По какому театру мы тоскуем?

Журналист Сандалов и критик Киселёв: восемь публичных мыслей о театре, который перестал существовать, оставив после себя «фантомные боли».

3204426 марта 2018
По какому театру мы тоскуем?

Театралов и «сочувствующих» в пятничный вечер ждала лекция «Жанры, которых (уже) нет» от члена экспертного совета фестиваля «Золотая маска» Алексея Киселева и главного редактора интернет-журнала «КРОТ», экс-редактора «Афиши» Феликса Сандалова. Лекция прошла в рамках проекта Ассоциации театральных критиков и Омского театра драмы «Театр XXI века».

Феликс и Алексей выглядели молодо, колоритно и серьезно: Феликс – в стеганом жилете и при бороде, Алексей – в асимметричном пуловере и при серьге, оба творчески усаты. Они уже были в Казани, рассуждая о «жанрах, которых (вы думали что) нет». В Москве структура этой же лекции была переработана в соответствии с «принципом квантовой спутанности» и называлась «Жанры, которых нет (на самом деле нет)». В Ростове-на-Дону «гроссмейстеры» от культуры озаглавили беседу «Жанры, которых (ещё) нет».

Есть подозрение, что все эти лекции, как и омская, «изобиловали банальностями, невнятностями, недоговоренностями и противоречиями» (цитируя спикеров). Тем не менее, слушатели, среди которых невооруженный моноклем взгляд мог без труда опознать преподавателей, журналистов и актеров (были здесь Елена Петрова, Светлана Веретенникова, Елизавета Кривощекова, Марат Исангазин, Тимофей Греков и другие), заинтересованно внимали гостям.

1

«ВОмске» представляет своим читателям выдержки из лекции, дабы они сами могли согласиться - не согласиться со спикерами, или, как минимум, поразмышлять на заданную тему.

1. Жив ли классический театр? По нашему мнению, классический театр по сути перестал существовать. Можно пытаться заниматься его воскрешением, ведь один из феноменов XXI века – очереди за классическим искусством в том виде, что мы его понимаем. Каково это – быть избранным, остаться в веках, что есть фигура гения?.. Об этом можно рассуждать бесконечно долго, поэтому наша сегодняшняя лекция, ограниченная временем, выстроена в жанре поструктуралистской сумятицы и изобилует банальностями, невнятностями, недоговоренностями и противоречиями.

2. Искусство «плоской земли». В разных сферах искусства приветствуется возвращение к канонам. Есть подобный запрос и у театрального зрителя, сегодня это яркое выражение подспудного общественного настроения. Проведем аналогию, довольно грубую. Есть в интернете движение flat-earthers - или «плоскоземельщики», которые утверждают, что Земля плоская и готовы любыми способами доказывать эту теорию: мол, «наука долгое время вводила нас в заблуждение». Большую роль в этом явлении играет «феномен сетевого тролля», он прекрасно поддерживает эту игру в абсурдизм. Из этого можно вынести и рациональное зерно, а именно: у людей сложилось огромное недоверие к современной науке, к её неугасимому стремлению объяснить всё: от выбора нами партнера до склонности к той или иной профессии. Люди в итоге бросаются на амбразуры, ратуя за возвращение к неким истокам, ведь у них накопилось недоверие не только к науке, но и к искусству в самых разных областях: от живописи до кинематографа. И это заставляет нас в принципе возвращаться к мыслям о классике, искать опору и ориентир?

3. Режиссер vs классика. Почему сегодня современный режиссер не может представить на наш суд постановку, которую все сочли бы классической? Может ли он сегодня быть просто обслуживающим персоналом, призванным лишь ретранслировать на сцене смысл пьесы, лишь оживляя её «в лицах»? Классический театр – постановка по произведению, а не по его мотивам, в котором текст дается без заимствований и сокращений. Время действия, костюмы, декорации, историческая достоверность и реалистичная игра актеров – как задумывал автор. Но вот противоречие – сделать это совершенно невозможно, хотя, казалось бы, что может быть проще? Возьмем «Ревизора» Гоголя и попытаемся воспроизвести в системе Станиславского. Что показывал автор? Современных ему чиновников. Стоп! А если мы оденем их в костюмы двухсотлетней давности, будут ли они современными для нас? Будет ли реализован авторский замысел? Будет ли зритель думать о современных чиновничьих нравах – или будет рассуждать о нравах далекого прошлого? Чтобы воплотить задумку автора, режиссер должен облачить героев в современные деловые костюмы – как минимум, изменить их реплики и так далее. Будет ли этот «Ревизор» классикой?

4. Тоска – но по чему? Хорош ли тот театр, где не происходит ничего, где артисты без возраста в одних меблированных обстановках исполняют партии, а режиссер ориентируется на бесконфликтную драматургию? Когда искусство лишено стихии игры, фантазии, свободы и всего, что наполняет его сущность? Есть запрос на некую сакральность, само понятие которой так размыто обществом, что мы тоскуем по некоему «высшему» и связи с ним, хотя далеко не каждый мог бы объяснить, по чему именно.

