Девять демонов Тины Корляковой

О том, что время родов пришло, блогер и руководитель студии танца EXOTIC Тина Корлякова стала догадываться… в момент фотографирования с министром спорта.

2806805 сентября 2016
Девять демонов Тины Корляковой

- «У тебя наверняка много интересного в жизни, ведь работа творческая, напиши нам какую-нибудь историю из своей жизни», - попросила меня редактор «ВОмске». Я подумала и пришла к выводу, что самое интересное событие, которое со мной произошло за последнее время (да и не только), с работой не связано, потому что это было рождение сына. Уверена, этакий «пост-репортаж» с места событий будет близок каждой нашей читательнице, прошедшей процесс, либо к нему готовящейся. Да и читателей, возможно, заинтересует – в конце концов, должны мужчины знать, чем мы занимаемся, пока они дома строят и деревья сажают!

Когда я почитывала сайты для беременяшек, картина появления малыша на свет представлялась мне как волнующее таинство и чудо. Счастливая мамаша в белоснежной сорочке с кружевами берет на руки новорожденного и, едва касаясь розового лобика, нежно целует свое сокровище. Гинекологи жмут друг другу рабочие руки, акушерки плачут от счастья. В реале картина представляла собой трэш, угар и гидроколонотерапию, а вместо ангела-хранителя для своего первенца я была способна призвать в родильный зал Ктулху. Но обо всем по порядку.

Моя беременность была совершенно не обременительной и доставляла неудобства разве что 15-ю образовавшимися килограммами, внезапным гастрономическим креном то туда, то сюда, и невозможностью проводить тренировки в прежнем режиме. Как танцевать стрип-пластику и заворачиваться в трюки на шесте, мне приходилось объяснять клиентам на пальцах. О токсикозе, болях и прочих мутациях микрофлоры я знать не знала, а посему где-то в глубине души рассчитывала на столь же легкие роды.

Двадцатое июня проходило замечательное мероприятие «Омский молодежный Арбат», в котором наша студия танцев принимала активное участие. До родов в запасе было около недели. Не обратив внимания на легкие намеки организма в виде начинающихся схваток, я отправилась курировать работу площадки. В красивом платье, накрашенная и вообще. О том, что процесс, вероятно, стартовал, я почему-то стала догадываться в момент фотографирования с министром спорта Александром Фабрициусом. Девчонки мои жгли напалмом, делали «флаги» на заборе улицы Чокана Валиханова и уходить с этого веселья не хотелось совсем. К тому же аппетит разыгрался не на шутку. Когда я стояла в очереди за блинами с ветчиной, до меня, наконец, дошло, что сумки в роддом собраны недаром, и потолстеть еще на один кило сегодня не удастся.

К моменту приезда в приемное отделение ощущения заметно усилились, но я была бодра и еще час проболтала с дежурной медсестрой в ожидании осмотра. Пеняли на медицину, тарифы ЖКХ и другую социалку. Наконец, в смотровую прибежала запыхавшаяся врач.

- Добрый вечер. Я считаю, что мне пора рожать, потому что уже как бы больно, – с видом знатока, прочитавшего статьи и форум на сайте беби.ру, достойно выложила я.

- Милая моя, если ты со мной еще можешь говорить, то тебе еще НЕ больно, – отчеканила врачиха и причинила мне моральный ущерб в три раскрытия своими неотвратимыми пальцами. – Оформляйте!

Дальше началась череда унизительных по отношению к человеческому организму действий. Ледяной душ после промывания кишечника (кажется, это было плановое отключение горячей воды в летний период) смывал с меня всю браваду. Я уже была не в платье, не накрашена и вообще. Пустая процедурная с холодным кафелем, унитаз, гулкие звуки труб будто переносили меня в декорации к первой части фильма «Пила».

- Давай сыграем в игру? У тебя есть час, чтобы произвести на свет нового человека, - пыталась я подбодриться черным юмором, но получалось откровенно бездарно. Хотелось жалобно мяукнуть медсестру, воззвать к милосердию и на каждой схватке заставлять ее уверять, что это не больно, и что семь миллиардов человеческих особей пришло на белый свет тем же путем.

Мы поднялись в родовое отделение на грохочущем лифте. Здесь было на удивление тихо и спокойно, медперсонал занимался бумажной работой. Меня разместили в палате одну, акушерка установила на живот датчики. Было велено нажимать на кнопку каждый раз, как возникали толчки, но сын, очевидно, был сильно занят подготовкой к церемонии появления себя и не желал отвлекаться на ерунду. В меня воткнули какие-то укольчики и оставили в одиночестве. Я начала гадать, сколько же времени придется здесь провести. Чуть-чуть полежала. Минут пять вспоминала смешные истории из интернета о том, как обезумевшие роженицы засовывали головы в прикроватные тумбочки и ползали по палате на четвереньках. И тут вдруг началось.

Схватки стали нарастать с такой интенсивностью, что невозможно было ни лечь, ни сесть, ни встать – боль не давала спрятаться и настигала в любом конце палаты, куда бы я ни щемилась. Это было похоже на какофонию из острейшего отравления, тошноты, судорог, грыжи поясничного отдела, головокружения, асфиксии и бросания то в жар, то в холод. Все происходило одновременно и казалось, что еще какая-то неуловимая падла подбегает с незащищенной стороны и тыкает в тебя электрошокером. Многие мамаши говорили мне, что родовая боль быстро забывается, поэтому в тот момент я повторяла себе: «Это все пройдет, но, пожалуйста, запомни только одно – ты горишь в аду! Горишь в аду!». Жалкое, но все же утешение приносили только металлические поручни кроватей – в них можно было до хруста в кистях вцепиться мертвой хваткой и давить, что есть сил.

