Вячеслав Двораковский: «Если выковыривать врагов, они начинают вредить делу и становятся более агрессивными»

Скоро в Омске появится новый мэр. В дни «безвременья» журналисты газеты «Четверг» спросили у бывшего мэра, что он думает о своей прежней работе и каким ему видится управление городом.

1658710 ноября 2017
Вячеслав Двораковский: «Если выковыривать врагов, они начинают вредить делу и становятся более агрессивными»

Что такое «хорошо»

– Вячеслав Викторович, в конце ноября мэра Омска впервые будут избирать не горожане, а депутаты городского Совета. Сейчас самое время подвести итоги периода Двораковского. Что из задуманного вам удалось сделать?

– Не люблю оборота «я сделал». Давайте лучше говорить «мы», администрация. Во-­первых, удалось сделать город более комфортным. Каждый год в округах появлялись новые места отдыха и досуга, новые скверы. Второе – создали условия, при которых физкультурой и спортом занимаются 33 процента населения города – на  восемь процентов больше, чем пять лет назад.  

1

Ещё мы вернулись к комплексной застройке. Пример такого подхода – улица Завертяева. Здесь есть всё – и дома, и садики, и школы, и зоны для отдыха и занятий спортом.

В школах искусств раньше занималось восемь тысяч человек. За пять лет число возросло до двенадцати тысяч. Статистика показывает – за последние 20 лет ни у одного выпускника наших школ искусств не было приводов в полицию. К достижениям я бы отнёс и то, что в рамках  грантовых проектов теперь благоустраивается 200–220 дворов. Раньше их было 70–80.

Теперь о дорогах. Мы достроили ранее брошенные развязки на улицах Щербанёва и Торговой. Сделали  путепровод на 15­й Рабочей. В целом наши специалисты организовали работу без сучка и задоринки, качественно, несмотря на то, что деньги – это стандартная беда – выделялись поздно. Только с 2016 года финансирование стало налаживаться.

Что такое «плохо»

– Давайте теперь поговорим об ошибках. Одна из них, на наш взгляд, состоит в том, что вы проиграли информационную войну. Можно ведь сделать на миллион и быть обруганным народом, а можно – на рубль, и тебя будут носить на руках. Возьмём, например, путепровод на Торговой, который вы только что упомянули. Ваш предшественник забил там первую сваю. А СМИ полгода рассказывали, как глава города заботится об омичах. Вы закончили эту стройку, но информационных салютов по этому поводу не было.

– Согласен. И даже после этого урока я всё равно не стал бы никого заставлять себя хвалить.

– Второй ошибкой, гораздо более серьёзной, мы считаем кадровую. Об этом вам и в СМИ указывали.  Почему вы не реагировали?

– Если вы имеете в виду прежнего руководителя департамента образования, то поначалу у меня просто не было оснований ему что­-то предъявлять. А вот в отношении, допустим, директора департамента имущественных отношений такие основания были. Другое дело, что губернатор его охранял, как квочка…

И всё же настал момент, когда у меня просто лопнуло терпение. Что касается других кадровых решений, то тут картина такая – системы подготовки кадров у нас нет. Скамейка запасных короткая.

– Известно, что в мэрии были люди, которые откровенно работали против вас. Вы про эту «пятую колонну» знали?

– Знал.

– Тогда почему не стали бороться?

– В одиночку было тяжеловато. Осложнять ситуацию не хотелось. Я считал, что лучше направить человека на то, чтобы он выполнял свои прямые обязанности – работал на город и население. На мой взгляд, это было продуктивнее, чем начать выковыривать врагов. В таких случаях они тут же объединяются и становятся не только агрессивными, но и серьёзно вредят делу. Это и есть борьба.

Как это было

– В одном из интервью вы рассказали о договорённостях, которые существовали между вами и губернатором. Они касались того, что вы будете помогать друг другу. Но одна сторона тут же начала другую сдавать. Что на самом деле произошло?

– Здесь сработало то, что я стал рабом  собственных заявлений. Я хорошо помню ту встречу с Виктором Ивановичем Назаровым. Тогда мы не были ещё избраны на свои посты. Действительно, договорились – будем работать дружно, не подставляя друг друга. Когда начались провокации, я старался держаться. Прихожу домой – жена негодует. Я ей говорю: «Валя, не лезь. Пусть ребята наслаждаются, потому что это не продуктивно и пользы городу не приносит.
А пока удаётся что-­то делать, мы делаем». Между прочим, я не жалею об этом.

