Андрей Голушко: «О губернаторстве мне говорить скучно, а об уголовном деле говорить рано»

Депутат Госдумы Андрей Голушко в эксклюзивном интервью «ВОмске» — о предвыборной ситуации, создании Агентства хороших новостей, а также о Полежаеве, Назарове, Навальном, Пеле, сыне Никите и кормлении кроликов.

2389406 сентября 2017
Андрей Голушко: «О губернаторстве мне говорить скучно, а об уголовном деле говорить рано»

«Мне очень не нравится, что «Яблоко» не участвует в выборах…»

— Андрей Иванович, начнем с политики. Как вы оцениваете ситуацию накануне выборов в Омский городской Совет? Многие наблюдатели либерального толка считают, что в Омске очередной раз проходят «выборы без выбора»: «Яблоко» и «Партия Роста» сняты, как и большое количество самовыдвиженцев. Как вы можете это прокомментировать?

— Давайте определимся с терминами. У нас есть некоторые политические партии, которые не смогли в соответствии с законом обеспечить свое участие в выборах. Никто никого не отстранял. Более того, мне, например, очень не нравится, что «Яблоко» не участвует в выборах. Не нравится, что «Партия роста» не участвует. Мне казалось, что с точки зрения формирования правильной атмосферы было бы лучше, чтобы они участвовали: было бы отражено больше точек зрения, дискуссия была бы более содержательной. Обратное меня абсолютно не радует. Я знаю, что людей, которые отвечают за политические процессы в Омске, это тоже не радует. Но это же не говорит о том, что кому-то должны предоставлять некие привилегированные условия. Есть понятная процедура со сбором подписей, формированием списков и т.д. У всех своя история, но кто-то совершенно сознательно, не собираясь участвовать в выборах, строит свой пиар, понимая, что на выборах ему ничего не светит, зато есть возможность засветиться как человеку угнетенному, обиженному, растоптанному властью и на этом получить политические дивиденды. И таких много — и кандидатов, и политических сил, которые не собираются реально участвовать в выборах. А вот создать вокруг себя информационный повод… Почему нет?

Есть вторая категория: люди, которые хотят и правда пытаются, но в силу разных причин — юридической неподготовленности, отсутствия реальных сторонников, ошибок, где-то просто, к сожалению, безграмотности — не выполняют требования закона и не могут участвовать в выборах. Но независимо от того, что я описал, никто сознательно не ставил задачу кого-то не допустить на выборы. Мы обсуждали это. Ничего подобного не происходило.

— В региональном отделении партии «Коммунисты России» — вроде бы, четыре человека: трое безработных и один пожарный…

— Это же неважно: четыре, четырнадцать или сто четырнадцать. Видимо, у них хватило ресурса, у самих или при помощи московских товарищей, соблюсти все процедуры. Я не знаю, это не моя партия. Это им вопросы задавайте.

У нас же простая задача: мы партия власти — мы должны побеждать. Желательно убедительно. Мы это и пытаемся сделать. Напомню, что последние несколько кампаний «Единая Россия» в городе коммунистам проигрывала. И я очень хочу, чтобы в этом году мы эту историю переписали. Потому что все рассказы про «красный пояс», про то, что здесь люди с каким-то особым протестным менталитетом — это все неправда. Есть отсутствие внятной организационной работы правящей партии. Коммунисты молодцы, они мобилизуют своих сторонников и приводят их на выборы. А «Единая Россия» при наличии большего числа сторонников — не молодцы. Мы своих сторонников не можем довести до участков. Задача у нас простая: привести их на выборы. Если приведем, то победим.

— Какими средствами?

— В первую очередь — активной агитационной работой. И индивидуальной, и с группами, и с общественными организациями, и с объединениями. Мы пытаемся найти ключик к каждому и убедить принять участие в голосовании.

