Сергей Туренков: «Движение – это жизнь»

Сергей Туренков – один из ведущих в Омске травматологов-ортопедов. К нему едут за помощью пациенты со всех районов Омской области, да и из других регионов тоже. Свою репутацию Туренков зарабатывал много лет в разных медучреждениях города. К примеру, работал заместителем главврача Клинического медико-хирургического центра, несколько лет был главным травматологом Омской области. А 10 лет назад Сергей Вениаминович занял должность заведующего травматолого-ортопедическим отделением «Евромеда».

4496117 июня 2022
Сергей Туренков: «Движение – это жизнь»

— Сергей Вениаминович, расскажите о своем пути в медицину.

— Я совершенно не из медицинской семьи. Честно говоря, в детстве немного задумывался о военной стезе, но с возрастом приоритеты изменились. В итоге выбирал методом исключения, исходя из своих интересов. Исключил технические вузы — ну не «технарь» я, — остались, по большому счету, классический университет, педагогический и медицинский. Медицина мне была ближе.

Пошел в медучилище, отучился сначала на фельдшера, затем отслужил в армии и после этого уже поступил в медицинский институт. К моменту его окончания довольно четко понимал, кем я хочу работать и где. Хотя точнее будет сказать, что уже с первого курса, да, пожалуй, еще даже и до поступления в медицинский, понимал, что хочу стать травматологом.

— Почему?

— После медучилища меня распределили в областную травматологическую больницу — была такая специализированная клиника на улице Музейной (на базе Областной специализированной травматолого-ортопедической больницы и МСЧ-10 в 2006 году был образован Клинический медико-хирургический центр Министерства здравоохранения Омской области — ред.). До армии работал в приемном отделении. И когда уже в мединститут поступил, работал там параллельно, пока учился. Так мне эта специальность стала близка.

— Очень серьезная у вас профильная подготовка вышла, фундаментальная, можно сказать. Как складывался трудовой путь после вуза?

— После окончания института я распределился в Больницу скорой медицинской помощи №1 на Левом берегу, тогда её только открыли. Проработал там три года — пока меня не позвали опять же в клинику на Музейную, пошёл врачом в ортопедию. Так я и утвердился в этой специальности окончательно. В государственной клинике успел и руководителем поработать, и заместителем руководителя КМХЦ после его образования. Пока работал — защитил кандидатскую диссертацию в 2004 году в Кургане. И с 2012 года работаю в «Евромеде».

— На какую тему у вас диссертация была?

— Лечение диспластических коксартрозов — способы, новые методы. Это достаточно узкая специализация, не каждый травматолог способен различить коксартроз. А нам, ортопедам, довольно хорошо известна эта особенность, преимущественно, восточного населения.

— Что такое коксартроз?

— Дегенеративно-дистрофическое заболевание тазобедренного сустава, его недоразвитие. Вывихи в детстве — это оттуда идёт. Изначально это не обязательно заболевание, можно назвать это особенностью развития у азиатского населения, которого у нас значительная доля. Но если любит народ покушать, образуется избыточный вес — это уже становится проблемой для сустава. Часто особого внимания этой проблеме не уделяют — хромает и хромает себе. И это, конечно, неправильно. Помочь человеку с такой патологией можно сейчас довольно эффективно.

— Сергей Вениаминович, расскажите, пожалуйста, с какими еще проблемами к вам можно обращаться? Не всегда человек может понять, к какому специалисту ему идти: к травматологу, хирургу или ревматологу, например.

— Наш профиль — травматология и ортопедия. Травматология — это, понятно, с травмами. Ортопедия — это лечение дегенеративно-дистрофических заболеваний опорно-двигательного аппарата. Это разного рода деформации, врожденные или приобретенные. В нашем отделении принимают и травматологи-ортопеды, и вертебролог (специалист, который лечит заболевания позвоночника — ред.). Мы занимаемся различными патологиями опорно-двигательного аппарата.

К травматологам обращаются с повреждениями, заболеваниями суставов, когда есть необходимость оперативного лечения. Хотя и консервативные способы у нас довольно широко используются. На ранних стадиях артроза, например. Если есть необходимость, в «Евромеде» всегда можно пригласить на консилиум специалиста смежного профиля.

