Епископ Савватий: «Наполеон, Ленин, Порошенко тоже хотели как лучше, а получилось как всегда»

Епископ Тарский и Тюкалинский рассказал «ВОмске» о Ермаке как о местночтимом святом, об опасности идей трансгуманизма, как полюбить врага своего и почему наши бабушки бессмертны.

359203 августа 2020
Епископ Савватий: «Наполеон, Ленин, Порошенко тоже хотели как лучше, а получилось как всегда»

Недавно мы опубликовали репортаж о новом уникальном проекте на территории заказника «Урочище Екатерининское» в Тарском районе — круглогодичном туристическом маршруте по красивейшим местам севера нашей области. Для тех, кто приехал в Екатерининское оценить туристическую привлекательность места, познакомиться с людьми, чьи силы вложены в создание маршрута, стало очевидным: экотропа — замечательная инициатива, проявленная людьми деятельными и неравнодушными. Почин, ставший следствием отношения к окружающему пространству как к дому, в который тебя пустили на время и с условием, что он будет чист, опрятен, проветрен, всегда открыт и радушен для странствующего. Как и положено благому начинанию, проект под названием «Екатерининская тропа» нашёл поддержку, организационную и финансовую, и осенью порадует нас своим открытием. Однако в соцсетях, где был опубликован репортаж о готовящемся событии, появились и негативные комментарии. Вряд ли имеет смысл обращать внимание на те из них, в основе которых лежит ущербное: «баба яга против». Гораздо интереснее разбирать обоснованную позицию. Так вот почти все возмущённые предприятием объясняли свой скептицизм конфессиональной принадлежностью главного вдохновителя этого проекта. Идея туристического маршрута по Екатерининскому бору принадлежит духовно-патриотическому спортивно-оздоровительному центру «Застава Ермака», учредителем которого является Тарская епархия, а главным вдохновителем и устроителем всего предприятия стал епископ Тарский и Тюкалинский Савватий.

И мы решили, что если у наших читателей вопросы возникли и озвучены, то лучше уж на них ответить. Вопросы, сформулированные в стиле «Почём опиум для народа?», «А что, попам совсем заняться нечем?», «Это всё тропы крестовых походов Ермака?», «Куда бедному атеисту податься, когда везде православнутые?» были умыты, переодеты в приличное и заданы главе Тарской епархии епископу Савватию.

1

Он оказался очень интересным собеседником, потому что говорил с нами не просто как монах и иерарх церкви, но и как очень деятельный человек, энтузиазм которого позволяет заниматься делами, выходящими далеко за пределы узкоцерковных интересов. И, кстати, на едкие комментарии он совсем не обижается, тем, кто любит повторять, что религия — дурман для народа, советует перечитать карлмарксовскую работу «К критике гегелевской философии права» и обратить внимание на истинный смысл фразы: «Религия — это вздох угнетённой твари, сердце бессердечного мира, подобно тому как она — дух бездушных порядков. Религия есть опиум народа!»

— Владыка Савватий, вы очень много внимания уделяете социальным проектам. Почему вы не просто проповедуете веру, а фактически занимаетесь развитием территории, на которой находится епархия?

— Просто проповедовать не получится, в основу проповеди необходимо положить служение, заботу о ближнем. Обычно, когда речь заходит о развитии территории, причём неважно, страна это или какая-то область, подразумеваются две составляющие — социальная и экономическая сферы. Мне бы очень хотелось, чтобы к этим  двум направлениям в обязательном порядке добавилось бы ещё и третье измерение — духовная вертикаль. Очень важно этим заниматься. Именно этому мне послужить хочется, на это ни сил, ни жизни не жалко. У каждого человека есть такие заботы, ради которых он тратит себя не задумываясь. Мать не думает об отдыхе, когда растит ребёнка. Пожилым родителям мы отдаём силы и время, даже если сами в них нуждаемся. Вообще, семья в христианстве — это малая церковь. В семьях, которые живут согласно христианским традициям, отсутствует вопрос о том, кто в доме хозяин. В христианской семье глава — Господь. А мужчина в христианской семье, которую, как я говорил, мы называем малой церковью — священник, правильнее — священнослужитель. И служит он своей малой церкви. Как служит? Заботится, оберегает, работает во благо. Епархию и приход ведь тоже можно уподобить семье. Это и есть моя семья, и также как любой отец, я хочу видеть свою семью здоровой духовно и телесно. Развивая дух, нельзя ведь забывать и о теле, тело-то человеку тоже дал Господь. В человеке душа и тело соединены воедино с духом, поэтому требуют одинаковой заботы. Я точно знаю, чего моей семье совершенно не нужно. Не нужны привычки вредные, безделье, из которого проистекает уныние. Не нужны жадность к деньгам и гордыня, которая эмоций даёт много, а радость жизни отнимает.