— Еще один не очень удобный вопрос. Андрей Иванович, часть наблюдателей считают не очень позитивной тенденцией, что достаточно большое количество кандидатов идет от общественной организации «Оплот»…

— Это как раз пример того, что если люди и объединения все сделали правильно с точки зрения закона, процедур, регламента, участвовали в предварительном голосовании, то, несмотря на то, что многим не нравится эта история (да и у меня первоначально была настороженность), они соблюли все процедуры, и нет никаких оснований с точки зрения закона не допустить их или снять с выборов. Это совершенно обоснованное участие. Они ведут активную избирательную кампанию. Как только они стали официальными кандидатами, они стали такими же «единороссами», как и все остальные. Я надеюсь, что они и сами это понимают и соглашаются со своей принадлежностью к партии. Когда они дали согласие стать кандидатами от партии, то не просто формально с этим согласились, они будут соблюдать все партийные требования, партийную дисциплину. Но то, что кто-то может высказывать иные точки зрения — это нормально. Мы не секта, не военизированное подразделение, где «если сказал «люминий», то «люминий». У нас в партии совершенно нормально, когда идет дискуссия, кто-то с кем-то не соглашается, критикует.

— Если данная группа получит мощный ресурс в Горсовете, это, на ваш взгляд, пойдет на пользу городу? Есть подозрение, что этот ресурс можно использовать, прямо скажем, в корыстных целях.

— Подозрения могут быть в отношении всего, чего угодно. Они всегда есть. В Омске по количеству подозрений мы можем претендовать на призовое место. Я отношусь к этому спокойно. Я знаю, что все, что будет предлагаться со стороны «Оплота» с позитивной повесткой, будет фракцией и партией поддерживаться. Если будут какие-то попытки двигаться в другом направлении, то не думаю, что них получится. Никто этого не позволит. Я сильно сомневаюсь, что они будут вносить деструктив. По крайней мере, кампания, которая идет с их стороны, абсолютно вписывается в рамки партийных подходов, партийных требований и общих концепций.

«Отставка губернатора случится в положенный срок»

— На днях стало известно, что в «Национальном рейтинге» губернатор Назаров занял последнее, 85 место. Эксперты заговорили о возможной отставке. Что вы скажете по этому поводу? Как периодически пишут некоторые СМИ, вы сами все еще претендуете на это кресло...

— Совсем недавно в очередной раз отвечал, добавить больше нечего. У нас Полежаев 22 года управлял областью. Из них 20 лет его отправляли в отставку. Назаров в губернаторском кресле уже шестой год, и уже пятый год его отправляют в отставку. Бессмысленное гадание на кофейной гуще. Реалии таковы, что сегодня это высшее должностное лицо области. Пока Президент ему доверяет, он остается губернатором. У него самого тоже пока желание работать никуда не исчезло. Да, когда-то эта отставка случится. Когда уже никто не верил, она случилась даже у Леонида Константиновича. (Улыбается). В положенный срок это произошло. Точно так же это будет и с Виктором Ивановичем. Когда это произойдет, я не знаю. Гадать не буду.

— Все же вы имеете больший доступ к источникам информации, чем большинство омичей…

— Вы считаете, что там, повыше, кроме истории с Омской областью и уважаемым Виктором Ивановичем, больше обсуждать нечего? Уверяю вас, там много других тем для обсуждения. А что касается рейтинга, то относитесь к нему критично. Рейтинги есть, нельзя сказать, что на них не нужно обращать внимания, но опираться исключительно на них нельзя. Они все разные, зачастую ангажированные, зачастую непрофессиональные. Их нужно воспринимать просто: вот есть некие рейтинги, есть такие, есть другие. Иначе Виктор Иванович уже бы не работал. Раз работает, значит в реальной жизни все намного лучше, чем в рейтингах, я надеюсь.

— А по поводу ваших амбиций? Мы, конечно, помним, что вы неоднократно говорили, что вам и тут хорошо, но все же…

— Вам это не скучно? Действительно?.. Моя позиция все эти годы не меняется. У меня интересная работа. Я никуда не рвусь.

— Вопрос о мэре. Андрей Иванович, какие кандидатуры на сегодняшний день вы считаете наиболее подходящими? Вот уважаемый «Новый Омск» со ссылкой на некий источник написал, что уже решено: Фролов будет мэром.

— Я читал, да. Еще отметил: надо уточнить источник.

