Интервью с бывшими. Лариса Паутова

Управляющий директор Фонда «Общественное мнение» верит в омское чудо.

244608 мая 2018
Интервью с бывшими. Лариса Паутова

Эта серия интервью, напомним, посвящена людям, в разное время и с разной степенью успешности «попытавшимся покинуть Омск». Задавая им всем одинаковые вопросы и давая ответы почти без правки, мы получаем возможность увидеть город со стороны, издалека — и в пространственном, и во временном измерении — и с самых разных точек зрения... Предыдущие выпуски серии можно найти по тегу «интервью с бывшими».

Сегодня мы беседуем с патриотом Омска, социологом Ларисой Паутовой, которая согласилась дать это интервью для того, чтобы проявить уважение к омичам и пробудить у жителей города уважение к самим себе.

1

— Где — в каком городе, стране — вы постоянно живете?

— В  Москве.

— Когда и почему вы попытались покинуть Омск?

— Я уехала из Омска 11 лет назад по многим причинам, главной из которых было приглашение  на работу Фонда «Общественное мнение», что было очень соблазнительно. Я ехала в Москву, зная, что буду работать в ведущей социологической организации, а от таких предложений сложно отказаться.

— Кто был инициатором развода: вы или город?

— Я всегда хотела уехать. Но не потому, что это «развод», что мне не нравился Омск, он мне всегда нравился, мне было в нем комфортно, я по нему скучаю. Есть люди, которым сложно усидеть на месте, они больше склонны к передвижениям. А есть те, которые держатся корней. У меня любопытство больше развито, чем чувство корней, мне всегда было интересно, что же там за городской чертой.

Поэтому в школе я хотела поступать в Екатеринбург, в университете перевестись в Новосибирск, много ездила на конференции и стажировки, хотела уехать в Санкт-Петербург, где училась в аспирантуре и докторантуре.

В Польшу и США я хотела уехать, потому что мировая социология не может быть узкорегиональной или привязанной к какому-то конкретному государству. Социология — это, прежде всего, европейская и американская наука, поэтому нельзя быть социологом и сидеть на месте, нужно обязательно передвигаться, ездить на конференции, иначе ты не будешь в курсе последних идей, последних исследований. Есть даже такое понятие, как «академический туризм», когда исследователи разъезжают по всему миру, они впитывают в себя идеи, это такой образ жизни.

В Омске, думаю, я реализовала всю программу и достигла максимума. Я могла и дальше работать в университете до пенсии и в статусе доктора, профессора воспитывать студентов и аспирантов, а захотела попробовать себя в другом качестве — поработать в крупном исследовательском бизнесе.

2

— Насколько успешной вы считаете вашу попытку покинуть Омск? Расскажите чуть подробнее о вашей жизни после отъезда: чем занимались и занимаетесь, чем можете похвастаться?..

— На данный момент я довольна (тьфу-тьфу-тьфу). Но период адаптации к жизни в Москве — года два-три — для меня был очень тяжелым и в физическом, и психологическом плане. Это был ад. Нужно было адаптироваться к ценам, к людям, к транспорту, к сервису, к системе здравоохранения и образования и т.д. Но все-таки я имплантировалась, прижилась и выросла.

В ФОМ я пришла на должность ведущего специалиста и, постепенно поднимаясь, дошла до уровня управляющего директора. Могу опять же сказать, что было очень тяжело, поскольку придя с академическим опытом, с докторской степенью, мне пришлось заниматься тем, что делают студенты и аспиранты, то есть учиться заново и аналитике, и анализу данных, а потом были продажи, менеджмент, работа со СМИ. Но было и интересно, и драйвово, и кайфово.

В ФОМ я вела самые разные проекты, наиболее известное исследование — по молодежи. Им я начала заниматься десять лет назад, мы изучали новое народившееся «путинское» поколение, поколение Y, про которое потом много говорили. В ходе другого, регионального проекта много ездила по регионам и администрациям губернаторов, в том числе приезжала в Омск и пыталась работать с администрацией Полежаева. У меня на стене уже не хватало места для сувенирных тарелок из разных регионов.

Сейчас я веду некоммерческие публичные проекты ФОМ, связанные с популяризацией социологических данных и объединением нашей отрасли. Провожу конференции и мероприятия. Приходится осваивать новую компетенцию — event-management.

В настоящее время мы реализуем много любопытных проектов, например, «Заповедник» — исследование разных регионов, который ведет Екатерина Кожевина, также омичка, в прошлом моя студентка. У нас есть замечательный проект для молодых исследователей «ФОМ-Лабс». Есть проекты, где мы изучаем гражданское общество, волонтерство, благотворительность, современные практики гражданского участия и другие.

Неделю назад мы были с таким проектом в Омске. Екатерина Кожевина привозила десять студентов Высшей школы экономики, которые несколько дней изучали Омск, создавали проекты. К ним присоединились шестеро студентов Омска. В музее «Искусство Омска» коллеги читали лекции, на которых присутствовали по 70 человек. ФОМ и НИУ ВШЭ привезли некоммерческий проект на стыке социологии и этнографии, и мы очень довольны результатами. Я же была рада и увидеть знакомые лица.

