Врач «скорой»: работа, к которой нельзя привыкнуть

Анестезиолог-реаниматолог Евгений Михеев, 13 лет проработавший на «скорой помощи», рассказал, как спасает людей и как сам спасается от эмоционального выгорания.

6156305 июня 2019
Врач «скорой»: работа, к которой нельзя привыкнуть

Сайт «ВОмске» продолжает рассказывать своим читателям о ярких представителях омской медицины. Наш сегодняшний герой — врач клиники «ЕВРОМЕД» Евгений Юрьевич Михеев, заведующий отделением скорой медицинской помощи, руководитель Центра выездной паллиативной помощи, врач анестезиолог-реаниматолог.

1

Жизненно важные люди

У 37-летнего Евгения Михеева 13 лет медицинского стажа. Он вовсе не из медицинской семьи — из бухгалтерско-экономической, но в школе питал склонность к химии и биологии. Поступил в омский медицинский вуз, а со специализацией определился на пятом курсе. С уважением вспоминает своих учителей от медицины: Ивана Ивановича Таскаева, Юрия Васильевича Редькина, Владимира Терентьевича Долгих, Валерия Николаевича Лукача и других.

Во время обучения в ординатуре молодой врач ездил на городской «скорой», а в 2007 пришел работать в отделение реанимации центра по лечению острых отравлений БСМП-1. Но «скорую» не бросил. В 2013 году перешел в «Евромед», а спустя четыре года возглавил здесь отделение скорой медицинской помощи.

Это не тот заведующий, что сидит за столом и заведует… Это тот, что садится в специально оборудованную машину и, как и все эти годы, едет спасать людей. Вот и сейчас, ранним утром, Евгений Юрьевич — со смены. Старается быть приветливым, но говорит мало, видно — устал. «Вчера наговорился с родственниками пациента, — словно читает мысли врач. — Привезли в реанимацию по «скорой», онкология, легочное кровотечение. И всё…»

Надо бы по существу — сколько машин в отделении, да сколько человек в бригаде — а мы о человеческом. Потому что сложно эту «сорочку» примерить на себя и на свою психику: не каждый потянет. «Что самое сложное в работе? — врач задумывается не меньше чем на минуту, барабанит пальцами по столу. — Усталость, наверное, такая, знаете, моральная… Постоянная. Трудно сказать. Расстраиваешься регулярно. Привыкаешь? Да как… Привыкаешь-привыкаешь, да всё не привыкнешь».

— Не-а, не плачу давно, — по-мальчишески говорит он. — В принципе в себе держу всё. Если грузиться каждый раз, то с ума сойти можно. Происходит такая защитная реакция. Но это нельзя назвать стопроцентным эмоциональным выгоранием. Балансируешь на грани… Всех жалко. Нет такого, что тому, кто от несчастной любви наглотался таблеток, сочувствуешь, а того, кто в алкогольном угаре уксуса хлебнул, — осуждаешь. Не мое это право — судить. Мое дело помогать, спасать.

Вчерашний его маршрутный лист:

— пожилая женщина с высоким давлением;
— молодая женщина с давлением под 200;
— 80-летняя женщина с пневмонией;
— подросток с высокой температурой;
— ребенок со сломанной рукой.

2

— Многие считают, что если приедут на «скорой», то наверняка попадут в больницу, а если сами придут, то их не примут. Стереотипов у наших людей много, — говорит Михеев.

Когда вызывать «скорую»?

Обсуждаем, в каких случаях человеку на самом деле нужно вызывать бригаду скорой помощи.

— Мы никогда не говорим «зря вы нас вызвали». Резко стало плохо, боли в грудной клетке («ноет»), кровотечение, тяжело дышать, головокружение, рвота — все это поводы вызвать скорую помощь. Иногда и подскочившая температура может быть признаком инсульта, а боль в животе — сосудистой патологии. Лучше не тянуть, если что-то беспокоит. Люди порой боятся звонить в «скорую», мол, «суббота сегодня, никого нет, вот дождемся понедельника…». Не нужно бояться: такого, чтобы в приемном отделении в выходной день не было специалистов, не бывает.

И всё же вызов «скорой» — всегда палка о двух концах. Во всем мире давно идет дискуссия о том, в каких случаях нужно вызывать «скорую помощь», а когда лучше этого избежать. Болит зуб, поранили палец во время приготовления обеда, насморк — не повод звонить «скоровикам», считает врач. Придите к специалисту, обследуйтесь, начните лечение. Ведь работник «скорой», приняв звонок, как правило, не может вам отказать…

Известный случай, с которым, пожалуй, сталкивался каждый второй: лежит на твоем пути человек, то ли в сознании, то ли нет, то ли сердце, то ли перебор с дурманящими веществами или алкогольными напитками… Что делать?

