Интервью с настоящими. Кирилл Макаров

Руководитель Гуманистического института развития личности «СВЕТОЧ» и потомок русских харбинцев уверен, что городская культура — это в том числе и четкие уважаемые всеми границы, которых, по его мнению, не хватает омичам как снаружи, так и внутри. 

352421 июня 2018
Интервью с настоящими. Кирилл Макаров

Проект «Глобус Омска» — это попытка увидеть город во всем разнообразии представлений, как извне, так и изнутри. В параллельных сериях «Интервью с настоящими» и «Интервью с бывшими» мы представляем взгляды интересных людей из разных сфер — соответственно живущих и работающих в Омске или уже покинувших его.

Наш сегодняшний герой - психолог Кирилл Макаров считает, что проблема Омска состоит в отношении самих горожан, которые рассматривают город как перевалочный пункт, а значит отсутствует хозяйское отношение. По его словам, Омску не хватает статуса «город для наших детей и внуков».

1

— Кирилл Николаевич, опишите город тремя словами: какой для вас Омск?

— Раскиданный, ждущий, непознаваемый.

— Самое любимое, знаковое лично для вас место в Омске – и почему оно? (просто нравится, связано с какими-то важными событиями в жизни, воспоминаниями)

— Правый берег Иртыша от Зелёного острова до Речного порта. Здесь произошли самые важные события и эпизоды моей жизни в Омске. Здесь есть места, где довелось работать в общей сложности около двадцати лет. Причём в разных ипостасях, но всегда с интересными людьми. Здесь встретил свою любимую. Здесь есть поистине мистические и культовые места: Омская крепость, бывшая резиденция А.В. Колчака, место высадки отряда И.Д. Бухгольца, здание Кадетского корпуса, точка слияния Оми и Иртыша, откуда в кругосветное плавание уходила легендарная яхта «Сибирь», мемориальный комплекс на бульваре Победы, выполненный (вольно или невольно) в древней славянской традиции. Когда возвращаюсь из поездок самолётом, и он заходит на посадку с восточной стороны, эти места хорошо видны с высоты. Здороваясь с ними, здороваюсь с Омском.

— Куда вы в первую очередь водите гостей города? (Драмтеатр, Омская крепость, Врубель, Любинский проспект в целом и/или Камергерский переулок в частности, что-то другое)

— Привожу их к библиотеке имени Пушкина, рассказываю немного о ней и оттуда веду по собственному экскурсионному маршруту (по тем самым «моим» местам) до Кадетского корпуса. Здесь много истории и маленьких тихих закоулков, где течёт настоящая омская жизнь. Помню, как в 2003-м году я привёл одного американца к гимназии №19, чтобы показать канадские клёны и дубки, растущие перед ней. И там же рядом, на улице Таубе показывал старинные здания и скрытые от глаз дворики, богатые зеленью. В Омске очень легко можно перемещаться в пространстве-времени. Иногда в двадцати метрах от современной оживлённой улицы можно оказаться в здании или дворе с атмосферой девятнадцатого века. Стоит только исключить из обзора автомобили и разрешить себе переместиться во времени.

2

— Назовите три главные фамилии, ассоциирующиеся у вас с Омском, и объясните свой выбор.

— Пётр Первый — по его указу основан Омск. Сергий Радонежский — святой, пекущийся об Омске. Первым делом на территории будущей омской крепости служивые люди из отряда Бухгольца поставили деревянную церковь во имя Сергия Радонежского. Сегодня омичи почему-то не слишком чествуют своего святого. Его скульптура есть на фронтоне библиотеки имени Пушкина, как символ духовного начала. А храма пока нет. «Третьих» фамилий много, перечислять долго. И каждый из этих людей заслуживает отдельного разговора. Поэтому не могу выделить кого-то одного.

— Кем из ныне живущих омичей, по-вашему, город может и должен гордиться, кого должен поддерживать, на кого стоит ориентироваться молодежи, кто лично для вас является авторитетом в моральной и в профессиональной сферах? Почему? Особенно интересно услышать недооцененные, нераскрученные фамилии...

