Виктор Шкуренко: «Мы с Дмитрием Павловым в шоке. Приняли решение судиться»

Известный ритейлер заявил «ВОмске», что, по его мнению, за их конкурентом на конкурсе по размещению теплых остановочных комплексов стоит пресловутый екатеринбургский инвестор.

1763111 июля 2019
Виктор Шкуренко: «Мы с Дмитрием Павловым в шоке. Приняли решение судиться»

— Виктор Васильевич, местные СМИ пишут, что Вашу фирму - ООО «ТОК» - не допустили до конкурса по размещению теплых остановочных комплексов. Это так?

— Да, пишут. У нас есть информация, что наша заявка отклонена по формальным причинам. И, несмотря на то, что мы предлагали сумму в четыре раза больше только за право работать на этом рынке, то есть мы предлагали 101 миллион, а наш конкурент в лице «Капитал-Строй» Виталия Ольшанского только 26 миллионов рублей, пока мы не участвуем. Наша заявка, а если быть точнее — один листочек из неё, за ночь куда-то исчез. Хотя мы уверены, что все документы сдавали, к тому же, есть видеосъемка и достаточно много свидетелей сдачи документов. Но вот именно из-за одного документа нас, фактически, сносят с конкурса.

1

При этом у нас есть глубокая уверенность, что за Ольшанским стоят те же люди, которые изначально планировали участвовать в конкурсе. Пресловутый екатеринбургский инвестор подал заявку через Ольшанского — это мое личное предположение, которое я доказать, конечно, не могу. Но, чтобы убедиться в моей правоте, достаточно посмотреть, как будет развиваться ситуация дальше: будет ли проходить смена учредителей в «Капитал-Строй» после их победы, кто будет в этой команде. Если, конечно, он будет формировать команду. Фамилия екатеринбургского инвестора нам известна, это — Халидов (Аслан Халидов, по данным УРА.РУ, контролировал в Екатеринбурге сети павильонов, мини-рынков и автостоянок - ред.), а помогает ему местный предприниматель Усенко (директор ООО «Омсктранскарт» Дмитрий Усенко, развивавший сеть павильонов «Дилижанс» и арендовавший киоски «Роспечати» - ред.).

Что касается конкурса, то лично я немного разочарован. Не нужно обладать высшим экономическим образованием, чтобы просчитать бизнес-модель по этому проекту. Ведь сто миллионов — это не потолок. Если бы проводили конкурс нормально, а не «по-византийски», то есть не с талмудом бумаг, с которыми мы только месяц разбирались, и не с комиссией в десять человек, все могло бы быть иначе.

Мы принесли коробку бумаг, а наш конкурент принес папочку формата А4. Мы предлагаем 100 миллионов, а они — 26 миллионов.

Мэрия же в курсе, что в комиссии десять человек. И что, эти десять человек не могут нормально принять документы? Тогда зачем вообще комиссию собирать?

— Вы как-то планируете ответить администрации города?

— Мы собираемся судиться. Планируем подать иск, будем пытаться остановить этот конкурс либо восстановить нас как участников.

— То есть Вы считаете - для вашей организации не все потеряно?

— Да. Знаете, в этом вопросе мною движут только тщеславие и алчность, а не какие-то политические моменты. Тщеславие — это когда я не хочу допустить, чтобы в мой родной город попал иногородний инвестор, который заведомо хочет заплатить меньше денег в городской бюджет. Вторая составляющая моих желаний участвовать в конкурсе — это бизнес-интерес на максимальную отдачу инвестиций. Я просто уверен, теперь уже изучив проект, что и сто миллионов за право размещения остановок — достаточно скромная цифра.

2

То есть, если бы конкурс провели нормально, то город собрал бы не сто миллионов, а больше.

— Все же Вы думаете, что это преднамеренное решение — не позволить вашей фирме участвовать в конкурсе?

— Я не могу утверждать, но факты говорят сами за себя: мы принесли большую коробку документов, целый месяц изучали требования, мучились. Наша задача в подготовке документов сводилась к тому, чтобы не упустить какую-либо мелочь в документации. Потому мы перестраховывались, делали проект на каждый остановочный комплекс. Наша компания предложила сумму, которую мы посчитали целесообразной, исходя из расчетов окупаемости проекта. Ведь сто миллионов — только инвестиции, а нам еще нужно будет вложиться в сами остановочные комплексы.

Но тут появляется наш конкурент, который предлагает 26 миллионов и небольшую папочку формата А4 с документацией!

— Виктор Васильевич, если Вы утверждаете, что весь пакет документов сдали полностью в соответствии с требованиями, тогда куда же делась эта «одна бумажечка»?

— Не знаю, честно, не знаю. Мы сами в шоке! Потому мы с Дмитрием Павловым приняли решение судиться.

Фото:личная страница Фейсбук

Теги:Виктор ШкуренкоТОКконкурс


Яндекс.Директ ВОмске




Комментарии

Ваше мнение

07.11.2019

Кто из городских чиновников самый эффективный?

Уже проголосовало 73 человека

05.11.2019

Кто из чиновников омского правительства самый эффективный?

Уже проголосовало 178 человек













Блог-пост

Нателла Кисилевская

— журналистка

Игорь Фёдоров

— блогер

Александр Минжуренко

— историк, политик

Другие новости


Яндекс.Директ ВОмске

Эксклюзив

Александр Капралов. Когда б вы знали, из каких железок…

…рождаются его короли, ослы, шуты, ангелы и птицы?!

81727 ноября 2019

Министерство туризма Израиля: «Отказ во въезде составляет меньше 1%»

Почему туриста может ждать длительный досмотр на границе Израиля? Могут ли его депортировать? Появятся ли прямые рейсы из Омска в Тель-Авив или Эйлат? Безопасно ли лететь отдыхать в страну трех религий сегодня? На вопросы «ВОмске» отвечает замдиректора департамента Министерства туризма Израиля в РФ и СНГ Ксения Воронцова.

238431 октября 2019

Пощекотать «Пуп Земли»

Видеокамера за корову, железные веники и деньги просто так: непридуманные чудеса уникальной омской деревни.

853316 сентября 2019

Стиль жизни

Карты, деньги, два ума – и пять десятков ангелов

Story

Карты, деньги, два ума – и пять десятков ангелов

О значимом через ассоциации: наша соотечественница с Кипра Ольга Ножнина дает новую жизнь искусству, провоцирует чувствовать и говорить, получает удовольствие и прибыль – и умещает все это в компактный формат карточных колод.

115319 ноября 2019
Почему мы больше не увидим в цирке белых медведей

Story

Почему мы больше не увидим в цирке белых медведей

Дрессировщик хищников Юрий Хохлов объясняет, отчего это плохо для всех, в том числе, и для самих медведей.

181016 ноября 2019
Любовь, коньки и голуби

Story

Любовь, коньки и голуби

Фигуристка Дарья Тарасова, артистка и руководитель кордебалета программы Омского цирка «Белые медведи на льду», — о «скользящей опоре» нового шоу, а также о том, как цирк расправил ей крылья и подарил новые.

119412 ноября 2019
Воздушные замки Валерия Юрьева

Story

Воздушные замки Валерия Юрьева

Участник новой программы Омского государственного цирка «Белые медведи на льду», акробат-вольтижер и руководитель номера «Воздушный полет» — о гимнастической «иерархии», честных вау-реакциях и падениях без обмана — и без страховки.

171530 октября 2019

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске




Наверх