О ловушках франшиз, потребительском экстремизме и вреде влюбленности. В товар

Почему Чащин запрещал детям ходить в «Провиант», в каком супермаркете покупает продукты Шкуренко, ест ли Колмогоров собственные суши и на чем «погорел» Олег Мкртчян: очередное заседание Клуба читающих бизнесменов вылилось в серию бизнесовых «каминг-аутов».

186018 сентября 2019
О ловушках франшиз, потребительском экстремизме и вреде влюбленности. В товар

Интроверт с амбициями

Послушать, как Юрий Чащин, владелец торговой марки «Сибирский провиант», будет говорить о книге «Нельзя, но можно. История «АндерСон» в смыслах, рецептах и цифрах», собрался полный зал ресторана «Сенкевич»: Клуб читающих бизнесменов открыл осенний сезон аншлагом.

1

«АндреСон» — первая и крупнейшая сеть кафе семейного формата в России, где в каждой точке есть игровая зона и аниматоры. В сети сейчас 36 кафе-кондитерских. Первое заведение основательница бизнеса Анастасия Татулова открыла в 2009 году. Последние семь лет она занимается производством сладостей и развитием сети, оборот которой в 2015 году превысил 700 млн рублей. «Хочу, чтобы через десять лет по всему миру было 4 000 «АндерСонов», — во всеуслышание заявляет предпринимательница. — Мы начали осуществлять этот план: будем открываться в Берлине и в Барселоне».

Омскому ресторатору, завсегдатаю профессиональных конференций и гастрономических фестивалей, довелось дважды общаться с Анастасией Татуловой.

— Год назад на одном из мероприятий в Новосибирске впервые услышал про сеть кафе-кондитерских для детей «АндерСон». Мне показалось интересным разобраться, поскольку опыт не зарубежный, а наш, российский. Стилистика книги не была для него однозначна, — признался предприниматель. — Книга скорее рекламная. Её писали по заказу: она создана профессионалами, в первую очередь, беллетристики. Это ни хорошо и ни плохо, потому что, безусловно, реклама нужна, как нужны и системные подходы к ней. Но — для кого эта книга? До конца не смог ответить на этот вопрос. Для профессионалов до конца тема, пожалуй, не раскрыта. Недостаточно четко сформирована философии, глобальные цели и задачи развития сети. Слабо раскрыт внутренний мир самой Анастасии. Открыты три десятка заведений по стране, но для воплощения в жизнь более амбициозных задач нужны прозрачные инструменты, нужно знать своих будущих партнеров, ведь бизнес-партнерство — это совместная жизнь, не меньше. Анастасия подчеркивает, что она интроверт: из личного общения сделал вывод — так и есть… На мой взгляд, в книге маловато личных ценностей, несмотря на множество лайфхаков, достойных уважения, а также рассказов о неудачах, когда ты опустился на дно и надо выкарабкиваться. Без таких падений многие бизнесы бы не состоялись. Замечательно, что достаточно внимания уделяется команде.

О жесткой франшизе замолвите слово…

Хозяйка Клуба читающих бизнесменов Евгения Климанова обратилась к тем, кто читал книгу: кому захотелось узнать больше про франшизу сети «АндерСон», так сказать, с практической целью? Ведь можно открыть это кафе и в Омске. Правда, условия детская сеть выдвигает «недетские»: двухмиллионный паушальный взнос и 10-процентное роялти.

— Такой только международники могут себе позволить! — понеслось из зала.

2

— 4 000 партнеров по всему миру — бред, — жестко высказался Юрий Чащин. — Как и то, что «партнеры не должны делать шагов ни влево, ни вправо. Никакой самодеятельности, только так, а не иначе, по корпоративным стандартам». Бренды меняются, когда сеть расширяется, начинается период совместного творчества. Философия не должна строиться по принципу «мы диктуем, вы выполняете».

Бизнесмен привел в пример бургерную «Мясоруб», которая открылась в Омске по новосибирской франшизе.

— Компания стремится донести идеологию, задачи, миссию бренда до франчайзи простым языком. И даже среди нас находятся партнеры, которые начинают воспринимать бренд как часть своего бизнеса и могут добавить в него что-то позитивное. Перед владельцами бренда встает дилемма, по одну сторону которой «не прикасайтесь к ребенку, я лучше всех знаю, как его воспитывать», по другую — региональные реалии и здравый смысл. Первое, на мой взгляд, совершенно неправильно. Мы недавно запаковали «Провиант» под франшизу, пытаюсь понять для себя, что хорошо, что плохо, потому тема для меня как нельзя актуальна.

Отметил Юрий Чащин и то, что ему понравилось в концепции «АндерСон»(хоть и с оговоркой, что мысль не нова):

— «Гость в заведении всегда прав» — полная ерунда. Да, для гостя все делается по максимуму, но если он нарушает местные правила, он не прав. Борьба с потребительским экстремизмом стала частью жизни предпринимателя. Когда мне приносят маленький кусочек, оставшийся от килограммового пирога, и требуют вернуть деньги, потому что «пирог был невкусным», я не считаю, что гость прав. 