— Николай Владимирович Слатин — известный среди экспертов мирового уровня автор самого достоверного перевода древнего славянского письменного источника «Влескнига (Книга Велеса)» и комментариев к нему.  Сергей Щербаков — капитан легендарной яхты «Сибирь» и руководитель Губернаторского яхт-клуба, кругосветчик, влюблённый в парус с первой встречи и по сей день. Дамир Муратов — выдающийся художник и философ, признанный за пределами Омска мастер. Анатолий Коненко — микроминиатюрист, всемирно известный «омский левша», подковавший блоху и не только, Мастер (с большой буквы). Альфия Мячина — создатель уникального проекта — Школа «Вверх», где подростки раскрывают свои таланты и восстанавливают веру в людей. Для меня Альфия — «воин света», верный своему призванию и готовый бесстрашно защищать здоровые ценности. Юрий Чащин — омский ресторатор, автор бренда «Провиантъ», спортсмен, образцовый предприниматель, патриот, верный своему городу. Игорь Коновалов — омский краевед, историк, патриот.

Особая категория — харбинцы. Это люди, родившиеся в городе Харбин и на станциях Китайской Восточной железной дороги в первой половине двадцатого века и приехавшие на свою большую Родину в пятидесятые. Про них нужен отдельный рассказ. Но если сказать очень коротко, то получатся такие слова: сила жизнелюбия, интеллигентности и профессионализма. Они — проводники русского духа, не ослабленного революцией, Гражданской войной, голодом и репрессиями. Их в Омске около ста тридцати. Больше, чем в других городах России или в других странах. На всю Польшу их, например, меньше сорока, а в Австралии — около пятидесяти. Горжусь, что я — сын харбинца и что знаком с этими людьми.

— Можно ли говорить об уникальном «омском менталитете», позволяющем легко узнавать настоящего омича в любом другом городе или стране? Какие черты «омскости» в себе и в других омичах вы считаете позитивными и негативными? Какие из них помогают в жизни, а от каких хотелось бы избавиться?

— Да, безусловно, есть «омский менталитет»! Во-первых, длительность мышления. Не «тормознуть», а заставить реальность замедлиться и предъявить себя «на пониженной скорости». Омичи требуют времени. Во-вторых, глубина распознавания «свой-чужой». Чтобы стать своим для омичей, надо пройти достаточно долгий путь. В-третьих, безэтикетность. Расшаркивания и ужимки не приветствуются. Коротко, конкретно, по делу. На грани между прямотой и грубостью. Зато открыто и без двойного дна.

— Самое смешное, что вы слышали от иностранцев или жителей других российских городов об Омске?

— Как-то ехали мы в 2003 году с тем самым американцем по улице Маяковского. Вдоль неё в то время оставалось много покосившихся и вросших в землю старых домишек. Грязных и полуразрушенных. Он долго смотрел на них, потом трагично и участливо спросил: «В Омске была война?..» Я про себя с иронией подумал, что нам и войны не надо, мы сами себя до разрухи можем довести. Но ему ответил, что это просто очень старые дома. Он так же трагично покачал головой.

3

— Бывшему мэру Омска Валерию Рощупкину когда-то приглянулась скульптура «Наблюдателя» в Братиславе – и у нас появился «Степаныч», ставший любимцем омичей, нравящийся и гостям города. А вам что увиденное в других городах хотелось бы перенести в Омск?

— Бордюры! Благодаря им появляется ощущение города. В Европе, Китае, где я бывал, очень чистые улицы и парки. И очень хорошо очерченные бордюрами границы: дорога-газон-тротуар-газон-строения. Понимаешь, что ты оказался именно в городе, что это вполне ухоженная среда. И что городская культура — это чёткие уважаемые всеми границы. А значит, и бережное отношение к каждому элементу городской среды. Причём, живёт такая культура в душе самих горожан. А в Омске эти границы размыты. И газоны превращаются в грязь, а грязь — в пыль, о которой классики в произведениях нелестно отзываются. Как снаружи, так и внутри самих горожан: размытые границы.

— Что вам больше всего нравится и сильнее всего удерживает в Омске?