В русской православной церкви миссионерская деятельность всегда совмещалась с просветительской. В качестве одного из достойнейших примеров служения могу назвать святителя Иннокентия, который в середине 19-го века был главой Камчатской епархии. Огромная территория объединяла два континента и кроме восточных российских земель включала ещё и Аляску. Так вот епископ Иннокентий главной целью своей миссии считал просвещение. Он сначала сам изучал местные языки, культуру, обычаи и только тогда начинал проповедовать. Чтобы дети могли прочесть Евангелие, он дал азбуку местному народу, печатал книги для множества открытых в епархии школ. Вот такой пример истинного служения. Нельзя нести веру, не заботясь о состоянии духа и о физическом здоровье тех, кого ты хочешь привести к Богу.

— Большинство ваших проектов нацелено на подрастающее поколение?

— Не только. У нас работает Центр добровольческой помощи и социальной поддержки, который оказывает помощь тем, кто в ней нуждается. Предприниматели, кстати, очень интересуются духовной жизнью. Видимо, так дают о себе знать купеческие традиции. Вот для таких предпринимателей мы совместно с «Союзом матерей России» уже более пяти лет проводим в Таре Купеческие форумы  в честь преподобного Серафима Вырицкого.

2

Надо сказать, что тарское купечество имеет богатейшую историю, оно зародилось в одно время с московским. В Таре на три с половиной тысячи населения было построено шесть сорокаметровых каменных соборов и пятнадцать часовен. Один собор — на собранные народные пожертвования, а пять — на средства купцов. Зачем купцы это делали тогда и почему предприниматели сегодня собираются на наши форумы? Наверное, чтобы ощутить полноту жизни через радость, которую человек испытывает, когда имеет возможность поделиться тем, что имеет в достатке. Основой для слова "пожертвование" является "жертва". А любовь — это и есть радость жертвы. И любовь бывает разная.

 — Владыка, как возник интерес к туризму? Как появился проект «Экологическая тропа Екатерининский бор»?

— Отдыхом и оздоровлением мы решили заняться, когда задумались, чем можем помочь многодетным семьям и семьям с детьми-инвалидами. Не должен ребёнок сидеть дома в четырёх стенах, когда вокруг такая природа. Сначала мы собирали многодетные семьи епархии на Фестивали многодетных семей, потом добавили к этому проекту Молодёжные семейные форумы. Очень хотелось найти проект, который бы помог оторвать детей от гаджетов, показать замечательную тарскую реликтовую тайгу, рассказать об истории края, у нас ведь даже многие местные жители немного о своём крае знают. А природу, между тем, святые отцы называют живым евангелием. Встреча и общение с ней приносит чистую радость жизни. К счастью, у нас нашлись единомышленники, которые поддержали все наши устремления. У нас есть, если можно так сказать, команда, которая состоит из инициаторов, генераторов идей и проектной палаты. Ольга Валерьевна Лаптева, например, занялась вопросами проектирования. Вряд ли бы мы справились с созданием туристического маршрута без помощи заведующей кафедрой туризма и гостиничного бизнеса ОмГТУ Евгении Викторовны Кулагиной.  А непосредственно на маршруте, когда состоится открытие, будут работать волонтёры. Экотропа в Екатерининском бору  — это первый маршрут, но хочется сделать несколько разных, чтобы доступны они были и подготовленным туристам, и пожилым, и детям-инвалидам. Кроме экологического маршрута и оздоровительного хочется проложить историческую тропу для тех, кто увлечён историей омского севера. Планов очень много.

— В 2012 году вы стали епископом Тарским и Тюкалинским, через полтора года епархией было учреждено АНО Духовно-патриотический, спортивно-оздоровительный центр «Застава Ермака». Почему вы решили воспитывать молодёжь, опираясь именно на эту историческую личность?