— Так как вы считаете: решено или нет?

— Не может быть решено, пока соответствующие процедуры не прошли. Это комиссия, Горсовет. Вы это знаете. Соответственно, говорить, что где-то что-то решено до прохождения этих процедур, непрофессионально. Никакого решения на сегодняшний день по кандидатуре мэра нет. Это реалии. То, что Фролов наверняка будет участвовать в этой кампании, мне кажется разумным и нормальным. Он имеет полное право. Более того, я смотрю, как он сейчас работает, и что происходит в городе, и считаю, что он совершенно точно имеет право в этой кампании участвовать. Наверняка будут и другие претенденты. Кого выберут депутаты городского совета, предсказать не берусь. Это не моя кампания. Мне бы выборы закончить и продолжить работу по... «специальности».

— А кроме Фролова вы можете сейчас назвать кандидатуры, которые вы считали бы достойными?

— У нас, слава богу, их много. У нас есть руководитель «Водоканала», например, Сергей Шелест. С моей точки зрения очень подготовленный и профессиональный человек.

— Он же сам отказывался…

— Я же не говорю, кто хочет или не хочет. Я говорю, кто есть. У нас желающих стать мэром вагон и маленькая тележка. Тех, кто реально способен быть мэром миллионного города, естественно, меньше. Но, тем не менее, и их много. И выбор большой. Я бы вот на Юрия Николаевича Федотова посмотрел, опытный депутат, подготовленный. Вопрос — захочет ли он менять комфортный ему стиль жизни на сумасшедшую работу градоначальника. Я считаю, что, как минимум, человек десять точно можно рассматривать, взвешивать все «за» и «против». Что, я надеюсь, и будет происходить в ближайшее время после формирования городского Совета.

— Почему с первой попытки не получилось? Вы говорите, что есть столько желающих, но то, что мы видели, — очень грустное зрелище.

— Это, как мне кажется, был очень ошибочный подход: мол, где-то в «высоких кабинетах» можно о чем-то договориться и исходить из того, что это автоматически пройдет. Вся история в том, что изначально была ошибочно выбрана кандидатура Гребенщикова. И кто-то решил, что эта кандидатура автоматом пройдет. Так не бывает. Это не история частной компании или семьи, где ты, как глава, можешь принимать решение. Не история роты, где солдаты стоят в одну шеренгу. Это другая история, где должен быть найден консенсус между горожанами, депутатами, местными властями и федералами. Вокруг кандидатуры Станислава Георгиевича он найден не был, и все, что произошло дальше, вы знаете лучше меня.

«Ребята меня недолго убеждали, что надо перестать выпускать газету на бумаге…»

— Вышел последний номер бумажного «Делового Омска», газеты, которой, как известно, владели структуры, близкие «Акции». Как вам роль медиамагната?

— Это я-то медиамагнат?.. Знаете, как бы меня ни называли, я ими не управляю, не лезу туда. Не люблю заниматься вещами, в которых плохо разбираюсь. Когда ребята мне нарисовали всю картину с точки зрения мировых и российских трендов, показали в цифрах и фактах, что происходит на рынке, и что совершенно неразумно продолжать делать бумажную версию, я недолго сомневался. Знаю точно, что редакция не исчезает, ни одного человека не сокращают. Все будут работать, газета уйдет в более современные формы, но на рынке в Омске не перестанет присутствовать. Она никуда не исчезает, лишь уходит в другой формат. Я с ребятами согласился, они меня недолго убеждали.

— То есть это была их инициатива?

— Конечно.

— Вы довольны результатами работы сайта «Новый Омск», газеты «Ваш Ореол»?

— Разумеется, нет. Я всегда как задачи ставлю? «Вы должны быть лучшими, вы должны быть первыми». Вот они, может быть, лучшие, но не первые. Почему? Мне рассказывают: есть «законы жанра», законы рынка, должно пройти время, взгляните на динамику… Мне нравится, как ребята работают, надеюсь, они достигнут высот и станут не просто лучшими, но и первыми.

— Как вообще на сегодня вы оцениваете омские СМИ?

