репортеров, и отправила секретаря искать помещение побольше:

- Процесс открытый, конечно, но главное – не мешать правосудию.

Правосудию, впрочем, свершиться не удалось, хотя зал побольше нашелся, а представители прессы на всякий случай втянули животы. Защитник «Омского ресурса» Евгений Машкевич, запинаясь, как школьник, выдвинул ходатайство привлечь в качестве третьего лица городскую администрацию. С помощью судьи удалось выяснить, что он считает объекты спорными, нужно увидеть договор, из которого будет понятно, каким образом и за чей счет изготовлены скульптуры.

- Администрация нам никаких копий документов не может предоставить, нужна помощь суда, - Машкевич волновался.

Колесников возражал:

- На сегодняшний день администрация не может вразумительно объяснить, кто заказывал скульптуры, документов не нашла, финансовые бумаги отсутствуют. Что нового она скажет?

Судье, видимо, все же хочется услышать новое. Точнее, очень хорошо забытое старое. Заседание отложено на месяц – может быть, мэрия все же что-нибудь отыщет в своих архивах? Тем более, авторы уверяют, что скульптуры заказала администрация города, а сама администрация, видимо, еще не определилась, признаваться в этом или нет. Во всяком случае, директор департамента культуры Владимир Шалак на пресс-конференции сообщил, что Степаныча попросил сделать бывший мэр Валерий Рощупкин, у которого он был замом. При этом зачем-то назвал многострадальную скульптуру плагиатом, только запутав все еще больше, потому что в таком случае вообще все, что выпущено в России с «омской символикой» - контрафакт.

- По сути, обозвал авторов пиратами! – удивляется Колесников. – Но ведь он был замом Рощупкина, значит, должен был знать, что делается… Если город скажет – да, мы заказывали, можно предположить, что дальше. Тогда начинается работа органов – проверить администрацию, департамент, министерство культуры. Подозреваю, что под это дело ушли бешеные деньги. Нецелевое использование средств – это уголовная статья. Но Шалак к тому времени, скорее всего, будет на пенсии. Пойдемте, я вам такой патриотизм покажу! – несколько угрожающе закончил юрист. – Любите такое слово?

Пришлось признаться, что не очень, но посмотреть на него хочется. Игорь Владимирович разложил на окошке книги:

- Видите, эта книжка «Омские маршруты» – из розницы, внутренняя стороны обложки – чистая. А в издании, что находится в библиотеке, на ней – реклама коммерческих структур. Почему они разные? Сколько их выпущено на самом деле? Внутри – одна-единственная фотография, где соблюдены нормы – подписан автор Норышев, Вахитова забыли, но уж ладно. Да, у фотографа есть авторское право, но в таком случае должен быть эксклюзив какой-то, а не просто снимок скульптуры. По безграмотному договору, который удалось получить, Кудринский передал издательству права на свои фото, оно может их использовать. Но передал почему-то 278 снимков, а их тут 487. Его права тоже нарушены? Сочувствую – человек живет на пенсию. Правда, у него самая дорогая камера в Омске, ну это еще прошлый губернатор купил, наверное. В предисловии говорится, что «Омские маршруты» - книга нужная, несет свет знаний, а какая тут история, если достопримечательностей много, а других авторов, кроме Кудринского и «Ракурса», будто бы и нет? Вы знаете, что драмтеатр, музыкальный театр – товарные знаки? Рудаков берет разрешение на использование фотографий с их изображением в департаменте культуры. Почему же «Ракурс» не взял у нас разрешения? И это я еще тексты не все прочитал… У меня в семье два доктора наук, дед – известный омский краевед, профессор Александр Дмитриевич Колесников. Написал более 400 историко-краеведческих книг. Когда из администрации приносили договоры, он меня спрашивал, будем подписывать? Будем, конечно – все права на книги принадлежат нам, так мэрия составляет договоры. А практически все, что есть еще историко-краеведческого в Омске, в том числе многое – по заказам города, написано по книгам моего деда. Но без ссылок, с нарушением авторства. Я не понимаю – то ли в мэрии никто не знает законов, то ли не хочет знать?

Похоже, нас ждет еще не один процесс по интеллектуальному праву, и мэрии придется все же платить за печатную и непечатную демонстрацию своих чувств к городу. Что, впрочем, объяснимо – бесплатная любовь бывает только взаимной.


Яндекс.Директ ВОмске




Комментарии

Ваше мнение

13.09.2017

Гаджеты на какой мобильной платформе вы предпочитаете?

Уже проголосовало 32 человека

24.08.2017

Если бы вы голосовали на выборах в Омский городской Совет, то за какую партию?

Уже проголосовало 140 человек

Блог-пост

Сергей Демченков

— Филолог

Борис Сухоруков

— Омич-озеленитель

Нателла Кисилевская

— Журналистка

Новости партнеров

Яндекс.Директ ВОмске

Стиль жизни

Виктор Шкуренко: «Я решил, что остаюсь в Омске, но рад, что сын уехал из России»

Откровенная история

Виктор Шкуренко: «Я решил, что остаюсь в Омске, но рад, что сын уехал из России»

«ВОмске» продолжает проект «Семь историй одного выбора». История четвертая, от Виктора Шкуренко, предпринимателя, отца и человека либеральных взглядов, чей сын учится на Манхэттене и собирается продолжать образование в США.

5140211 сентября 2017
«Задруканный» руководитель как образец для подражания

Книга

«Задруканный» руководитель как образец для подражания

...не «задрюканный», нет, а начитавшийся Питера Друкера: неологизм родился на очередном заседании Клуба читающих бизнесменов, где обсуждали книгу знаменитого экономиста «Эффективный руководитель».

125431 августа 2017
Олеся Дорогова: «Месяц буквально жила под воротами кадетского корпуса...»

Откровенная история

Олеся Дорогова: «Месяц буквально жила под воротами кадетского корпуса...»

«ВОмске» продолжает проект «Семь историй одного выбора». История третья, от Олеси Дороговой, дочери подполковника, которая в свое время поклялась, что никогда не свяжет свою жизнь с человеком в погонах, а в результате замужем за офицером и воспитывает будущего военного.

2254429 августа 2017
Евгения Климанова: «Не хочу, чтобы мои дети ходили строем»

Откровенная история

Евгения Климанова: «Не хочу, чтобы мои дети ходили строем»

«ВОмске» представляет проект «Семь историй одного выбора». История вторая, от Евгении Климановой, которая так не любила школу, что, став мамой, выбрала для своих детей семейное обучение.

275024 августа 2017

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске


Новости smi2.ru
Наверх