– Как вы отреагировали на слова президента о поросёнке?

–  Ситуация была  грубо подстроена. Я даже знаю кем, но сказать не могу. Поскольку все-таки не считаю нужным устраивать разборки на публике. Что касается деталей, о них скажу. Бабушка, мягко говоря, соврала, она была у меня на приёме. Есть аудио-­ и видеозаписи, которые свидетельствуют об этом. Мне хотелось Путину объяснить, что его просто ввели в заблуждение. Зачем? Хотели навредить мне, а больше ударили по престижу города, обманули президента. В таких случаях правда особенно важна... Не представилось возможным сказать ему об этом. Не дали. Теперь пусть это остаётся на совести тех, кто всю эту грязь затеял.

– У вас ведь не было изначального  желания стать мэром? После того как  вас начали  подставлять, возникали ли сомнения в правильности выбранного пути?

– Политика есть политика. Слава богу, не мальчиком туда пришёл, в 63 года. За плечами – большие стройки, жизненный опыт. Мне понятно было, что во взаимоотношениях города и области не всё будет гладко. Но такой ситуации, которая началась в 2013­-м, я не ожидал. Не думал, что степень такой безграничной клеветы не только может существовать, но и поддерживаться людьми, облечёнными государственной властью! В 2014­-м и в 2015-­м ситуация вообще пошла вразнос. Когда я отдельных людей видел, по их глазам можно было читать – там нет нравственных ограничений. А только законами жизнь не пропишешь.

Борьба за налоги

– Вы неоднократно упоминали, что Омск проигрывает своим соседям по бюджетной обеспеченности. Есть ли какая-то надежда, что город при нынешней структуре его экономики все-таки будет получать больше?

– Мне дважды приходилось выступать на парламентских слушаниях и на Совете Федерации, чтобы рассказывать о программе «50-­30-­20» (программа «50­-30-­20» предполагает распределение средств городской казны следующим образом: 50 процентов  – в федеральный бюджет, 30 – в областной, а 20 процентов оставлять на нужды муниципалитета. – Ред.). Потом мне просто сказали – езжай домой. Муниципалитетам в Москве делать нечего. А совсем недавно  на заседании Совета Федерации уже Валентина Ивановна Матвиенко заявила о том, что субъектам нужно давать не только самостоятельность, но и деньги – 50 на 50. Затем инсайдер из Москвы доложил, что Валентину Ивановну не поддержали. И действительно, эта тема больше не возникала.

– А есть ли, на ваш взгляд, у Омска другие пути увеличения налоговых поступлений?

– Думаю, нужно добиваться отмены процессинга на  нефтезаводе. Этот вопрос я поднимал на Законодательном собрании. Есть примеры, когда процессинговые предприятия переходили, выражаясь советским языком, к хозрасчёту, и основным показателем становилось увеличение налога на прибыль, которая остаётся в области.

Направление управления

– Вы говорили о короткой скамейке, кадровом голоде, отсутствии школы кадров. Сюда можно приплюсовать и барьеры, создаваемые правоохранительными органами. Нередко люди, отошедшие от власти, говорят – ну кто пойдёт работать на такие должности, когда каждая подпись – под прицелом правоохранительных органов, когда нормативы прописаны расплывчато, когда на человеке лежит огромная ноша ответственности? Получается, чиновнику проще не работать. Чтобы не брать на себя ответственность. Проще быть столоначальником и ни за что не отвечать. У вас есть представление, как из этой ситуации выбираться вашим преемникам?

– Это самая болезненная тема. Приведу пример. Когда Тиль, директор департамента архитектуры, оказался под следствием, а потом в судебном процессе, отдача от работников администрации резко снизилась. Понадобились серьёзные усилия, чтобы это преодолеть.  И сейчас решения принимаются с бОльшим трудом, чем это было раньше. Все оглядываются. Признаться, я сам, привыкший на стройке, что называется, не форумы проводить, а мгновенно реагировать на события, вынужден был очевидные решения принимать через какие-то паузы, консультации, процедуры. У нас не принято кивать на правоохранительные органы, потому что сохранилось прежнее отношение к ним – мол, они разберутся. Но разбираться приходится в бесконечном количестве вопросов. Кто-­то из великих сказал – чем больше законов, тем больше условий для их нарушения и совершения преступлений. Сегодня существует огромное количество противоречий в законодательстве.