— В этом случае надо вызывать «скорую». Действительно, часто оказывается, что этот человек в алкогольном опьянении. Но обыватель действительно не может этого знать. Никто не знает, почему человек лежит на земле и еле дышит. Пока бригада не посмотрит, не будет понятно. Едем, забираем, даже если дело исключительно в эффекте от алкоголя… Да, вызовы при этом накапливаются, и потом ты приезжаешь к пациенту с инсультом, а на тебя выливают ушат негатива: а почему так долго ехали? Ели? Пили? Спали? С недовольством сталкиваешься каждую смену… Либо пытаешься спокойно объяснить, либо общаешься исключительно по делу. Все остальное отсекаешь, иначе сломаешься. Осадок, конечно, остается… Если кто-то думает, что мы лежим и плюем в потолок, знайте: это не так. Порой некогда заехать на подстанцию, получаем вызов с колес. Нет возможности ни поесть, ни даже чаю попить. Разогрел еду — вызов, она остыла… Разогрел снова — вызов. Жарко, холодно, хоть мир тресни — «скорая» едет. Романтизировать эту профессию может только поклонник сериалов… А по сути — тяжелый труд, как умственный, так и физический, постоянная психологическая нагрузка и регулярная агрессия со стороны пациентов и их родственников. Надо же на кого-то выпустить пар — а врач «скорой» всегда чем-то не угодил… Благодарность слышим реже, чем претензии.

Миллион пациентов, ДТП, попытки суицида, бытовые и рабочие травмы… Навидался и начувствовался. Говорят, врач без юмора и сам не выживет. Евгений Юрьевич вспоминает случаи, которые курьезными, конечно, назвать можно с большой натяжкой, но, тем не менее, они запомнились и не окаймлены траурной ленточкой. Пьяный водитель «Жигули» заснул за рулем и заехал под КАМАЗ. Легковушке начисто снесло крышу, водитель проснулся от воя «скорой» и шума, отказался от госпитализации и пытался уйти с места аварии на своих двоих… Мужчина позвонил в «скорую»: «…а я, кажется, свои кишки вижу». Оказалось, три дня ходил по дому с ножевым ранением в живот, но ничего не болело (есть такие напитки животворящие, снимающие любую боль и лишающие здравого смысла) — а потом очухался, смотрит, а внутренности не на месте. Зашили. Есть в этой копилке случаев и последствия семейных любовных игр: долгоиграющие, от которых не удается избавиться самостоятельно… но об этом тактично умолчим. «Главное, что помощь вовремя вызвали. Ничему уже не удивляешься на этой работе», — говорит Евгений Юрьевич.

3

Даже в отпуск он берет с собой все необходимое для оказания неотложной помощи. Случалось, что пригождалось. «Ехали с Алтая, на трассе авария, один из водителей в коме. Поставил в вену катетер, настроил капельницу, пока ждали коллег…», — вспоминает он.

«Больница на дом»

Есть ли у врачей скорой помощи «горячий» сезон? «Да», — кивает Евгений Юрьевич. Больше всего пациентов поступает осенью и в начале зимы, во время эпидемий вирусных и простудных заболеваний. Отдельная история — праздники, как январские, так и майские. Тут и отравления, и давление, и прочие «приключения отдыхающих».

Сейчас скорая медицинская помощь «Евромеда» каждый месяц оказывает помощь примерно 1200 пациентам, из которых госпитализируют каждого пятого. Многие воспринимают ситуацию, когда человека обследовали в приемном отделении и не положили в больницу, буквально как личное оскорбление. А некоторые, как необходимость пожаловаться на медработников. Кого госпитализируют, а кого нет? «Поверьте: есть показания к госпитализации и их отсутствие, — объясняет врач. — Мы пытаемся донести это до наших пациентов: в приемном отделении специалист разбирается, будет ли жизни и здоровью пациента угрожать опасность, если его не положить в больницу? Если будет, его обязаны положить и сделают это вне зависимости от желания пациента, потому что это долг врача. Обострения, острые заболевания, травмы, кровотечения — по любому из этих и прочих случаев, учитывая все нюансы, решение принимает дежурный врач. Но не всегда боль в грудной клетке однозначно означает проблемы с сердцем. Если нет показаний, человека не положат в больницу. И наоборот. Ни один здравомыслящий врач, который будет дежурить в приемном отделении, никогда не откажет по причине отсутствия места, если жизни человека угрожает опасность».

