Слава Шуголь: «Среди омичей, прошедших исследование в "Евромеде" с 1 по 9 июня, иммунитет к коронавирусу имеют 27,3%»

Как проводится тестирование на антитела к COVID-19? Почему это важно? Можно ли сегодня точно узнать о наличии иммунитета? Главный врач МЦСМ «Евромед» — об этом, плюс о том, какие результаты дала первая неделя тестирования на иммунитет в омском медицинском центре.

869413 июня 2020
Слава Шуголь: «Среди омичей, прошедших исследование в "Евромеде" с 1 по 9 июня, иммунитет к коронавирусу имеют 27,3%»

— Слава Ароновна, «Евромед» проводит тесты на антитела чуть больше недели. Какие сейчас результаты, наблюдения?

— Тесты на коронавирус были обязательными, а тесты на иммунитет пока — дело добровольное. В Москве их сейчас делают бесплатно, потому что хотят как можно быстрее понять, как формируется иммунитет к коронавирусу. Регионы же пока делают это платно (стоимость исследования на антитела в «Евромеде» — 1970 рублей, забор крови — 150 рублей — оплачивается отдельно, — прим. ред.). Первыми начали работать сетевые лаборатории, «Инвитро» и KDL, потом и мы. Работаем на немецких тестах «Евроиммун» и тестах новосибирского «Вектора». Мы довольны и теми, и другими: сравниваем значения немецких и российских тестов, по качеству они фактически одинаковые. С 1 по 9 июня мы сделали уже 370 тестов на антитела. Среди омичей, которые провели исследования в «Евромеде», иммунитет к коронавирусу имеет 101 человек, то есть 27,3 процента. Организм этих людей отреагировал и уже справился с инфекцией. Эта цифра будет меняться, она промежуточная, окончательный анализ мы сделаем, когда возьмем не менее трех тысяч тестов.

1

— Исследования на иммунитет — второй шаг в диагностике COVID-19. Сначала были тесты на саму инфекцию. Как происходит процесс заражения — словами врача?

— Инфекционный процесс начинается, когда вирус через рот или нос проникает в клетки, выстилающие слизистые оболочки верхних дыхательных путей: мы знаем, что он передается воздушно-капельным путем. В зараженных клетках количество вирусных частиц активно растет: им всё нравится, они множатся, заражают все больше и больше здоровых клеток — и начинают вторжение уже и в нижние дыхательные пути. В этот момент очень часто начинается тяжелая пневмония. Когда началась вспышка, именно по пневмониям мы поняли, что происходит что-то не то — пневмонии были совершенно особенные. На фоне двусторонней пневмонии способен развиться острый респираторный синдром. Особенно такой опасности подвержены люди старше 65 лет, у которых к этому возрасту целый «чемодан» сопутствующих заболеваний. Человек в итоге умирает от инсульта или дыхательной недостаточности.

Вирус способен воздействовать на разные системы организма: дыхательную и центральную нервную систему, пищевод, подвздошную кишку, почки, мочевой пузырь, сердце. Все это и дает совершенно разные симптомы: у кого-то болит живот, у кого-то сыпь пошла... Помимо прочего, новый коронавирус способен поражать клетки головного мозга, и тогда человек на ранней стадии заболевания ощущает потерю обоняния. Совершенно разноликая инфекция! Она может протекать бессимптомно, а может — в легкой или тяжелой формах. Инкубационный период длится от двух суток до двух недель. Чаще всего — пять-семь суток. Формы заболевания настолько разнообразны, что постановка диагноза лишь по симптомам затруднительна. И здесь нам на помощь приходит лабораторная диагностика...

— Мы отправляемся сдавать тесты.

— Именно. Первый — мазок со слизистой — в народе называют просто: тест на коронавирус. Мы в «Евромеде» начали делать их в апреле. Определяем наличие РНК коронавируса методом ПЦР. Использование этого метода возможно в первые дни инфицирования и — после на протяжении примерно двух-трех недель. Этот тест может быть и положительным, и отрицательным: мы не можем сказать, что сто процентов тестов подтвердят инфекцию. Есть некоторое количество ложноотрицательных и ложноположительных мазков. Получаем положительный мазок — обязательно проверяем его второй раз у себя в лаборатории на другой системе, а затем отправляем в референс-лабораторию Роспотребнадзора, которая находится на 27-й Северной. То есть мазок проверяется трижды.

