Александр Шлеменко: «Давно перестал обращать внимание на троллей»

К многочисленным титулам в смешанных единоборствах Александр Шлеменко может спокойно прибавить статус наиболее медийно раскрученного спортсмена Омска.

5413108 января 2017

Каналов для продвижения у «Шторма» предостаточно. Его личный аккаунт в Instagram уже собрал больше 66 тысяч подписчиков. В прошлом году видео, где 32-летний атлет размышляет о лихой вечеринке в Монте-Карло с участием футболистов Кокорина и Мамаева, в YouTube набрало более 300 тысяч просмотров.

«ВОмске» поговорил с Шлеменко о том, для чего профессиональному спортсмену необходимо присутствовать в информационных потоках и какой эффект ему это приносит.

- Александр, вы одним из первых среди российских бойцов ММА начали самостоятельно записывать видеообращения к своим болельщикам. Вас этому где-то учили?

- Давайте исходить из того, что у меня тренерское образование. Пять лет в СибГУФКе меня учили в том числе тому, как грамотно доносить свои мысли до будущих подопечных. Это была достойная школа.

 

А базу в работе с медиа мне заложили в 2007 году. Я готовился в большой команде к турниру Bodog Fight. Организаторы очень серьезно подошли к раскрутке файт-карда. Всех ребят учили держаться перед камерой, грамотно давать интервью. Для нас выделили по четыре съемочных дня. В первый день ответы на вопросы, во второй была тренировка на пляже, в третий - съемка на пробежке, ну и в последний – работа в зале. Полученные уроки до сих пор помогают.

Хочу сказать, что в России подобному аспекту в работе со спортсменами уделяют мало внимания. А в США эта модель уже давно считаются классикой, ведь без грамотной раскрутки даже очень классный бой продать сложно.

- С видеоформатами вам работать проще?

- Да. Почему? Потому что печатный текст не может передать всех эмоций. Даже если вы запишите за мной слово в слово, какие-то нюансы все равно будут потеряны. Интонации, логические ударения. В тексте каждый может увидеть то, что хочет увидеть, прицепиться к фразе, выдернуть ее из контекста. Видео такой возможности лишает.

 

- Вы всегда идете на общение, даже после болезненных поражений. Насколько это осознанная позиция?

- Ну, у меня же публичная профессия. И я понимаю, сколько людей наблюдают за развитием моей карьеры. Конечно, бывает, что нет настроения, иной раз слова трудно подобрать. Но, если разобраться, то в поражениях нет ничего страшного.

Речь о том, что сейчас моя деятельность вышла далеко за пределы Омска. В той же Москве и Санкт-Петербурге интернет для миллионов людей стал привычным делом. Глупо спорить, что в плане технологий там люди более продвинутые. Большой отклик приходит из-за границы от наших эмигрантов.

В свои видео я стараюсь закладывать элемент обучения. На своем примере показываю, как жить правильно. Эффект вижу, он очень значительный. Это для меня становится важнее, чем победы и поражения.

- Обратная сторона популярности в интернете — обилие троллей, хейтеров (от англ. hate - ненависть). Одно время многие вам советовали, у кого тренироваться, чтобы подтянуть борцовскую подготовку. Затем была эта история вокруг допинг-пробы после боя с Мэлвином Манхуфом.

- Первый вопрос мы решили очень просто. Советы, как бороться и куда ехать прекратились, после того как и я, и Саша Сарнавский с Андреем Корешковым прекратили общаться с одним из федеральных интернет-порталов.

 


А сама по себе тема троллей... Для меня фигня, когда что-то пишут люди, которые даже свое лицо открыть не могут. Давно перестал обращать на них внимание. Гораздо хуже было, когда началась эта возня в США и под меня начали копать свои же здесь, в Омске. Тот же бывший депутат Госдумы Ян Зелинский писал обращения, ему покоя не давала наша школа. Меня задергали проверками. Вот это по-настоящему выбивает.

- Это главный урок из очень странной истории с вашей дисквалификацией?

- Я ни в коем случае не хотел оправдываться и не буду. У нас в стране вообще очень сложно с той точки зрения, что люди мало в чем хотят досконально разобраться. Фотографируешься с банкой обычного протеина, и начинаются крики про допинг.

Сейчас эта история уже, слава Богу, в прошлом. Считаю, что мне удалось доказать свою непричастность, я не отхожу от общепринятых правил.

А основной урок для других ребят — какой бы ты ни был чемпион, в случае проблем могут отвернутся все. У меня была определенная моральная поддержка, я благодарен губернатору Омской области Виктору Ивановичу Назарову, публично высказавшемуся на этот счет. Сейчас я знаю, как помочь другим ребятам, могу дать практические советы. И еще не забывайте, что у спортсменов-олимпийцев в России есть хоть какая-то защита от государства. В моем случае все финансовые вопросы пришлось решать в одиночку, на свой страх и риск.

- У вас не было желания хоть раз поставить фильтры на свои аккаунты?

- Нет.

- Почему?

- А зачем? Кто-то отдает обществу так называемую десятину деньгами. Я делюсь с людьми своим опытом и знаниями. У меня никогда не было задачи выйти на какую-либо монетизацию через те же соцсети. Слышал, что если у тебя в Instagram миллион подписчиков, то на этом уже можно зарабатывать. Но мне это не интересно. На кого-то работают команды пиарщиков. Мне они не нужны.