— Сила времени. Омск был есть и будет. Люди жили здесь ещё 10 тысяч лет назад, о чём свидетельствует археологический памятник «Стоянка Омская». И до сих пор живут. Омск переварил все времена, его никто не смог перенастроить на свой лад. Ни мода, ни строй. Омск самобытный и неподдающийся.

— А что больше всего не нравится, раздражает, хочется изменить?

— Отношение омичей к Омску как временному пристанищу. Для кого-то это перевалочный пункт, для кого-то — «отдалённое место ссылки каторжных», для кого-то — место будущего покидания. И очень немного коренных и укоренившихся. То есть тех, для кого Омск — Родина. Был такой показательный эпизод. В  марте 2016 года произошло два городских события — митинг в защиту беспощадно вырубаемых в городе деревьев и авиашоу, где участвовали «Русские витязи». Митинг долго готовили энтузиасты, но защищать омские деревья пришли 12 (!) человек. А смотреть на «Витязей» на Иртышскую набережную пришли около ста тысяч (!) омичей. Деревья вырубили. Самолёты улетели.

— Были у вас мысли покинуть Омск насовсем или надолго? Предпринимали вы такие попытки? Сохраняется ли это в планах? Что для этого должно измениться в Омске, в России или в мире? Или, наоборот, остаться неизменным… Поделитесь подробностями.

— Было «покидание» в 1998 году. Вначале уезжал насовсем. Горевания, раздумий и сожалений ни задолго до того, ни в момент отъезда не было. Потом Омск развернул меня через 8 месяцев и вернул. Без особых мыслей и эмоций. Просто сложились очень жёсткие житейские обстоятельства. Вернулся и через год понял, что это мой город. Даже тот город, где родился и прожил счастливое детство не чувствую настолько родным. Не могу сказать, что у нас с Омском «розово-сопельные» отношения. Далеко не лучезарной видится мне жизнь здесь. Отношения как с неуютным близким родственником. Ссоримся-миримся, но он родной. На сегодня для меня главное условие, когда я решу покинуть Омск — пересохший Иртыш. Пока это не произошло (надеюсь, и не произойдёт!), живём.

4

— Если бы у вас был свободный выбор и неограниченные возможности, в какой город вы бы переехали? Почему?

— И выбор был, и сейчас зовут на вполне выгодных условиях. Но выбрал Омск и здесь живу. Хотя в разных городах России и за рубежом мне хорошо. И с людьми везде умею ладить и находить общий язык. А возвращаюсь сюда.

— Чего, на ваш взгляд изнутри, Омску не хватает в первую голову? Чем из своего опыта и знаний вы бы поделились с Омском — тем, что омичи могли бы сделать сами, не дожидаясь милости от власти? Имеются в виду самые разные стороны жизни, включая экономику, ЖКХ, культуру, коммуникации и т.п.

— Если говорить о расцвете, то в двадцатом веке Омск расцветал во время войн: Гражданской — стал столицей Российской империи, Великой Отечественной — оборонным форпостом, где разместились более семидесяти заводов, госпитали, логистические узлы, и холодной войны семидесятых-восьмидесятых — с ведущими предприятиями оборонки, космолётом Бураном, сверхтехнологиями, заводами численностью в десятки тысяч человек. В этом смысле пока Омск не в расцвете — это хорошая примета (шутка).

Если серьёзно, то Омску не хватает коренных омичей, которые не планируют его покидать. Даже малые формы самоорганизации (субботники, акции в пользу экологии, интересные проекты и тому подобное) рождаются, если будут инициативные, уверенные и заинтересованные люди. И важно, чтобы они не разбегались. Иначе любой проект, затеянный «покидальщиком», разочарует оставшихся и умрёт. А вот «хозяева города» будут инициативничать для своих детей и внуков. Это — основная формула. Омску не хватает статуса «город для наших детей и внуков».