5. Реальное и воображаемое. У Паперного есть пример: в ходе подготовки к проведению ВДНХ треснула крыша павильона животноводства, и человека, который его проектировал, расстреляли, потому что он подверг угрозе всё советское животноводство. Когда мы сегодня говорим о желании видеть классический театр, мы тоже, как нам кажется,  возвращаемся к этой установке, хотим с маленького перенести на большое. Здесь интересна судьба «Тангейзера», история, которая пригвоздила к месту и заставила всех задуматься, что такое сакральность на сцене и в жизни, почему мы забыли об условности театра, чем отличается реальное от воображаемого.

6. Мутация жанров. Жанр меняет свою суть, перетекая из прошлого в будущее, название его остается прежним, но он постоянно мутирует, например, та же оперетта 17 века, рожденная как светское дополнение к опере, и оперетта 21 века, во многом уступившая свои позиции мюзиклу – две разные вещи. У нас стали более «длинными» уши, становится богаче память, мы можем заменить сердце искусственным и часами пребывать в виртуальной реальности, все наши новые социальные практики и возможности диктуют новые жанры.

7. Театр в ногу со временем. Отказ от связанного текста, от профессиональных актеров, от стационарной сцены, иногда даже отказ от смысла - если взглянуть на театр 21 века, мы увидим превозмогание и борьбу со всеми теми особенностями, которые формировали театр на протяжении столетий. «Молчание на заданную тему» – гипнотический спектакль Театра.doc, режиссеры которого решили устроить на сцене нечто вроде заседания клуба молчунов. В течение 60 минут гости молчат и слушают тишину. Аналогия – дроун-музыка, когда за основу композиции берется непрерывно тянущийся или повторяющийся музыкальный тон. Малейшие изменения тона действуют сверхъестественно. Как и тогда, как долгие минуты сидящий и молчащий актер вдруг встает – и ты в зависимости от своего эмоционального склада можешь испытать нечто особенное, от легкого трепета до истинного восторга. Режиссура подстраивается под изменяющийся мир, выразительные средства вынуждены поспевать за духом времени.

8. Классический театр – почти музей. Будете в Стокгольме – не поленитесь посетить королевскую резиденцию, которая находится неподалеку от города. При ней – королевский домашний театр, маленькое деревянное сооружение, которое не горело ни разу с момента постройки – единственным во всей Европе. Ему около 300 лет. Всё аутентично – веревки, люки, кулисы, оркестровая яма. Незабываемые впечатления! Сцена и кулисы устроены таким образом, чтобы усилить у зрителя впечатление перспективы. Актеры используют те же приемы: например, чтобы показать, что герой ушел далеко и мы видим лишь его уменьшенный силуэт, на заднюю часть сцены в нужный момент выходит… ребенок в костюме того же цвета, что и у героя. Это живой классический театр без всяких оговорок, но может ли он сегодня быть массовым и должен ли он быть таковым? Очередной открытый вопрос.

Автор:Елена Ярмизина

Фото:фото автора

Теги:театрлекцияДрамтеатр


Яндекс.Директ ВОмске




Комментарии

Ваше мнение

10.08.2018

Омску дадут 6 миллиардов на чистый воздух. Интересно, куда потратят?

Уже проголосовало 63 человека

02.08.2018

Нужно ли огораживать озеро в парке 30-летия ВЛКСМ?

Уже проголосовало 90 человек



Другие новости







Блог-пост

Александр Минжуренко

— историк, политик

Нателла Кисилевская

— журналистка

Нателла Кисилевская

— журналистка

Другие новости


Яндекс.Директ ВОмске

Эксклюзив

Дамир Муратов: «Моя родина там, где моя кожа»

Интервью с Дамиром много не бывает. В нынешнем – о том, чем художник занимался в последнее время, и как собирается «открывать Сибирь» в родном ему Тобольске.

202314 августа 2018

Стиль жизни

Константин Черных: «Такую крутую декларацию я ещё не давал!»

Кредо

Константин Черных: «Такую крутую декларацию я ещё не давал!»

Омский предприниматель обещает свозить всех неравнодушных к его судьбе в Шерегеш, если не сдержит слова, данного самому себе.

682118 августа 2018
Надежда Чебота: «Лень заниматься собакой? Любуйтесь ею со стороны»

Хобби

Надежда Чебота: «Лень заниматься собакой? Любуйтесь ею со стороны»

Артистка-дрессировщица пуделей Надежда Чебота дала несколько советов, как ухаживать за представителями этой породы в домашних условиях. Бонусом – важный совет об экзотах.

47816 августа 2018
Илона Писарева и её «пенсионная реформа» в пользу попугаев

Шик

Илона Писарева и её «пенсионная реформа» в пользу попугаев

Бывшая воздушная гимнастка спустилась на землю и перевоплотилась в дрессировщицу: теперь вокруг нее летают яркие попугаи ара.

55515 августа 2018
Зинаида Моисеева: «Муж прессует и режет ножами!»

Шик

Зинаида Моисеева: «Муж прессует и режет ножами!»

«Иллюзии – иллюзиями, а лишних фокусов нам не нужно!» - приговаривает Игорь Штерн, проверяя крепления для номера с хула-хупами, которые под куполом цирка изящно крутит его жена Зинаида Моисеева.

73113 августа 2018

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске




Другие новости

Наверх