Светлана Павлова: «Цирк – это моя жизнь»

«Под куполом мечты» — так называется студия, которая вот уже три года существует при Омском государственном цирке. В ней занимаются воспитанники детского дома №4. А руководит ими Светлана Павлова — потомственная цирковая артистка.

4536128 сентября 2021
Светлана Павлова: «Цирк – это моя жизнь»

Светлана Вячеславовна рассказала, почему считает цирк вторым домом, легко ли быть цирковым и как её воспитанники неожиданно для себя стали призёрами международного фестиваля.

— Светлана Вячеславовна, ваши родители родом из цирка?

1

— Папа, Вячеслав Иосифович Павлов, — цирковой артист, он родился в подмосковных Химках, а мама, Лариса Дмитриевна, по профессии фармацевт. Она родилась в Омске, а после окончания медицинского училища работала в аптеке. Мамину семью  эвакуировали из Ленинграда. Когда закончилась война, дедушке предлагали вернуться в родной город, но к тому времени он уже обзавёлся детьми, большим хозяйством. У него был частный дом, огород, он работал на заводе имени Октябрьской революции.

Папа впервые вышел на манеж будучи десятиклассником. Это был Его Величество Случай. Друг папиного отца предложил ему вместе с младшим братом Александром попробовать себя в коллективе маленьких артистов — у Вячеслава Иосифовича рост метр тридцать, а у его брата — метр десять. Никто не знает, почему они не стали расти дальше. Даже врачи. Моя мама, например, тоже  ростом метр тридцать, а её родные братья — под метр восемьдесят, высокие и худые.

Просмотр для братьев прошел удачно, и через некоторое время они дебютировали с номером «Силовые акробаты» в «Сиянии маленьких звёзд». Это очень прославленный цирковой коллектив, который был создан Анной Русских и просуществовал семьдесят лет. К слову, самой высокой артисткой среди маленьких звёзд была я со своим «метр сорок», но были у нас артисты и по метру десять.

— Между Омском и Химками приличное расстояние, как же ваши родители нашли друг друга?  

— Папа приехал в Омск на гастроли, а мама с подругой пришли на представление. Цирк в то время был деревянный и располагался на «Казачке». Мама сидела в первом ряду, и отец сразу её приметил. В антракте подошёл, познакомились, разговорились. Потом папа стал приезжать к ней в аптеку, потом пригласил замуж. В общем, мама поехала на разведку. В это время в коллектив срочно потребовался костюмер. А мама как раз закончила курсы кройки и шитья и она, конечно, согласилась на работу. Свадьбу родители сыграли во Фрунзе (совр. Бишкек), я появилась на свет в Химках. И с месячного возраста начались мои большие гастроли по циркам Советского Союза.

2

— Как вы совмещали кочевой образ жизни с учёбой в школе, вас не раздражали постоянные переезды с места на место?

— Нисколько. Я училась, как все другие цирковые дети. Это сегодня ребятишкам сложно: учебные программы всюду разные. А во времена СССР существовала одна программа, одни учебники. Проблема состояла лишь в том, что, если в одном городе ты уходил по какому-нибудь предмету вперёд, то в другом сидел себе отдыхал на уроках, а если немножко отставал, приходилось моментально навёрстывать упущенное. В школе я очень любила алгебру, геометрию, решать уравнения по химии, задачи по физике. Гуманитарные науки — это не моё. Я очень ответственно относилась к школьным урокам и никогда не ложилась спать, пока не сделаю домашнее задание. Расписание было такое: утром школа, в обед музыкальная школа, потом репетиция в цирке, вечернее представление и выполнение домашних заданий. Родители никогда не сидели у меня над душой, папа помогал только в первом классе,  потом я научилась делать всё сама. Восемь классов я закончила с отличием в Душанбе, а аттестат за десятилетку получила во Львове. Но кроме обычной школы я посещала и музыкальную школу по классу фортепиано.

— В скольких же музыкальных школах вы учились?!

— Куда мы приезжали, туда я и шла в музыкальную школу. Домашнего пианино, как у детей, живущих на одном месте, у меня не было. Родители договаривались с маэстро в цирке, он любезно оставлял ключ от своего кабинета, там я и занималась. Для учителей оставалось загадкой, как я учусь. Кроме того у меня были крохотные ручки, я не могла брать октавы, и мне старались подбирать такие произведения, чтобы ноты располагались рядышком или в крайнем случае что-нибудь переносили, делали аранжировку. Мои поклоны после выступлений на концертах неизменно вызывали горячие аплодисменты. Я же была цирковая, регулярно занималась у станка с хореографом. Но мой маленький рост требовал подставки под ноги и горку книжек под то место, на котором музыканты сидят, — никаких крутящихся кресел у нас и в помине не было. Построят мне вавилонскую башню, а я должна была аккуратно сесть на неё, расправить платье и красиво сыграть. Аттестат об окончании музыкальной школы я получала в Иваново.

— Вы помните свой первый самостоятельный цирковой  номер?