— Стараюсь большинство просматривать. В Омске очень профессиональное журналистское сообщество. Это бесспорно. Оно очень яркое. По количеству разноплановых изданий, считаю, мы одни из лидеров в стране. Может быть, и по качеству. Что мне не нравится, так это море негатива. Поэтому сейчас хочу организовать Агентство хороших новостей. Это то, чего нам не хватает. Почему читаю сайт «ВОмске» каждый день? Потому что каждый день нахожу там, как минимум, одну хорошую историю — про город, про людей, про путешествия. Вы чуть ли не единственные вместе с «Новым Омском», где можно найти что-то интересное, познавательное и позитивное. Мне понятны законы рынка, все это хуже продается. Убийство, пожар, вор, жулик и проходимец продаются лучше. Но это же история, когда не просто спрос формирует предложение, а предложение должно влиять на спрос! А если мы всем каждый день говорим: «Все плохо, плохо, а завтра станет еще хуже» — однозначно, станет хуже. Причем в ответ могу услышать: мол, такова жизнь, и журналисты отражают реальность. Но это неправда! Реальная жизнь намного разнообразнее и в ней намного больше позитивной повестки. Рассказы о том, что «нашим читателям это неинтересно», я думаю, неправда. Другой вопрос, что не все могут найти формат, чтобы преподнести позитивное событие интересно, потому что писать о какой-то гадости и продавать ее гораздо проще. Поярче заголовок — и ты в топе. Избрание легкого пути, набирание просмотров, «лайков» и так далее профессионально деформирует журналистов и реально очень плохо влияет на атмосферу в городе. Все рассказывают про бюджет, деньги, дороги, экологию, но, по-моему, главная проблема — это отсутствие позитивно-созидающей атмосферы в городе. То, что журналисты — соучастники этой атмосферы, для меня очевидно.

— К сожалению, не позитивный вопрос по поводу следственных действий и уголовного дела в отношении «Акции». Сергей Калинин оценил происходящее как попытку политического давления. А вы?

— Давайте так. Вот о губернаторстве мне говорить скучно, а об этом говорить рано. Чуть позже все всё узнают, будет очень интересно, и всё станет на свои места.

«Не слежу за омской культурой, а пытаюсь активно в ней участвовать»

— Андрей Иванович, как оцените последние кадровые перестановки в омской культуре?

— В кадровую политику не лезу, есть те, кто за это отвечает. Губернатор интересовался моим мнением по поводу назначения министром культуры Юрия Трофимова, и я его горячо поддержал. А в целом я не просто «слежу» за омской культурой, а пытаюсь активно в ней участвовать. И много чем есть похвастать. В этом году — стучу по дереву — закончим проект по открытию современных сельских кинозалов. Мы первыми в стране в этом году с опережением всех других регионов в каждом райцентре будем иметь современные кинотеатры. Остальные регионы имеют по три-четыре, а мы откроем в каждом районе. План расписан до конца декабря. Это означает, что жители райцентров Омской области вместе с Москвой и остальной страной смотрят все новинки в современном зале, в новых креслах, на новом экране, в 3D-формате. Я езжу по районам и вижу, как люди на это реагируют. Это даже не просто возможность посмотреть кино, это место, куда люди с удовольствием приходят, новое качество жизни. Мы сейчас работаем над тем, чтобы эти кинотеатры были задействованы в самых разных проектах, там уже транслируются, к примеру, матчи «Авангарда», будем эту тему развивать, поддерживать, создавать клубы болельщиков.

Кроме этого, наш минкульт совместно с «Киновидеоцентром» планирует показывать на большом экране спектакли, концерты, прямые трансляции из Большого театра и так далее. Это новые точки притяжения в каждом райцентре. Реализуется проект везде по-разному. В Исилькуле за первые шесть месяцев прошло 18 тысяч зрителей, в Большеречье — 16 тысяч, в Калачинске — 6, в Тавричанке — 4... Это во многом зависит от того, кто руководит: равнодушный человек или тот, кто действительно заинтересован в результате. И то, что это в омской прессе никак ни звучит, кажется мне глупостью и полудиверсией, потому что для любого райцентра это событие.