Часто приходится сталкиваться с лечением неврологических патологий, последствий сахарного диабета — та же диабетическая стопа, непонятные боли в ногах. Заболевания на стыке между нашим профилем и неврологическим.

С ревматологами плотно сотрудничаем. Когда ранние стадии ревматоидного артрита, просто ревматизм, поражения суставов терапевтического характера (когда еще нет существенных деформаций, нет большого артроза) — это лечится, преимущественно, ревматологами. Но когда уже терминальная стадия артроза, когда требуется операция — ревматологи отдают пациентов нам.

— Люди со свежими травмами (как в обычный травмпункт) к вам обращаются?

— Конечно, в приеме со свежей травмой мы никогда не отказываем. Но есть и свои ограничения, связанные с тем, что прием в «Евромеде» в основном плановый, поэтому не факт, что вы сразу же сможете к нам попасть. Этот фактор нужно учитывать. Но, разумеется, мы стараемся оказать максимально возможную помощь всем обратившимся к нам людям.

— Скажите, пожалуйста, а по ОМС вы проводите лечение?

— Да, мы иногда проводим оперативные вмешательства в рамках ОМС. Но, к сожалению, нечасто, в соответствии с тем количеством квот на высокотехнологичную медицинскую помощь, которое нам выдается. В основном это касается эндопротезирования коленных, тазобедренных суставов, операций при деформации стоп, при плоскостопии, при так называемых «косточках» на стопах. И, конечно, по ОМС проводим операции на позвоночнике. При любом запросе нужно первоначально приходить на прием.

— Сергей Вениаминович, учитывая, как долго вы уже работаете в медицине — отмечаете ли какие-либо тенденции? Меняется ли, например, распространенность тех или иных заболеваний?

— Заболевания преобладают всё те же — изменились способы лечения, подходы со стороны врачей. Когда я начинал, эндопротезирование было еще чем-то из ряда вон выходящим, мы делали операции по два-три часа, импланты были, прямо скажем, так себе. Сейчас импланты и все материалы высококачественные, технологии отработанные, рука уже, можно сказать, набитая — операции все короче. Очень много стало артроскопической техники, позволяющей без больших разрезов проводить операции на коленных, тазобедренных, плечевых суставах.

— Вы упомянули увеличение веса тела как фактор риска, значит ли это, что правильное питание можно считать формой профилактики?

— Конечно! Соблюдение норм питания и физическая активность очень нужны. Часто приходят пациенты, которые при росте 150 см весят 120 кг и говорят: «Да что там, я практически ничего не ем…». Извините, но так не бывает. Закон сохранения энергии о чем говорит? Ничто никуда не девается и ниоткуда не берется.

Если у человека лишний вес — значит он перебирает с калориями и мало их тратит. Да, бывает, человек не может сам с этой проблемой справиться. Тогда на помощь ему может прийти Анатолий Александрович Калиниченко с бариатрической хирургией (хирургическим лечением ожирения). После этого мы уже оперируем пациентов по нашему профилю, восстанавливаем качество жизни человека. При весе больше 120-130 кг предсказуемость поведения имплантов кости становится сомнительной. Поэтому решаем проблемы пациентов поэтапно.

— Импланты действительно позволяют серьезно повысить качество жизни?

— Скажу так: качество жизни возвращается. Убирая разрушенный сустав, имплантируя искусственный, мы, в первую очередь, убираем болевой синдром. Уходит болевой синдром — разрабатываем ногу — у пациента увеличивается объем движения. Он за собой уже может ухаживать. Через определенный период времени — полтора-два месяца — бросает костыли и начинает ходить без дополнительной опоры. То есть вскоре кроме рубца человеку ничего о прошлом и не напоминает. Большая часть людей с нормальным астеническим телосложением практически полностью восстанавливается, возвращается к работе.

— Вы сказали, что и плоскостопие оперируете — в каких случаях?

— Когда уже большие деформации, когда это уже мешает обувь надевать. Ну, вы видели наверное — косточки образуются, пальцы криво становятся. Это все оперируется, разные виды вмешательств проводятся.

— Где проходит грань, за которой плоскостопие уже надо оперировать?