Но вот если это не «острый» этап, не инкубационный период, и инфекция уже пошла «гулять» по нижним дыхательным путям, ПЦР-тест её не распознает и с большой вероятностью будет отрицательным. И хорошо, что мы больше месяца делали эти тесты — в рамках серьезной правительственной программы выезжали на большие предприятия и брали анализы у нефтяников, тепловиков, газовиков. У них было предписание: обязательно раз в полторы-две недели проверять сотрудников. Брали тысячи этих мазков, выявляли положительных. Их было немного — около пяти процентов.

— Итак, тесты на инфекцию могут давать информацию только в первые две недели. А что потом?

2

— Потом человек приходит с некими жалобами к терапевту, тот отправляет пациента на компьютерную томографию. Там, на КТ, мы видим признаки вирусной пневмонии. Она выглядит иначе, чем бактериальная. Наш помощник — именно мультиспиральный томограф, а не рентген или флюорография: только этот аппарат способен показать двустороннюю полисегментарную пневмонию с определенными изменениями в сосудах легких — мы их называем «матовыми стеклами». С этого и начинается потом острый респираторный синдром — как осложнение при коронавирусной инфекции.  

И тут уже мы наготове с другой лабораторной методикой: она основана на выявлении специфических антител класса IgG и IgМ к антигенам вируса методом иммуноферментного анализа. Это так называемый серологический метод диагностики: он основан на реакциях иммунитета, на взаимодействии антител сыворотки крови с антигенами. Тут, в отличие от исследований ПЦР, ничего уже в специальных ламинарных шкафах и под контролем амплификаторов и другого сложного оборудования выращивать не нужно, поэтому тесты на антитела могут делать гораздо большее количество лабораторий.

— Как проходит тест на антитела?

— Берется кровь из вены — абсолютно привычным способом. Сдать анализ можно в «Евромеде» на Съездовской, на Зеленом острове, в Детском «Евромеде» и на Левом берегу около автовокзала, где мы открыли новую клинику 1 июня. Кровь собирается в центральную лабораторию, биохимики приступают к исследованиям. Поскольку у нас своя лаборатория, мы нисколько не задерживаемся: сегодня после обеда взяли кровь, на следующий день тест готов. Всего за один день мы получаем наиболее полную информацию о «тесных отношениях» вируса и организма, исследуя комбинацию антител — иммуноглобулинов класса IgG и IgМ.

Вот нюанс: у людей, инфицированных новым коронавирусом, антитела класса IgM и IgG обнаруживаются в крови практически одновременно. Антитела класса IgM появляются на 2-й неделе с начала заболевания, антитела IgG появляются на 3-й — 4-й неделе и растут до 8-9-й недели, после чего выходят на плато.

Немецкие вирусологи считают, что для диагностики COVID-19 достаточно антител IgG: именно с ними ты уже ни для кого не опасен, у тебя иммунитет. Они обеспечивают иммунитет, но насколько по срокам — на год, два или три месяца — пока неясно. Но антитела IgM свидетельствуют о том, что ты носитель вируса.

— Кому сейчас стоит сдать тест на антитела к коронавирусу?

— Во-первых, это обязательно нужно сделать человеку, который болен пневмонией! Потому что когда вирус спустился в легкие, обычный тест уже не покажет наличие или отсутствие коронавирусной инфекции. Если мазок отрицательный, не факт, что нет коронавируса. Тест на антитела  — дополнительная диагностика коронавирусной болезни. Еще раз подчеркну: для лабораторной диагностики этой новой непонятной и тяжелой инфекции применяются оба метода: ПЦР и ИФА. Они должны идти «рука об руку». Нам уже известны некоторые результаты московских исследований: к примеру, у тех, у кого есть положительный мазок, при любом течении болезни, от бессимптомного до тяжелого, обязательно появятся антитела IgG.

3

— Но ведь возможен вариант, что антител в организме при этом уже нет?

Во-вторых, если ПЦР дает (порой и не раз) отрицательный результат, а пациент болеет, у него температура, или слабость, или ломота в теле, то есть клинические проявления налицо, а тест отрицательный, тоже стоит сдать тест на антитела. В-третьих, это нужно сделать тем, кто перенес на ногах непонятную инфекцию, допустим, болел в начале года «какой-то затяжной и непонятной простудой».

