Градсовет по-новому взглянул на старые места отдыха омичей

Ничто не способно так разбудить воображение архитектора, как муниципальная программа «Формирование комфортной городской среды»…

244120 декабря 2019
Градсовет по-новому взглянул на старые места отдыха омичей

Общественные территории — наше всё. И задача мэрии — обеспечить им красивое завтра. На заседании архитектурно-градостроительного совета  обсудили пять территорий, которые в 2020 году станут краше.

Два часа архитекторы, мэр и главы округов рассказывали, какими рациональными средствами будут создавать «иррациональное». Не допуская эстетического засорения городской среды.

1

Театральная площадь. А давайте, как в Сингапуре!

Из краткого доклада замглавы администрации  Центрального района Александра Леснисенко присутствующие в конференц-зале узнали, что «доступности и удобству перемещения по территории площади мешают перепады тротуаров и неудобно расставленные шлагбаумы по улице Лермонтова и Пушкина», а также «клумба посреди пешеходной дорожки». Что «афиши неинформативны и значительно портят внешний вид здания», а «жители города отмечают неблагоустроенность сквера, отсутствие мест отдыха, общественного туалета, элементов защиты от солнца на площади у фонтана и недостаточное количество урн».

Решить все эти «беды» взялся архитектор Хусаинов С.Ш. со товарищи.

По словам г-на Лесниченко, их проект «значительно расширяет возможность отдыха для горожан».

Предлагается «единый уровень тротуара, поднятие гостевой парковки на уровень тротуара, демонтаж клумбы, дополнительная посадка деревьев, установка  скамей-консолей со стеклянными спинками, строительство напротив главного входа дополнительной сцены и несколько скульптурных элементов в виде музыкальных знаков, размещённых хаотично по территории театра».

Сразу видно: работу выполняла индивидуальность, а не «проходной» архитектор.

2

Предупреждая шквал критики, г-н Хусаинов аккуратно заметил коллегам, которые, собравшись вместе, представляли собой несокрушимый интеллект:

— Это набросок, эскиз. Вносите свои предложения. У автора должно быть время сомневаться в себе, копаться в себе.

И, обращаясь к мэру, конфиденциально присовокупил:

— Я вообще рисовал под себя, Оксана Николаевна, чтобы мне было удобно ходить. Я там живу...

А главным ключевым элементом я считаю вынос новой сцены театра. Она должна придать свежий импульс самому театру, который, на мой взгляд, не является самым популярным в городе Омске.

— А театру нужна дополнительная сцена? — поинтересовался заместитель мэра Губин.

— Директор не возражает, — ответил архитектор. И вежливо прибавил:

— Извините, я вас первый раз вижу. Я не знаю, как вас зовут…

— Михаил Владимирович, — представился Сакену Шайхислямовичу директор департамента архитектуры и градостроительства администрации города Омска.

Вот и познакомились…

3

— А зимой там что делать? — главного омского архитектора очень интересовала функциональность новой площадки.

— Танцевать! — пошутил автор проекта.

— Ага, ещё на лыжах можно, — подсказали из зала…

Дизайнера Наталью Ярох «испугал» ярко-красный символ музыкального театра на дополнительной сцене. Артисты будут теряться на его фоне, высказала она свои опасения, знак слишком агрессивный.

Архитектора Никиту Шалмина встревожило расположение  сцены:

— Весь трафик у фонтана. Надо в этой зоне сделать интересное пребывание. Может, вытащить сцену в виде языка перед фонтаном, одновременно соорудив террасы? Сделать игровое пространство, разбив его на несколько подиумов. Это же городской уличный театр.

Сейчас пространство вызывает некоторую потерянность: спектакль — наверху, а вся жизнь внизу, у фонтана.

Затем Никита Петрович предложил революционное решение для фонтана, который архитектор Роман Воробьёв, оговорившись, назвал «бассейном».

