От имени Омска: «Хочу быть любимым!»

Кто я? Что есть во мне необыкновенного, притягательного, ценного, исключительно личного? Что есть во мне такого, что олицетворяет имя моё и всю мою жизнь смыслом, мечтой-идеей?

2289324 ноября 2016
От имени Омска: «Хочу быть любимым!»

Я могу писать об Омске как человек, приехавший в него из другого замечательного города для того, чтобы изменить свою личную жизнь к лучшему. Я могу писать об Омске как человек, который только то и умеет (или думает, что умеет), что что-то делать, чтобы изменить город к лучшему. Два варианта могут стать интересными взглядами. Первый – бег отдельного человека от чего-то к чему-то, сквозь дни и годы, от дальних микрорайонов к центру города, от ощущений к знанию, от мечты к действию, от… до… Второй – комплексный и оценочный, с высоты и изнутри.

Я выбрала третий вариант – представлю себя Городом. Безусловно, не претендуя не только на истину, но и на признание самой возможности такого представления сколько-нибудь разумным шагом. Но тем не менее… Попытка не пытка…

Моё имя – Омск. Кто я? Что есть во мне необыкновенного, притягательного, ценного, исключительно личного? Что есть во мне такого, что олицетворяет имя моё и всю мою жизнь смыслом, мечтой-идеей?

Достоевский? Абсурд! Я не хочу быть Достоевским! Я не хочу быть вечно страдающим и ощущающим верх наслаждения, купаясь в собственных слезах, даже если эти слёзы есть очищение меня от пороков, есть пробуждение моей совести, есть признание собственного несовершенства… Я не хочу быть мрачным, серым, недооценённым, и самое главное – я не хочу быть неверующим в себя! Да и вообще Достоевский – питерский, там их выдающихся, знаковых, необыкновенных так много, что даже Достоевский затерялся в зеркалах культурного наследия.

Врубель? А я-то здесь при чём? Он ни увидеть, ни почувствовать не успел, как его увезли от меня маленьким мальчиком. И где-то далеко-далеко в нём проснулся огненный Демон, в нём заиграли яркие краски шёлка и пламени, из него вырос ветер. Неужели вы думаете, что этот ветер породил я, что Жар-птица взлетела к солнцу из коричневой глади моей колыбели – Иртыша? А омичи, особенно те, кто не ходит в музеи, видят Врубеля, съёжившегося в маленького серенького клерка, зажавшего под мышкой бухгалтерский портфельчик, то ли семенящего, то ли просто суетящегося, дрожащего какого-то… может быть, бегущего от меня? Нет, я не Врубель!

Колчак? Ну этот, конечно, приятнее всех для моего городского самолюбия. Третья столица – отличный слоган! А каков был красавец! А как любил!..

Вот!!! Вот то, что нужно! Хочу быть любимым! Быть родным, дорогим и непременно – любимым!

Но я не человек, я – Город! Мне мало любви одного, двоих или даже сотни людей, я хочу, чтобы меня любил миллион моих горожан!

Миллион разных, непохожих друг на друга ни лицом, ни телом, ни возрастом, ни знаниями, ни душой, миллион людей, объединённых только одним – любовью ко мне…

Я стану таким, какой нужен им всем, я стану многообразным. Потому что они разные. Пускай они все ищут во мне свою собственную идею, пускай прорастают в ней, зажигаются ей, своей собственной мечтой и целью живут, свою радость и боль переживают со мной и во мне.

Я, не скрою, думал о своей городской идее, о той идее, которую можно подарить всем, люди зажгутся ею, и все вместе станут строить своё светлое будущее… наше общее светлое будущее. Думал и не придумал, и думать эту мысль дальше боюсь, страшно представить, как миллионная армия людей проникнется одной (моей!) городской идеей и пойдёт с ней в светлое (как будет казаться мне?!) будущее… А вдруг весь миллион людей начнёт эту идею передавать по наследству? О, ужас! Впрочем, как минимум, две трети моего населения от этой идеи (как бы прекрасна она не была…) сбежит, и меня не будет любить миллион…

А я хочу быть любимым всеми, всем миллионом своих сознательных граждан, горожан. Думаю, что право голоса и право осознанного выбора на Город и Любовь есть, как минимум, у миллиона горожан. Остальные подрастают, но мне хочется, чтобы они уже в своей «подкорке» растили любовь ко мне. Это эгоизм? Это себялюбие? Да! Никакой несчастный, не верящий себе и в себя не может принести счастья другим. Это моё глубокое убеждение.

