Интервью с бывшими. Сергей Баранов и Галина Гурьянова

Нерасторжимый тандем людей искусства, отказывающихся признавать себя бывшими омичами, верит, что Омск еще может измениться, если... захочет меняться.

3222207 декабря 2017

Эта серия, напомним, посвящена людям, в разное время и с разной степенью успешности попытавшимися покинуть Омск. Мы просим их ответить на одинаковые вопросы, ответы давая в формате as is, практически без правки, надеясь, что читателям, как и нам самим, будет интересно увидеть город со стороны, издалека — и в пространственном, и во временном измерении — и с самых разных точек зрения... Предыдущие выпуски серии можно найти по тегу «интервью с бывшими».

Знаменитую художественную чету «ВОмске» представляет Сергей Баранов.

— Сергей, мы-то знаем, а подскажите нашим читателям, в каком городе вы теперь постоянно живете?

— С конца 2014 года мы с женой, Галиной Гурьяновой, живем и работаем в столице Ямала Салехарде, на полярном круге. Но прописку оставили омскую, поэтому не входим в официальную статистику «покинувших Омск». В родном городе остались наши родители и дети, мы два-три раза в году их навещаем, но навсегда вернуться вряд ли планируем.

— Когда и почему вы попытались покинуть Омск?

— Уехали по стечению разных обстоятельств. Не самое решающее, но вполне знаковое для художника  – завершение творческого цикла. Авторский проект в Музее имени М.А. Врубеля «Невозможное. Памяти павших и выживших в Первой мировой войне» эмоционально дался нам очень тяжело и стал таким высказыванием, после которого хочется долго молчать. При этом 2014-й, как и вспоминаемый 1914-й, был полон событий очень тревожных и трагических, сопровождавшихся безумной военной истерией.  Просто продолжать писать картинки казалось невозможным. Нужно было что-то менять...

Сергей Баранов и Галина Гурьянова у афиши выставки «Невозможное». Омск, 2014.

— Кто был инициатором «развода»: вы или город?

— Примерно в то же время случилась беда и в нашей семье, потребовались деньги на лечение сына. Очень большие деньги, совершенно не «омские». Все имеющиеся ресурсы быстро исчерпались, нужно было срочно решать проблему. Как художник и дизайнер я уже успел проявить свои способности в Салехарде, где они оценивались куда выше, чем в Омске.  И вот из главного музея Ямала, музейно-выставочного комплекса имени И.С. Шемановского, мне поступило приглашение возглавить отдел художественного проектирования, а Гале — презентационно-издательский.  Высокие зарплаты, служебная квартира, северные льготы. И новые творческие задачи. Это был какой-то выход. Уезжали на год, прожили уже три, а планов – еще на пять.

— Насколько успешной вы считаете вашу попытку покинуть Омск? Расскажите чуть подробнее о вашей жизни после отъезда: чем занимались и занимаетесь, чем можете похвастаться?..

— В Салехарде мы не столько «живем», сколько работаем. Работаем по 12-14 часов в сутки, 7 дней в неделю. Музейно-выставочный комплекс – это не только крупный музей с множеством экспозиций, но и экспоцентр с огромным выставочным пространством, где  едва ли не каждую неделю проходят всевозможные фестивали и выставки, которые требуют оригинальных художественных решений. Комплекс современный, с новым оборудованием и уникальными возможностями, очень подходящее место для воплощения интересных идей.  Но интенсивность работы подчас запредельная, совсем не «омская».

Баранов, Гурьянова и Станишевская (Таллин) на открытии Недели графики в столице Ямала. Салехард, 2015

Кроме основной работы мы – художник и искусствовед - реализуемся в параллельном творчестве: делаем художественные проекты, организуем и проводим ежегодный Международный фестиваль «Неделя графики и дизайна в столице Ямала», делаем городскую скульптуру, ведем образовательный «Арт-субботник» и киноклуб, а также творческую студию,  работаем с «особенными» детьми в проекте «Мир без границ». Еще Галя собирает материал для путеводителя по художественным достопримечательностям Салехарда, пишет и публикует искусствоведческие статьи, читает лекции, ведет на радио «Арт-словарь». Я продолжаю сотрудничать с новокузнецкой галереей «2 Суворова», где год назад показал новый проект «Железная сила», а также с омскими институциями – Омской арт-резиденцией в Институте дизайна и технологий и Музеем имени М.А. Врубеля. В ИДиТе сделал проект оформления второго корпуса, в музее — проект экспозиции «Давид  Бурлюк». И только что привез экспонаты из омского музея в салехардский: они участвуют в выставке «Эхо 1917-го. Культурная революция». Это первый опыт сотрудничества родных мне музеев. И, надеюсь, в сентябре 2018-го оно продолжится.

Сергей Баранов на монтаже скульптуры «Мамонт Ямал». Салехард, 2017.