4

Суть  выступления г-на Шалмина сводилась к простым вещам: господа, хватит трясти стариной, давайте уже как во всём цивилизованном мире:

— В Сингапуре есть остров Сентоза. Там в безветренную погоду на фонтане устанавливаются распылители тумана. На туман проектируется 3D-изображение. Получается «мультик» — полный восторг.

У нас фонтан есть. Может, хотя бы в какой-то перспективе заложить такую возможность.

Архитектор Владимир Проскурнин сделал реверанс в сторону демократичных городских властей:

— Это очень хорошо, что у профессионалов есть возможность высказать своё мнение. Это очень полезно.

И приступил к конструктиву:

— В этом проекте мы не ответили на главный вопрос: для кого и для чего будет предназначена площадь. С  праздничными днями всё понятно. А кто будет всё это использовать в повседневной жизни?

На мой взгляд, раз она Театральная, здесь должна быть информация о театрах города. Место нужно насытить функционально точными вещами. Это не универсальная площадь, готовая ко всему, а всё-таки ближе к театру.

И второе: если есть возможность, надо рассмотреть вопрос ещё одной парковки. Сегодня вокруг театр некуда, извините, плюнуть.      

Борису Сваткову ещё одна автостоянка возле культурного храма была явно не по душе:

— Не надо делать парковку возле театра. Вы же ездите по другим странам и видите, как там у них. Порой машину нужно оставлять за километр от театра!

А вот со стороны улицы Лермонтова общую картину портит новодел. Чтобы его прикрыть, там надо использовать приличные по высоте деревья.

Для площади же больше подошли бы кустарники.

Мэру понравилась идея г-на Проскурнина. Она согласилась, что не стоит «затачивать площадь для музыкального театра», а каждому прохожему надо дать возможность «хапнуть драйва».

Спикер Горсовета Корбут не стал растекаться мыслью по площади, а просто посоветовал архитекторам «не изобретать велосипед» и «взять самое лучшее в мире». 

— Возьмём и перенесём куда надо, — подытожил прения архитектор Хусаинов.

Сквер имени Павлика Морозова. Одинокий  олень ищет подругу

Через час приступили к обсуждению проекта сквера напротив Главпочтамта. Некоторые из присутствующих (и я в их числе) впервые узнали, что он, оказывается, Павликов Морозов.     

— На арене всё те же, — представил докладчиков г-н Губин. Архитектор Хусаинов «усыновил» и этот объект.

В докладе, предшествующем дебатам, глава Центрального округа вновь горестно заметил, что «территорию сквера нельзя считать популярной в части посещаемости», а после реконструкции сквера имени Дзержинского сквер имени Морозова вообще «не смотрится презентабельно».

По словам г-на Лесниченко, «последним мероприятием по благоустройству на этой территории стала  организация Аллеи связистов по случаю юбилея», но и она, увы, оказалась «вырванной из контекста общего пространства». А памятник жертвам политических репрессий, «установленный на волне общественного запроса части горожан» вообще стал «лишь самостоятельным объектом». В общем, опять беда какая-то.

Но благодаря муниципальной программе «Формирование комфортной городской среды» и Сакену Шайхислямовичу у нас теперь имеется проект, который предлагает «расширение возможностей для отдыха горожан».

К примеру, г-н Хусаинов придумал для сквера новый символ — Круг Вечной Жизни в обрамлении пирамидальных тополей. «Круг выделен полосатой гранитной плиткой (проще говоря, «зеброй»). Тёмные и светлые цвета плит означают переменчивость времён, как черные и белые полосы жизни».

Наряду с Символом предусмотрены и вещи более приземлённые, как то: «места для организации детских площадок». Глава округа отметил, что «главной предпосылкой в работе над сквером стало создание пространства для тихого  отдыха, неспешного времяпровождения, беседами на лавочках и прогулках». То бишь, здесь не возбраняется предаваться «стариковским» формам отдыха: искать в елях подтопольники и дремать на скамейках».

Однако для полноты гармонии  авторам проекта не хватало оленя, «изгнанного» из родных пенатов в связи со строительством богоугодного учреждения.

