Семь пятилеток с Достоевским

28 января Омский государственный литературный музей имени Достоевского в узком «семейном» кругу отпраздновал скромный юбилей.

837129 января 2018
Семь пятилеток с Достоевским

168 лет назад Омск блестяще исполнил роль земного ада в судьбе Достоевского. Русскому Данте пришлось прожить с каторжным сбродом целых четыре года. И лишь в доме благородного коменданта крепости де Граве  «униженный и оскорблённый» литератор нашёл сочувствие.

Кто знает, может, именно за эту «малость» провидение оставило в живых аутентичные стены, запомнившие негромкий голос и поступь будущего гения мировой литературы…

28 января Омский государственный литературный музей имени Достоевского в узком «семейном» кругу отпраздновал скромный юбилей. И вышел на финишную прямую  юбилея иных масштабов: через три года всё прогрессивное человечество отметит 200-летие со дня рождения классика русской словесности.   

И что нам та самовлюблённая Москва в компании с заносчивым Петербургом?! Как точно подметил тобольский меценат Аркадий Елфимов, поздравлявший омичей, великого Достоевского «сделали» два города: Тобольск, где жёны декабристов одарили бедного арестанта Евангелием, и Омск, в котором он четыре года его штудировал. Пока не понял одну простую вещь: не писательское это дело  -  знаменем на баррикадах размахивать.

В два часа пополудни в мекке хранителей сибирской литературы самые дорогие гости: работники культуры, литераторы, меценаты, друзья музея – горячо приветствовали друг друга. И Фёдор Михайлович в шляпе задумчиво смотрел с картины народного художника Глазунова на разноцветные гирлянды воздушных шаров, развешанных по случаю праздника, к которому имел самое прямое отношение.

Положа руку на сердце, признаемся: Достоевский собирался в Италию. Молодой успешный литератор бредил шекспировской Вероной: Ромео, Джульетта, «и всюду страсти роковые», но вопреки намерениям  вместо Италии  «загремел» в Сибирь. Воистину, «нет ничего фантастичнее действительности», как обронил позже сам гений…

…3 января 1850 года на Семёновском плацу с высочайшего ведома  разыграли дьявольский спектакль. С предсмертными белыми рубахами, приложением к кресту, привязыванием к столбам и объявлением о помиловании в самый последний момент, когда душа уже была готова отлететь к Господу. Один из приговорённых Николай Григорьев сошёл с ума. Вот такое было самодержавие.

Что чувствовал в тот момент осуждённый Достоевский, можно прочесть в романе «Идиот».

А потом, вслед за Радищевым  и декабристами, – «увлекательное» путешествие из Петербурга в Тобольск, и, здравствуй, Сибирь-холодырь, земной ад.

Из Тобольска – по Московско-Сибирскому тракту, через нынешние Большеуковский, Знаменский, Тарский, Большереченский, Муромцевский районы, – ещё четыреста вёрст по «намоленной» бунтовщиками да разбойниками  дорожке.

Взору предстали унылые заснеженные равнины с берёзовыми колками. По льду пересекли Иртыш, с тракта вбежали на Тобольскую (нынешнюю Орджоникидзе) и через каменную арку Тарских ворот в крепость, в Степной бастион, где находился Омский каторжный острог. На дворе стояло 23 января 1850 года от Рождества Христова…

Лукавые ведущие   юбилея обещали «рассказ», «бегло перелистать страницы истории», перечислить тех, «кто сыграл и ещё играет свои роли» на  музейных «подмостках», но вышла целая «повесть», и к исходу третьего часа  торжеств ряды гостей заметно поредели. Остались самые стойкие. И как Владимир Иванович Селюк, вычисливший меня  в гардеробе, ни уговаривал  дождаться  чаю, я ретировалась, оставив сладкий «десерт», финал с пирогом, на совесть моего фотографа.   