В кратких паузах наслаждаемся волшебными красотами, которые дарит северная природа. В прошлом году удалось выскочить на близкий и совершенно «марсианский» Полярный Урал. И сам Салехард - это особое место: небольшой, чистый, вполне «европейский» городок с современной архитектурой – в центре и с бараками (некоторые - еще лагерные) - по окраинам. Средний возраст горожан – 31 год. Множество детей. Множество национальностей: русские, украинцы, турки, ненцы, ханты, коми, калмыки, татары, буряты, грузины, дагестанцы и многие другие. Все очень благожелательные. Преступности почти нет, подъезды в большинстве не запираются: зарплаты у всех сравнимые, отсутствует почва для социальных противоречий. Нет пробок, почти нет аварий, водители с готовностью уступают дорогу пешеходам и друг другу. Чем не Европа? И совсем не Омск.

Салехардское небо с крыльца МВК.

— Но по чему-то омскому вы же грустите хотя бы иногда: по людям, по местам, по событиям?

— Омск – город для меня, как ни крути, родной: 50 лет тут прожито. Много родных, близких, друзей, которых в краткие приезды не всегда удается повидать. А еще несколько отличных нереализованных проектов, которые все-таки хотелось бы сделать.

— Вы поддерживаете связь с другими представителями глобальной омской диаспоры? Есть ли там, где вы живете, неформальное омское землячество, входите ли вы в него или общаетесь только с бывшими и нынешними омичами в соцсетях?

— С омичами – уехавшими и оставшимися – регулярно общаемся в Фейсбуке, а при случае и лично. Некоторых вывозим на Север – помочь с реализацией масштабных проектов. Например, Евгений Груздов и Рамиль Сабиров приезжали уже трижды. А в прошлом году удалось привезти целый Молодежный театр моды «ОбраZ».

Сергей Баранов, Евгений Груздов. Омская пыль. 2014

— Можно ли говорить об уникальном «омском менталитете», позволяющем легко узнавать настоящего омича в любом другом городе или стране? Какие черты «омскости» в себе и в других омичах вы считаете позитивными и негативными? Какие из них помогают в жизни, а от каких хотелось бы избавиться?

— Особого «омского» менталитета выделить не могу. Знаю омичей деятельных, искрометных, а знаю – совсем других.  Среди нынешних коллег в МВК из Омска — семеро. Все приглашены как специалисты и выделяются разве что высокой компетентностью. Но это, видимо, главное общее качество большинства «уехавших».

— Можно хотя бы теоретически представить, что вы вернетесь надолго или насовсем? Что для этого должно измениться в Омске, в России или в мире?

— Вернуть в Омск на какое-то время нас может разве что интересная в творческом и материальном плане работа – какой-то новый важный проект.

— Чего, на ваш взгляд издалека, Омску не хватает в первую голову? Чем из своего нового опыта вы бы поделились с Омском — из того, что омичи могли бы сделать сами, не дожидаясь милости от власти? Имеются в виду самые разные стороны жизни, включая экономику, ЖКХ, культуру, коммуникации и т.п.

— Омск не лучшее место для жизни. Это понимаешь мгновенно после приезда: отрезок проспекта Маркса от вокзала до цирка, который должен быть лицом города, столь ужасен, что хочется сразу повернуть назад. Темная улица, облезлые хрущевки, тряская дорога – и это после залитых светом и сверкающих стеклом не Лондона и Парижа, а всего лишь Салехарда и Тюмени. Разительный контраст. Почему так? Ответ прост: «высоких гостей» везут из аэропорта. То есть город сразу декларирует свои ценности: казаться, а не быть. Но омичи нетребовательны – большинство даже не представляет, что можно жить по другому. И не в другой жизни и не в другом царстве-государстве. Здесь словно затерянный мир – затерянный и в пространстве, и во времени. Порой это даже неплохо – развиваются новые, непохожие ни на что формы жизни. Но в целом такая изоляция приводит к деградации, социальной апатии и излишне частому употреблению слова «зато». «Зато у нас лучший в мире театр, лучшие художники, лучшая центральная улица, лучшая колбаса, лучший нефтезавод». Так ли это на самом деле, большинство омичей не интересует. Как и в целом россиян со своим сакральным набором «зато». Город-крепость, страна-крепость. Очень полезно иногда выйти за ворота и посмотреть – как живут там, за стеной? И спросить себя: почему мы живем иначе?

Впрочем, есть в Омске действительно лучшие люди, которые хорошо делают свое дело и не оставляют надежды в конце концов изменить город. И смогут, если город захочет меняться.

Сергей Баранов и Галина Гурьянова на красной дорожке фестиваля «Восток–Запад». Омск, 2017.

Биографические справки

Сергей Баранов родился в Омске. Художник (живопись, графика, скульптура, объект, инсталляция, акция, экспозиция, театр), куратор выставочных проектов.

Участник около 200 художественных выставок,  из которых 29 – персональные. Обладатель Гран-при V Красноярской международной музейной биеннале (2003). Победитель  IV Всесибирской выставки-конкурса современного искусства Сибири (2005, Омск).