— Но ведь возможен вариант, что антител в организме при этом уже нет?

— Возможен. Поэтому четвертое: нам надо обязательно исследовать коллективный иммунитет. Если он низкий, то есть опасение, что мы будем болеть и дальше, осенью или еще когда-нибудь. Любая эпидемия при отсутствии вакцины подразумевает, что должна переболеть как минимум половина населения. Даже если человек не болел, у ученых будет статистика — и будет понятно, что делать дальше, как часто повторять тесты, делать ли вакцину, как её применять. Тесты на антитела очень помогут в эпидемиологических исследованиях: благодаря им, ученые смогут оценить состояние того самого коллективного иммунитета, определить долю переболевших, тех, кто перенес инфекцию без симптомов или не контактировал с возбудителем. Это важно для каждого из нас по отдельности и для всего человечества в целом. Мы все же пока мало знаем об этой инфекции. Например, не знаем, как дальше поведут себя легкие людей, которые перенесли все эти тяжелые пневмонии с обширным фиброзом тканей. Поэтому в ближайшее время планируем разработать программы реабилитации для тех, кто перенес пневмонию. Тут и особые методы дыхательной гимнастики, которые позволяют увеличить объем легких, и анаэробные нагрузки, и физиотерапия, и скандинавская ходьба — все эти программы мы буем внедрять в нашем реабилитационном центре.

 

Лицензия № ЛО-55-01-002699 от 20.04.2020 г

 

 

Автор:ВОмске

Фото:пресс-служба МЦСМ "Евромед"

Теги:Евромедкоронавирус


Яндекс.Директ ВОмске




Комментарии

Ваше мнение

21.09.2020

Вы довольны горячим питанием младшеклассников в школе?

Уже проголосовало 19 человек

18.09.2020

Какое место «Иртыш» займет с Харлачевым в этом сезоне?

Уже проголосовало 17 человек















Блог-пост

Нателла Кисилевская

— журналистка

Влад Шурыгин

— заместитель главного редактора в Газета «Завтра»

Юлианна Оржеховска

Абхазия-3


35127.09.20

Юлианна Оржеховска

— астролог-консультант

Другие новости


Яндекс.Директ ВОмске

Эксклюзив

Хроники коронавируса. Израиль. Ришон-ле-Цион

Израиль стал первой страной в мире, которая ввела повторный карантин из-за COVID-19. Взглядом изнутри делится Людмила Гринберг – для рубрики «ВОмске», в которой люди из разных стран рассказывают о том, что происходит у них в связи с пандемией коронавируса.

79525 сентября 2020

Стиль жизни

«ВЫХОД В СВЕТ»: выбирайте концерты филармонии!

Хобби

«ВЫХОД В СВЕТ»: выбирайте концерты филармонии!

Засиделись дома? Соскучились по «живым» концертам, звукам оркестра и эмоциям артистов? Музыканты тоже очень скучали — и к сентябрю приготовили для нас не одно открытие, а целых пять! Выберите то, которое больше по душе, — и добро пожаловать на праздник музыки!

255516 сентября 2020
«Рядом с баранами жить не хотим»

Уклад

«Рядом с баранами жить не хотим»

Слышал звон, теперь знаю, где он: как живут омские анастасиевцы, которые прочли книги из серии «Звенящие кедры России» и решили сбежать от цивилизации.

6420211 сентября 2020
Мыслящие здраво. Наталья Овчинникова

Здоровье

Мыслящие здраво. Наталья Овчинникова

Где «место силы» известного омского инструктора по йоге? Что нужно делать, чтобы коронавирус не пугал? Как укрепить иммунитет? Читайте и смотрите в нашем материале. (ВИДЕО)

260028 августа 2020
Елена Агафонова: «За время карантина бегемоты набрали вес, а носорог отрастил хвост»

Story

Елена Агафонова: «За время карантина бегемоты набрали вес, а носорог отрастил хвост»

Десять лет на посту: директор Омского цирка рассказала, как отметить профессиональный юбилей, когда главный «виновник торжества» закрыт, как животные проводят время, пока не могут радовать публику, и о плюсах вынужденных каникул.

735312 июля 2020

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске




Наверх