Отделение скорой медицинской помощи работает в «Евромеде» с 2009 года. Автомобили, которые выезжают на вызов, оснащены новейшим оборудованием для транспортировки и лечения пациентов в критическом состоянии, в том числе с острым инфарктом миокарда.

— Машины «нашпигованы» от и до: современный аппарат искусственной вентиляции легких, позволяющий транспортировать пациентов с нарушением дыхания на большие расстояния, электрокардиограф, кардиомонитор, перфузор и многое другое, в том числе и все необходимые лекарственные препараты. Особое внимание уделяем пациентам кардиологического профиля. Можем отвезти не только в клинику, но и на вокзал или в аэропорт: все необходимое оборудование имеется.

Три машины, три бригады… Помимо платных — вызовы по ОМС. «Мы берем 12 тысяч бесплатных вызовов в год, — поясняет заведующий. — В среднем статистика такова: на 170-200 платных вызовов в месяц приходится тысяча бесплатных».

4

В бригадах «скорых» «Евромеда» — высококвалифицированные доктора и фельдшеры. «Случайных» людей здесь нет, как нет и малоопытных: у каждого за плечами долгие годы работы на скорой помощи. Анестезиологи-реаниматологи имеют сертификаты по смежным дисциплинам: кардиологии, терапии, токсикологии, педиатрии. «Это позволяет отправлять на вызов необходимого специалиста и повысить качество оказания медицинской помощи», — поясняет врач.

Должна ли «скорая помощь» быть платной? «Когда пациент не хочет в больницу и при этом ему можно очень квалифицированно помочь на дому — частная «скорая» становится решением проблемы, — считает врач. — Будь то вирус, интоксикация, иной случай, когда можно провести нужные манипуляции, без «переезда» на больничную койку. Частная скорая медицинская помощь гарантирует быстрый приезд бригады на вызов, а индивидуальный подход и качественное оборудование позволяет провести точную диагностику и эффективное лечение. Мы оказываем экстренную помощь при любой патологии. На дому проводятся УЗИ, ЭКГ, ЭхоКГ, лабораторная диагностика, забор анализов, внутривенные и внутримышечные инъекции. Транспортируем пациентов по городскому расписанию, либо по договоренности в наш стационар. Там можно обследоваться, не стоя в очереди: все это полностью займет пару часов».

Евгению Михееву было 25, когда он впервые на «скорой» констатировал смерть пациента. Можно ли к этому подготовиться? «А вы поверите, если я скажу «да»? — вопросом на вопрос отвечает доктор. — Нет, нельзя: и за все годы теории в вузе, и за все годы практики. Переживаешь все время. Разгрузка должна быть. Для меня это моя семья, дети. Жена — врач-педиатр, сыну десять лет, дочке три года. Парень увлечен конькобежным спортом. Дочка ходит в сад, любит наряды, брошки да колечки ей уже покупаю…».

Как в семью не приносить рабочее? «Обсуждаешь трудные случаи с коллегами. Дома с детьми погуляешь-повозишься. Расслабляешься понемногу… Сейчас труднее, потому что добавилась паллиативная помощь. До позднего вечера не выключаю телефон: пациенты звонят посоветоваться. Около 60 пациентов к нам обратилось с февраля этого года, когда заработал Центр паллиативной помощи».

Помощь нужна каждому

Телефон у Евгения Юрьевича во время нашей беседы звонит не переставая. «Раз самостоятельно не ест и не пьет, то пока на инфузии, — консультирует он невидимого собеседника. — Живот у него не болит?..».

Статистика говорит, что в нашей стране от шестисот тысяч человек нуждаются в паллиативной помощи. Факты говорят, что это число, скорее всего, доходит до полутора миллионов… Онкология, серьёзные травмы, инфаркты и инсульты с необратимыми нарушениями мозгового кровообращения, деменция, болезнь Альцгеймера, да и просто старость: паллиативная помощь считается не просто областью медицины, а целой философией комплексной помощи. Причем не только самому больному, но и членам его семьи. Здесь и купирование боли, и адекватная терапия, и психологическая поддержка…

— Даже дома, после стабилизации состояния, пациенты по-прежнему нуждаются в специальном уходе, обезболивании, особом зондовом питании, профилактике и лечении пролежней, замене трахеостомической трубки, мочевого катетера и так далее, — поясняет Евгений Михеев, который возглавил первый частный Центр паллиативной помощи, открывшийся в Омске на базе «Евромеда». — Задачи нашего Центра — сделать все возможное, чтобы облегчить состояние пациента, предупредить боль и улучшить качество жизни пациента, ведь пациенты с тяжёлыми недугами нуждаются в постоянном внимании, а физических и душевных сил родственников зачастую для оказания полноценной паллиативной помощи не хватает. Да что там: сегодня и многие сиделки не имеют специального медицинского образования.

