Интервью с настоящими. Евгения Лифантьева

Писатель-фантаст видит настрой омичей сделать город таким привлекательным, чтобы он мог стать «витриной России для Азии», и поддерживает его.

130904 февраля 2018
Интервью с настоящими. Евгения Лифантьева

В серии «Интервью с настоящими» мы углубляем наше представление о городе взглядом изнутри, с помощью интересных людей, живущих и работающих в Омске.

Очередной герой рубрики — омский журналист, блогер, пресс-секретарь обкома КПРФ Евгения Лифантьева.

— Опишите город тремя словами: какой для вас Омск?

— Медленный. Тягучий. Мягкий. Ощутимый контраст был после жесткого и конкретного Красноярска.

— Самое любимое, знаковое лично для вас место в Омске — и почему оно?

— Лесистая части парка Победы. Долго увлекалась ролевыми полигонными играми, некоторые организовывала сама. Какое-то время играли в парке Победы. Поэтому с этим местом связано много самых разных, но больше приятных, воспоминаний.

— Куда вы в первую очередь водите гостей города?

— Самое эффектное, на мой взгляд, место в Омске — это Стрелка, где Речной вокзал и пушка. Там есть ощущение, что Омск — город на большой реке. Потом по настроению можно покататься на речном трамвайчике, сходить в музей или на выставку. Краеведческий, Врубеля, Дом художника — все рядом. Можно зайти в «Тинто» или любое другое кафе в округе, до Камергерского переулка и модного нынче «Скуратова» — пять минут прогулочным шагом.

Да, небольшое отступление про то, «какой Омск». Для меня Омск еще — город, где умеют варить кофе. Как-то у нас по своим делам был Борис Долинго. Для фантастов — фигура культовая. Литературный редактор журнала «Уральский следопыт», организатор конвентов «Аэлита» в Екатеринбурге, издатель ежегодных сборников фантастических рассказов «Аэлита». Мы были заочно знакомы, я у него публиковалась. Решили «развиртуализироваться». В один из вечеров я вытащила его из гостиницы, чтобы познакомить с другими омскими фантастами. Собирались в «Тинто». Долинго слегка ошалел: «Омск — первый город, где фантасты зовут меня пить кофе, а не водку». Но оценил.

— Назовите три главные фамилии, ассоциирующиеся у вас с Омском, и объясните свой выбор.

— Егор Летов — номер один без вопросов. Летов — это целая эпоха не только в музыке, но и вообще в молодежной субкультуре. Фигура того уровня, которая сделала бы честь любой столице.

Дамир Муратов. В своей сфере значим не меньше. И глючен, как Омск.

Из давней истории, наверное, Чокан Валиханов. Почему-то у нас о нем мало пишут, но это был человек фантастической судьбы, один из значимых персонажей «Большой Игры» между Россией и Британией в Центральной Азии.

— Кем из ныне живущих омичей, по-вашему, город может и должен гордиться, кого должен поддерживать, на кого стоит ориентироваться молодежи, кто лично для вас является авторитетом в моральной и в профессиональной сферах? Почему? Особенно интересно услышать недооцененные, нераскрученные фамилии…

— Из живущих сегодня — редактор «Коммерческих вестей» и когда-то — один из создателей конвентного содружества фантастов и их поклонников всего Советского Союза Марат Исангазин. Единственный в Омске человек, кроме принимавших меня сотрудников «Комка», о существовании которого я знала до того, как приехала в город. Кстати, ехала сюда с напутствием от одного «людена» (не буду расшифровывать слово, кто знает — тот понимает) передать ему привет. Правда, не помню уже — передала или нет.