— Мы считаем, — доложил г-н Лесниченко, — что олень чувствует себя одиноко при выходе из подземного перехода. И внеся его в сквер имени Павлика Морозова, он будет себя чувствовать гораздо интереснее.

— Олениху ему надо! — подсказал архитектор Воробьёв.

Как вы уже догадались, архитектурное сообщество этого чудо-сквера с Павликом Морозовым и одиноким оленем так не оставило.

— Ну, вы всё сюда собрали: и оленя, и стелу, и круг, — даже с галёрки мне было видно, что Владимир Проскурнин серьёзно озадачился увиденными «диковинками». — На таком маленьком пространстве нельзя этого делать. А памятник жертвам политических репрессий и детская площадка — это вообще «две вещи несовместные».

Сквер достаточно изолирован от зданий с большим количеством людей. Сюда никто специально не придёт отдыхать с детьми. Он как бы сам в себе, такой мемориальный комплекс. Поэтому элементы скакания и прыгания отсюда надо убрать.

Здесь нужно больше рассказать об области, о Центральном округе, коль есть стела с двумя орденами. Нужно сделать сквер, в котором можно получить информацию. И про Павлика Морозова можно рассказать: почему он тут вдруг оказался. Обычно существует какая-то связь между названием и содержанием. 

А вот «почётные граждане» (доска почёта — прим.авт) изначально были поставлены неправильно. Мы выходим к ним из сквера со спины. Эту проблему надо решать. Надо чтобы «граждане» просматривались и со стороны улицы Ленина и стороны сквера Павлика Морозова.

Может, разорвать эту стену и развернуть две плоскости друг к другу, чтобы люди могли почитать, кто есть кто, а в центре увидеть красивый сквер?!

Пока же ваш проект — набор случайных элементов, которые уже всем надоели. Нужно более философски подойти к теме.

Что мог ответить им архитектор Хусаинов? Что посыл этого проекта за жизнь? Что жители, принявшие участие в обсуждении проекта, не хотели ни Сталина, ни репрессий, ни Павлика Морозова? Он так и сделал. Но…

Председателю Горсовета показались неуместными детские площадки, а архитектор Шалмин нашёл, что вместо «зебры» лучше сделать «круги».

— И вообще, где тут у вас главный элемент? — вопрошал Никита Петрович. — На мой взгляд, главное — это аллея от храма в сторону сквера Дзержинского. Хотелось бы, чтобы эта основная вещь «читалась». 

В 18.00 г-жа Фадина призналась всему честному архитектурно-градостроительному собранию, что ей надо уехать. Но перед уходом высказала свои пожелания.

— Не надо делать акценты на детские площадки, — посоветовала мэр, — у нас на носу 75-летие Победы, вот про это надо рассказать. Ордена нужно подсветить — это же наша гордость. Если мы говорим, что область и город теперь вместе, надо так и делать.

Мэру также хотелось «лёгкости, игры со светом и побольше фонарей и газонов».

Градоначальница, спикер ОГС, депутаты и телекамеры покинули конференц-зал. Окружные «культурно-досуговые достопримечательности» обсуждали уже без них.

Сквер «Юбилейный». Налить воды и добавить дикости

Глава Ленинского округа Зярко Д.Н. представил публике проект обновлённого сквера. Урны, скамейки, дорожки, ёлочки — всё как у людей.

Архитектора у нас нет, — сразу повинился Дмитрий Николаевич. — Это мы сами сели и придумали. Всем архитектурным отделом Ленинского округа. 

И профессионалы засучили рукава…

Любой проект можно, конечно, закидать шапками. А можно — разобрать по косточкам, разложить по полочкам, как это с превеликим удовольствием сделали все присутствующие в зале архитекторы. И было хорошо видно: им далеко не по барабану, в какой среде станут формироваться новые поколения жителей Ленинского округа.

Член Союза архитекторов Сергей Москалюк высказал свои опасения насчёт беговых дорожек, которые расположили выше рельефа местности и к тому же уставили низенькими фонарями:

— Они же в вечернее время будут слепить велосипедистов и бегунов. Здесь 3-4 метровые фонари нужны!