 

- Ваше интервью в YouTube о футболистах Мамаеве и Кокорине — разве это не дополнительный пиар?

- Если честно, в тот момент мне не особо хотелось говорить на эту тему. Но меня спросили — я ответил.

- Два месяца назад глянцевая икона — журнал GQ — признал вас спортсменом года. Жизнь как-то изменилась?

- Нет. Хотя мне приятно. Большое издание, провели солидную церемонию. Статуэтку я поставил дома на видное место. Но это ведь не первая моя награда подобного плана. Меня и «Чемпионат.com” награждал, а это тоже мощный информационный ресурс.

У этих церемоний есть обратная сторона. Для меня это еще одно публичное подтверждение факта, что масштабирование моего опыта уже свершившийся факт. 

- При вашей популярности у вас не так много рекламных предложений. Или это так кажется?

- Тут все просто. Я практически не работаю на российском рынке. Все мои рекламные доходы — в Америке. У нас, как понимаю, уже есть сложившийся пул из фирм, медийных персонажей.

- А в США?

- Подробности знает мой агент. Но там правила довольно понятные. Бьешься в главном бою вечера — одни деньги, просто в основном файт-карде — другие.

- Ваша экипировка в Bellator приносит деньги?

- Конечно. Есть оговоренные рекламные места. Спонсорские наклейки либо одобряют перед боем, либо нет. У меня с Bellator проблем никогда не было.

- Сейчас вы являетесь лицом команды «Новый поток», ее поддерживает Антипинский нефтезавод из-под Оренбурга.

- Да, у нас наладились отличные взаимоотношения. В «Новом потоке» я главный тренер и капитан команды. Наше сотрудничество нельзя назвать рекламой.

 Александр Шлеменко и губернатор Оренбургской области Юрий Берг на мероприятии

Мы создали крепкую команду, объединившую множество бойцов не только из Омска, но также из других регионов России. Это целое социальное движение. Президент общественной организации «Новый поток» Юрий Валерьевич Навражный оказывает большую поддержку. Мы постоянно контактируем и с руководством Антипинского нефтезавода, там за нашу команду сильно переживают.

- А «Газпром нефть», помогавшая вам открыть авторскую школу «Шторм», не ревнует?

- А с чего бы ей ревновать? Авторская школа — это проект, направленный главным образом на подрастающее поколение. С этой точки зрения мы отрабатываем полностью. Цель «Шторма» - привлечь как можно больше детей к занятиям спортом. «Газпром нефть» полностью оборудовала зал. Мы даем свои знания и навыки, стремимся сделать как можно больше бесплатных групп. А те же знания я привожу из Америки, где трачу на это свои деньги. Многие ведь забывают, что в США нет ничего бесплатного.

Думаю, справедливо, что я и мои воспитанники также тренируемся на базе «Шторма». У нас отличный зал, это большой прорыв для Омска. Но как профессиональные спортсмены мы сейчас представляем команду «Новый поток».

- Недавно профессиональный боксер, экс-чемпион мира Сергей Ковалев выпустил собственную автобиографию. Это пример для вас?

 - С идеей написать книгу ко мне обращались уже не раз. Если честно, не вижу смысла. Как показывает сегодняшняя жизнь, дети читают крайне мало. А для кого тогда она нужна? Для меня проще и эффективнее записать еще несколько видеороликов. Тут у меня нет сомнений — их будут смотреть и они кому-то помогут.

Комментарии

Гугл рекомендует ВОмске



Блог-пост

Сергей Костарев

— Председатель "Экологического комитета", профессор

Владимир Лифантьев

— интересующийся

Виктор Корб

— социолог, публицист, блогер

Новости партнеров



Реклама AdSense

Стиль жизни

По стойке не смирно

Еда

По стойке не смирно

Шеф-бармен столичного Shop&Bar Denis Simachev Дмитрий Нестеров, который на протяжении нескольких дней консультировал барменов омского ресторана Base, рассказал, почему в московских заведениях все чаще забывают о мяте, и чем разочаровал его «бар мечты» PDT в Нижнем Манхэттене.

 

23018 марта 2017
Сергей Тимофеев: «Тщательно искать нормы в сексе - ненормально»

Секс

Сергей Тимофеев: «Тщательно искать нормы в сексе - ненормально»

На этот раз у врача-сексолога Сергея Тимофеева был к чаю не только мёд, но и забавный видеоролик.

630122 февраля 2017
Цзю, "Реальные пацаны" и "Авангард". Чем занята бывшая омская чемпионка Василиса Владыкина

Story

Цзю, "Реальные пацаны" и "Авангард". Чем занята бывшая омская чемпионка Василиса Владыкина

Василиса Владыкина много лет была лицом омского плавания. После завершения карьеры красавица-блондинка продолжает находиться на виду. «ВОмске» получил привет из Москвы, а с ней подборку жизнеутверждающих фото.

143413 февраля 2017
Журналист в прошлом омичка Ильиченко приняла участие в показе мод в Нью-Йорке

Шик

Журналист в прошлом омичка Ильиченко приняла участие в показе мод в Нью-Йорке

Как модель Ирина Ильиченко участвовала в показе коллекции дизайнера Майкла Костелло.

1141112 февраля 2017

Подписаться на рассылку

Гугл рекомендует ВОмске




Наверх