Никита Шалмин: «Можно 600 миллионов «размазать», а можно создать привлекательные образцы...»

Интервью с архитектором Никитой Шалминым о планах по реализации в Омске и в Омской области федеральной программы благоустройства общественных пространств «Наш двор».

256807 февраля 2017
Никита Шалмин: «Можно 600 миллионов «размазать», а можно создать привлекательные образцы...»

Тема получения и эффективного использования целевых средств из федерального бюджета становится последние годы все более актуальной. Сотни миллионов и миллиарды рублей распределяются между регионами на конкурсной основе, и очень обидно, когда Омск со своим скудным бюджетом лишается значительных ресурсов из-за нерасторопности чиновников или конфликта между разными ветвями «вертикали власти». О том, как сделать эту работу более результативной и эффективной, приносящей результаты, ощущаемые всеми омичами, «ВОмске» обсудил в диалоге с членом рабочей группы по реализации программы «Наш двор», архитектором Никитой Шалминым.

ВОмске: Первый вопрос простой: что это за программа, в чем замысел,

Никита Шалмин: Программа эта инициирована Андреем Ивановичем Голушко, когда он еще был сенатором от Омской области. Сейчас он продолжает ее продвижение как депутат Госдумы. И вывел ее уже на федеральный уровень. Это программа благоустройства территорий наших населенных пунктов — Омской области и Омска, в том числе. Задумка такая: осуществить перелом в общественном сознании по отношению к территориям наших населенных пунктов: к общественным зонам, дворам, к их обустройству и комфортности. Потому как у нас до сих пор отношение к ним постсоветское — иждивенческое.

ВО: Они как бы ничьи по-прежнему, бесхозные?

НШ: Да, по большей части, они как бы ничьи. Большинство дворовых и общественно значимых территорий не сформированы ни как имущественные объекты, ни как объекты собственности. И, соответственно, никому особо не интересно, что там кто-то сделает или не сделает. Плюнули, или не плюнули. Там, где ничейность проявляется в большей степени там, естественно, некомфортно жить. Там город и территории не выглядят привлекательными. А это, на самом деле, ведь и есть та самая собственная экономика города. Потому что она начинается не с заводов, не с фабрик, не с выпуска какой-то продукции — она начинается с того, насколько город комфортен, обустроен, насколько он красив и гармонично организован… насколько людям здесь приятно жить. А за людьми уже приходят заводы и т.д.

ВО: И важно, как люди умеют организовываться, чтобы обустраивать эти общие пространства…

НШ: Конечно, чтобы обустраивались, чтобы поддерживались, развивались и сохранялись. Становились привлекательными образцами для других людей и других территорий.

ВО: Кто выделяет деньги и на что?

НШ: Начальные финансы, а потому и существенная часть финансирования — это деньги федеральные. Но предполагается привлечь, по идее, средства всех типов и видов вплоть до средств бизнеса и частных инвестиций. Все делать сообща, потому что никто к нам извне не придет и ничего за нас не сделает. И, следовательно, надо рассматривать всю систему отношений в комплексе: вопросы собственности, формирование объектов недвижимости, самоорганизации граждан, окупаемости проектов, эффективности вложения средств и эффектности архитектурно–планировочных  решений на общественно значимых и дворовых территориях

ВО: Обрисуйте вкратце, какова схема участия в этой программе? Это же федеральная программа. Как в ней участвует регион, город, районы, дворы, активные граждане? До какого уровня она, вообще, должна дойти?

НШ: Сейчас еще нет четкой схемы реализации этой программы в Омской области. Но хорошо бы, чтобы она дошла вплоть до дворов. Сейчас все это еще обсуждается и выстраивается. Хочется, чтобы всё это  выстроилось в нормальную и четкую систему. Чтобы финансирование получили действительно лучшие концепции и проекты благоустройства, подготовленные на основе реальных интересов людей и развития территорий.

ВО: А можно уже озвучить общую «цену вопроса»? И сколько Омску достается?

НШ: В целом сказать сложно. Во-первых, потому что программа формируется до 2022 года, а финансовая часть пока определяется только на 2017 год. Во-вторых, в общую «цену» программы должны войти и привлеченные средства. Более или менее определенно можно говорить о бюджетных средствах на текущий год. Федеральный бюджет — это 345 миллионов, софинансирование от субъекта РФ — 94 млн руб. Объем софинансирования муниципальными образованиями пока обсуждается. В бюджете города Омска, например, предусмотрено 150 млн руб. Конечно, хотелось бы, активизировать процессы участия бизнеса и населения, процессы привлечения соответствующих дополнительных ресурсов. И, главное, чтобы само это общественное участие из разовых мероприятий превращалось в постоянный процесс, институировалось. Чтобы это все запускало цепную реакцию улучшений и постепенно разворачивалось. Это, конечно, в идеале.