— Во-первых, потому что его имя накрепко связано с историей Сибири. Во-вторых, мне очень важно, чтобы дети, молодые люди ориентировались на таких людей, чьей целью было служить своей стране и народу. Разве это не главное в жизни? Сейчас модно стало говорить о том, как Россия всех завоевала. Но представьте просто, что происходило в Сибири в середине 16-го века. Сибирское (тогда Тюменское) ханство, как и Русь, долгое время была под властью Золотой Орды. Не было здесь ко времени присоединения к России никаких свободных коренных народов, все сибирские земли также, как и Русь, платили дань Орде. Только Россия, освободившись от ига, стала быстро усиливать свои позиции и влияние, а Сибирь продолжала подвергаться гнету потомков Чингисхана. Тюменское ханство добровольно обратилось в 1555-ом году к русскому царю с просьбой о защите и покровительстве. За эту защиту они предложили платить ясак — по одному соболю на мужчину. Это ведь минимальная дань. Вот бы сейчас были такие налоги. (Улыбается.) То есть ханство присоединилось и стало платить налог. Причём здесь колонизация? Россия в свою очередь, присоединив новые земли, в 1556 году провела первую перепись населения сибирского ханства, для порядка. Россия не завоёвывала Сибирь походом Ермака, а восстанавливала прежнее единство, которое начало свой отсчёт в 1555 году. Хан Кучум, когда овладел с помощью наемного войска Тюменским ханством, обещал русскому царю так же платить ясак, но вместо этого, чтобы прокормить наемное войско, стал нападать на восточные пределы Руси, на Уральские заводы Строгоновых. Добавлю ещё немаловажный факт: Кучум же не просто убил Едигера, приведшего Сибирь в подданство русскому царю, Кучум действовал в интересах и с помощью бухарских купцов, которые после присоединения Сибири к России терпели убытки в торговле. Именно Бухара наняла и вооружила для Кучума эти полторы тысячи воинов. Это ведь целая армия! Вот именно в этот момент в истории Сибири и возникает Ермак, отстоявший единство России и Сибири в этой войне интересов. Называть Россию колонизатором Сибири может только тот, кто не знает истории. В нашем центре «Застава Ермака» мы стараемся много говорить об истории Сибири, чтобы у детей было ясное представление о том, что происходило здесь сто, двести, пятьсот лет назад.

Что же касается личности Ермака, то для меня это человек, с которым в Сибирь проник дух Святой Руси. Местные татары, между прочим, первыми признали его святым. Не в религиозном понимании, а оценили его воинский героизм и считают святым воином. Для меня поход Ермака, то великое дело, которое он совершил для Отечества и смерть в бою — это покаянный акт перед Господом, ведь служение царю, народу — это то, что приближает нас к Богу. Известна фраза Ермака: «Труса достанет стрела врага даже в царстве небесном». По обращению ермаковых казаков первый сибирский епископ Киприан просил у Патриарха благословения прославить Ермака во святых, и Патриарх благословил считать его местночтимым святым. Такие святые почитаемы не всей русской православной церковью, а в тех пределах, где они совершили свой святой подвиг.

— Кто у вас наставничает в центре?

3

— Конечно же, сам я лекции не читаю, для работы с детьми мы приглашаем людей, которые занимаются этим профессионально. Это — педагоги, историки. Центр наш много внимания уделяет качеству педагогической работы. Можно сказать, что мы стали своеобразным парком образовательных технологий. Стараемся привлекать интересные образовательные программы, например, принимали на «Заставе» межрегиональную сессию «Социокультурные истоки Святой Руси». Это всероссийский форум, работа которого направлена на формирование духовно-нравственной культуры, укрепление и сохранение национальных традиций. Также мы четыре года работаем совместно с клубом живой истории, военно-исторической реконструкции. У нас два года назад открылся филиал клуба «Кованая рать — служилые люди Сибири». В Омске им руководит  Василий Минин. Для того, чтобы открытие такого филиала стало возможным, «Застава» три года выигрывала в конкурсе Федерального агентства по делам молодёжи. По рейтингу заявок на этот конкурс АНО Центр «Застава Ермака» оказалась на пятнадцатом месте из двухсот. За время работы военно-исторического клуба мы уже провели несколько фестивалей и четыре лагеря военно-исторической реконструкции. Детям очень нравится такой вид погружения в историю.

— Сейчас вы получаете светское образование, учитесь в магистратуре. Зачем епископу педагогический вуз? Вас так увлекла работа с детьми?

— Есть такое выражение: «Все люди знают, как лечить, учить и управлять государством». Опыт же подсказывает, что одно дело знать, а другое — думать, что ты знаешь. Есть направления деятельности, где эксперименты даже необходимы, но когда перед тобой ребёнок, экспериментировать нельзя. У нас в России, слава Богу, сохранилась православная педагогика, педагогика Макаренко и Сухомлинского, есть и новые очень полезные методики и разработки. В любом образовательном процессе нужно обязательно помнить: главное — не навредить. Вот поэтому и считаю необходимым продолжать учиться.