Потуга застала врасплох, как снег 17-го июня. По внезапности это было сравнимо с тем, будто на голову сваливается годичная норма осадков сразу. Стало понятно, что пора ползти за помощью. К заветному кабинету я добралась походкой зомби и «во всей красе»: свисающие мокрые волосы, трясущиеся руки, безумный взгляд. Это был самый удачный косплей на выползающую из телевизора одержимую девочку.

- Оно само. Тужится. Я не могу его сдержать. Что это за хрень?!

Персонал повскакивал с мест и начал готовить все необходимое для неожиданно быстро наступившего главного акта.

Несколько лет назад многие СМИ писали об омской блогерше, которая вела твиттер-трансляцию прямо с собственных родов. С такой героической выдержкой она могла бы стать автором пособия «Как сделать офигенное селфи, если ты попал в гестапо». Лежа в родовом зале, в свете ламп, на разделочном столе, я могла бы склепать только один репортаж, и он бы назывался «Девять демонов Тины Корляковой».

В зал вошел принимающий роды врач. Молодой и, как я успела разглядеть между потугами, симпатичный мужчина. Он шутил, спрашивал «Как дела?» и всячески пытался отвлечь. К слову, это здорово помогало, в моменты коротких передышек между «Тужься!», «Не тужься!» и «Дыши!» я даже умудрялась рассказывать про свою работу и интересоваться его личной жизнью:

- Скажите, доктор, как вы с бабами-то после всего этого спите?

- Никто не жаловался! – гордо заявил он.

- Может, мы его оттуда телепортируем? Есть тут где-нибудь Ctrl+C – Ctrl+V?

Персонал от души смеялся, и почему-то именно этот момент я запомнила лучше всего. Наверное, их настроение и улыбки означали, что все идет как надо, как должно идти, и совсем скоро они встретят пришедшего в этот мир еще одного человека. Не помню точно, сколько времени все продолжалось, но силы еще оставались – полденсерской рукой я умудрилась выломать ручку у стола. С момента приезда в приемник и до рождения ребенка прошло около 2,5 часа.

Несмотря на описанное ранее в этой истории, все надежды относительно легких родов сбылись. На опустевшем животе лежал и шевелился кряхтящий Макс. Маленький, беспомощный, теплый. На моей застиранной пижаме, выданной роддомом, не было кружев, акушерки не плакали, а просто улыбались, пробегая мимо к следующей роженице, которую водрузили на стол. Да и Макс был не розового, а, скорее, сливового цвета. Но главное – то финальное чувство спокойствия, эмоционального облегчения и завершенности. Его я, кажется, испытывала в своих представлениях о том, как все будет.

Каталка уже выезжала из родильного зала, когда акушерки, хихикая, поинтересовались, приеду ли я когда-нибудь за вторым детенышем. «Посмотрим!» - сказала я, выдавила улыбку и мысленно показала им фак. В голове играл хит Тату «Нас не догонят».

Р. S. Пользуясь случаем, передаю благодарность сотрудникам родильного дома №5.

Фото:предоставлены Тиной Корляковой

Теги:Тина Корляковаздоровье


Яндекс.Директ ВОмске




Комментарии

Скоро

Ваше мнение

13.09.2017

Гаджеты на какой мобильной платформе вы предпочитаете?

Уже проголосовало 25 человек

24.08.2017

Если бы вы голосовали на выборах в Омский городской Совет, то за какую партию?

Уже проголосовало 130 человек

Блог-пост

Сергей Мельников

— директор ООО "Факторум"

Сергей Костарев

— Председатель "Экологического комитета", профессор

Евгения Климанова

— омичка

Новости партнеров

Яндекс.Директ ВОмске

Стиль жизни

Виктор Шкуренко: «Я решил, что остаюсь в Омске, но рад, что сын уехал из России»

Откровенная история

Виктор Шкуренко: «Я решил, что остаюсь в Омске, но рад, что сын уехал из России»

«ВОмске» продолжает проект «Семь историй одного выбора». История четвертая, от Виктора Шкуренко, предпринимателя, отца и человека либеральных взглядов, чей сын учится на Манхэттене и собирается продолжать образование в США.

4778211 сентября 2017
«Задруканный» руководитель как образец для подражания

Книга

«Задруканный» руководитель как образец для подражания

...не «задрюканный», нет, а начитавшийся Питера Друкера: неологизм родился на очередном заседании Клуба читающих бизнесменов, где обсуждали книгу знаменитого экономиста «Эффективный руководитель».

117531 августа 2017
Олеся Дорогова: «Месяц буквально жила под воротами кадетского корпуса...»

Откровенная история

Олеся Дорогова: «Месяц буквально жила под воротами кадетского корпуса...»

«ВОмске» продолжает проект «Семь историй одного выбора». История третья, от Олеси Дороговой, дочери подполковника, которая в свое время поклялась, что никогда не свяжет свою жизнь с человеком в погонах, а в результате замужем за офицером и воспитывает будущего военного.

2120429 августа 2017
Евгения Климанова: «Не хочу, чтобы мои дети ходили строем»

Откровенная история

Евгения Климанова: «Не хочу, чтобы мои дети ходили строем»

«ВОмске» представляет проект «Семь историй одного выбора». История вторая, от Евгении Климановой, которая так не любила школу, что, став мамой, выбрала для своих детей семейное обучение.

265824 августа 2017

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске


Новости smi2.ru
Наверх