ВО: Правильно я понимаю, что даже и эти почти 350 млн могут, как уже у нас бывало, не прийти в регион? Там ведь надо обеспечить выполнение определенных требований…

НШ: Нет, деньги-то прийти придут. Они уже запланированы…

ВО: Но они же могут по-разному распределяться и использоваться, да?

НШ: Окончательного решения по механизму распределения этих средств — на какие объекты и территории — пока нет. Установлено только, что 2/3 должны пойти на придомовые территории многоквартирного жилья, а 1/3 на обустройство общественно значимых мест.

ВО: Четкой схемы того, как эти средства будут распределены, пока нет? Идет согласование?

НШ: Да, сейчас идет, во-первых, доработка, согласование и утверждение критериев отбора: какие территории, по каким критериям, что будет ставиться во главу угла при оценке концепций и проектов. Сейчас как раз то состояние, когда нужно быстро все это сделать, чтобы запустить реализацию программы.

ВО: Есть очевидные опасения — по известной формуле «хотели как лучше, а получилось как всегда» — в том, что сам процесс распределения этих больших денег может превратиться в пресловутый «распил», или деньги будут потрачены с высокой долей политического интереса. Что тут можно возразить? Или какие тут возможны или будут механизмы, чтобы такого не допустить?

НШ: Здесь есть, во-первых, желание инициаторов, чтобы программа привела к качественным изменениям в благоустройстве, к тому, чтобы люди увидели образцы новых подходов и новые, качественные  результаты. Чтобы люди убедились, что это не будет разовая кампания…

ВО: И это, точно, не будет просто раздачей денег?

НШ: Очень бы не хотелось, чтобы так произошло. Хотя, конечно, риск этого есть. У нас же есть инерционная система поведения власти. Конечно, остается риск, что будет сделано так, как делается обычно. Но у инициаторов интерес все-таки другой. И нам сейчас очень важно понять, как этот интерес может реализоваться. Какие схемы, какие механизмы, что может и должно быть задействовано. Понятно, что это, прежде всего, население, его активная часть, которая не хочет жить в существующих условиях, их это не удовлетворяет, они хотят сделать лучше.

ВО: Это ведь может стать и источником предложений, и надежного общественного контроля, правильно?

НШ: Да, конечно, и предложения, и контроль. И, наверное, именно этот фактор должен стать одним из важнейших критериев отбора — и территорий, и проектов. Допустим, сравнивая два двора или два общественных пространства другого типа, — там, где есть активность, где есть интересы, где мы понимаем, что если туда вложить деньги, это будет поддерживаться, сохраняться и улучшаться, — именно туда и надо вкладывать!

ВО: Эти подходы и должны быть овеществлены в конкретных технологических и  управленческих решениях, а не просто остаться в благих пожеланиях. Так? Трансформироваться в конкретные критерии, требования...

НШ: Да, в идеале — именно так. В конкретные документы, в критерии отбора…

ВО: В конкурсные процедуры какие-то…

НШ: Все это должно присутствовать и в региональной, и в муниципальных программах. Да, по идее, это так и должно быть.

ВО: Каковы сроки и временные ориентиры реализации программы?

НШ: Первое — сейчас, в течение марта–мая предстоит разработать программу по благоустройству общественно значимых пространств и придомовых территорий на 2017 год. А в августе уже должен появиться проект аналогичной долгосрочной программы, до 2022 года.

ВО: В марте уже будет отбор конкретных территорий и проектов?

НШ: Нет, март-май — это программа, отбор будет позже. Но к этой программе уже должны быть эскизные решения для реализации в 2017 году. А потом должен запускаться весь набор мероприятий по общественному участию: презентации, общественные слушания и т.д. Возможно, удастся запустить какие-то элементы технологии «открытого проектирования». Особенно это касается дворовых пространств. Потому что там, чтобы убедиться в том, что можно вкладывать средства, нужно разобраться и с вопросами собственности, и с формированием объектов недвижимости... И уже в этом году, согласно этой программе, должна быть реализация не менее двух объектов типа «общественно значимое пространство». Они должны быть сданы.

ВО: Это в регионе, в целом? И обязательно должны быть и город и районы?

НШ: Да, это на регион.

ВО: Значит, город теоретически может остаться без такого пространства, если не сорганизуется должным образом?