Досье

— Я родился в славном городе Кишинёве, столице Молдавской ССР в 1968 году в семье русских инженеров. Вырос, отучился в школе, уехал поступать в Орловское высшее военное училище связи (ныне — Академия ФАПСИ). Поступил, закончил с отличием, стал офицером Правительственной связи. Отслужил Родине 12 лет. Вышел на «вольные хлеба». Занимал руководящие должности, связанные с развитием. В 1998-2000-м годах участвовал в написании Стратегического плана развития Омска. В то же время познакомился со многими интересными людьми, неравнодушными к городу. Стал глубже знакомиться с омской историей и особенностями нашего города. В том же 2000-м подружился со Светланой Клименко, выдающимся омским психологом-практиком, основательницей Гуманистического института развития личности «Светоч». После её ухода из жизни в 2005-м возглавляю эту организацию. Имею психологическое образование. Веду тренинги, консультации, читаю лекции. Вторая линия профессиональной активности — управленческий консалтинг. Занимаюсь им с 1998 года. С 2013-го вместе с другом Денисом Бариновым, руководителем компании «Принцип Роста», реализуем консалтинговые проекты в разных городах России. По общественной линии — с 2006 года возглавляю организацию «Омские харбинцы». Мы участвовали в нескольких международных культурно-исторических проектах в содружестве с Омским музеем просвещения (директор — Игорь Скандаков).

Автор:ВОмске

Фото:из архива Кирилла Макарова

Теги:интервью с настоящимилюдипсихология


Яндекс.Директ ВОмске




Комментарии

Ваше мнение

07.11.2019

Кто из городских чиновников самый эффективный?

Уже проголосовало 31 человек

05.11.2019

Кто из чиновников омского правительства самый эффективный?

Уже проголосовало 79 человек













Другие новости


Яндекс.Директ ВОмске

Эксклюзив

Кто из городских чиновников самый эффективный?

«ВОмске» строит рейтинг глав подразделений омской администрации.

130908 ноября 2019

Министерство туризма Израиля: «Отказ во въезде составляет меньше 1%»

Почему туриста может ждать длительный досмотр на границе Израиля? Могут ли его депортировать? Появятся ли прямые рейсы из Омска в Тель-Авив или Эйлат? Безопасно ли лететь отдыхать в страну трех религий сегодня? На вопросы «ВОмске» отвечает замдиректора департамента Министерства туризма Израиля в РФ и СНГ Ксения Воронцова.

162531 октября 2019

Александр Макаров: «На Играх в Токио я буду представлять, что великий Фелпс плыл по моей дорожке»

Это круче, чем обогнать стаю акул. Потому что самое трудное в этой жизни преодолеть и победить себя…

137921 октября 2019

Пощекотать «Пуп Земли»

Видеокамера за корову, железные веники и деньги просто так: непридуманные чудеса уникальной омской деревни.

804816 сентября 2019

Стиль жизни

Почему мы больше не увидим в цирке белых медведей

Story

Почему мы больше не увидим в цирке белых медведей

Дрессировщик хищников Юрий Хохлов объясняет, отчего это плохо для всех, в том числе, и для самих медведей.

53816 ноября 2019
Любовь, коньки и голуби

Story

Любовь, коньки и голуби

Фигуристка Дарья Тарасова, артистка и руководитель кордебалета программы Омского цирка «Белые медведи на льду», — о «скользящей опоре» нового шоу, а также о том, как цирк расправил ей крылья и подарил новые.

58712 ноября 2019
Воздушные замки Валерия Юрьева

Story

Воздушные замки Валерия Юрьева

Участник новой программы Омского государственного цирка «Белые медведи на льду», акробат-вольтижер и руководитель номера «Воздушный полет» — о гимнастической «иерархии», честных вау-реакциях и падениях без обмана — и без страховки.

117230 октября 2019
Андрей Машонкин: «Куклачев сказал: «Не лезь в этот цирк!» – и я точно понял: мне сюда»

Story

Андрей Машонкин: «Куклачев сказал: «Не лезь в этот цирк!» – и я точно понял: мне сюда»

«Клоуны нужны людям как чистый воздух», — уверен ковёрный, который с детства «болел» клоунадой и в результате она стала его профессией. Клоунский дуэт Андрея Машонкина и его сына Ивана Артамонова — участники новой  программы Омского государственного цирка «Белые медведи на льду».

164527 октября 2019

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске




Наверх