Моральный авторитет? Для меня таким был Евгений Дмитриевич Похитайло — великолепнейший управленец советской эпохи, который при этом умудрялся всю жизнь оставаться в тени. Собственно говоря, многое из того, что сейчас с тоской вспоминают омичи старших возрастов, — это плод усилий не столько Манякина, сколько Похитайло. Евгений Дмитриевич был заведующим сельскохозяйственным отделом Омского областного комитета КПСС (в нынешних терминах — министром сельского хозяйства) — именно в те годы, когда область гремела как «житница». Он был председателем исполкома Омского областного Совета депутатов (это функции одновременно и председателя Заксобрания, и вице-губернатора, если считать должность первого секретаря обкома КПСС аналогом губернаторской). На нем, по сути, держалось все и городское, и областное хозяйство, вся коммуналка, транспорт и так далее. И это было как раз в те годы, когда город стремительно строился и развивался. Несколько лет Евгений Дмитриевич пробыл и первым секретарем. И при этом, при всех его талантах руководителя, при всех связях он не стал «монетизировать» власть. Не захотел наживаться, участвовать в «крысиных бегах» 90-х. Умер в 2015 году квартире, обставленной мебелью, которая была модной в 70-х. Очень жалею, что слишком поздно с ним познакомилась, что не удалось поговорить подольше. Знаете, если бы в 80-е все коммунисты-руководители были такими, как Похитайло, то и Советский Союз был бы на своем месте, и история пошла бы по другому пути.

С кого из сегодняшних брать пример? Знаете, есть «люди города», а есть «люди мира». Человек города» — это, например, Игорь Федоров. У него поразительное умение чувствовать заинтересованность омичей и настолько же поразительная трудоспособность. Восхищаюсь Еленой Завьяловой. На первый взгляд тихая, незаметная, она умудряется продавить очень серьезные вопросы, достучаться до самых высоких кабинетов. И таких людей, к счастью, немало.

С другой стороны, есть несколько человек, известных в профессиональных кругах на российском уровне, но мало известных в Омске и практически не включенных в жизнь города. Например, Юрий Перминов — редактор альманаха «Тобольск и вся Сибирь», один из наиболее признанных современных поэтов России, член высшего творческого совета Союза писателей России, лауреат множества всероссийских и международных премий… по-моему, он уже сам запутался, сколько у него регалий. В прошлом году к 8 Марта мы устраивали ему в одной из библиотек встречу с женщинами-ветеранами, так «хозяйки площадки» даже сначала не сообразили, о ком речь. Потом перерыли свой фонд и с удивлением обнаружили, что автор нескольких книг, которые есть в их библиотеке, живет в двух шагах от нее. Они были уверены, что поэты такого уровня существуют «где-то там», но никак не в хрущебе в Солнечном. И думаю, что во многих сферах есть «люди мира», которые умудрились перерасти Омск, стать известными в профессиональной среде на всю Россию и даже за ее пределами, сохраняя омскую прописку. Но мы, омичи, о них не знаем.

— Можно ли говорить об уникальном «омском менталитете», позволяющем легко узнавать настоящего омича в любом другом городе или стране? Какие черты «омскости» в себе и в других омичах вы считаете позитивными и негативными? Какие из них помогают в жизни, а от каких хотелось бы избавиться?

— По сравнению с другими городами Сибири, в которых я бывала, менталитет людей в Омске более… восточный, что ли. В том смысле, что «Восток — дело тонкое». Ощущается влияние Казахстана, да и самой природы — бесконечных степей, медленной реки, скудных пейзажей. В Омске не чувствуешь, что живешь в мегаполисе. Темп жизни — такой же, как в городах с населением тысяч в 100. Инерционность, некий фатализм, нежелание лишний раз зазря дергаться. Раскачать на что-то омичей очень сложно. Наверное, именно поэтому те, кто живет чуть энергичнее, ощущают в Омске дискомфорт. Но, с другой стороны, Омск — это стойкость, упорство, умение доводить дело до конца. Ироничное отношение к себе и к ситуации. Это — две стороны одной медали, одно без другого не существует.

— Самое смешное, что вы слышали от иностранцев или жителей других российских городов об Омске?

— Как-то раз писала о Рождественском полумарафоне. Разговорилась с бегуном из Германии. Стандартные вопросы: как встретил город, какие впечатления? Как на грех, в тот год на Рождество было тепло, от силы градусов пять мороза. Очень развеселила искренняя обида немца: он ехал в Сибирь испытать себя в экстремальных условиях, а тут ему подсовывают берлинскую погоду. Заявил, что больше не считает Омск Сибирью. Пришлось в шутку доказывать ему, что местные власти специально заказали потепление, чтобы спортсменам было комфортнее, а обычно у нас лютая стужа. Он, конечно, не поверил, все повторял: «Найн, найн Сибирь!»