Также никому не интересна история с благоустройством райцентров. Вот вы где про это слышали? А возьмите машину, съездите в Нижнюю Омку, посмотрите, что за год мы там сделали, вместе с главой, с депутатами райцентра, с жителями. Можно показывать как образец: вот как должна выглядеть центральная часть районного центра. И это мы сделали за год. В Горьковском районе заканчиваем… Можно сказать, что за год мы там совершили революцию. Никогда за последние 20 лет на благоустройство райцентров никакие деньги не выделялись. Как-то своими силами латали квадратные метры асфальта, старались поддерживать зеленые насаждения. Но мы с губернатором Назаровым за год все перевернули. В прошлом году все сэкономленное на торгах по дорогам мы отдали на благоустройство, а это 80 миллионов рублей. В этом году у нас уже на это было 300 миллионов. В следующем году — открою вам небольшую тайну — надеюсь, что мы в город и в райцентры отдадим миллиарда полтора. Потому что мы можем сколько угодно латать наши тысячи километров дорог, но все равно полностью их не сделаем. Логика простая: давайте делать там, где люди живут, где они каждый день с крылечка спускаются и оказываются зачастую по колено в грязи. Настаиваю на том, чтобы мы в разы увеличили финансирование этой темы в следующем году. А в этом году можно посмотреть на Шербакуль, Большеречье, Горьковское, Нижнюю Омку. Два-три года — и в наши райцентры не стыдно будет заезжать и заходить.

— Небольшой вопрос по поводу цирка и истории с иском архитектора Лунина…

— Я знаю и помню Лунина всегда адекватным профессиональным человеком. Когда прочитал новости, первая мысль была, что он не с той ноги встал. Что произошло? Может, кто-то его подговорил ввязаться в абсолютно глупую историю? Цирк в череде того, чем я горжусь, это одна из важных «галочек». Сделали быстро — и один из лучших цирков в стране. На следующей неделе мы с руководителями министерств будем обсуждать, как нам развивать возможности цирка, как использовать их шире, чтобы такая замечательная площадка развивалась активнее. Дети там могут посещать уроки географии, истории: там же у нас самый крупный в области экран, современнейшее оборудование. Это все можно и нужно использовать, и мы будем это делать. Цирк может стать «изюминкой» Омска.

— А Музыкальный театр, на ваш взгляд, может?

— Все зависит от людей. Я люблю Бориса Львовича Ротберга, он мой кумир последние 30 лет. Я с ним три десятка лет знаком и столько же им восхищаюсь. Это один из самых ярких людей в Омске. Тем не менее то, что там последнее время происходило, это что-то не то. Простая математика: сколько людей туда приходит? Сколько посещают театр? Возьмите Драму с точки зрения посещаемости, и возьмите Музыкальный театр. Я не знаю, почему так произошло, может, вкусы у людей поменялись, а Музыкальный театр упустил этот момент, не успели или выбрали ошибочный вектор развития. Но я видел цифры, и это абсолютно неправильная история. В то же время 120 миллионов рублей из бюджета тратится на этот театр ежегодно. Это огромные деньги на невостребованный проект, очевидно, что это абсолютно неправильно и нерационально. Что сейчас новый министр с этим «счастьем» придумает, я не знаю… Но что-то делать надо. Может, мюзиклы надо ставить?.. За последние годы они не поставили ни одного мюзикла. Я знаю, что в Москве, рядом с моим домом, театр, и туда каждый вечер толпы народа идут на мюзиклы. Билетов не достать. Постоянно полный зал.

— Сами вы в какой театр последний раз ходили?

— Последний раз я ходил на спектакль МХАТа, смотрел замечательную постановку с Табаковым. Очень понравилось. Еще Юрий Поляков, наш замечательный писатель, приглашал на премьеру своего спектакля. Очень жду, когда в нашей Драме откроется сезон. Не могу сказать, что я театрал, но раз в месяц-два в театр ходим. Не пропускаю спектакли своего друга Гришковца, к Жене всегда хожу с удовольствием. Ни одного спектакля не пропустил. Люблю его, очень нравится то, что он делает.