— Это случилось 3 декабря 1989 года в Одессе. Мой дебют состоялся с номером «Антипод» (жонглирование ногами). Мне тогда было 16 лет. До этого момента я участвовала в танцах, ёлочных представлениях. Папа с детства занимался со мной акробатикой.  Я впитывала всё цирковое как губка: копировала номера, делала шпагаты, стойки, растяжки. Мне была страшно любопытна эта «кухня»: перевороты, поддержки, вся акробатика.

3

Когда в Одессе случился мой дебют, я не волновалась: я же столько раз выходила на манеж! Для меня эта обстановка была привычной. К тому же меня поддерживал весь коллектив. А родственники помогали в подготовке номера: папа ассистировал, мама шила костюм и бархатный чехол для пьедестала, тётя занималась моим образом, папа с дядей до блеска отчистили ржавые ступеньки, по которым я заходила на «тринку» (пьедестал). Помимо этого, папа являлся ассистентом в номере.

В шестнадцать лет я нисколько не волновалась. После тридцати пяти-сорока страха перед работой было больше. В этом возрасте появляется мнительность, появляются страхи-сомнения. Не зря же у артистов, работающих в жанре акробатики льготный стаж 15 лет — это невероятно сложно и морально и физически…

— А вы сколько отработали?

— Тридцать лет.

— Вопреки всем цирковым законам…

— У меня было два номера: «Антипод» и номер «Игра с хула-хупами».

4

— Ваш муж тоже родом из «цирковых»?

— Родился Максим в городе Туле. В детстве родители отдали его в спортивную школу, а уже в девять лет он попал в цирк, в номер «Икарийские игры». Позже для нашего коллектива «Сияние маленьких звёзд» был создан номер «Маленькие джигиты», в нём участвовал и Максим — так  мы и познакомились. Ему было всего двадцать семь, когда под Подольском случилась страшная авария, в которой Максим погиб. На тот момент нашему сыну Славику было четыре года…

Сейчас Славик учится в педагогическом университете на историческом факультете, играет на бас-гитаре в группе  «Нечто противоположное всему этому». Сын с самого рождения в цирке. У него были трюки, он репетировал жонгляж на моноцикле. Можно было уже приглашать режиссёра и ставить номер, но тут наш коллектив расформировали. И в этот непростой момент Елена Филипповна Агафонова (экс-директор Омского цирка — авт.) пригласила меня поучаствовать в благотворительном проекте «12 канала» «Большие друзья». Его суть заключалась в том, что ребятишки из детского дома смогли попробовать то, о чём они давно мечтали. Кто-то хотел стать художником, кто-то — поваром, а Кирилл Закомолдин сказал, что очень хочет попасть в цирк. Мы пригласили его в гости. Четырнадцатилетний Кирилл показал всё, что он умеет и чему сам научился. Жонглировал он, конечно, неправильно, но мы подарили ему три настоящих цирковых булавы, провели экскурсию по закулисью, и он увёз с собой море впечатлений.

Два месяца мы со Славиком ездили в детский дом. Однако заниматься там не было никакой возможности: в спортзал сбегались все дети. Четверо занимались, остальные комментировали. Было решено перенести занятия в цирк. И процесс пошёл.

Я с огромным удовольствием согласилась заниматься  с этими ребятишками, потому что цирк — это моя жизнь, мой второй дом. Здесь я всегда готова выполнять любую работу. Но когда мне предложили делиться мастерством с подрастающим поколением, передавать навыки, я была счастлива. Славик сказал: «Я буду тебе помогать». И помогает. Мальчикам с ним очень интересно.

— Сколько времени существует ваша студия?

— Проекту три года. Одно время у нас было восемь человек: мальчики, девочки. Дети приходили, уходили, потому что тяжело, сложно. Сейчас из предыдущего состава осталось двое: Кирилл Закомолдин и Виталий Кувшинов. К слову, Кирилл нынче поступил в музыкально-педагогический колледж на отделение цирковой деятельности. У Виталия пока не получилось, он снова сядет за учебники и, я думаю, на следующий год обязательно поступит.  

Есть у нас очень способный Денис Первушин. Он так же является воспитанником детского дома. Ему всего девять, он учится в четвёртом классе, но уже выходит с нами на манеж. И самое главное — ему страшно нравится цирковое искусство. Вместе с мальчишками занимается Маша Горчакова. Семья Горчаковых очень творческие люди и большие друзья Омского цирка. Маша целеустремлённая, способная ученица.

— С какими номерами выступают ваши воспитанники?

— Пока у нас только один номер про Оливера Твиста. В 2019-м мы показали его в Екатеринбурге на международном фестивале «Цирк нашего детства» и заняли третье место. Перед детьми ставилась задача-минимум: выступить самим и посмотреть, как выступают другие. В первый же день они увидели, что ребятишки из других городов разминаются и репетируют самостоятельно, что над ними никто не стоит, не заставляет их. Присели тогда наши детки на краешек манежа и, совершенно ошеломлённые, говорят: «Может, мы домой поедем?» А я им: «Нет, мои дорогие, назад пути нет. Мы приехали выступать!»