Ну а теперь я попробую описать свой образ, глядя не в зеркало, а в глаза своим избирателям, тем, кто выберет меня для жизни, кто поверит мне и в меня, кто скажет: «Омск, ты мой Город!».

Я – Дом, в котором хочется жить: любить, работать, учиться, отдыхать, радоваться, переживать... Хочется расти и растить детей, воспитывать их, образовывать. Хочется созидать, строить и сажать деревья. Заботиться о слабых и больных, это нельзя списывать в «само-собой», такова жизнь, что в любом доме рано или поздно, много или мало, но всегда появляются слабые и больные, которых берегут только в хорошем, правильном, тёплом, любящем и любимом доме.

Утопия, скажете вы. Конечно, утопия. Но без утопии очень трудно осознать настоящие ценности. Ну, например, Город-Сад? Известная мировая утопия, прижившаяся ко мне в 60-80-е годы достаточно крепко. И много есть мнений, а не возобновить ли меня как Город-Сад? Красиво?! Бесспорно! Но, сад-садом… Сад всё же не может быть сам по себе. Его кто-то выращивает, культивирует, воплощая в него своё особенное свечение, передавая ему своё искреннее тепло, раскрашивая его в свои краски. То есть Сад не сам по себе, он при Доме.

Дом – он же Крепость. О, крепость – это по-омски, это моё! Крепость, на которую никто не нападал! Отлично! И это тоже огромный плюс для дома. Мой дом, моя крепость – пускай так скажет каждый мой человек.

Итак, я возомнил себя Домом! Домом, в котором хотят жить омичи. Каким хотят меня видеть? Повторюсь, разным. Любимым для всех домочадцев. Только Дом в высоком городском смысле этого слова способен сохранить большую и дружную семью. И только семья решает, какой ей нужен дом. Да, решает вся семья, за семейным столом! Участвуют все – взрослые и дети, старики и больные, сильные и слабые, большие и маленькие.

Все обсуждают, какими они хотят видеть гостиную (площади, парки…), а каждую спальню, мастерскую, игровую планируют те, для кого они предназначены. Ну, например, индивидуальная застройка на Луговых, Северных и многих других улицах почему-то кому-то мешает с 1970 года. Почему людей, рождённых там, непременно нужно выселить? Почему их нужно заставить изменить свой образ жизни, принудить стать другими? От генплана к генплану их «красят» в другой цвет, запрещая созидать на своей земле. Ради какого благополучия какого такого большинства можно принести в жертву желание жить на своей родной земле? Это, конечно, вечный философский вопрос – что важнее – все или большинство? А для меня важен каждый человек, и если он (этот каждый человек) не приносит беду другому, он имеет на меня равное с другими право – право на Город.

А не лучше ли поддержать многочисленное моё население, живущее и желающее жить в своём собственном здании? Может быть, исполнить обязанность избранным мною управлять – построить дороги, тротуары, поставить фонари и разбить бульвары в моём так называемом частном секторе. И, вероятнее всего, земельные участки в этих районах тут же «взлетят» в цене, и их содержание начнёт меняться к лучшему. И вообще, кто придумал, что я хочу быть весь высоким и многоэтажным? Я родился в крестьянской семье и не стыжусь этого. У меня есть отличная аграрная академия, и я развиваю сельское хозяйство. Мои люди любят землю, и я рад этому. Да, я открыл свои двери инженерам и рабочим во время второй мировой войны и стал теперь большим машиностроителем. И ещё многим и многим занят. И готов создавать новое и новое. Во мне есть ещё огромные возможности, уж я-то знаю.

Конечно, меня нужно ещё порисовать и очень-очень хорошо посчитать, помоделировать, многократно обсудить, а затем утвердить план моего развития и правила роста больших и маленьких моих пространств, общих и индивидуальных. Только очень бы мне хотелось, чтобы создатели были внимательны ко мне и моему населению, а то, не дай бог, в рамках разработки модного сегодня дизайн-кода заполнят меня одинаковыми скамейками и фонариками от центра до самых до окраин. Не нужно путать дизайн-код с культурным кодом, он значительно глубже, интегральнее, его не придумаешь, он индивидуален как ДНК. Что покажет мой ДНК, сложенный и дифференцированный из миллиона ваших ДНК? Какова формула моей идентичности? Правда, способы такого исчисления науке неизвестны…