— Главная грань — это боль. Измененная геометрия нагрузки на стопу приводит к развитию артрозов. А на стопе суставчиков очень и очень много. И вот суставчик начинает болеть. На первых этапах помогают стельки ортопедические, физкультура. А если деформация уже такая, которую надо устранять хирургическим путем, — значит решаем хирургическим.

— А по стелькам, лечебной физкультуре — это тоже к вам можно обращаться?

— Да, ведь это же всё деформация. Нужен первичный прием, там уже решается — терапевтическим способом можно помочь или уже надо хирургическим.

— Скажите, чем, по-вашему мнению, «Евромед» отличается от других клиник? У вас же большой опыт — есть с чем сравнивать.

— Отличается методологией, самим подходом к работе. Мы производим и отбор пациентов для оперативного лечения, назначаем лечение и наблюдаем в дальнейшем своих же прооперированных пациентов. В итоге здесь по нагрузке врачам больше приходится работать, чем, например, в государственной клинике. Но человеку удобно, что на всех этапах он может быть в руках одного доктора, которому доверяет.

Есть высококвалифицированные специалисты на приеме, они же потом проведут необходимое терапевтическое или хирургическое лечение. Плюс в «Евромеде» проводится и восстановительное лечение — есть зал ЛФК, квалифицированные инструкторы. Все необходимое для физиолечения есть в отделении физиотерапии. Мы постоянно контактируем со всеми службами.

Стационар у нас приличный со всех точек зрения. В любой палате обязательно есть свой умывальник и туалет. К сожалению, далеко не в каждой ведь больнице так — иногда это что-то в конце коридора и длинная очередь рядом. А для только что прооперированного человека даже это важный фактор. В общем, человеческий, гуманный подход к пациентам, я бы так сказал. Хотя в целом-то есть стандарты оказания помощи, которые мы должны соблюдать и соблюдаем.

— С точки зрения пациента — отличие в комплексности подхода?

— Я бы даже сказал — в целостности. Комплекс-то само собой, любое лечение подразумевает комплекс мероприятий. Бывает так, что у человека нет финансовой возможности проходить в нашем медцентре все необходимые восстановительные мероприятия. Тогда он лечится у себя в поликлинике по нашим рекомендациям, а к нам приходит на контроль. Мы всегда ищем оптимальные варианты, как помочь конкретному человеку в его индивидуальной ситуации.

В «Евромеде» делается все для эффективной помощи людям. Например, по оборудованию нам что, по большому счету, нужно — мы просто заказываем, и нам это покупают. Недавно вот второй мобильный рентгеновский комплекс в операционную купили. Это удобно, чтобы в каждой операционной был такой комплекс.

Для операций, в том числе для установки имплантов, используется специальный инструмент. И он недешевый. Например, инструмент для установки коленного сустава раньше стоил 50000 долларов. Для тазобедренного сустава немного подешевле, в пределах 30000 долларов. И к каждому импланту идет свой набор инструментов.

— Кстати, злободневный вопрос. У вас в отделении много импортного оборудования и материалов. Санкции на вашу работу как-то повлияли?

— Пока ощущается только подорожание, но все необходимое по-прежнему есть. Изменилась логистика — то, что раньше везли напрямую из Америки или Германии, теперь идет через Турцию, например. Да, какие-то производители крупного оборудования начали уходить с российского рынка, тот же «Philips». Но, с другой стороны, наши китайские друзья уже поставляют оборудование ничем не хуже и по цене значительно ниже. В общем, пока нас эта проблема не коснулась, и, думаю, в ближайшее время не коснется. Здравый смысл, надеюсь, останется. Если есть заинтересованность в рынке — значит, рынок будет существовать.

— Такой вопрос: когда у человека боль, допустим, в руке, непонятного происхождения без травмы — к кому ему идти?

— Есть общее правило: если не знаешь, к какому специалисту идти, иди к терапевту — он уже направит к узкому специалисту. Там ведь связь может быть неявная: боль в руке на самом деле из-за шеи или боль в ноге может быть спровоцирована поясницей, сдавлением корешков спинного мозга.

Можно, конечно, напрямую к нам прийти, мы назначим обследование и, если выяснится, что не наш профиль, пошлем к другому специалисту. Всегда стараемся максимально помочь человеку. Хотя бы первоначально консервативное лечение назначить, чтобы снизить интенсивность болевых ощущений. Бывает же действительно очень больно, люди даже ходить не могут. Сарафанное радио работает — люди знают, что у нас помощь могут быстро получить. Из районов области часто приезжают. Все же я шесть лет был по области главным травматологом.

