Виктор Шкуренко: «Я решил, что остаюсь в Омске, но рад, что сын уехал из России»

«ВОмске» продолжает проект «Семь историй одного выбора». История четвертая, от Виктора Шкуренко, предпринимателя, отца и человека либеральных взглядов, чей сын учится на Манхэттене и собирается продолжать образование в США.

5282211 сентября 2017
Виктор Шкуренко: «Я решил, что остаюсь в Омске, но рад, что сын уехал из России»

В начале нового учебного года известные омичи делятся, почему они выбрали для своих детей тот или иной вуз или школу. Предприниматель Виктор Шкуренко, директор Торгового дома «Шкуренко» – о том, почему его сын заканчивает школу в США и почему он рад, что сын уехал из России.

 - Наш младший сын, 18-летний Владислав, второй год учится в Нью-Йорке, в школе Leman Manhattan, расположенной в центре города. До этого два года учился в Ашфордской школе - частной английской школе в графстве Кент, под Лондоном. Уехал он туда в 2014 году, когда ему было 15 лет, после седьмого класса. Здесь, в Омске, он учился в гимназии № 115.

Чье это было решение? Исключительно его собственное. Для нас с женой оно было довольно спонтанным: сын пришел и сказал, что хочет учиться за границей. Объяснил это тем, что здесь ему скучновато, и он немного разочаровался в российском образовании. Некоторые знакомые заставляют детей ехать за тридевять земель, а те не хотят, но у нас совершенно другая история…

Мы не были против, поддержали сына. Это и для нас был своеобразный эксперимент, потому что первый сын, Руслан, и в школе учился здесь, и вуз заканчивал местный - ОмГТУ. Сейчас ему 26 лет.

Владислав принял решение в мае, и мы срочно обратились в J&S: искали среднюю школу по принципу «поступить в ближайшее время». Супруга не хотела, чтобы младший сын уезжал, а он настаивал, очень хотел. Полетели в Англию втроем, были там два дня. Жена думала, что в последний момент сын откажется от своей идеи. Но его решение было твердым, он остался.

Есть стереотип: мол, у нас студенческие общежития такие-растакие, хуже не придумаешь, а там все совсем иначе: рай для ученика. Помню, у жены были ожидания, что европейское общежитие в корне отличается от наших. Она была поражена: по факту – почти то же самое, что и в России. Условия такие же: живешь с соседями, туалет-ванна одна на блок. В бытовом смысле мы были шокированы. Хотя, забегая вперед, скажу, что в Америке условия гораздо лучше, чем в Англии.

В английской школе комната была рассчитана на троих, жил сын, правда, вдвоем с мальчиком из Объединенных Арабских Эмиратов. В Америке сейчас делит комнату с китайцами, уроженцами Гонконга.

Сейчас Владислав в последнем классе школы. Будущий выпускник. Он продолжает получать общую базу знаний, хотя к обязательным предметам дополнительные выбирает сам, по желанию – те, что ему нравятся. Если спросите, какие именно, признаюсь честно: я не особо в курсе. Позиция такая: сам принял решение уехать, сам несет ответственность за учебу. Я даже про оценки особо не спрашиваю. Если что-то надо, он скажет. Сделает что-то плохое – депортируют. Он это понимает. Поэтому я глубоко не лезу.

В Америке сыну нравится гораздо больше, чем в Англии, где, как и в России, в школе много неоправданных запретов, связанных, например, с правилами проживания. Излишняя строгость. При этом закономерно есть правила, которые в результате нарушают, но за это им ничего не бывает. Все молча на это смотрят. В Америке наоборот: тупых правил нет. Если ты нарушаешь существующие, тебя наказывают – все логично и понятно.

Сам образовательный процесс очень нравится сыну. Для меня это важно. Важно, КАК он занимается образованием. Понимаете, принципиально не то, что ему преподают, а то, как он это воспринимает. Непринципиально, какие фильмы смотрит и какую музыку слушает, хотя знает и того же Серебренникова, и Звягинцева, разбирается в современной литературе и в музыке.  Он в Омске и на митинг за Навального ходил... Я даже рад, что он уехал. То, что происходит в наших школах и в нашем обществе, меня не устраивает. Я люблю нашу страну, но не люблю государство. Но буду здесь жить, потому что знаю, что все поменяется.

Любопытные нюансы: сын прилетает и рассказывает, как в американской школе относятся к преподаванию истории. Есть учебник, и он должен рассказать точку зрения одну, вторую, возможно и третью. Нет такого, как у нас: черное и белое, Сталин либо плохой, либо хороший. Там изучают историческое событие и мнения ученых. Один говорит одно, другой представляет абсолютно противоположную точку зрения, а ты высказываешь свое мнение. Ее никто не оценивает с точки зрения «правильно – неправильно». Оценивают не то, что ты скажешь, а то, как ты это сделаешь.

Что касается американских нравов, сын говорит, что с толерантностью там действительно перебор. Очень сложно поднимать темы расизма. Даже просто обсуждать, например. Как только начинаешь приводить аргументы, тебя сразу могут в чем-нибудь обвинить. Не то, что будут какие-то последствия, но вот спорить с темнокожей девочкой на всякий случай не стоит. Это примерно как у нас сейчас. Только начни оспаривать какие-нибудь исторические события...