Главный градостроитель Омска Губин М.В. отметил, что скамьи «диссонируют с хайтековскими фонарями», а скамейки с навесами «довольно тяжёлые». И вообще «надо ли поднимать тротуары над газонами»?

Г-н Проскурнин назвал сквер «Юбилейный» «стерильным». Он сказал, что в западных странах в такую «стерильность» сознательно «вводят элементы дикости». Создают «островки естественной природы».

— В таких маленьких парках хорошо работает водная гладь, — позволил себе осторожно помечтать  Владимир Николаевич.

— Бюджет не позволит налить сюда воды, — развеял «сладкие грёзы» г-н Губин. 

«Дом дружбы». Дерево мира выглядит дёшево

У  главы Октябрьского округа Владимира Куприянова, в отличие от Дмитрия Зярко, имелось аж 8,5 тысяч квадратных метров неокультуренных земель с Домом Дружбы посередине. Соответственно, и критики на такую территорию пришлось в разы больше. Градостроители прямо-таки вошли во вкус. Насели на Владимира Владимировича. Точно зайца на охоте обступили.

А Владимир Владимирович, простая чиновничья душа, — эх, была не была: двум смертям не бывать, одной не миновать! — предложил на суд архитекторов два инновационных «арт-объекта»: Дерево Мира и Глобус Дружбы. Не забыв присовокупить к оным роллердром, «чтобы молодёжь оттачивала спортивное искусство», стилизованные арки и по всей территории — всякие «элементы освещения».

Сидевший неподалёку от меня глава Кировского округа шёпотом заметил, что четыре года назад такой проект уже был. Миллион, говорит, отдали, но всё заглохло. А теперь, если бог даст, Куприянов всё сделает.  

— Существует такая вещь как планировка, — Никита Петрович Шалмин вновь взял указку и инициативу в свои руки. — Если вы не сделаете планировку, будет непонятно, что вы благоустраиваете. Из вашего Дома Дружбы некуда идти, всё перерезано, везде углы. Поймите, когда человек идёт и встречает острый угол, это всегда неприятно. 

Благоустройство — это язык. Когда вы натыкаетесь на острый угол, он говорит: «Не ходи сюда!» Это очень неприятно. В благоустройстве вы разговариваете с людьми. Это может быть рассказ, это может быть и поэзия, и юмор. А у вас здесь всё случайно натыкано. Получилось то, «что граждане рекомендуют».

Но когда вы спрашиваете у граждан, а что бы вы здесь хотели поставить, вы должны понимать: в повседневной жизни люди ничего нового не придумают. Они дадут вам только вчерашний день, и тем самым вы сделаете не будущее, а вчерашний день.

...

- И Дерево Мира у вас как-то дёшево выглядит, - поставил точку в прениях главный архитектор Губин.

                           Через тернии — к  «Городской поляне»

Глава Кировского округа Горбачёв Андрей Юрьевич «накрыл» в первом микрорайоне поляну. С футбольным полем, баскетбольной площадкой, тренажёрным комплексом, площадками для выгула детей и собак.

— А зачем вам столько детских площадок? — не понял замысел чиновника архитектор Шалмин.

Г-н Горбачёв упирал на то, что Кировский округ «самый рожающий», поэтому «детей надо развести».

— А где у вас центр, где главное место? — продолжал Никита Петрович. — У вас на схеме одни только треугольнички и прямоугольнички!

Поймите, в территории должен быть главный элемент. А у вас сейчас 4 детские площадки, 3 спортивных объекта и площадка для выгула собак. Это не смотрится.

Владимир Проскурнин выступил не только как архитектор, но и как житель микрорайона:

— Эскизный проект непонятен. Чтобы территория правильно жила, нужно сделать входные зоны. У вас их нет. А если это спортивный парк, добавьте другие виды спорта, а детских площадок пусть будет меньше. Здесь нужна рука профессионала.