— А из других регионов к вам едут лечиться?

— Конечно. Из Казахстана много едут, из соседних областей часто приезжают, вот сегодня из Новосибирска пациента прооперировали. Мы, кстати, даже по квотам их оперируем. У нас, допустим, квот по Омской области по тазобедренным суставам всего 40 на этот год. Кроме них мы уже, наверное, человек 30 иногородних прооперировали. К концу года их еще больше будет. Взаиморасчеты между бюджетами нормально проходят, поэтому мы и с Якутии оперируем, и много еще откуда. Потому что там, на севере, с узкоспециализированной медпомощью трудновато.

— Сергей Вениаминович, как вы сами отдыхаете, держите себя в форме?

— Не буду оригинален – обязательно хожу два раза в неделю в спортзал. Горные лыжи нравятся, море люблю. Главное — не сидеть на месте.

— Напоследок дадите нашим читателям рекомендации от врача травматолога-ортопеда высшей категории, кандидата медицинских наук, доктора Туренкова? По профилактике травматизма, например.

— Главная профилактика тут — смотри под ноги и думай, что руками делаешь. Плюс режим питания, физические нагрузки — это должно быть. Не зря же еще древние греки сказали: «Движение — это жизнь». Не будет движения — не будет жизни. Сейчас, к сожалению, очень много полных людей, это все приводит к изменениям в теле. Заболевание, оно как бы накручивает на себя проблему, одна за другой тянется.

Ожирение — это перегрузка суставов. В целом, наш организм рассчитан, примерно, при росте 180 см — на 80 кг. Допустимо еще плюс/минус 10 кг. Но если там уже 30-40, это такой рюкзак, который не снимается круглосуточно. Отсюда появляются боли в спине, в суставах, нарушается функционирование желудочно-кишечного тракта, возникают диабетические проблемы. Так, начавшись с маленького снежка, постепенно это превращается в большой-большой ком проблем, которые и не всегда получается остановить.

Так что людям нужно думать, в первую очередь, о себе, а вовсе не о том, как побольше поесть да побольше заработать. Нужно и тратить — на себя, на свое здоровье. Лучше, конечно, на профилактику — в спортзал идти сейчас, пока еще здоров. Заниматься кардионагрузкой, силовыми. Если есть желание — возможности найдутся. Спортивные тренировки могут быть дорогими, могут быть более дешевыми или даже бесплатными, как просто занятия на уличной площадке или прогулка на велосипеде, но возможность есть всегда.

Лицензия – ФС-55-01-001469-20 от 12.08.2020 г.

Комментарии























Блог-пост

Алексей Алгазин

— директор правового холдинга «Закон»

Павел Журавлев

— юрист

Анна Статва

— Travel-коуч


Яндекс.Директ ВОмске

Стиль жизни

Ей снился её город...

Story

Ей снился её город...

7-го августа 2022 года она отмечала бы своё 60-летие – уникальная джазовая и эстрадная певица, солистка Омской филармонии Татьяна Абрамова /1962-2004/...

2601406 августа 2022
Именитый автогонщик Александр Фабрициус провёл в Омске АвтоЛедиБаттл

Светские хроники

Именитый автогонщик Александр Фабрициус провёл в Омске АвтоЛедиБаттл

Главным судьёй мероприятия, посвящённого четвёртой годовщине Комитета по развитию женского предпринимательства Омского регионального отделения «ОПОРЫ РОССИИ», стал начальник ГИБДД по городу Омску подполковник Сергей Лебедев. (ВИДЕО) 

281503 августа 2022
«Посмотреть на выжившего»: кто такие равные консультанты и как ими становятся

Откровенная история

«Посмотреть на выжившего»: кто такие равные консультанты и как ими становятся

Чем может помочь больному раком человек, который сам прошёл через онкологический диагноз.

9124321 июня 2022
Танец оловянного солдатика. Омская легенда

Story

Танец оловянного солдатика. Омская легенда

20 июня заслуженному артисту России Олегу Карповичу исполнилось бы 67…

7974121 июня 2022

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске




Наверх