Я сам считаю себя «правым» либералом. В американской школе сына все преподаватели – «левые» либералы, «правых» нет. Во что это выливается? Например, директор школы - открытый гей. Это сына не беспокоит, он нормально к этому относится, там подобное в норме. Они могут, например, писать рефераты о гомосексуализме. Пропаганды нет, и внимания на этом заострять не стоит.

Сын хочет остаться в Америке, поступить там в вуз и продолжить образование. Для  него важен и сам вуз, и где он находится, и условия проживания. Такая многофакторная модель. Варианты, конечно, есть. Где он будет жить потом в Омске, Москве, Нью-Йорке - это его выбор. Я вот для себя решил, что я остаюсь в Омске. Мне здесь комфортно, я привык.

Если вдруг кто-то начинает говорить мне, что образование за рубежом – это в высшей степени непатриотично, я отвечаю следующее. Во-первых, это не я «виновник торжества», а мой сын, и меня абсолютно устраивает, что он сам принял решение. Мне нравится, что он воспитывается в свободном либеральном обществе, пусть даже с издержками, о которых я говорил. Во-вторых, когда я был помоложе и победнее, то был сторонником того, что наши дети должны учиться здесь. Жил в стереотипах: российское образование -  самое лучшее. Сейчас я не отношусь к этому настолько однозначно.

Есть, правда, одна важная личная проблема - переживания супруги. Моя роль в воспитании сына сводилась к тому, по сути, чтобы пофилософствовать, поговорить о литературе, о музыке… Остальное - ее заслуга. И когда он уехал, жена потеряла близкий контакт с ребенком. Ей тяжело находиться от него за тысячи километров. Для нее это был сильнейший стресс. До сих пор плачет, когда он уезжает. Вот на днях снова улетел... Последнее время легче, общаться проще. Но, говорит, «как бы я с ним ни общалась, когда он здесь, меня это успокаивает».

Тем не менее, оба мы отмечаем несомненный плюс – сын ужасно повзрослел. Четыре года сам мотается по самолетам, странам, сам организует свой быт. Это очень хорошо. Любит читать, смотрит фильмы. Ему нравится Тарковский, он даже писал реферат по нему в Америке. Там у него не так много времени на спорт, но, когда получается, играет в теннис.

Образование, как ни крути, важная ступень в нашей жизни. Иногда думаю, что мог бы поступить на филфак, но в последний момент поменял решение. И не жалею. Мне нравилась журналистика, я увлекался литературой, историей, но потом решил, что лучше пойду на экономический факультет в ОмГУ – и не прогадал. Надеюсь, и сын сейчас на правильном пути. 


Яндекс.Директ ВОмске




Комментарии

Ваше мнение

13.09.2017

Гаджеты на какой мобильной платформе вы предпочитаете?

Уже проголосовало 34 человека

24.08.2017

Если бы вы голосовали на выборах в Омский городской Совет, то за какую партию?

Уже проголосовало 143 человека

Блог-пост

Сергей Денисенко

— Писатель, журналист

Татьяна Ильина

— Редактор, журналист

Сергей Мельников

— директор ООО "Факторум"

Новости партнеров

Яндекс.Директ ВОмске

Стиль жизни

Виктор Шкуренко: «Я решил, что остаюсь в Омске, но рад, что сын уехал из России»

Откровенная история

Виктор Шкуренко: «Я решил, что остаюсь в Омске, но рад, что сын уехал из России»

«ВОмске» продолжает проект «Семь историй одного выбора». История четвертая, от Виктора Шкуренко, предпринимателя, отца и человека либеральных взглядов, чей сын учится на Манхэттене и собирается продолжать образование в США.

5282211 сентября 2017
«Задруканный» руководитель как образец для подражания

Книга

«Задруканный» руководитель как образец для подражания

...не «задрюканный», нет, а начитавшийся Питера Друкера: неологизм родился на очередном заседании Клуба читающих бизнесменов, где обсуждали книгу знаменитого экономиста «Эффективный руководитель».

130331 августа 2017
Олеся Дорогова: «Месяц буквально жила под воротами кадетского корпуса...»

Откровенная история

Олеся Дорогова: «Месяц буквально жила под воротами кадетского корпуса...»

«ВОмске» продолжает проект «Семь историй одного выбора». История третья, от Олеси Дороговой, дочери подполковника, которая в свое время поклялась, что никогда не свяжет свою жизнь с человеком в погонах, а в результате замужем за офицером и воспитывает будущего военного.

2325429 августа 2017
Евгения Климанова: «Не хочу, чтобы мои дети ходили строем»

Откровенная история

Евгения Климанова: «Не хочу, чтобы мои дети ходили строем»

«ВОмске» представляет проект «Семь историй одного выбора». История вторая, от Евгении Климановой, которая так не любила школу, что, став мамой, выбрала для своих детей семейное обучение.

280124 августа 2017

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске


Новости smi2.ru
Наверх