— За судьбой Серебренникова следите?

— Не видел его спектаклей, но за его судьбой сейчас трудно не следить, даже против желания. Мне трудно оценить, в чем там история. Знаю точно, что девять часов возить туда-сюда человека никакой нужды нет. Не понимаю, зачем устраивать эту публичную порку… Какую задачу решают наши правоохранители? Я сомневаюсь, что причина — политические процессы. Скорее всего, есть вопросы по поводу использования финансовых ресурсов, но форма происходящего мне не нравится. Так же, как у нас в области. Мы скоро ни одного путевого чиновника на работу не сможем найти. Позиция чиновника, чтобы сохранить должность, сегодня простая — ничего не делать. Не подписывать, не принимать решений, не отвечать ни на один вопрос и не давать поручений. Просто ступор. Это не вопрос хороших или плохих законов, это вопрос применения этих законов. Когда вдруг все погнались за новыми погонами, орденами и медалями, это привело к тому, что ни одного министра-замминистра без уголовного дела скоро не останется. Кто от этого выигрывает, я не знаю. Но проигрывают все. Это как маятник, который качнулся в одну сторону, потом в другую. Была абсолютная вседозволенность, теперь в такой странной форме начали бороться с коррупцией. Маятник прошел точку равновесия, и теперь где-то в крайней точке, когда все доведено до абсурда. У нас идет борьба не за неотвратимость наказания за преступление, а за неизбежность наказания за любое решение. Мы сейчас в этой точке неизбежности, а должны вернуться в точку равновесия, где будет неотвратимое наказание за преступление или нарушение.

— Андрей Иванович, а что вы сейчас читаете?

— Читаю много исторической литературы, например, Николая Свечина, который пишет исторические романы. Беллетристика, но читаю с удовольствием, да и чтобы голову разгрузить. В последнее время полюбил технотриллеры. Очень захватывающая литература. Последние года три читаю только электронные книги. Жена ругает, говорит, что глаза испорчу…

— Вы периодически Леонида Константиновича упоминали, вы с ним часто общаетесь? Вас довольно часто по местной привычке с условным названием «кто чей человек» объединяют в одну группу…

— Я часто с ним встречаюсь. Каждый свой приезд. Общаюсь с удовольствием. Леонид Константинович, бесспорно, очень яркий и неординарный человек. Можно по-разному оценивать, что он делал правильно, а что нет. Оценивать всегда проще, чем делать самому. У нас с ним были разные этапы: от любви до борьбы. Но у меня к нему на сегодняшний день есть одно основополагающее чувство — чувство благодарности. Он мне дал этакий университет с мастерством и ученой степенью. Сразу «прогнал» через очень важные уроки — иногда болезненные, обидные, несправедливые, но все очень полезные. Я общаюсь с ним с удовольствием. Хорошо к нему отношусь. Он в замечательной форме, физически даже лучше, чем пять лет назад. Очень много работает со своим фондом. Издает книги по истории Омска, последняя была про Тару, очень интересная. Он, вы знаете, занимался восстановлением Воскресенского собора. Это, кстати говоря, единственная стройка нашей области, которую вовремя начали и вовремя закончили, ничего не украдено, все сделано. Собор стал украшением города. У него сейчас новая история со Свято-Никольским собором, и я ему в этом буду помогать.

«Минус 40, портфель набросил, валенки надел и шуруй, не рассуждай!»

— Начался новый учебный год. Чем вам запомнились ваши школьные и студенческие годы?

