Интервью с настоящими. Елена Агафонова

Директор Омского цирка рекомендует экскурсию с гидом по Омску в качестве психотерапевтической практики и гарантирует: вы обязательно удивитесь!

1119210 февраля 2018
Интервью с настоящими. Елена Агафонова

В цикле «Интервью с настоящими» мы пытаемся лучше увидеть, почувствовать и понять город, глядя на него изнутри: с помощью интересных людей, живущих здесь и сейчас. Сегодня мы беседуем с директором Омского цирка Еленой Агафоновой.

— Елена Филипповна, опишите город тремя словами: какой для вас Омск?

— Родной, солнечный, спокойный. Немного спящий. Москва по энергетике мне ближе, сложно жить в покое.

— Самое любимое, знаковое лично для вас место в Омске – и почему оно?

— Выросла на Рабиновича, рядом с церковью на Тарской. Очень люблю все эти места, когда проезжаю или прохожу там, сердце радостно сжимается. Накрывает волна ностальгии: с классом ходила в бассейн «Пингвин», на выставку «Флора» — а ведь все, что связано с детством, всегда значимо. За стенкой детского садика располагалось кафе «Лотос» — там сейчас «Скуратов». Детсадовский дворик был мал, и нас водили гулять в сквер с оленями, где сейчас высится Успенский собор: раньше там был парк аттракционов…

— Куда вы в первую очередь водите гостей города?

— Вожу, конечно же, в цирк! (Смеется.) А если речь о прогулке по городу, то, конечно, туда же в центр, в район Тарских ворот: для меня это места, которые возвышают. Как-то в качестве председателя жюри детского фестиваля к нам приезжала директор Государственного училища циркового и эстрадного искусства им. Румянцева (Карандаша) Валентина Савинова. Возникло предложение организовать экскурсию по городу — и мы вместе отправились по местным «турмаршрутам». Честное слово, в родном городе я почувствовала себя туристкой! Оказывается, я так мало о нем знала! В частности, мы зашли на экскурсию по музею Врубеля. До этого была в Третьяковке, в Эрмитаже, в Лувре — а оказалось, что здесь, под боком, потрясающие картины! Или другое мое открытие: «серый дом» — образец сталинского ампира. Оказывается, здание УФСБ, построенное по проекту Семенова — шедевр архитектуры и его фотографию часто можно встретить в учебниках архитектуры... Хочу повторить тот экскурсионный опыт, считаю это некой психотерапевтической практикой: посреди рабочей недели ты вдруг оказываешься человеком в отпуске.

В обеденное время вожу гостей города в «Сенкевич», в основном из-за вида и возможности любоваться величием Иртыша. Многие не видели ледохода. Посещала ресторан с гостями из Санкт-Петербурга и Москвы, и наши трапезы дважды совпадали с этим красочным и неповторимым явлением. Людей это до такой степени потрясало, что и блюда, и беседы отходили на второй план…

— Назовите три главные фамилии, ассоциирующиеся у вас с Омском, и объясните свой выбор.

— Размышляю над этим вопросом и появляется легкая грусть: многие люди, имеющие отношение к городу, состоялись и реализовались все же не здесь, хоть и родились или жили в Омске, – как Михаил Ульянов, генерал Карбышев, Федор Михайлович Достоевский… Есть какая-то печаль в этом: в масштабах страны омичу, не покидая границ города, трудно реализоваться… Люблю Роберта Рождественского, для меня здорово, что он имел отношение к Омску, оставил свой след, частицу себя. Ульянов — гениальный артист. Камень заложили, памятник пообещали, а «постамент» так и стоит пустым — для меня это странно…

С Омском у меня ассоциируются фамилии людей, которые, может, не так широко известны, но прекрасно делают свое дело: хорошие врачи, учителя, журналисты. Если бы география их жизни была иной, их фамилии, уверена, знал бы более широкий круг людей. Но городу повезло: каждый день они делают его лучше. Политиков не хочу ни ругать, ни хвалить, мы видим лишь вершину айсберга, а что под ней — не всегда…

— Кем из ныне живущих омичей, по-вашему, город может и должен гордиться, кого должен поддерживать, на кого стоит ориентироваться молодежи, кто лично для вас является авторитетом в моральной и в профессиональной сферах? Почему? Особенно интересно услышать недооцененные, нераскрученные фамилии...