— Владыка Савватий, вы очень много мероприятий проводите совместно со светской властью. Например, уже четвёртый год в Таре проводятся молодежные сборы «Рождество Христово в Сибири». Оно объединяет не только омские вузы и молодёжные организации, но и общественные организации других регионов. Благодаря чему так успешно коммуницируете?

— Мы никогда не начинаем проект, если он нужен только нам. Соответственно, мы должны предлагать то, что востребовано. Никто не будет тратить ресурсы на бесполезную для себя вещь, поэтому мы придумываем темы, направления, которые бы нашли поддержку у наших потенциальных партнёров. Честно скажу, у нас, что на муниципальном, что на региональном уровне очень много людей, искренне желающих поддержать проекты, направленный на общее дело. Но одно дело желать, другое — делать. Вот мы и ищем такие возможности, такие площадки, где бы желание помогать и желание делать совпали. Сейчас очень большую поддержку нашим проектам оказывает Омский государственный технический университет. Мне очень нравится работать с людьми, любящими своё дело. Человек любящий — не важно, что он при этом любит, — девушку, маму, Родину, своё дело —  всегда красив и приносит радость, потому что он в этот момент одухотворён, и готов на очень многое. Вот с такими людьми интересно работать.

— Владыка, ваш порядок жизни определён церковным укладом, он, например, предполагает время молитвы. Кроме этого, у вас масса внецерковных занятий и увлечений да ещё учёба. Когда вы всё успеваете?

— Я и не успеваю. (Улыбается.) «Внецерковные» дела не я делаю. Наше дело поддерживать инициативных. Один я бы ничего не успел, но я же работаю с большим числом людей. Меня чаще других ассоциируют с каким-либо делом просто потому, что я приметный. Все люди как люди, а я в рясе. По поводу внецерковных занятий скажу одно — священник каждое дело должен начинать с молитвы и просить божьей помощи в его свершении, а ещё священник должен быть там, где его паства. Когда Суворов брал крепость Измаил, одним из первых на вершине крепостной стены оказался именно полковой священник. Будучи вооружённым только крестом, он повёл солдат на штурм. Церковное ли это дело? Вроде бы нет, если забыть, что священник служит своей пастве и должен находиться среди неё. Примерно об этом Суворов говорил: «Где беда, туда и пора!» и «Без молитвы ружья не обнажай, оружия не заряжай, ничего не начинай!»

— А почему вы решили стать священником? Я, конечно же, не о пути от рукоположения к епископству — вашему нынешнему статусу. Я о душевной динамике.

4

— Меня в юности очень увлекали книги по философии, психологии, потом стал читать книги религиозных авторов. Я достаточно хорошее представление имею о других религиях, но когда я прочитал Новый Завет, понял, что эта основа является для меня самой прочной. Но до того, как я решил стать священником, прошло много времени. Я закончил Омское общевойсковое училище, стал офицером. Почему-то люди всегда удивляются таким изменениям жизненного пути. Для меня же этот переход кажется вполне логичным. Скажу вам так: на Руси есть три святых профессии — хлеб растить, Богу служить и Родину защищать. Когда я рисовал себе картины своего армейского будущего, мне нужно было ответить самому себе на один вопрос: если война и мне надо бежать на пулемёт, и смерть неизбежна, я побегу или нет? Ответом стало моё поступление в военное училище. Военного также, как и священника, отличает от других людей осмысление страха смерти и готовность умереть. В Японии, согласно традиции, человек  мог пойти в одном из духовных направлений: пройти путь воина, путь князя или путь крестьянина. В России эти пути сливаются в один — путь христианина. Когда я понял, что могу послужить не только Отечеству, но и Богу, я решил стать монахом, но владыка Феодосий убедил меня сначала стать священником.

— «Полюби ближнего, как самого себя». Владыка, как вы научились этой любви?