Однако известны факты, фальсифицирующие моё будущее через ложный генеральный план моего развития. Медицина знает, что имплант может прижиться к организму, только когда его встроят очень тщательно, вживят в живое. Всё инородное организм не принимает, выбрасывает. Изменение себя, как и лечение, должен принять и человек, и Город осознанно по доброй воле. Не нужно менять моих людей «через коленку», этот путь мы уже проходили всей страной. Но кто-то же должен взять на себя ответственность за изменение Города к лучшему?! Или нужно всё оставить, как есть, пустить на самотёк? Это самый сложный вопрос и самая сложная задача. И самое сложное решение заключается в подготовке таких проектных улучшений, оздоровлений, на которые «пациент» согласен. Как? Нужно предлагать множество вариантов, открывать возможности, создавать условия для проявления инициатив гражданских, личностных, интеллектуальных. Нужен выбор! Если ребёнок никогда не ел ничего слаще морковки, он не потребует у родителей зефира в шоколаде – это истина.

Хочу сразу пресечь традиционное мнение многих «профессионалов-архитекторов», которые всегда говорили и, видимо, говорить будут, что то, каким быть мне (городу), знают только они, профессионалы. Нет, нет и нет! Каким мне быть, решит моя семья! И … не нужно приводить примеров про то, что операцию на сердце делать должен хирург, который не будет советоваться с тобой и с семьёй, как резать – вдоль иль поперёк. Сердце – насос! Не более того. Как обустроить меня энергетически, как обеспечить надёжность и безопасность моих инфраструктур и зданий, пускай заботятся профессионалы, я им это поручу. Главное, чтобы насос работал как часы, а постройки были устойчивы как календарь.

А вот душа – душа другое дело… Здесь без любви не обойтись. Моя душа – это площади, улицы, бульвары, набережные, парки, скверы, театры, кафе, магазины, стадионы… Это то, что между зданиями. Это то, в чём вы все (вся моя семья) нуждаетесь, встречаетесь друг с другом «не по службе, а по душе». Это то, что живёт только тогда, когда есть вы – люди. Это не застывшая музыка, не архитектура, которая, являясь антуражем, радует ваши взгляды и создаёт комфорт. Это то, что, проникаясь вашим дыханием, впитывая вашу энергетику, превращается в невидимую, но глубоко ощущаемую и живую мою городскую харизму. Это то, что мы можем назвать «погодой в доме», слов из песни не выбросишь – «главней всего погода в доме, а все другое суета...»

И всё это должно быть вашим творением, воплощением ваших ожиданий. По крайней мере, вы это должны признать своим. Может быть, среди вас, тех, кто читает это сочинение, есть те, кто с теплом вспоминает свою коммунальную квартиру, кухню в своей коммунальной квартире? Бывало, не очень-то и богато, но так сердцу мило, так близко, так собственно, так лично…

Договорились? Я – Дом! Где живут во взаимном понимании и согласии разные-разные люди – учителя, врачи, актёры, нефтяники, машиностроители, архитекторы, строители, юристы, экономисты, экологи, айтишники и рабочие всех мастей, чиновники, учёные… – их дети и их родители.

Кто мой Архитектор? Возможно, что это некий самовыдвиженец – ИТП «Град». На самом деле не так уж и важно – кто. Важно, что этот Архитектор понимает, что его заказчик – большая семья, которая останется семьёй, если Дом станет общим домом, удобным для всех. Важно, что этот Архитектор поймёт, что его объект – это Я – Город Омск. Перед Архитектором стоит чрезвычайной сложности задача, но далеко не самая сложная. Мой проект не может ждать веками в пыльных кладовых, как ожидали признания многие творения Творцов. Мой проект должен быть реализован завтра – в виде набора неотложных и нужных скорых добрых дел, послезавтра – для живущей сегодня, в настоящем, миллионной моей семьи, в скором будущем – для детей моей миллионной семьи, а потом – для детей этих детей…

Архитектор один ничего не сможет сделать. Он один не спасёт, не воссоздаст, не выстроит меня таким, каким нужен я вам, даже если он поймёт и почувствует вас.

А кто мой Строитель? Кто мой Инвестор? Вот! Мы добрались до самого главного! В любой семье есть Глава, а также есть и другие Лидеры, от которых и зависит не только будущее, но и настоящее.

Без Лидеров, готовых и способных возглавить дело, никакого дела быть не может… Мне нужны созидатели – Градообразующие люди!