В декабре прошлого года Евгений Михеев проходил специальное обучение по оказанию паллиативной помощи в Санкт-Петербурге. Посещал онкодиспансер, городские хосписы, выезжал с бригадами паллиативной помощи на дом, изучал различные схемы обезболивания, методы ухода за тяжелобольными пациентами. Все полученные знания теперь применяет и в омском Центре.

В базе оказываемых на дому услуг Центра паллиативной помощи «Евромеда» целый перечень: от подбора обезболивающих препаратов до консультаций узких специалистов (онколога, хирурга, психотерапевта и других), от проведения  плевральной пункции под контролем переносного аппарата УЗИ до записи ЭКГ. Здесь помогут подобрать максимально эффективные аппараты и средства реабилитации, проконсультируют, где можно приобрести или взять в аренду функциональные кровати, ходунки, кресла-коляски, санитарные приспособления. Если требуется провести процедуру в стационаре — увезут и привезут обратно со всеми предосторожностями.

— Сложно, — искренне завершает разговор о паллиативной помощи Евгений Юрьевич. — Сложнее, чем на «скорой», правда. Прекрасно понимаю и пациентов, и их родственников… У меня так же отец ушел несколько лет назад, в реанимации, после болезни. Психологом надо быть, а не просто врачом, хотя, кажется, порой и сам бы не отказался от услуг психолога. Спасибо, есть близкие люди, есть команда единомышленников — всё легче.

www.euromed-omsk.ru
8 (3812) 331-400 (единая справочная)
ул. Съездовская, 29/3
ул. Старозагородная роща, 8
ул. 1-я Затонская, 1/1
пр. Маркса, 15

Лицензия № ЛО-55-О1-ОО25О6 от 07.03.19


Яндекс.Директ ВОмске




Комментарии

Ваше мнение

07.11.2019

Кто из городских чиновников самый эффективный?

Уже проголосовало 76 человек

05.11.2019

Кто из чиновников омского правительства самый эффективный?

Уже проголосовало 182 человека













Блог-пост

Нателла Кисилевская

— журналистка

Александр Минжуренко

— историк, политик

Другие новости


Яндекс.Директ ВОмске

Эксклюзив

Александр Капралов. Когда б вы знали, из каких железок…

…рождаются его короли, ослы, шуты, ангелы и птицы?!

85327 ноября 2019

Министерство туризма Израиля: «Отказ во въезде составляет меньше 1%»

Почему туриста может ждать длительный досмотр на границе Израиля? Могут ли его депортировать? Появятся ли прямые рейсы из Омска в Тель-Авив или Эйлат? Безопасно ли лететь отдыхать в страну трех религий сегодня? На вопросы «ВОмске» отвечает замдиректора департамента Министерства туризма Израиля в РФ и СНГ Ксения Воронцова.

243031 октября 2019

Пощекотать «Пуп Земли»

Видеокамера за корову, железные веники и деньги просто так: непридуманные чудеса уникальной омской деревни.

856116 сентября 2019

Стиль жизни

Карты, деньги, два ума – и пять десятков ангелов

Story

Карты, деньги, два ума – и пять десятков ангелов

О значимом через ассоциации: наша соотечественница с Кипра Ольга Ножнина дает новую жизнь искусству, провоцирует чувствовать и говорить, получает удовольствие и прибыль – и умещает все это в компактный формат карточных колод.

120019 ноября 2019
Почему мы больше не увидим в цирке белых медведей

Story

Почему мы больше не увидим в цирке белых медведей

Дрессировщик хищников Юрий Хохлов объясняет, отчего это плохо для всех, в том числе, и для самих медведей.

188916 ноября 2019
Любовь, коньки и голуби

Story

Любовь, коньки и голуби

Фигуристка Дарья Тарасова, артистка и руководитель кордебалета программы Омского цирка «Белые медведи на льду», — о «скользящей опоре» нового шоу, а также о том, как цирк расправил ей крылья и подарил новые.

125512 ноября 2019
Воздушные замки Валерия Юрьева

Story

Воздушные замки Валерия Юрьева

Участник новой программы Омского государственного цирка «Белые медведи на льду», акробат-вольтижер и руководитель номера «Воздушный полет» — о гимнастической «иерархии», честных вау-реакциях и падениях без обмана — и без страховки.

174930 октября 2019

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске




Наверх