— Бывшему мэру Омска Валерию Рощупкину когда-то приглянулась скульптура «Наблюдателя» в Братиславе — и у нас появился «Степаныч», ставший любимцем омичей, нравящийся и гостям города. А вам что увиденное в других городах хотелось бы перенести в Омск?

— Было бы очень здорово, если бы у нас появилась копия клодтовских коней. Ведь скульптуры на Аничковом мосту на самом деле родом из Омска. Когда писала об Омском ипподроме, немного покопала тему «Омск и лошади». Мы же — «ворота в степь». У нас с конца 18 века проводили конные ярмарки. Пригоняли табуны из Казахстана. Отец скульптора Петра Клодта, генерал Карл Клодт, был фанатом хороших лошадей. В воспоминаниях о Петре Клодте остались его рассказы о том, как они с отцом ездили в степь к казахским баям, любовались скачками… Неплохо бы парочку лошадок вернуть на историческую родину.

— Что вам больше всего нравится и сильнее всего удерживает в Омске?

— Люди.

— А что больше всего не нравится, раздражает, хочется изменить?

— Застарелая нищета, к которой все привыкли настолько, что не видят ее.

— Были у вас мысли покинуть Омск насовсем или надолго? Предпринимали вы такие попытки? Сохраняется ли это в планах? Что для этого должно измениться в Омске, в России или в мире? Или, наоборот, остаться неизменным… Поделитесь подробностями.

— Нет. Я до Омска много переезжала и поняла, что от места, где ты живешь, зависит меньше, чем принято считать. Причем, что забавно, попыток «штурмовать Париж», у меня никогда не было. Я всегда переезжала потому, что позвали, причем на уже готовое место, на конкретную работу. В Омск попала случайно: просто предложили место в омской редакции «Комка». Если вдруг (хотя это и сомнительно) сейчас появится настолько же интересное предложение, будет явная потребность во мне, то, может быть, и ухвачусь. Просто из любопытства: «Здесь я был, а там я не был». Я, в принципе, тоже «человек мира», мне везде хорошо.

— Если бы у вас был свободный выбор и неограниченные возможности, в какой город вы бы переехали? Почему?

— Ни в какой. Поездить, посмотреть мир — хорошо. Но там меня никто не ждет. А здесь пока есть те, кому нужна.

— Чего, на ваш взгляд изнутри, Омску не хватает в первую голову? Чем из своего опыта и знаний вы бы поделились с Омском — тем, что омичи могли бы сделать сами, не дожидаясь милости от власти? Имеются в виду самые разные стороны жизни, включая экономику, ЖКХ, культуру, коммуникации и т.п.

— Омску в первую голову не хватает осмысленной функции в межрегиональном разделении труда. Я уже, кажется, писала, что объективно самый большой удар по Омску нанесло отделение Средней Азии и Казахстана. В СССР Омск был транспортным, промышленным, научным центром притяжения для Целины и вообще — для всей Средней Азии. Развал Союза превратил Омск в безрукого-безногого «головастика». Естественно, и голова захирела. Двадцать лет подряд Омск пытается отрастить новые руки-ноги, втиснуться между соседями — куда дотянется, куда зацепится. Пытается стать нужным, значимым в масштабах России. В каких-то сферах уже «зацепился», «пророс». Поэтому объективно работает на Омск каждый, кто в чем-то выходит на российский уровень, оставаясь в городе. Причем это относится не только к экономике, а ко всем сферам. Омский театр, омская школа дизайна, омская школа единоборств — это все известно далеко за пределами Сибири. Это — некий знак качества. Хотя, как говорится, нет пророка в своем отечестве. Я помню, каким шоком для омских журналистов было, когда они осознали, что систему залпового огня «Буратино», которую показывают во всех боевых сводках, делают в Омске. Просто захлебывались, когда писали об этом. Но, к сожалению, театра, дизайна, хоккея, нефтепереработки, техуглерода и огнеметов слишком мало, чтобы полностью загрузить достойным делом город-миллионник.