«Какой-то «неюбилейный» у вас юбилей», - пытались плеснуть свою ложечку дёгтя в бочку праздничного музейного мёда завистники. Настоящим «всамделишным» юбилеем у нас принято считать сто  или, в крайнем случае, пятьдесят лет. Но в трудном, альтруистичном музейном деле год идёт за два, потому и 35 – самый что ни на есть юбилей.

Неофициально учреждение существует почти 90 лет: о его создании заговорили в 1928-м. Далее события развивались чисто по-русски, неспешно. В августе 1960-го приняли  решение об  открытии. Но чтобы «сказка стала былью», сначала, в 1968-м, в Омск должен был приехать внук писателя и вместе с краеведами отыскать на территории крепости здание, связанное с судьбой Достоевского. Потом больше десяти лет ухлопали на расселение  обитателей двенадцати квартир, обживших уютный комендантский  дом.  Прибавьте сюда время на капитальный ремонт и  поиски экспонатов по окрестным деревням, и вы, пожалуй, как директор музея Виктор Соломонович  Вайнерман, вложивший в него восемь пятилеток своей жизни, придёте к закономерному выводу:  «Терпение – вот главная добродетель музейщика».

Мужественно выслушав историю появления на свет «единственного в Западной Сибири», представители обоих писательских Союзов пожелали, чтобы отныне планы служителей музея реализовывались в более сжатые сроки.

Министр Юрий Трофимов, проникшись важностью грядущих событий,  обещал всяческую помощь и поддержку. Как то: восстановление комендантского дома, реэкспозицию, аудиогиды, обустройство памятного место, где был найден фрагмент казармы, в которой ссыльнокаторжный второго разряда Фёдор Достоевский, переосмысливая всю свою прежнюю жизнь, задумал «Записки из Мёртвого дома», сравнимые разве что с фресками Микеланджело «Страшный суд».

Актриса драмтеатра Татьяна Филоненко заметила, что, в отличие от острога, литературный  музей никогда не был «мёртвым домом» - только живым, потому что в нём собирались литераторы, актёры, музыканты, студенты. А директор Арт-галереи «Квадрат» Светлана Бойко, соседствующая с «Достоевским», призналась, что ей «нравится греться в лучах славы музея».  

Омск всегда немного тушевался перед Москвой и Питером. Потому что некоторые о роли провинциального города в судьбе великого писателя говорили вскользь, между делом.

Да, это в Омске его, дворянина, «поставили на самую низшую социальную ступень». Достоевского тошнило от скотского быта и нравов  каторжной  публики: «Выйти за нуждою уже нельзя с сумерек до рассвета, ибо казармы запираются, и ставится в сенях ушат, и потому духота нестерпимая. Все каторжники воняют как свиньи… Блох, вшей и тараканов четвериками».

Но ведь  не Москва и не Питер «пробудили» в Достоевском «Гения» - это сделал Омский острог…

Экс-начальник омской культуры Нина Генова, на чьих глазах рождался музей имени великого писателя, пришла на праздник с подарками и  идеями. Назвав пребывание Достоевского в Омске «брендообразующим фактором», она отметила, что гений нужен нашему городу не только для привлечения туристов, а его имя надо присваивать не одному университету.

Хорошо бы сделать так, чтобы «глыба и матёрый человечище», да простит меня Лев Толстой, органично вошёл в нашу повседневную жизнь, наполнил омскую культуру и всё наше жизненное пространство. Надо, чтобы Достоевский вышел за стены музея: шагнул в широкие массы, смешался с людским потоком, и каждый почувствовал его крепкое плечо.

«Господа, его надо выпустить!» - проходило красной нитью сквозь поздравительную речь уважаемой Нины Михайловны.

«Человек, который дарит не только материальные ценности», бизнесмен Виктор Титарёв, на дне рождения музея тоже «выступил с сольным номером». Будучи  истинным сыном своего времени и человеком сугубо деловым, Виктор Владимирович логично резюмировал выступления своих предшественников: «Нам надо научиться ЭТО продавать».   