Я также веду благотворительный проект ФОМ в поддержку НКО, библиотек, молодых исследователей и т.д. В целом моя работа заключается в том, чтобы рассказать россиянам о россиянах, это некий PR-овский, общеобразовательный и просветительский проект. Как говорит мой шеф: «Мы обогреваем вселенную».

— По чему омскому вы грустите: по людям, по местам, по событиям?

— Прежде всего, скучаю по родителям, по моим подругам, с которыми я постоянно переписываюсь и встречаюсь, когда приезжаю сюда. По кафедре, Ирине Анатольевне Огородниковой. По молочке, омскому мясу, колбасе «Казачья».

— Не тянет обратно? Хотя бы иногда.

— Я не считаю себя эмигрантом, так как я часто приезжаю в Омск, раз в год — это точно, и стараюсь реализовывать здесь какие-либо проекты. Скорее, Омск не всегда шел ко мне навстречу.

3

Я очень люблю читать лекции. Лет пять назад меня приглашала моя коллега потрясающая Евгения Климанова, гендиректор агентства «Делфи». Я приезжала на социальный форум с участием Голодец (Ольга Голодец — заместитель председателя правительства России, — ред) и Назарова (Виктор Назаров — экс-губернатор Омской области, — ред), где рассказывала о социальном предпринимательстве. Осенью читала лекции про тренды в СМИ по приглашению Елены Деревянко (Регион Медиа-Омск) и уже бывшего омича Виктора Иссерса. Была рада видеть многих знакомых журналистов, предпринимателей, студентов. И для омской детской библиотеки читала лекции о молодежи.

Когда зовут, всегда приезжаю. Расцениваю это как повод встретиться с родителями и со студентами, так как являюсь профессором ОмГУ им. Ф.М. Достоевского и дистанционно читаю лекции студентам и магистрантам.

— Можно ли говорить об уникальном «омском менталитете», позволяющем легко узнавать настоящего омича в любом другом городе или стране? Какие черты «омскости» в себе и в других омичах вы считаете позитивными и негативными? Какие из них помогают в жизни, а от каких хотелось бы избавиться?

— Поскольку я занималась регионами, могу сказать, что в каждом регионе есть своя ДНК, своя душа и свой путь. Каждый город уникален. Я работала с Псковом, Волгоградом, Екатеринбургом, Тверью, Тулой, Карелией, Ростов-на Дону, Владивостоком, Пермью, Томском, всех не вспомнишь сразу. Кстати, омичи жалуются на жизнь, но, например, у Волгограда такое тяжелое наследие, связанное с войной, такой депрессивный дух, и, тем не менее, они борются.

Омичи обладают повышенной саморефлексией: кто мы, куда мы идем, что дальше делать. Но это свойственно не только Омску, но и многим городам России. Также можно отметить способность выдержать холода зимой и ветер летом, перманентное ожидание светлого будущего, когда Омск, наконец, станет городом-садом.

Однако в людях присутствует повышенная тревожность, так как Омская область, как говорят экономисты и социологи, - депрессивный регион, но таких опять же много в России, и есть ситуации намного хуже.

К тому же наш город находится на пересечении: это вроде бы Сибирь, но еще не та Сибирь,  совсем рядом — Казахстан. Мне кажется, специфика Омска — в уникальном калейдоскопе культур: казахской, татарской, немецкой, украинской, прибалтийской, китайской, русской, что мне очень нравится. На мой взгляд, это многоцветие культур, которое находится на пересечении, до конца не осознается жителями города. Омск вполне  мог бы позиционировать себя как маленький Нью-Йорк. Про своеобразие социально-демографической структуры Омска можно говорить долго, это отдельная тема.

Другая черта омичей — поиск собственной идентичности — на мой взгляд, является импульсом для прорыва города в будущее. Те, кто не думают, ничего не построят, а омичи — думают, переживают, тревожатся, рефлексируют. И уверена, что рано или поздно при определенном стечении обстоятельств, произойдет омское чудо.

4

— Поддерживаете связь с другими представителями глобальной омской диаспоры? Есть ли там, где вы живете, неформальное омское землячество, входите ли вы в него или общаетесь только с бывшими и нынешними омичами в соцсетях?

— Насколько я понимаю, в Москве существует два землячества. Меня приглашали в одно из них. Я зашла на их сайт и немного расстроилась, потому что не вижу себя в рамках той стратегии и программы, которую они предлагают. У них несколько устаревшее понимание того, что такое сообщество, и в чем заключается помощь сообщества городу, поэтому я пока воздержалась от вступления.

Я предлагала Виктору Иссерсу (экс-гендиректор «Vi Омск»), который недавно перебрался в Москву, создать новое землячество на современной основе с краудфандингом, эндаументом, мероприятиями, тусовками и т.д.

Мы, конечно, видимся с омичами. У меня были замечательные проекты с Сергеем Гилем, и я с удовольствием  принимаю участие в его мероприятиях.

Мне любопытно наблюдать за тем, кто и как прорывался. Очень много омских студентов, к сожалению, переезжают в Москву, видимо, из-за недостатка работы, и мы с ними встречаемся. 