— С удовольствием ходил в школу. Зимой — это хорошо помню — у нас в Шербакуле утром по радио объявляли температуру. Если она ниже чем -42 градуса, мы в школу не ходили. И вот утром ждешь…. Это сейчас у нас у нас в -25 все замерзают, катастрофа! А тогда — портфель набросил, валенки надел и шуруй, не рассуждай. У меня были совершенно замечательные учителя, я им всю жизнь благодарен и даже не за арифметику, геометрию и биологию — я благодарен им за разные жизненные уроки. За то, что они просто учили нас быть нормальными людьми, жить в обществе, правильно строить отношения, различать справедливость и несправедливость. Математик был заслуженным фронтовиком, первая учительница, Александра Сергеевна Бойко, тоже фронтовичка… Очень надеюсь, что нынешнее поколение педагогов и учителей — это люди с большой буквы. Часто сталкиваюсь с такими — я же общаюсь, посмотрите на моем сайте или в «Фейсбуке» географию моих путешествий. Много езжу, встречаюсь, разговариваю с педагогами, в каждом районе обязательно хожу в школы и помогаю, чем могу. В ближайшие дни мы, к примеру, пяти школам привозим подарки Олимпийского комитета: комплекты спортивной формы на 30 человек, инвентарь, мячи, волейбольные сетки… Большое спасибо Александру Жукову. Надеюсь, в следующем году сможем сделать подарки большему числу школ.

— А ваши дети с таким же удовольствием ходили в школу, как и вы в свое время?

— Они совсем другие. У меня трое детей с разницей в возрасте в восемь лет. Соответственно 13 лет, 21 год и 29 лет, и они все разные. Как будто три разных поколения. Старшая очень похожа на нас с женой, рассудительная, спокойная, книжки с удовольствием читает. Средняя более творческая и креативная. Ей надо что-нибудь придумывать. А тот, которому 13, как с другой планеты прилетел. Живет в каком-то своем мире. Педагогической наукой сегодня доказано, что нынешнее поколение 13-15 лет впервые в истории настолько сильно отличается от своих родителей. У них другие интересы, подходы, даже другое ощущение времени: сроки получения и распространения информации занимают секунды. Сына заставить читать школьную программу — это испытание… Вот нужно ему прочитать «Белый клык» Джека Лондона от корки до корки. Он не может не выполнить обязательства перед отцом, но я видел, как он мучился. Ведь до этого просто залез и интернет и через десять минут уже все знал про Джека Лондона, про волка, чем начинается повесть, чем заканчивается. Меня это настораживает, мне это не нравится. Мне кажется, очень плохо, что он книжки не читает, а, значит, не может образно мыслить. Когда читаешь книгу, ты этому и учишься, без книг этот навык исчезает.

Они, эти дети, другие — и надо быть к этому готовым. Мы с сыном много разговариваем, много спорим, обсуждаем. Но тот поток информации, который он воспринимает за сутки и тот круг интересов, в котором он живет, это, конечно, нечто… И это не только он, а все их поколение. Им интересно все. Что в сети, что в Америке, что с Навальным…

— И что он думает про Навального?

— У него был период интереса. Никита учится в московской школе, где это все обсуждается. Обычная, но хорошая школа. Но они всей своей компанией поставили на Навальном крест, когда он попытался позвать людей на несанкционированный митинг. У них прямо «разрыв шаблона» был. Им по 13-14 лет, и они сказали «нет». Если он готов из-за своих амбиций рисковать тысячами людей и подставлять их под всю полицейскую машину, то это не их герой.

— А кто сейчас его герой? Может, не российский даже…

— Для сына существуют герои в тех сферах, которые ему интересны. Его герои — Неймар, Месси, потому что он занимается футболом. Увлекается футбольной школой «Барселоны», «Манчестер Юнайтед». В этой сфере герои есть. Еще он играет в гольф. В гольфе у него свои герои. И в других сферах. Сейчас мне рассказывал, как американец Мейвезер победил ирландца Макгрегора техническим нокаутом. А я вспоминал себя в 13 лет. Какой Макгрегор, какой Мейвезер?.. Я в те годы думал, что надо идти рвать лопухи для кроликов, кормить их.

— Пеле же никто не отменял…

— Да какой Пеле в Шербакуле? Я первый раз о нем услышал, когда из армии пришел, в Омске в университет поступил. Не было тогда возможностей что-то увидеть, рамки нашего мира были намного меньше: родные, друзья, поселок или город, в котором живешь, программа «Время» — смотреть, газета «Правда» — читать. А сейчас можно читать и смотреть все, что угодно. Вот они в игры играют… Я спрашиваю: «С кем играешь?» — говорит, с каким-то китайцем и бразильцем. Как так? А как, говорю, вы разговариваете? «Нормально, на английском». Современные дети…

— Как вы относитесь к попыткам вмешаться в их пространство, влезть и запретить что-то в интернете?