Работы находятся в собраниях Пермского музея современного искусства PERMM, Омского музея изобразительных искусств имени М. А. Врубеля, Омского Государственного историко-краеведческого музея, Городского музея «Искусство Омска», Уральского Музея Молодежи (Екатеринбург), Государственного художественного музея Алтайского края (Барнаул), Новокузнецкого художественного музея, Кемеровского музея изобразительных искусств, Томского художественного музея, Ямало-Ненецкого окружного музейно-выставочного комплекса имени И.С. Шемановского (Салехард), в частных собраниях в России, Канаде, Испании, Чехии, Швейцарии, Эстонии, Латвии, Японии.

С 1997 по 2015 годы – ведущий художник, старший научный сотрудник Омского областного музея изобразительных искусств имени М.А. Врубеля. С 2014 – заведующий отделом художественного проектирования и дизайна МВК имени И.С. Шемановского в Салехарде.

Галина Гурьянова родилась в Омске. Искусствовед, кандидат исторических наук, член Союза художников России и Сибирской ассоциации исследователей первобытного искусства Сибири, доцент. Автор множества публикаций по древнему и современному искусству, составитель художественных альбомов, куратор выставок.

В 1991–2014 гг. - доцент кафедры «Изобразительное искусство и методика его преподавания» Омского государственного педагогического университета. 1998–2008 - старший научный сотрудник  Омского областного музея изобразительных искусств имени М.А. Врубеля. 2009–2014 - старший научный сотрудник  Городского музея «Искусство Омска». С 2014 года - заведующая презентационно-издательским отделом МВК имени И.С. Шемановского в Салехарде.


Яндекс.Директ ВОмске




Комментарии

Скоро

10 марта

Гончарук сыграет Путина

Гончарук сыграет Путина

416111 февраля 2018

Ваше мнение

21.02.2018

Как вы оцениваете первые шаги Оксаны Фадиной на посту мэра Омска?

Уже проголосовало 13 человек

21.02.2018

Как вы оцениваете первые шаги Александра Буркова на посту главы Омской области?

Уже проголосовало 14 человек



Другие новости





Блог-пост

Александр Минжуренко

— историк, политик

Нателла Кисилевская

— журналистка

Татьяна Ильина

— Редактор, журналист

Другие новости


Яндекс.Директ ВОмске

Эксклюзив

Михаил Машкарин: «Мне непонятно назначение дамы-пиарщика из Волгограда»

«ВОмске» продолжает публиковать комментарии экспертов о кадровой политике новых руководителей Омска и Омской области.

48622 февраля 2018

Александр Лихачев: «Если я 1 апреля на сайте правительства увижу фамилии Компанейщикова и Вижевитовой...»

«ВОмске» продолжает опрос экспертов по поводу кадровых решений новых руководителей области и города.

61222 февраля 2018

Павел Кручинский: «Я ожидал, что новый мэр сменит руководителей большего числа ведомств»

«ВОмске» провел опрос экспертов по поводу кадровой политики руководителей области и города.

35622 февраля 2018

Инна Ветренко: «Фадина затеяла непрофессиональную ротацию»

«ВОмске» провел опрос экспертов по поводу кадровой политики руководителей области и города.

717122 февраля 2018

Бурков и Фадина: два уровня, две схемы, два стиля

Совсем немного статистики и аналитики на тему кадровой политики.

1069520 февраля 2018

Стиль жизни

Что вы подарите на 23 февраля: носки или наручники?

Секс

Что вы подарите на 23 февраля: носки или наручники?

Алла купила мужу в подарок на 23 февраля плетку и наручники, а Яна приобрела в галантерее носки. А теперь – внимание! – вопрос: кто из дам получит на 8 марта подарок своей мечты и почетное звание «лучшая жена» в придачу?

503221 февраля 2018
Мыслящие здраво. Владимир Разумов

Здоровье

Мыслящие здраво. Владимир Разумов

Восемь правил ЗОЖ, позволяющих в 60 лет летом бегать босиком по раскаленному асфальту, а зимой купаться в проруби - как это делает профессор Разумов.

85014 февраля 2018
Анастасия и Максим Минасовы: «Главное для дрессировщика  –  всегда оставаться человеком»

Story

Анастасия и Максим Минасовы: «Главное для дрессировщика  –  всегда оставаться человеком»

Свой «собачий» номер обладатель «циркового Оскара» Николай Павленко передал молодой семье, выбрав из многих желающих.

129312 февраля 2018
На манеже — всей семьей

Кредо

На манеже — всей семьей

Цирковая семья Минасовых — это уже три поколения: Светлана и Артур, которых не поворачивается язык назвать бабушкой и дедушкой, их дети «без единого пятнышка» Максим и Анастасия и внуки Антоний и Полина, которым тоже светят софиты цирка…  

154707 февраля 2018

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске






Другие новости


Новости smi2.ru

Наверх