Заканчиваю краткое сочинение простым вопросом, на который всей семье нужен надёжный ответ: «Кто в доме хозяин?».

Нужны отец и мать, которые будут планировать домашний бюджет, кому купить книжки, кому штанишки, как устроить праздник, чтобы всем было весело. Но самое главное – нужны сыновья и дочери, которые станут зарабатывать, которые придумают множество интересных дел, организуют их, вовлекут в них других, создадут, сотворят.

Люди-лидеры, откликнитесь!

Город, как человек, быстро не меняется. Не нужно строить иллюзий, что по вдруг нарисованной картине какой-то волшебник придёт и перестроит меня. Я могу меняться только вместе со своей семьёй и только по её желанию и только через ваш труд и вашу волю…

Анна Береговских,
гендиректор ООО ИТП «Град»

Об авторе

Окончила архитектурно-строительный факультет Красноярского политехнического института по специальности «Городское строительство». В настоящее время генеральный директор ООО «Институт Территориального Планирования «Град». Член союза архитекторов России; советник РААСН; профессор МААМ; член рабочих групп Минэкономразвития России, АНО «Агентство стратегических инициатив по продвижению новых проектов», Торгово-промышленной палаты РФ, Экспертного совета по градостроительной деятельности при Комитете Государственной Думы по земельным отношениям и строительству; вице-президент ГИС-Ассоциации; член правления секции «Градоустройство» Ассоциации Сибирских и Дальневосточных городов; главный редактор журнала «Управление развитием территории».

О проекте:

Эссе написано в рамках проекта «Мой Омск», в котором омичи рассказывают о своих мыслях о городе, о его уникальности, о его будущем. Написанные в рамках проекта эссе, романы, опусы, трактаты, пьесы и видение в любых других формах станут источником информации и эмоций для формулирования общегородского видения будущего - желаемого образа города, идеального Омска, в котором мы хотим жить. Видение станет основой для мастер-плана Омска - инструмента консолидации общества по вопросам целей и приоритетных направлений развития города, содержащего в себе стратегию развития Омска, принципы и механизмы, обеспечивающие достижение поставленных целей. Вы также можете написать свое эссе на этой странице.

Инициатор и разработчик мастер-плана — ИТП «Град».

Яндекс.Директ ВОмске




Комментарии

Ваше мнение

29.09.2017

Как вы относитесь к возможному росту тарифа на тепло при переводе ТЭЦ с угля на газ?

Уже проголосовало 235 человек

13.09.2017

Гаджеты на какой мобильной платформе вы предпочитаете?

Уже проголосовало 178 человек



Блог-пост

Анна Безбородова

— врач

Оксана Дубонос

— домохозяйка

Евгения Лифантьева

— журналист, писатель, блогер

Новости партнеров

Яндекс.Директ ВОмске

Стиль жизни

Сергей Мизя: когда инженер отправляется на рыбалку…

Хобби

Сергей Мизя: когда инженер отправляется на рыбалку…

Директор компании «Коминформ» Сергей Мизя рассказал «ВОмске», как инженерное образование и конструкторская смекалка помогли в его увлечении рыбалкой.

755213 ноября 2017
Как актриса Маша Коптева решила стать продюсером

Хобби

Как актриса Маша Коптева решила стать продюсером

...и теперь самостоятельно арендует Концертный зал, организует концерт известного артиста, параллельно испытывает легкое разочарование, но не утрачивает энтузиазма. Бонусом – о театральных буднях и значении своей татуировки.

 

140710 ноября 2017
Два острова Татьяны и Андрея Семикиных

Story

Два острова Татьяны и Андрея Семикиных

Мадагаскар и Маврикий посетили Андрей и Татьяна Семикины в рамках деловой туристической поездки. Двухнедельное путешествие нарисовало картину, полную контрастов…

67109 ноября 2017
Андрей Никитенко: «Школа как таковая и не нужна, учить можно и на пеньке…»

Откровенная история

Андрей Никитенко: «Школа как таковая и не нужна, учить можно и на пеньке…»

«ВОмске» продолжает проект «Семь историй одного выбора». История шестая, от Андрея Никитенко, основателя новой русской деревни «Аз Градъ», отца четверых детей и деда троих внуков – о том, почему для своих детей он не стал выбирать школу, а предпочел создать ее сам.

77703 ноября 2017

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске




Новости smi2.ru
Наверх