— В писании сказано, что полюбить нужно ещё и врага. Вот с этого я стал учиться смирению и любви к миру и человеку. В повседневной жизни враг — не тот, кто несёт угрозу. Враг — тот, кто нам неприятен, кто раздражает. Для кого-то «врагами» становятся родители, которые постоянно требуют и ограничивают, для кого-то тёща, очень для многих — начальник. Когда я принял крещение и стал молиться, глубокой веры я всё равно не чувствовал. В это время как раз у меня очень осложнились отношения с моим командиром. Он — строгий, я — молодой. Я, конечно, спокойный был, но во мне стали накапливаться злость и раздражение. Почитал Евангелие, и, как раз нашёл эту тайную формулу: «полюби врага своего». Вот я и решил испытать — смогу или не смогу примириться с тем, кто, на мой взгляд, никакой любви не заслуживает. Я стал учиться любить своего «врага». Через два месяца я стал понимать, что он говорит, и не замечать, как он говорит. Во мне изменилось отношение к командиру, ненужные эмоции перестали иметь надо мною власть. Неожиданно я понял, что и другие неприятные мне люди перестали быть неприятными. Вот так я почувствовал, что за два месяца я изменил целый мир. Только не внешний — эти изменения нам не под силу, а внутренний. Я просто увидел мир таким, какой он есть, а не через призму своих страстей и эмоций. Унылый смотрит на мир через одни очки, гневливый — через другие. Свои очки есть у прелюбодея и у алчного. Нужно просто их снять, чтобы ничто не мешало видеть естественные краски. Это очень трудно, но вы знаете, что наш человек может проблемы превращать в задачи и добиваться результата.

— Владыка, вы не только стали священнослужителем, в качестве служения вы выбрали монашество. Это не просто выбор ограничений, это выбор отречений от огромной части жизни. Как приходит такое решение?

— Ну, конечно же, не ради ограничений люди выбирают монашество. Вот когда молодой человек принимает решение жениться, его друзья тоже говорят «пропал». Они не понимают, зачем он свободу и возможности вдруг решил поменять на обязательства и запреты. Но тот, кто вступает в брак, знает, что он приобретает новые ценности, новые цели, которые ему кажутся ярче предыдущих. Также и монахов привлекает новая любовь, вернее открывшаяся на новом уровне любовь к Богу, любовь к людям. Она совсем новым светом светит. Святые отцы говорят, что если бы люди знали, какую радость испытывают монахи, все бы захотели стать монахами. Но если бы люди знали, какие трудности таит монашество, никто бы не согласился стать монахом. Я ещё раз вспомню Суворова. Прусский полководец говорил, что солдат должен палки капрала бояться больше, чем пуль врага. Суворов же говорил, что его чудо-богатырей палочками гнать не надо, они сами в бой бегут. Когда Наполеон громил прусские войска в Европе, Суворов был в отставке. Так как мы были в союзе с Пруссией, Суворова решено было отправить в армию для поднятия боевого духа. Так вот полки, которыми командовал Александр Васильевич, перестали отступать и перешли в наступление. То есть вопрос воодушевления на какое-либо дело решается личностью того, кто тебя на это дело сподвиг, и идеей, которая лежит в основании этого дела. У солдат был Суворов, а у монахов есть Бог.  Монаха не надо гнать палкой делать божье дело, он сам бежит, потому что для него это радость. Знаете, почему во главе епархии может стоять только священник из числа игуменов — настоятелей монастырей? Потому что приходской священник, не принявший монашество, служит в церкви (по крайней мере, на селе) только один день в неделю, а потом занимается текущими делами. Игумен должен заниматься людьми 24 часа в сутки, 7 дней в неделю. Он должен, по слову преподобного Сергия Радонежского, заботиться о том, чтобы монахи или молились, или трудились, или учились. Только чтобы они не были в безделье. Безделье разрушает духовность и саму личность. Когда я был игуменом Свято-Никольского монастыря в селе Большекулачье, мы с братией занимались хлебопашеством, выращивали зерновые. Насельники монастыря обрабатывали более тысячи гектаров, две тысячи тонн зерна намолачивали! И вот шесть дней наши «монахи» в тридцатиградусную жару, черные от пыли, на собранных буквально из металлолома тракторах пахали, поднимали зябь, сеяли, молотили, паровали, проводили прибивку влаги, а когда наступало воскресенье, и работать было нельзя, они вместо отдыха просились на работу, так что их приходилось сдерживать, потому что «Седьмой день Богу посвящай», и никак иначе. А ведь зарплату им не платили! Все работали на общую пользу братии (как при коммунизме). Вот такие ограничения: им говорят — отдыхайте, а они рвутся в бой за урожай. Мы вот косо смотрим в сторону Соединённых Штатов, а я встречался с американцем, приехавшим из Миннесоты, который рассказал, что в их городке семьдесят процентов жителей в воскресенье в церковь ходят. У нас же по статистике тех, кто просто считает себя православными — шестьдесят три процента. А в церковь сколько из них ходит?

— Раз уж мы затронули проблемы, далеко отстоящие от Тарской епархии, процитирую одно высказывание: «Эра Христа закончилась и наступила эра человека». Очень часто сейчас слышатся высказывания о церкви, как об институте, подавляющем человеческую личность. Какие глобальные изменения за этим стоят?