Вместо послесловия

Архитектор Венской оперы повесился, когда узнал, что построенное им здание не нравится императору.

Омские архитекторы не столь эмоциональны.  И слава богу. Как говорится, кому не нравится, пусть сами «вешаются».

Или строят.

Или вот, к примеру,  благоустраивают свои места труда и отдыха.

Как раньше у нас, конечно, уже не построят. Продолжение Хворинова, Лидваля, Верёвкина — это Хусаинов, Проскурнин, Шалмин, Воробьёв и многие другие. И не учесть их предложения в реализации муниципальной программы «Формирование комфортной городской среды» было бы, по меньшей мере, глупо и недальновидно.

Автор:Оксана Дубонос

Фото:пресс-служба мэрии Омска и Алексея Озерова

Теги:благоустройствоАрхитектурно-градостроительный Советградсовет


Яндекс.Директ ВОмске




Комментарии

Ваше мнение

19.03.2020

Изменился ли ваш жизненный распорядок в связи с коронавирусом?

Уже проголосовало 120 человек

19.03.2020

Как на вас сказался «коронакризис»?

Уже проголосовало 244 человека

















Блог-пост

Оксана Лекселл

— блогер, клинический психолог

Влад Шурыгин

— заместитель главного редактора в Газета «Завтра»

Другие новости


Яндекс.Директ ВОмске

Эксклюзив

Хроники коронавируса. Новая Зеланлия. Гамильтон

«ВОмске» продолжает публикацию материалов рубрики, в которой люди из разных стран рассказывают о том, что происходит у них в связи с пандемией коронавируса. Своими впечатлениями делится Ольга Дмитренко из Новой Зеландии.

19103 апреля 2020

Хроники коронавируса. Чехия. Прага

«ВОмске» продолжает публиковать материалы новой рубрики, в которой люди из разных стран рассказывают о том, как на их жизнь повлияла пандемия коронавируса. Своими впечатлениями делится Анна Костарева.

83102 апреля 2020

Хроники коронавируса. Канада. Ванкувер

«ВОмске» продолжает публиковать материалы рубрики, в которой люди из разных стран рассказывают о том, как на их жизнь повлияла пандемия коронавируса. Своими впечатлениями делится уже два десятилетия живущая за океаном уроженка Омска Светлана Пономарёва.

57102 апреля 2020

Хроники коронавируса. Эстония. Таллин

«ВОмске» продолжает публиковать материалы новой рубрики, в которой люди из разных стран рассказывают о том, как на их жизнь повлияла пандемия коронавируса. Своими впечатлениями делится жительница Эстонии Людмила. 

51001 апреля 2020

Хроники коронавируса. Ливан. Триполи

«ВОмске» продолжает публиковать материалы новой рубрики, в которой люди из разных стран рассказывают о том, как на их жизнь повлияла пандемия коронавируса. Своими впечатлениями делится жительница Ливана Маляк, по личным причинам не называющая свою фамилию.

46301 апреля 2020

Стиль жизни

Мыслящие здраво. Елена Агафонова

Здоровье

Мыслящие здраво. Елена Агафонова

Свежий морс, ведро воды, йога-массаж и другие лайфхаки от директора омского цирка, которые позволяют ей оставаться в тонусе и в балансе.

51303 апреля 2020
«Творю добро. Грешен!»

Кредо

«Творю добро. Грешен!»

Как не возненавидеть тех, кому помогаешь.

60228 марта 2020
«Маску снять, презерватив надеть»: секс в эпоху коронавируса

Секс

«Маску снять, презерватив надеть»: секс в эпоху коронавируса

Пять актуальных вопросов омскому сексологу Сергею Тимофееву, руководителю «Клиники для двоих».

213727 марта 2020
«Падает цена на нефть – и у мужа падает...»

Секс

«Падает цена на нефть – и у мужа падает...»

«Влияет ли экономический кризис на мужскую потенцию?» – с таким вопросом пришла на прием к сексологу Сергею Тимофееву супруга одного бизнесмена.

226625 марта 2020

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске




Наверх