Иллюстрацией «по теме» стала история о том, как в заведениях «АндерСон» появилась табличка «Дети, оставленные без присмотра, будут съедены или проданы в рабство» — после того, как мама, отлучившаяся «на полчасика», оставила ребенка без присмотра на четыре часа и отправилась на шопинг. На провокационную табличку была разная реакция проверяющих органов, кое-где в регионах историю пытались довести до абсурда и до суда. Но один из отмеченных омским предпринимателем плюсов — то, что Анастасия Татулова не боится говорить о проблемах в голос. Известна история о громкой войне «АндерСон» и Роспотребнадзора: после того, как сотрудники службы обнаружили нарушения санитарно-эпидемиологических требований в большинстве столичных заведений сети, Анастасия Татулова запустила кампанию против ведомства, обвинив его в клевете и фальсификации проб. Она также заявила о готовности отстаивать свою позицию в суде.

— При встрече я спросил её: как вы боретесь со злопыхателями, число которых растет вместе с расширением сети? «Мы не молчим», — ответила Анастасия. Она боец, но пока для меня эта история не о развитии, — резюмировал Чащин. — Как человека и как личность за два долгих раза, что мы общались, я не открыл ее и не вовлекся настолько, чтобы сделать в партнерстве этот бизнес в Омске. Хотя тема для меня интересная. И позиционируют они себя тоже как жесткие франчайзеры, а это отталкивает. Мне явно не дадут никаким образом влиять на бренд, он закристаллизован, а взносы чересчур высоки.

— Я бы тоже не стала открывать детское кафе в Омске, — заметила Татьяна Семикина («Монплезир»). Вы, друзья, правильно заметили: у нас их фактически и нет. Ко мне порой приходят на консультацию именно с бизнес-планом детского кафе. Глядя на эти стартапы на бумаге, советую не открывать. Вложения — 5-10 млн рублей, выручка в первый год — 1,5 миллиона рублей, а к пятому — все восемь. «Кто вам это считал?» — «Москва: специально заказали, серьезно подошли…» При этом цена за оливье — 45 рублей. Откуда возьмутся миллионы? Делите все цифры как минимум пополам! И не забывайте про сумасшедшую ответственность перед Роспотребнадзором.

3

— «Ложь должна быть чудовищной, чтобы в нее поверили», — процитировал известный афоризм Илья Николин («Реактор»), возвращаясь к амбициозным планам Анастасии Тартуловой. — Она подняла на флаг сверхидею. Сказала бы, что планирует открыть еще 100 кафе — кому бы это было интересно? А тут — 4 000. Другое дело!

От любви до ненависти один хайп

Анна Тарасенко (7bits) поделилась: специально накануне обсуждения книги они с Евгенией Климановой зашли в «АндерСон» в самом центре Москвы.

— Сразу вспомнила, как молодой мамочкой гуляла с коляской… Да, все очень удобно, замечательная пеленальная зона, фен, крем, запасные памперсы, все продумано до мелочей. Кафе создано с заботой о маме. Я не пищевик, мне трудно судить с профессиональной точки зрения, но как клиент я бы хотела, чтобы в Омске был «АндерСон».

— Анастасия на встрече сказала мне: я не люблю детей. Клянусь! — Юрий Чащин вновь спровоцировал бурную дискуссию среди любителей бизнес-чтений. Он перестал сдерживать эмоции и сказал, что в книге в целом многое — мягко говоря — приукрашено.

— Анастасия вышла на рынок с известным постулатом: «Ври до тех пор, пока это не станет реальностью». Из многих ситуаций им приходилось выкручиваться и, думаю, не совсем так, как описано в книге.

— Надо ли вообще любить своего клиента? — задала вопрос залу Евгения Климанова.

— Нужно быть доброжелательными и заинтересованными профессионалами, — откликнулся Илья Николин. — А что такое любовь? Смотрите, по сути Анастасия, сама любящая мама, создала кафе для тех, кто…тоже не любит своих детей! Не поймите меня превратно: пусть на время, но каждому из нас порой хотелось хотя бы на полчаса отдохнуть от плачущего младенца или капризного карапуза. Которых мы, безусловно, при этом обожаем.

4

Адвокат Оксана Маренко задала резонный вопрос омским «злобным зрителям»: допустим, не любят детей, не говорят правды, а почему тогда успешны и откуда тогда прибыль?

— Все очень просто, — ответил Юрий Чащин. — Анастасия попала в непаханое поле, где не было конкуренции. В нужное время в нужное место. Идея оказалась очень востребованной у мамочек, потому что не всегда можно провести время с ребенком в подобном месте. Я вообще устойчивый противник того, чтобы водить детей до 14 лет в ресторан. Мы в «Провианте» запрещали родителям приходить к нам с детьми. Это наше право: обеспечить другим гостям спокойный отдых.