Звучала флейта...

...и прекрасные песни омского композитора Льва Фёдора в исполнении Анны Ракитиной.

Директора омских музеев  в арестантских шапочках и белых рубашках с выражением читали письма Достоевского про «городишко грязный, военный и развратный в высшей степени». И все дарили, дарили, дарили…

Что? Книги! Потому что книги - лучший подарок.

Из необычных презентов  - фрагмент кирпичной кладки Воскресенского собора и  дивный круглый столик на резных ножках от осуждённых колонии №7, о котором, по словам Виктора Соломоновича, музейщики «мечтали всю жизнь».  Дело в том, что раньше у них такой был, но когда коллектив дружно засобирался из-под крыла историко-краеведческого музея и решил, как взрослый, жить отдельно,  инвентарь было велено оставить.

Художник Игорь Николаев преподнёс в дар любимому  музею серию работ «По местам каторги». Как сказал счастливый директор,  хоть завтра «можно устраивать мини-выставку!».

А омский Левша Анатолий Коненко, памятуя о том, что места здесь мало, подарил раковину с крошечной жемчужиной, на которой уместилась целая «Сказка о рыбаке и рыбке» Пушкина.

Краевед Владимир Селюк, к слову, один из восьми награждённых специально учреждённым к 35-летию музея памятным знаком, тут же  выдвинул гениальную идею присовокупить к музею Достоевского Дом Антона Сорокина, что на Лермонтова, 28-А,  и сделать его филиалом Омского литературного.

Зал одобрительно загудел:  «Ну, Селюк, голова!», а лицо Виктора Соломоновича Вайнермана просияло радостью и надеждой.

* * *

Больше фотографий смотрите в галерее и в подборке на странице «ВОмске» в Фейсбуке.


Яндекс.Директ ВОмске




Комментарии

Скоро

10 марта

Гончарук сыграет Путина

Гончарук сыграет Путина

387111 февраля 2018

Ваше мнение

05.02.2018

На посту сенатора Виктор Назаров принесет пользу Омской области?

Уже проголосовало 107 человек

05.02.2018

В Исилькуле хотят назвать улицу именем Леонида Полежаева. Думаете, он это заслужил?

Уже проголосовало 124 человека



Другие новости





Блог-пост

Евгения Лифантьева

— журналист, писатель, блогер

Виктор Скуратов

— предприниматель

Другие новости


Яндекс.Директ ВОмске

Стиль жизни

Мыслящие здраво. Владимир Разумов

Здоровье

Мыслящие здраво. Владимир Разумов

Восемь правил ЗОЖ, позволяющих в 60 лет летом бегать босиком по раскаленному асфальту, а зимой купаться в проруби - как это делает профессор Разумов.

78814 февраля 2018
Анастасия и Максим Минасовы: «Главное для дрессировщика  –  всегда оставаться человеком»

Story

Анастасия и Максим Минасовы: «Главное для дрессировщика  –  всегда оставаться человеком»

Свой «собачий» номер обладатель «циркового Оскара» Николай Павленко передал молодой семье, выбрав из многих желающих.

121312 февраля 2018
На манеже — всей семьей

Кредо

На манеже — всей семьей

Цирковая семья Минасовых — это уже три поколения: Светлана и Артур, которых не поворачивается язык назвать бабушкой и дедушкой, их дети «без единого пятнышка» Максим и Анастасия и внуки Антоний и Полина, которым тоже светят софиты цирка…  

151707 февраля 2018
Рахель Кричевская: «Мои дети учатся в трех школах…»

Откровенная история

Рахель Кричевская: «Мои дети учатся в трех школах…»

«ВОмске» завершает проект «Семь историй одного выбора». История седьмая и последняя, от Рахель Кричевской, супруги главного омского раввина и матери семерых детей, – о том, как воспитывать детей из ортодоксальной еврейской семьи в сибирском городе.

2538106 февраля 2018

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске






Другие новости


Новости smi2.ru

Наверх