– В последнее время начали говорить о том, что будет меняться муниципальная система управления. Что вы об этом думаете?

– Это активно обсуждается в российском парламенте.  В Государственной Думе находится 2,5 тысячи предложений по изменению законодательства от регионов. И только 150 из них включены в работу на 2017 год. А ведь есть ещё и предложения от муниципалитетов, которые до Думы не дошли.  Коль уж так сложилось, давайте покончим с местным само­управлением. Давайте просто вводить вертикаль губернатор–мэр. Вот два человека, отвечающие за субъект, похожий на наш. Если не принять мер, может наступить катастрофа. Возьмите сегодняшние выборы мэра. Если речь идёт о том, что какая-то клановость стала решающей силой – а слово «клан» никогда в позитивном значении не употреблялось, – значит, ребята, надо вздрогнуть и испугаться. Надо это остановить, потому что дальше будет ещё сложнее.

– Что вы хотите пожелать своему преемнику?

– Пожелал бы, чтобы новый мэр свято присягнул губернатору. А тот, в свою очередь, освободил мэра от всяких нападок и дал ему возможность нормально работать.  

Беседовали
Андрей Котелевский, Ярослав Лесовский, Ирина Краевская.

* * *

Многие омичи лучшим мэром считают Валерия Рощупкина, с ностальгией вспоминая времена, когда градоначальником был именно Валерий Павлович. К нему мы и обратились с просьбой дать оценку работе Вячеслава Двораковского как руководителя города.

Рощупкин очень тепло отозвался о Вячеславе Викторовиче, отметил его деловые и человеческие качества. А вот давать оценку работе Двораковского на посту мэра он, извинившись, отказался. Прежде всего потому, что находится далеко от Омска и не владеет всей информацией в полном объёме.  

В то же время, напомним, Двораковский — единственный омский градоначальник,  к которому Валерий Павлович приехал в гости, пожал руку и пожелал успехов в работе.

* * *

Валерий Кокорин, депутат Законодательного собрания (в тот момент – депутат Омского городского Совета) – в интервью одному из омских сайтов, июнь 2015 года:

«У нас бюджет тропический, бикини называется. Прикрывает только небольшое место в жизни города. Куда ни потяни, остальное останется неприкрытым. Мне неудобно обращаться к мэру с  какими-то просьбами, потому что я удивляюсь, как с таким бюджетом, с такой тряпочкой, он справляется с жизнью города».

* * *

В конце октября были подведены итоги общегородского обсуждения по вероятным кандидатам на пост мэра города Омска.

Ещё в мае, после первой неудачной попытки избрать градоначальника, региональное отделение Всероссийского совета местного самоуправления, а также региональный общественный фонд  «Духовное наследие» и другие общественные организации инициировали общегородское обсуждение. В его рамках «ГЭПИЦентр-2» провёл опрос пяти тысяч омичей.

Согласно результатам исследования, третье место в опросе горожан занял бывший омский мэр Валерий Рощупкин. Следом за ним – на четвёртой строке рейтинга – Вячеслав Двораковский.

Никто из нынешних претендентов на пост градоначальника в число лидеров общественного опроса не попал. Доклад, подготовленный ВСМС «Фонд «Духовное наследие», будет передан членам конкурсной комиссии по отбору кандидатов на должность мэра и депутатам Омского горсовета.

* * *

Андрей Котелевский, директор редакции газеты «Четверг»:

— Читатели «Четверга», конечно же, помнят  страшную аварию на Иртыше, когда пассажирское судно «Полесье» столкнулось с баржей. Увы, не обошлось без погибших и пострадавших…

Многие тогда обвиняли Двораковского, что он не прервал своё лечение за границей и не вернулся на эти траурные дни в Омск. На мой взгляд, доля справедливости в этих упрёках есть. Но сегодня хочу вспомнить о том, что осталось, как говорится, за кадром.