— Повторю: импонируют люди деятельные, которые меняют город вокруг себя. Это и Марина Бекетова, педагог начальных классов гимназии №64, учительница моего сына. И Слава Шуголь, сила мечты, желания и стремления которой превратили небольшую клинику в огромный многопрофильный медицинский центр. Помню, еще во времена «Доктор САШ» она сама подходила к каждому пациенту и спрашивала: «А у вас что болит?».

Нельзя не упомянуть и актеров омского Театра драмы: Валерий Алексеев, Татьяна Филоненко, Михаил Окунев и другие — это те люди, которые определяют культурный код города. Как и краевед Алексей Сорокин — преданный Омску, влюбленный в город человек, хранитель его истории.

Мне нравится то, что делает Виктор Скуратов — как символ людей новой формации. Буквально по Макаревичу: «Не стоит прогибаться под изменчивый мир, пусть лучше он прогнется под нас».

— Можно ли говорить об уникальном «омском менталитете», позволяющем легко узнавать настоящего омича в любом другом городе или стране? Какие черты «омскости» в себе и в других омичах вы считаете позитивными и негативными? Какие из них помогают в жизни, а от каких хотелось бы избавиться?

— Увидеть и выделить в толпе омича — это, конечно, из области метафизики, но кое-что могу сказать об «омском менталитете». Недавно слушала Ксению Собчак и была шокирована, когда та сказала, что мы страна генетического отребья. Теория не новая, но при этом Омск всегда был местом, куда ссылали — и наверняка не самых плохих людей. Немцы с Поволжья, «осевшие» в Азовском районе, мигранты из Казахстана, люди, эвакуированные вместе с заводами — все они привнесли в Омск иную культуру. В том числе и кулинарную — мы можем попробовать казы и бешбармак. Сама я родилась благодаря тому, что деда-поляка в 1942 году выслали в Омск, где на заводе имени Карла Маркса он познакомился с бабушкой… Влияние различных культур очевидно. Интеллектуальный уровень омича, если сравнивать его с южными купеческими городами, на мой взгляд, выше. Даже наши цирковые гастролеры признают: омский зритель взыскателен, требователен. У омича больше духовных приоритетов. Есть и «оборотная сторона» этой медали: не очень нацелены на результат, он как будто бы вторичен...

— Самое смешное, что вы слышали от иностранцев или жителей других российских городов об Омске?

— Известная история, когда нынешней зимой на открытии ледового городка у нас медведица Юля под присмотром своей дрессировщицы каталась с горки… Семилетнюю девочку в тот день привели в цирк, она всю свою сознательную жизнь провела в Германии, смотрит на это веселье и по-русски, но с характерным акцентом говорит своей бабушке: «Ну вот, а вы мне говорили, что здесь медведи по улицам не ходят!». Нам было очень смешно.

— Бывшему мэру Омска Валерию Рощупкину когда-то приглянулась скульптура «Наблюдателя» в Братиславе — и у нас появился «Степаныч», ставший любимцем омичей, нравящийся и гостям города. А вам что увиденное в других городах хотелось бы перенести в Омск?

— Когда-то фонтан напротив Музыкального театра тоже был музыкальным... В Сочи, в Барселоне и во множестве других городов мира идут прекрасные Шоу поющих фонтанов. Я бы восстановила и реконструировала центральный омский фонтан. Должны быть места, которые объединяют людей: тогда группа «случайных прохожих» перестает быть толпой, а начинает быть омичами. Не салютом ведь единым на День победы…

— Что вам больше всего нравится и сильнее всего удерживает в Омске?

— Скучаю и люблю свой город особо остро, когда взлетает или садится самолет. Чувство расставания — и чувство новой встречи… Город — это личная история. Город — это остановка, где ты мерзла в ожидании автобуса, улица, где ты бежала навстречу возлюбленному, скамейка, на которой ты плакала, дом, где ты сидела за столом с родителями, школьный двор, где ты впервые испытала гордость победы… Город для меня — это мои личные ощущения, а не люди и здания. Это очень глубинная, внутренняя история: только Омск может дать целую палитру эмоций, которыми во многом я и живу. А остальное… Сегодня расстояние не помеха — человек может реализовывать себя в любом городе, любой стране.

— А что больше всего не нравится, раздражает, хочется изменить?

— Можно многое критиковать, от транспорта до дорог, но все мы всё знаем, что нас не устраивает. Мне кажется, всем нам хочется изменить примерно одни и те же вещи.

— Были у вас мысли покинуть Омск насовсем или надолго? Предпринимали вы такие попытки? Сохраняется ли это в планах? Что для этого должно измениться в Омске, в России или в мире? Или, наоборот, остаться неизменным… Поделитесь подробностями.