НШ: Все зависит от направленности вложения этих средств. И здесь есть две позиции: либо деньги бюджетов только на дороги и тротуары, но тогда останется большой вопрос по площадям, скверам и паркам, либо, все таки на комплексное благоустройство.

ВО: Все знают старую историю о противостоянии города и области, об обострении этой конфликтной ситуации чуть ли не до «войн». Сейчас какой-то очередной всплеск и обострение этого противостояния. Как это может повлиять на программу, о которой мы ведем речь? Или как сделать так, чтобы это минимально повлияло?

НШ: Не оцениваю наличие противостояния, но единственное, на что это может повлиять, — это когда те 600 млн в общем котле будут делиться между городом и районами: в соотношении 50:50 или 60:40. Здесь, пожалуй, что-то может возникнуть…

ВО: Это еще тоже пока не определено? Но когда схема раздела будет утверждена, уже каждый сам будет отвечать за свою часть, и поводов для конфликта не возникнет. Так?

НШ: В общем, да, каждый будет отвечать за реализацию выделенных средств сам. Но еще надо помнить, что эта программа реализуется под эгидой «Единой России», которая заинтересована в том, чтобы все шло по единой системе критериев. И, потом, все же заинтересованы в достижении единого значимого эффекта. Если это опять будет размазано по различным аварийным делам, по ремонтам, и не будет комплексных объектов, комплексного благоустройства и нового качественного уровня хотя бы на отдельных участках-образцах, — то цель не будет достигнута.

ВО: И пока такой риск остается?

НШ: Да, он ведь всегда присутствует. Вопрос в том, сможем ли мы переломить ситуацию и выйти на принципиально иные решения.

ВО: Наверное, последний вопрос. Если и когда эта тема выйдет в публичную сферу, возникнет какой-то интерес, — куда обращаться активным и заинтересованным людям? Сейчас уже есть какие-то «точки входа», куда можно адресовать условного активиста двора, территории, района, города? Или представителя организованной группы активистов…

НШ: Сейчас, насколько я знаю, есть областная межведомственная комиссия, проектный офис программы, формируется рабочая группа «Единой России». Должны быть сформированы аналогичные комиссии на муниципальном уровне. Значит, наверное, туда и нужно обращаться.

ВО: То есть, пока какого-то общего пункта сбора предложений не создано?

НШ: Можно пробовать через муниципальный уровень выходить на проектный офис и межведомственную комиссию. Думаю, скоро выйдут соответствующие документы.


Яндекс.Директ ВОмске




Комментарии

Скоро

10 марта

Гончарук сыграет Путина

Гончарук сыграет Путина

390111 февраля 2018

Ваше мнение

21.02.2018

Как вы оцениваете первые шаги Оксаны Фадиной на посту мэра Омска?

21.02.2018

Как вы оцениваете первые шаги Александра Буркова на посту главы Омской области?



Другие новости





Блог-пост

Александр Карант

— предприниматель

Евгений Александров

— неравнодушный омич

Сергей Демченков

— Филолог

Другие новости


Яндекс.Директ ВОмске

Стиль жизни

Мыслящие здраво. Владимир Разумов

Здоровье

Мыслящие здраво. Владимир Разумов

Восемь правил ЗОЖ, позволяющих в 60 лет летом бегать босиком по раскаленному асфальту, а зимой купаться в проруби - как это делает профессор Разумов.

80514 февраля 2018
Анастасия и Максим Минасовы: «Главное для дрессировщика  –  всегда оставаться человеком»

Story

Анастасия и Максим Минасовы: «Главное для дрессировщика  –  всегда оставаться человеком»

Свой «собачий» номер обладатель «циркового Оскара» Николай Павленко передал молодой семье, выбрав из многих желающих.

123912 февраля 2018
На манеже — всей семьей

Кредо

На манеже — всей семьей

Цирковая семья Минасовых — это уже три поколения: Светлана и Артур, которых не поворачивается язык назвать бабушкой и дедушкой, их дети «без единого пятнышка» Максим и Анастасия и внуки Антоний и Полина, которым тоже светят софиты цирка…  

152107 февраля 2018
Рахель Кричевская: «Мои дети учатся в трех школах…»

Откровенная история

Рахель Кричевская: «Мои дети учатся в трех школах…»

«ВОмске» завершает проект «Семь историй одного выбора». История седьмая и последняя, от Рахель Кричевской, супруги главного омского раввина и матери семерых детей, – о том, как воспитывать детей из ортодоксальной еврейской семьи в сибирском городе.

2551106 февраля 2018

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске






Другие новости


Новости smi2.ru

Наверх