…Спустя несколько дней позвонила моя хорошая знакомая – коллега одной из пострадавших.  Плача в телефонную трубку, она сообщила, что для лечения женщины нужна крупная сумма – несколько сотен тысяч рублей. Вопрос стоял ни много ни мало – о жизни человека. Причём деньги требовались срочно! Те, к кому уже обращались (она перечислила несколько известных в Омске фамилий), помочь по разным причинам не смогли.

Поскольку часы показывали уже поздний вечер, а времени на раздумье практически не оставалось, я рискнул набрать телефонный номер Двораковского. Извинившись за поздний звонок и изложив ситуацию, я попросил мэра попробовать найти нужную сумму в бюджете. Пообещав, что об этом поступке мы расскажем на страницах «Четверга».

– Нет такой статьи в бюджете, у прокуратуры обязательно будут претензии, – ответил он. И пообещал: – Подумаю и перезвоню.

Перезвонил Вячеслав Викторович буквально через пять минут: мол, завтра рано утром надо встретиться, он привезёт из дома деньги. И твёрдым голосом добавил: но у него есть одно условие – пусть это останется нашей с ним тайной.

…Женщина, которой своевременно сделали необходимую операцию, до сих пор не знает, кто её оплатил. Ей только сказали, что финансовую помощь оказал «один добрый человек».  

А мы предаём эту историю огласке лишь спустя четыре года. И Двораковский сегодня уже не мэр...

* * *

Публикуется по материалам, предоставленным редакцией газеты «Четверг».

Фото:Ирина Губарева, ВОмске

Теги:мэрВячеслав ДвораковскийВалерий Рощупкин


Яндекс.Директ ВОмске




Комментарии

Ваше мнение

11.12.2018

Стоит ли учредить в Омской области звание «Почетный предприниматель»?

Уже проголосовало 8 человек

07.12.2018

А вы за создание платных парковок в Омске?

Уже проголосовало 38 человек





Другие новости







Другие новости


Яндекс.Директ ВОмске

Эксклюзив

Знаете ли вы Омск — 4?

20 ноября 2018 года народному артисту СССР, уроженцу Омской области Михаилу Александровичу Ульянову исполнился бы 91 год. Сегодняшний тест посвящен биографии нашего выдающегося земляка.

149720 ноября 2018

Знаете ли вы Омск — 3?

«ВОмске» продолжает серию тестов на знание родного края. Сегодняшний тест посвящен городской топонимике.

185508 ноября 2018

Знаете ли вы Омск — 2?

«ВОмске» продолжает серию тестов на знание родного края. 

193001 ноября 2018

На какую театральную премьеру в Омске вам стоит сходить? (Тест)

Все омские театры открыли театральные сезоны. «ВОмске» предлагает вниманию наших читателей тест, благодаря которому вы сможете разобраться в многообразии премьер и определиться с выбором.

182630 октября 2018

Знаете ли вы Омск?

«ВОмске» запускает серию тестов на знание родного края.

422524 октября 2018

Стиль жизни

ПИСЬМО СЕБЕ, 17-летней Татьяне Тарасовой…

Откровенная история

ПИСЬМО СЕБЕ, 17-летней Татьяне Тарасовой…

…от хозяйки вегетарианского кафе «Говинда», мировоззрение которой за эти годы полностью поменялось.

188330 ноября 2018
Алия Канахина: как задать зрителю ремня

Шик

Алия Канахина: как задать зрителю ремня

Гимнастка, которая выступает в паре со своим супругом, рассказала об их первом свидании, любимом совместном занятии и самом сложном испытании в своей жизни.

 

116229 ноября 2018
Мария Кох-Кукес: леди, которая горит на работе

Шик

Мария Кох-Кукес: леди, которая горит на работе

На ее левой руке спит кот, по правой бредет медведь, однажды на её плечах горели перья, а в руку вошло огненное копьё… Это не сказка, это – жизнь, но жизнь цирковой иллюзионистки.

182528 ноября 2018
Сьюзен Тоньи: «Двадцать лет ела только салат и йогурт!»

Шик

Сьюзен Тоньи: «Двадцать лет ела только салат и йогурт!»

Статная, высокая, с прямой спиной и тонкой талией, супруга Коррадо Тоньи, дрессировщика из легендарной династии, рассказала, как, родившись в Англии, стала «истинной итальянкой» и что за блюда впервые попробовала в Омске.

135827 ноября 2018

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске




Другие новости

Наверх