— Да, мне делали предложение переехать в Москву работать. Я тогда уже была директором цирка, и предложение было связано с цирком. Но я не видела себя в той работе, что мне предлагали — это раз. К тому же мой муж совсем не любит Москву — это два, хотя сама я в тот момент пребывала на пике очарованности столицей, ее энергетикой и ритмом.

— Если бы у вас был свободный выбор и неограниченные возможности, в какой город вы бы переехали? Почему?

— Сегодня я не думаю о переезде, но на старости лет хотела бы иметь домик на берегу моря. Мечтаю много гулять — в Омске это делать сложно. Даже собаку сейчас не хочу заводить, поскольку и ее негде нормально выгуливать. Пока ты реализуешь себя в профессии, занимаешься карьерой, это не особенно большое препятствие. Для меня не так важно, где жить — гораздо важнее иметь возможность путешествовать, при желании видеть и искрящийся на солнце снег, и морскую водную гладь всех цветов радуги.

— Чего, на ваш взгляд изнутри, Омску не хватает в первую голову? Чем из своего опыта и знаний вы бы поделились с Омском — тем, что омичи могли бы сделать сами, не дожидаясь милости от власти? Имеются в виду самые разные стороны жизни, включая экономику, ЖКХ, культуру, коммуникации и т.п.

— Не хватает развитой инфраструктуры, хороших медучреждений, кадров. Вот результат, озвученный на собрании в гимназии, где учится мой сын: 80 процентов детей в прошлом году по результатам ЕГЭ поступили в вузы на бюджет, из них 90 процентов — не в Омске. Лучшие выпускники уезжают из города, происходит вымывание, обесценивание, падение. Я и сама, по крайней мере, на сегодняшний день не хотела бы, чтобы мой сын жил в Омске: для молодежи здесь пока мало возможностей для реализации своих способностей. А пока мы здесь, важно построить город внутри себя и вокруг себя. Если каждый из нас постарается сделать мир чуть лучше, и вокруг нас будет строиться другой мир.

P.S. Вместо традиционной биографической справки мы решили напомнить здесь ссылки на ранее вышедшие беседы с Еленой Агафоновой. Если пропустили, обязательно прочитайте: «То, что вы всегда хотели узнать о жизни цирка, но не у кого было спросить», «Во время некоторых номеров я просто молюсь…» и «Елена Агафонова. Ни слова о цирке».


Яндекс.Директ ВОмске




Комментарии

Скоро

10 марта

Гончарук сыграет Путина

Гончарук сыграет Путина

386111 февраля 2018

Ваше мнение

05.02.2018

На посту сенатора Виктор Назаров принесет пользу Омской области?

Уже проголосовало 107 человек

05.02.2018

В Исилькуле хотят назвать улицу именем Леонида Полежаева. Думаете, он это заслужил?

Уже проголосовало 124 человека



Другие новости





Блог-пост

Евгения Лифантьева

— журналист, писатель, блогер

Виктор Скуратов

— предприниматель

Другие новости


Яндекс.Директ ВОмске

Стиль жизни

Мыслящие здраво. Владимир Разумов

Здоровье

Мыслящие здраво. Владимир Разумов

Восемь правил ЗОЖ, позволяющих в 60 лет летом бегать босиком по раскаленному асфальту, а зимой купаться в проруби - как это делает профессор Разумов.

78814 февраля 2018
Анастасия и Максим Минасовы: «Главное для дрессировщика  –  всегда оставаться человеком»

Story

Анастасия и Максим Минасовы: «Главное для дрессировщика  –  всегда оставаться человеком»

Свой «собачий» номер обладатель «циркового Оскара» Николай Павленко передал молодой семье, выбрав из многих желающих.

121112 февраля 2018
На манеже — всей семьей

Кредо

На манеже — всей семьей

Цирковая семья Минасовых — это уже три поколения: Светлана и Артур, которых не поворачивается язык назвать бабушкой и дедушкой, их дети «без единого пятнышка» Максим и Анастасия и внуки Антоний и Полина, которым тоже светят софиты цирка…  

151607 февраля 2018
Рахель Кричевская: «Мои дети учатся в трех школах…»

Откровенная история

Рахель Кричевская: «Мои дети учатся в трех школах…»

«ВОмске» завершает проект «Семь историй одного выбора». История седьмая и последняя, от Рахель Кричевской, супруги главного омского раввина и матери семерых детей, – о том, как воспитывать детей из ортодоксальной еврейской семьи в сибирском городе.

2537106 февраля 2018

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске






Другие новости


Новости smi2.ru

Наверх