У нас была классная постановка Алексея Смирнова. Он артист Росгосцирка, жонглёр и мой сосед. Лёша невероятно точно попал в образы, созданные Чарльзом Диккенсом. Детям ничего не пришлось играть, они очень органично смотрелись в роли беспризорников. Когда мы говорили другим педагогам, что наши артисты занимаются всего лишь год, что они из детского дома и не имеют никакого отношения к цирку, никто не верил. Интернациональное жюри — там были педагоги и руководители цирковых студий из Германии, Испании, Австрии, Италии, Украины — не верило. Мы одни такие были. Все остальные участники фестиваля были домашние детки, не один год занимались в профессиональных студиях, с ними работали режиссёры, костюмеры, хореографы.

— Вы планируете работать с удачным номером и дальше?

— Сейчас мы его усиливаем. По сравнению с тем, что было три года назад, наши трюки стали более профессиональными. От нас ушёл воспитанник, который исполнял роль Оливера, пока его заменить некем, но мы очень надеемся на Дениса. В самом начале он сказал: «Я хочу быть и Оливером и Твистом». Мы посмеялись: «Ну, значит, будешь, и тем и другим». Сейчас-то он понимает, что Оливер Твист — это один человек, и сам смеётся. Денис уже освоил жонгляж, теперь ему предстоит оседлать моноцикл.

Совсем недавно мы показали свой номер в несколько обновлённом формате на Первом детском инклюзивном фестивале «Друг рядом», который проходил на манеже Омского цирка. В городе как раз объявили молодёжный онлайн-конкурс, приуроченный к Дню знаний. У нас была всего неделя, чтобы снять видео и отправить заявку. Переделывать музыку и костюмы заняло бы слишком много времени, и тогда мы решили посадить оливерцев за парты, а Алексея превратить в учителя. В общем, убили двух зайцев: и в живом фестивале поучаствовали, и сняли «Необыкновенный урок» для онлайн-фестиваля. Ждём результатов.

— Какие ещё фестивали увидели искусство «Под куполом мечты»?

— Отсылали видео на конкурс в Ульяновске, участвовали в Дельфийских играх… В начале года завоевали Гран-при VII Международного конкурса детско-юношеского творчества «Рождественский камертон», который проводил Омский музыкально-педагогический колледж.

— Можно ли сегодня говорить о перспективах развития цирковой студии «Под куполом мечты»?

— Мне бы очень хотелось, чтобы при Омском государственном цирке открылась профессиональная студия. Желающих невероятно много, меня постоянно спрашивают: «Когда вы уже откроете студию для всех?» Ведь здесь настоящий цирк, к нам приезжают именитые артисты, звёзды первой величины. Они дают мастер-классы, помогают, подсказывают. А цирковым студиям в этом плане намного сложнее. Пока мы работаем только с воспитанниками детского дома №4, но не теряем надежды, что в будущем «Под куполом мечты» распахнёт двери для всех, кто влюблён в цирк.

Автор:Оксана Дубонос

Фото:из архива Светланы Павловой

Теги:Омский циркСветлана Павлова


Яндекс.Директ ВОмске




Комментарии

Ваше мнение

20.04.2022

Как вы относитесь к появлению электросамокатов в Омске?

Уже проголосовало 61 человек

09.04.2022

Где вы планируете отдыхать летом?

Уже проголосовало 56 человек























Блог-пост

Сергей Денисенко

— Писатель, журналист

Ущельцы


72503.08.22
Елена Завьялова

Елена Завьялова

— омичка

Елена Завьялова

— омичка


Яндекс.Директ ВОмске

Стиль жизни

Именитый автогонщик Александр Фабрициус провёл в Омске АвтоЛедиБаттл

Светские хроники

Именитый автогонщик Александр Фабрициус провёл в Омске АвтоЛедиБаттл

Главным судьёй мероприятия, посвящённого четвёртой годовщине Комитета по развитию женского предпринимательства Омского регионального отделения «ОПОРЫ РОССИИ», стал начальник ГИБДД по городу Омску подполковник Сергей Лебедев. (ВИДЕО) 

121703 августа 2022
«Посмотреть на выжившего»: кто такие равные консультанты и как ими становятся

Откровенная история

«Посмотреть на выжившего»: кто такие равные консультанты и как ими становятся

Чем может помочь больному раком человек, который сам прошёл через онкологический диагноз.

7565321 июня 2022
Танец оловянного солдатика. Омская легенда

Story

Танец оловянного солдатика. Омская легенда

20 июня заслуженному артисту России Олегу Карповичу исполнилось бы 67…

7276121 июня 2022
Пощекотать «Пуп Земли»

Story

Пощекотать «Пуп Земли»

Видеокамера за корову, железные веники и деньги просто так: непридуманные чудеса уникальной омской деревни.

1375416 июня 2022

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске




Наверх