Сейчас у омичей абсолютно правильный настрой: сделать город таким привлекательным, чтобы он мог стать «витриной России для Азии», как Прибалтика была «витриной СССР» для Европы. С точки зрения туристической привлекательности Омск — абсолютный нуль. У нас нет ничего: ни моря, ни гор, ни древней архитектуры, ни каких-то совсем уж уникальных музеев. Разве что потенциал для создания бальнеотерапевтического курорта (в комплекте с медицинскими услугами), но за это дело никто еще толком не брался. Даже в «Нике» забетонировали скважину. Что-то есть, конечно, но все — предельно камерное, да и аналогов в мире полно. Вряд ли кто-то поедет за тысячи километров только для того, чтобы побывать в музее топора или посмотреть на несколько полотен Айвазовского. Это все интересно для «внутреннего» потребления, для «внутренних» туристов. Но можно добиться, чтобы стало престижно проводить в Омске всевозможные форумы, встречи, фестивали, выставки-ярмарки и так далее в рамках не России, а Евразии. Притягивать в Омск тем, что сейчас принято называть «интерактив» — нет зрителей, есть соучастники. Сделать Омск городом, где удобно вести переговоры, устраивать семинары, назначать встречи, заключать сделки. В постиндустриальном обществе это весьма значимая функция, на которую может работать немало народу. Потенциал есть: удобная логистика, открытость, многонациональность. Но для этого надо вычистить город до состояния «чтобы не стыдно было перед гостями». А на это работают все «городские проекты», все общественные усилия по организации комфортной городской среды. Так что каждый может участвовать в создании этого нового Омска.

— Пожалуйста, расскажите о себе в формате автобиографической справки.

— Родилась и выросла в Подмосковье, училась в Иркутске, работала в районке в Красноярском крае и в красноярских областных газетах и только в 1997 году перебралась в Омск.


Яндекс.Директ ВОмске




Скоро

10 марта

Гончарук сыграет Путина

Гончарук сыграет Путина

390111 февраля 2018

Ваше мнение

21.02.2018

Как вы оцениваете кадровую политику Буркова?

05.02.2018

На посту сенатора Виктор Назаров принесет пользу Омской области?

Уже проголосовало 108 человек



Другие новости





Блог-пост

Алексей Никишин

— журналист

Евгения Лифантьева

— журналист, писатель, блогер

Сергей Демченков

День С.В.


32315.02.18

Сергей Демченков

— Филолог

Другие новости


Яндекс.Директ ВОмске

Стиль жизни

Мыслящие здраво. Владимир Разумов

Здоровье

Мыслящие здраво. Владимир Разумов

Восемь правил ЗОЖ, позволяющих в 60 лет летом бегать босиком по раскаленному асфальту, а зимой купаться в проруби - как это делает профессор Разумов.

80514 февраля 2018
Анастасия и Максим Минасовы: «Главное для дрессировщика  –  всегда оставаться человеком»

Story

Анастасия и Максим Минасовы: «Главное для дрессировщика  –  всегда оставаться человеком»

Свой «собачий» номер обладатель «циркового Оскара» Николай Павленко передал молодой семье, выбрав из многих желающих.

123812 февраля 2018
На манеже — всей семьей

Кредо

На манеже — всей семьей

Цирковая семья Минасовых — это уже три поколения: Светлана и Артур, которых не поворачивается язык назвать бабушкой и дедушкой, их дети «без единого пятнышка» Максим и Анастасия и внуки Антоний и Полина, которым тоже светят софиты цирка…  

152107 февраля 2018
Рахель Кричевская: «Мои дети учатся в трех школах…»

Откровенная история

Рахель Кричевская: «Мои дети учатся в трех школах…»

«ВОмске» завершает проект «Семь историй одного выбора». История седьмая и последняя, от Рахель Кричевской, супруги главного омского раввина и матери семерых детей, – о том, как воспитывать детей из ортодоксальной еврейской семьи в сибирском городе.

2550106 февраля 2018

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске






Другие новости


Новости smi2.ru

Наверх