— У меня, может быть, не очень популярный и недостаточно либеральный взгляд, но я считаю — и уверен, что мы к этому придем — в интернете не должно быть анонимности. Любая анонимность дает ощущение безнаказанности, а любая безнаказанность провоцирует самые низменные желания. Когда понимаешь, что ничего тебе за это не будет, то вся гадость лезет наружу. В этом я консерватор. Я за то, чтобы в чатах и соцсетях высказывалось свое мнение, но чтобы при этом не скрывалось имя. Я веду «Твиттер». Но там видно, что это я. Моя позиция может нравиться или не нравиться, но я не скрываюсь. А у нас эта анонимность-безнаказанность ни к чему хорошему не приведет. Крики же по поводу ограничений мне кажутся бутафорией. Да и какие ограничения? То, что государство ведет борьбу с распространением наркотиков через интернет, хорошо — в противном случает это будет слабая власть. Если государство не ведет борьбу с экстремизмом и терроризмом — это отвратительное государство.

Пока вы не собираетесь заступить за чьи-то границы свободы, не пытаетесь совершить ничего противоправного, то никаких ограничений в интернете для вас нет. Более того, я считаю, что мы еще не все сделали. В первую очередь, нужно провести серьезную дискуссию в обществе по поводу этой анонимности. У меня глубокое убеждение, что мы должны эту историю закончить. Участвуй, пиши, публикуйся, но почему ты скрываешься? Можете меня не поддерживать, но это моя точка зрения.

Автор:ВОмске

Фото:Ирина Губарева

Теги:Андрей ГолушковыборыЕдиная Россия


Яндекс.Директ ВОмске




Комментарии

Ваше мнение

13.09.2017

Гаджеты на какой мобильной платформе вы предпочитаете?

Уже проголосовало 34 человека

24.08.2017

Если бы вы голосовали на выборах в Омский городской Совет, то за какую партию?

Уже проголосовало 143 человека

Блог-пост

Сергей Денисенко

— Писатель, журналист

Татьяна Ильина

— Редактор, журналист

Сергей Мельников

— директор ООО "Факторум"

Новости партнеров

Яндекс.Директ ВОмске

Стиль жизни

Виктор Шкуренко: «Я решил, что остаюсь в Омске, но рад, что сын уехал из России»

Откровенная история

Виктор Шкуренко: «Я решил, что остаюсь в Омске, но рад, что сын уехал из России»

«ВОмске» продолжает проект «Семь историй одного выбора». История четвертая, от Виктора Шкуренко, предпринимателя, отца и человека либеральных взглядов, чей сын учится на Манхэттене и собирается продолжать образование в США.

5284211 сентября 2017
«Задруканный» руководитель как образец для подражания

Книга

«Задруканный» руководитель как образец для подражания

...не «задрюканный», нет, а начитавшийся Питера Друкера: неологизм родился на очередном заседании Клуба читающих бизнесменов, где обсуждали книгу знаменитого экономиста «Эффективный руководитель».

130531 августа 2017
Олеся Дорогова: «Месяц буквально жила под воротами кадетского корпуса...»

Откровенная история

Олеся Дорогова: «Месяц буквально жила под воротами кадетского корпуса...»

«ВОмске» продолжает проект «Семь историй одного выбора». История третья, от Олеси Дороговой, дочери подполковника, которая в свое время поклялась, что никогда не свяжет свою жизнь с человеком в погонах, а в результате замужем за офицером и воспитывает будущего военного.

2327429 августа 2017
Евгения Климанова: «Не хочу, чтобы мои дети ходили строем»

Откровенная история

Евгения Климанова: «Не хочу, чтобы мои дети ходили строем»

«ВОмске» представляет проект «Семь историй одного выбора». История вторая, от Евгении Климановой, которая так не любила школу, что, став мамой, выбрала для своих детей семейное обучение.

280324 августа 2017

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске


Новости smi2.ru
Наверх