Оксана Миронова: «Власть разделила страну на „своих“ и „чужих“»

Раскол, на который подсела та часть населения, которая привыкла в любые времена и в любой ситуации доверять мнению власти, — самое ужасное, что я наблюдаю в своей стране.

897407 апреля 2017

Сейчас будет много букв. Мне простительно — в последнее время я редко пишу о чем-то не личном. Да и о личном — редко. Но 26 марта прошло, а разговоры про нечестных политиков и «пушечное мясо» из детей, не прекращаются. А после Питера к обсуждению протестов добавилось эмоциональное «давайте лучше сплотимся против террора под флагами ЕР».

Во-первых, о детях. Тем, кто не гулял по Тверской 26 марта, но видел эмоциональные фото информагентств о подростках, которых винтят полицейские, хочу сказать, что на улицах в этот день было очень много людей всех возрастов. Очень много людей. Всех возрастов. Подростков если и было больше, чем обычно, то не намного. И сравнивая реальную картину на месте с сюжетами в СМИ, я делаю вывод, что молодых ребят намеренно вытаскивали из толпы и волокли в автозаки. Зачем? Во-первых, для того, чтобы переключить внимание зрителей с главного события — выхода на улицы десятков тысяч людей по всей стране — на частности, которые — ну конечно, это же наши дети! — обязательно эмоционально тронут всех и уведут дискуссию в эту сторону. Обсуждать причину растущих протестных настроений в обществе не выгодно власти. Это обсуждение потребует аргументированных ответов на десятки вопросов. А ответов нет.

Вторая цель — напугать родителей. Все эти материалы «А вы бы отпустили ребенка на митинг?» — как раз про это. В публикациях подобного рода взрослым ненавязчиво намекают, что нечестные политики готовят из детей «пушечное мясо». И здесь тоже опускается главный вопрос — имеет ли право полиция (читай — государство) превращать мирный митинг в бойню, а людей, желающих выразить мнение, отличное от позиции власти, — в «мясо». Нет, в людях просто нужно вызвать страх за своих родных. «МарьИванна, вы отпустите своего сына на улицу, где полицейские бьют людей дубинками по головам?» — «Нет, конечно!», «А вам страшно за него?» — «Конечно, да!». Напуганные люди — самые послушные и самые внушаемые.

И уже сугубо личное, но важное, мне кажется, наблюдение. В последнее воскресенье марта мы шли по центральной улице Москвы в окружении сотен адекватных, культурных людей — шли молодые пары, родители с детьми, пожилые люди, компании друзей. В это время над нашими головами кружили вертолеты, мимо колоннами ехали автозаки, по дворам были расставлены Камазы с какой-то жидкостью, твердым шагом мимо маршировали солдаты во всеоружии, в полной боевой готовности. И меня не покидало ощущение оккупации в собственной стране. В прошедшем митинге не было ничего противозаконного. Никто не бил витрины магазинов и не переворачивал машины (поэтому аргумент президента о том, что во Франции при разгоне демонстрантом полиция действовала еще жестче — умышленное передергивание фактов). Про место проведения тоже все очевидно. Те, кто внимательно читал материалы, знал, что правительство Москвы нарушило сроки согласования места проведения митинга, и по Постановлению КС в этом случае его можно было проводить в изначально заявленном месте. Да и дело не только в букве закона. Высказывать свое мнение — будь то мнение против коррупции или за отмену помидоров в яичнице — естественная потребность внутренне свободного человека. Делать это можно разными способами, но когда каналы коммуникации в обществе нарушены — в ход идут, например, улицы.

26 марта свое мнение высказывали граждане страны, точно такие же, как зрители Первого канала или участники акции Час Земли (что-то там такое накануне на Тверской «согласованно» отмечали). Те, кто с нами не согласен, могли посмотреть, послушать и сделать свои выводы. Те, кто согласен, присоединиться. Так этот митинг прошел бы в любой развитой стране, где живут внутренне свободные люди, придерживающиеся разных взглядов, а государство — обеспечивает каждому возможность эти взгляды отстаивать. Но у нас власть разделила страну на «своих» и «чужих». Разбила на колонны и пронумеровала их.

И вот этот умышленный раскол, на который ожидаемо подсела та часть населения, которая привыкла в любые времена и в любой ситуации доверять мнению власти, — самое ужасное, что я наблюдаю в своей стране.

Оксана Миронова

Оригинал в Фейсбуке автора.

Фото:Максим Шипенков / EPA / Scanpix / LETA

Теги:митингполицияэссеправопорядокбезопасность

Яндекс.Директ ВОмске




Комментарии

Блог-пост

Максим Филиппов

— переводчик с английского

Оксана Дубонос

— домохозяйка

Александр Минжуренко

— Историк, политик

Новости партнеров

Стиль жизни

Владимир Кин: «Все время слышу – «я бы так не смог». А я смог и мне нравится».

Кредо

Владимир Кин: «Все время слышу – «я бы так не смог». А я смог и мне нравится».

Актер и преподаватель «ТОП-театра» Владимир Кин – о своей двухлетней работе с «особыми» детьми, о том, чему научил его «Госпиталь» и о том, почему роль в премьерном спектакле не дает ему сутулиться.

44426 апреля 2017
Светлана Баженова: «Меня как-то сняли с роли с формулировкой «за непреданный взгляд»

Кредо

Светлана Баженова: «Меня как-то сняли с роли с формулировкой «за непреданный взгляд»

Драматург Светлана Баженова, по пьесе которой в ТОП-театре состоялась премьера спектакля «Госпиталь», - об этапах своего театрального пути, о грядущей премьере и о будущей свадьбе.

207925 марта 2017
По стойке не смирно

Еда

По стойке не смирно

Шеф-бармен столичного Shop&Bar Denis Simachev Дмитрий Нестеров, который на протяжении нескольких дней консультировал барменов омского ресторана Base, рассказал, почему в московских заведениях все чаще забывают о мяте, и чем разочаровал его «бар мечты» PDT в Нижнем Манхэттене.

 

76718 марта 2017
Сергей Тимофеев: «Тщательно искать нормы в сексе - ненормально»

Секс

Сергей Тимофеев: «Тщательно искать нормы в сексе - ненормально»

На этот раз у врача-сексолога Сергея Тимофеева был к чаю не только мёд, но и забавный видеоролик.

1250122 февраля 2017

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске


Новости smi2.ru
Наверх