—«Эра человека» — это эра гуманизма. Сейчас же наступил следующий этап — эпоха трансгуманизма. Неправильно думать, что гуманизм и атеизм одно и тоже. Все родоначальники, все великие гуманисты были глубоко верующие. В 1517 году, когда Мартин Лютер написал свои тезисы на вратах храма, стал зарождаться протестантизм, а вместе с ним и гуманизм. Мартин выступал против злоупотреблений католической церкви, но вместе с болезнями церкви он отверг и саму Церковь, как соборный богочеловеческий организм. Я имею ввиду не то церковное, что создали люди, а то в Церкви, что создал Господь, сказавший: «Создам Церковь мою и врата Ада не одолеют Её!» Гуманизм основан на трёх столпах: индивидуализм, рационализм и антицерковность (антисоборность или соборность без Бога). Бог, по рассуждению гуманистов, есть, но критерием истины является личное мировосприятие. «Что мне нравится — то и свято, что я думаю — то и правильно». Если грубо упрощать, то можно сказать, что протестанты, справедливо опровергая непогрешимость Папы Римского, склонились к вероучительной или мировоззренческой непогрешимости каждого христианина в отдельности. Они захотели все стать как Папа Римский. Человек стал в центре вселенной, а Бог стал человеку в помощь. Люди перестали искать в себе образ Божий. Гуманистов предупреждали, что с такими идеями они потеряют и человеческое в человеке. И это время наступило. 

Когда я говорю о "расчеловечивании", я не имею в виду, например, время колонизации Америки, когда колонизаторы платили деньги за скальп индейцев, причём, неважно было, скальп это взрослого человека или ребенка. Даже Папа Римский после открытия Америки лет 40 не мог определиться, есть душа у индейцев или нет. Тот исторический момент показал нам начало трансформации гуманистических идей, когда универсальный принцип нравственности: «Как хочешь, чтобы с тобой поступали другие, так поступай с другими и ты» был заменен в гуманизме на принципы: «Ничего личного, просто бизнес» и «Если мне хорошо, значит Бог со мной». И, конечно, с такими принципами бизнес пошел в гору. Если мы уж вспомнили Америку, то честно вам скажу, что современные погромы в США не на пустом месте начались. 

Продолжая наблюдать за метаморфозами гуманистических идей, мы видим, что главной целью человека стало стремление избежать страдания и получить удовольствие. И вот когда удовольствие стало главнее человеческого в человеке, то человеческое стало мешать человеку. Я сейчас имею в виду не Божее — совесть, добродетели, а именно человеческое: естественные потребности, физиология, пол, уважение к родителям, все виды социальных потребностей таких как семья, патриотизм, национальная культура… Есть эксперименты, когда человеку в мозг ставят чип, который с помощью электросигналов стимулирует точку, отвечающую за удовольствие, и человек испытывает удовольствие. Удовольствие, но не радость. Радость, которая от Бога, оставляет человека свободным. Мы должны помнить главное — человек должен владеть желаниями, а не желания человеком. Удовольствие — жало сатаны, страсть, которая губит. Страсть помрачает ум, выводит человека из общества, из семьи, из себя. Игромания или наркомания все равно переходит в муку, а потом случается крах. Так вот всё, что сейчас богоборцы говорят про религию, называя её инструментом манипулирования, формирования лояльности к властям, подавления личности, всё это в большей степени применимо к идеологии трансгуманизма, продвигаемой мировой элитой. Вообще, инструменты манипулирования человеком не меняются исторически. В Римской языческой империи пользовались самым простым методом усмирения масс — дать им хлеба и зрелищ. Народ представляет из себя силу только, когда объединится. И поэтому для нейтрализации сопротивления продвижению трансгуманизма его идеологам нужно, чтобы человек был лишен любых форм коллективной идентичности. Они так и говорят: человек эпохи трансгуманизма должен быть безнациональный, безрелигиозный и бесполый. Так легче им управлять. А Бог говорит, что где двое или трое соберутся что-либо делать, там Я посреди них. Поэтому соборная Церковь не подавляет личность, а охраняет личность и сохраняет личностное. Сам Господь говорит: «Ничто вам не запрещено, но не все вам полезно. Ничто вам не запрещено, но ничто не должно вами обладать». По сути Господь нам запрещает только то, что лишает нас свободы. Когда человеком владеет какое-либо сильное желание, это желание со временем начинает его мучить. «Избегай желания — избежишь страдания».

— Ещё немного о нынешних реалиях. Очень непростое время мы все, и церковь в том числе, пережили в период карантина. Например, в Москве прихожанам было запрещено посещать храмы даже в Пасху. Как период карантина отразился на вашей епархии?