— Можно хотя бы теоретически представить, что вы вернетесь надолго или насовсем? Что для этого должно измениться в Омске, в России или в мире?

— Я не исключаю, что я буду работать в Омске в будущем, возможно, по дороге в Японию, в Таиланд или Австралию.

— Чего, на ваш взгляд издалека, Омску не хватает в первую голову? Чем из своего нового опыта вы бы поделились с Омском — из того, что омичи могли бы сделать сами, не дожидаясь милости от власти? Имеются в виду самые разные стороны жизни, включая экономику, ЖКХ, культуру, коммуникации и т.п.

— Омск похорошел, в центре он стал очень красивым. Тем студентам, которых мы привозили недавно, город очень понравился. Они с удовольствием ходили по колчаковским местам, пытались восстановить какие-то воспоминания о городе-саде, собирали символы города, которые существуют в сознании омских художников и литераторов. Я иногда отправляю в Омск коллег, и они всегда в восторге от ресторанчиков, от «Авангарда», от гостеприимства.

Я не в праве как социолог и как мигрант говорить, чего не хватает омичам, потому что это разные ситуации. Нам не хватает желания оставаться, им не хватает желания двигаться в другую сторону, это просто разные психотипы. Те люди, которые любят свой город  и остаются жить, могут достичь замечательных результатов.

Например, в Омске существуют две классные исследовательские компании. Первая - это один из крупнейших колл-центров в России — VOICE, руководство которого постоянно приглашает московских экспертов, чтобы научить своих сотрудников современным методикам.

И вторая компания, которой я восторгаюсь, — это «Делфи» Евгении Климановой. Этот проект всегда привожу в пример на конференциях как удачный кейс, который демонстрирует, что не нужно ныть, а нужно обладать стратегическим мышлением. Обладая таким мышлением, можно найти себя и в Омске.

Мои студенты — Юрий Назаренко, Дмитрий Дьяченко, Александр и Дарья Симоновы — делают замечательные социологические проекты в Омске. Юрий вообще вырос, теперь он — заместитель начальника Главного управления внутренней политики Омской области.

Любым городам, которые не имеют статуса мегаполиса или агломераций, часто не хватает стратегического мышления. Потому что, когда живешь в одном городе и варишься в собственном соку, то умение видеть то, что находится за горизонтом, проявляется слабее. В крупных городах, как в Москве, напротив, высококонцентрированная обогащённая среда, здесь бесконечно блуждают идеи. В такой среде очень сложно жить, но здесь активнее развиваются стратегические проекты.

У омичей все есть, просто нужно понять, что это свой определенный путь, который ни в коем случае нельзя сравнивать с московским.  Я уважаю омский патриотизм, я сама считаю себя патриотом Омска.

Мой интерес к этому интервью обусловлен уважением к омичам, я хотела пробудить у жителей города уважение к самим себе.

Краткая биографическая справка:

Окончила исторический факультет ОмГУ им. Ф.М. Достоевского.

До 2007 года работала на кафедре «Социологии» ОмГУ, начиная с должности ассистента и заканчивая доцентом.

Окончила аспирантуру и докторантуру СПбГУ (факультет социологии). Защитила докторскую диссертацию в 2007 году.

В настоящее время — управляющий директор Фонда «Общественное мнение». Член экспертного совета при правительстве РФ, член Попечительского совета Российской государственной детской библиотеки, в составе которого разрабатывала программу поддержки детского и  семейного чтения.

Замужем. Две дочери. 

Автор:ВОмске

Фото:из личного архива Ларисы Паутовой

Теги:интервью с бывшимидиспоралюдиМосквасоциология


Яндекс.Директ ВОмске




Комментарии

Ваше мнение

14.09.2018

А вы бы кого отправили в отставку?

Уже проголосовало 26 человек

30.08.2018

Вам нравится новый логотип «Авангарда»?

Уже проголосовало 131 человек



Другие новости







Другие новости


Яндекс.Директ ВОмске

Стиль жизни

Александр Астахов: о делах в шляпе и за её полями

Кредо

Александр Астахов: о делах в шляпе и за её полями

Уравнение с десятью известными и столькими же неизвестными о человеке, который снимает кино, носит бороду и фанатеет от «Лего».

1995104 сентября 2018
Жена генерала Бондарева решила стать фермером

Хобби

Жена генерала Бондарева решила стать фермером

Алевтина Курицына увлеклась разведением экзотических бабочек.

100627 августа 2018
ПИСЬМО СЕБЕ, 17-летнему Серёже Денисенко...

Откровенная история

ПИСЬМО СЕБЕ, 17-летнему Серёже Денисенко...

...от известного литератора и апологета омской культуры.

1130124 августа 2018
Константин Черных: «Такую крутую декларацию я ещё не давал!»

Кредо

Константин Черных: «Такую крутую декларацию я ещё не давал!»

Омский предприниматель обещает свозить всех неравнодушных к его судьбе в Шерегеш, если не сдержит слова, данного самому себе.

1555518 августа 2018

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске




Другие новости

Наверх