— Самое главное в бизнесе — попасть в свой «голубой океан», — поддержал спикера Виктор
Шкуренко («Низкоцен»). — А потом уже они начинают так или иначе объяснять свой успех. Я думаю, по поводу нелюбви к детям — это такой хайп. Вряд ли Анастасия, мама двоих детей, детей ненавидит, да ведь? Вспомнилась история не про хайп. В свое время небезызвестный Олег Мкртчян мне сказал: «А я не хожу в свои магазины! «Пятерочка» — это же ведь магазин для бедных». И я, тогда еще молодой и зеленый, просто обалдел от этого признания. Я всегда хожу в «Низкоцены». Или, допустим, произвожу дешевую кондитерку, по составу довольно спорную, но в приемной всегда — только она. Я сам все это ем. Потому что иной подход — когда ты не приемлешь то, что производишь или делаешь — ведет к краху и разорению.

— А я роллы ем от силы раз в месяц, — Андрей Колмогоров («Суши-Маркет») перехватил у Виктора Шкуренко эстафетную палочку искренних бизнес-признаний. Собравшиеся тут же уточнили: «Свои роллы?», предприниматель успокоил — разумеется, свои, и продолжил. — У каждого предпринимателя личные бизнес-болезни. Анастасия болеет маркетингом, я болен развитием, Юрий — продуктом, Виктор — деньгами…

— Ну вот, поставили диагноз! — засмеялся Шкуренко. — У меня много болезней, часть из
них — хронические.

— Вредно быть влюбленным в свой продукт. Влюбленность сужает взгляды, — подвел черту Юрий Чащин. — С детьми, между прочим, то же самое. У меня есть ряд принципов, как воспитать из мальчика мужчину.

— Делитесь! — воспользовалось случаем читающее собрание. — Хотя бы тремя основными, по количеству сыновей!

— В три года надо переломить через коленку. В 13-14 первый раз бросить на произвол судьбы. У моего среднего, к примеру, был поход на Байкал, с мозолями и слезами... А после 20 — отпустить. Жестко и без денег.

Бизнес иногда тоже надо «переломить через коленку». А вот бросать ли на произвол судьбы и отпускать ли в «свободное плавание» — вопрос неоднозначный, а ответ на него у каждого собственника свой.

Автор:Елена Ярмизина

Фото:предоставлены Клубом читающих бизнесменов

Теги:КЧБклуббизнесменеджментдети


Яндекс.Директ ВОмске




Комментарии

Ваше мнение

14.10.2019

А вам понравился обновленный бульвар Мартынова?

Уже проголосовало 18 человек

19.09.2019

Как вы относитесь к идее переименования остановки «Голубой огонек» в «Музей народного художника К. Белова»?

Уже проголосовало 202 человека













Блог-пост

Сергей Демченков

— Филолог

Иван Жуков

— политолог

Сергей Денисенко

— Писатель, журналист

Другие новости


Яндекс.Директ ВОмске

Эксклюзив

Ресторатор Чащин возродил омский народный бренд «Два поэта»

Под такой вывеской сегодня, 4 октября, в историческом здании на пересечении улиц Пушкина и Маяковского, открылся ресторан быстрого питания.

2018704 октября 2019

Школа слёз. Без смеха

(Памяти Мастера — Ларисы Меерсон)

218803 октября 2019

Пощекотать «Пуп Земли»

Видеокамера за корову, железные веники и деньги просто так: непридуманные чудеса уникальной омской деревни.

688116 сентября 2019

Стиль жизни

Жулик, Сеня, Доктор и другие «дети» Сергея и Ольги Барсуковых

Story

Жулик, Сеня, Доктор и другие «дети» Сергея и Ольги Барсуковых

Шустрая дворняжка Булка давно забыла «страшный сон», как, сбитая машиной, умирала на дороге в луже крови, а породистый беспризорник Тоби едва ли в курсе, что ещё три недели назад его хотели «усыпить».

120403 октября 2019
Илья Николин выпустил первую книгу

Книга

Илья Николин выпустил первую книгу

Руководитель омской сети автокомплексов «Реактор» пишет стихотворения о философии и любви.

160718 сентября 2019
О ловушках франшиз, потребительском экстремизме и вреде влюбленности. В товар

Книга

О ловушках франшиз, потребительском экстремизме и вреде влюбленности. В товар

Почему Чащин запрещал детям ходить в «Провиант», в каком супермаркете покупает продукты Шкуренко, ест ли Колмогоров собственные суши и на чем «погорел» Олег Мкртчян: очередное заседание Клуба читающих бизнесменов вылилось в серию бизнесовых «каминг-аутов».

186018 сентября 2019
Усатый нянь артистов и публики

Уклад

Усатый нянь артистов и публики

В жизни он гладко выбрит и чрезвычайно приветлив. «Общение с людьми — ключ к успеху», — уверен известный шпрехшталмейстер Владимир Кожевников, чей голос мы слышим при объявлении номеров программы Омского цирка «Мотошоу со слоном».

2175108 августа 2019

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске




Наверх