— Нам никто не может запретить вести службу. Церковь и государство у нас разделены. Были рекомендации Роспотребнадзора. Церковь посчитала эти рекомендации обоснованными. Если мы вспомним историю, то в Российской империи не раз были эпидемии. В России, которую уж никак не назовёшь антирелигиозной страной, действовал свод правил, как вести себя в период эпидемии. В них было прописано воздержание от массовых собраний в этот период. Сохранились церковные правила с перечнем мер предосторожностей, с рекомендациями, как нужно причащать в этот период, о необходимости протирании ликов холщевыми платками. Церковь всегда придерживалась этих правил. Есть фильм про графа Орлова, в котором Екатерине II докладывают о том, что в Москве убили архиерея за то, что он препятствовал большому собранию верующих вокруг церкви в период эпидемии..

Как относится к карантину и ограничениям? С рассуждением, пониманием и долготерпением. Бог иногда попускает нам такие испытания. Что поделать, если ребенок убежал от родителей и страдает, если человек захотел жить без Бога. Много есть людей, которые не любят свою работу, ненавидят руководителей, но вот кто-то столкнулся с возможностью лишиться работы, сразу задумался, так ли уж ненавистна ему эта работа? Дети, которые раньше не хотели идти в школу, сейчас просят маму: «Позвони Путину, пусть школу откроет». Что-то меняется в людях. Бог не допускает тех бедствий, из которых бы мы не вынесли урок и пользу. Терпение, проявленное сейчас, станет молитвой Богу даже от человека немолящегося. Оказались в карантине, в ограничениях, значит появилось время заняться детьми, например. Много ли мы сейчас уделяем внимания воспитанию своих собственных детей? Это видно по тому, как родители на школьные собрания ходят. А наши дети — это будущие учителя, врачи, начальники. Что из них будет? Священники тоже, между прочим, не с неба падают. Если мир не живёт свято, то из такого мира и священники попроще выходят.

— Владыка, не могу не спросить вас о событиях в Среднеуральском женском монастыре. Причиной поведения схимонаха Сергия стал накал страстей во время карантина и изоляции?

— Не очень хочу это обсуждать. Я знаю Сергия Романова лично, я с ним общался, а на позорище не выносят проблемы близких людей. Скажу только одно. Я уже сравнивал монашество с воинством, а на войне бывает всякое. Человек может получить ранение, контузию. Так архимандрит Сергий в процессе борьбы, образно говоря, получил ранение или контузию, вышел из рядов духовной брани. Чем объяснить его поведение? Когда человеку лечат рану, ему больно, и он бросается на врачей. Некоторые врачи даже сами рекомендуют кричать, ругаться, чтобы боль не держать в себе. Вот когда Антоний Ашихмин из Родительского собрания попал в страшную аварию, и его при смерти привезли в Большереченскую больницу, врач, видя его страшные раны, говорит: «Что ты молчишь? Кричи, матерись!» Антоний посмотрел на врача и стал вслух тихо творить Иисусову молитву. Так и помер.

Врач, учитель, руководитель борется не с человеком, а с болезнью, заблуждением и недостатками человека. Церковь — это духовная врачебница. Духовные болезни лечатся, и лечатся они лучше всего не пересудами, лайками и комментариями в блогах, а церковью, поэтому неполезно на каждом углу обсуждать эту ситуацию. Пересуды не помогут. Надо дать возможность человеку прийти в себя и воссоединиться в теле Христовом, в Церкви.

— Сейчас в информационном поле очень много негатива в отношении представителей церкви. С чем это, по-вашему, связано?

— Начнём с того, что в информационном поле вообще много негатива. Что же касается шумихи, осуждений в интернете церкви, священства, начальства… Кого там у нас ещё любят критиковать? Скажу так, что люди, упиваясь такой шумихой, хмелеют от самомнения. Человек как бы говорит Богу, святым отцам, которые никогда так не поступали: отойдите, дайте-ка я порулю государством, дайте я по своему образу и разумению создам церковь. Господь же говорит в Евангелии примерно так: «Ты смотришь и думаешь, что видишь сучек в глазе брата. Хочешь исправить. Это хорошо. Я рад. Оставайся в своем желании. Не передумай. Расскажу тебе, как это сделать. Первое — вынь сначала бревно из глаза своего, восстанови в себе образ и подобие Божие. Потом сделай так, чтобы в твоей семье были любовь и порядок. Потом в обществе, которое тебя окружает, воспитай социальную справедливость, благополучие, христианскую любовь и жертвенную жизнь на благо общества. Если ты будешь в этом малом верен, над многими тебя поставлю». Ты скажешь: да я хочу, но я слаб себя исправить, в семье меня не слушают, а в экономике и обществе мне мешают и противостоят. Да, но ведь и России и Церкви противостоят внешние видимые и невидимые враги. А если ты не только свой дом, но себя одного не знаешь, как управить, зачем же ты говоришь: послушайте меня, я точно знаю, как управлять государством и церковью или знаю, что в государстве и церкви делается не так? «Царство Божее внутри нас есть», поэтому и нужно начинать с себя. Можно и наоборот, но тогда и будет все наоборот. Наполеон, Ленин, Порошенко тоже хотели как лучше, а получилось как всегда.

— «Бог есть любовь». О чём из окружающей вас действительности вы могли рассказать как об иллюстрации этой истины?

— Могу рассказать о своих прихожанах и не только о прихожанах. Просто о людях, живущих сейчас на пространствах, которым не уделяют особого внимания медиа, о которых вообще редко вспоминают. Эти люди просто живут, работают, побеждают трудности, и на них держится вся Россия. Это про них Николай Мельников написал: «Поставьте памятник деревне на Красной площади в Москве». А самое главное, что мне в связи с этими словами представляется, это бабушки-прихожанки. Это бабушки в белых платочках. Это ведь они сохранили нашу церковь в богоборческие времена. Сохранили тем, что приходили молиться, невзирая на запреты. Приходили из чистой любви, для которой, как известно, никогда нет преград. Когда в богоборческое время митрополита спросили о том, что собирается делать церковь, когда все бабушки умрут, он ответил: «Наши бабушки бессмертны». Бабушки, конечно, смертны, но в нашем народе никогда не умирает любовь, а это главное. Мне кажется, что Бог любит и хранит Россию именно поэтому.

Автор:Светлана Киргинцева

Фото:Алексея Озерова, Киры Сухининой

Теги:Епископ Савватийрелигия


Яндекс.Директ ВОмске




Комментарии

Ваше мнение

21.09.2020

Вы довольны горячим питанием младшеклассников в школе?

Уже проголосовало 18 человек

18.09.2020

Какое место «Иртыш» займет с Харлачевым в этом сезоне?

Уже проголосовало 17 человек















Блог-пост

Нателла Кисилевская

— журналистка

Осень


27227.09.20
Нателла Кисилевская

Нателла Кисилевская

— журналистка

Сергей Демченков

— Филолог

Другие новости


Яндекс.Директ ВОмске

Эксклюзив

Хроники коронавируса. Израиль. Ришон-ле-Цион

Израиль стал первой страной в мире, которая ввела повторный карантин из-за COVID-19. Взглядом изнутри делится Людмила Гринберг – для рубрики «ВОмске», в которой люди из разных стран рассказывают о том, что происходит у них в связи с пандемией коронавируса.

71225 сентября 2020

Стиль жизни

«ВЫХОД В СВЕТ»: выбирайте концерты филармонии!

Хобби

«ВЫХОД В СВЕТ»: выбирайте концерты филармонии!

Засиделись дома? Соскучились по «живым» концертам, звукам оркестра и эмоциям артистов? Музыканты тоже очень скучали — и к сентябрю приготовили для нас не одно открытие, а целых пять! Выберите то, которое больше по душе, — и добро пожаловать на праздник музыки!

250816 сентября 2020
«Рядом с баранами жить не хотим»

Уклад

«Рядом с баранами жить не хотим»

Слышал звон, теперь знаю, где он: как живут омские анастасиевцы, которые прочли книги из серии «Звенящие кедры России» и решили сбежать от цивилизации.

6385211 сентября 2020
Мыслящие здраво. Наталья Овчинникова

Здоровье

Мыслящие здраво. Наталья Овчинникова

Где «место силы» известного омского инструктора по йоге? Что нужно делать, чтобы коронавирус не пугал? Как укрепить иммунитет? Читайте и смотрите в нашем материале. (ВИДЕО)

258028 августа 2020
Елена Агафонова: «За время карантина бегемоты набрали вес, а носорог отрастил хвост»

Story

Елена Агафонова: «За время карантина бегемоты набрали вес, а носорог отрастил хвост»

Десять лет на посту: директор Омского цирка рассказала, как отметить профессиональный юбилей, когда главный «виновник торжества» закрыт, как животные проводят время, пока не могут радовать публику, и о плюсах вынужденных каникул.

732812 июля 2020

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске




Наверх