Сказ про решение №306

Попробуем реконструировать последовательность событий и возможную логику людей, принимавших решения в то легендарное время.

3359214 декабря 2016
Сказ про решение №306

Описанные события реконструированы по отдельным воспоминаниям бывших и нынешних чиновников, а также с помощью открытых публикаций и правовых информационных систем. А что-то и домыслено. Таким образом, это авторская версия. Имеющих альтернативное мнение/взгляд/сведения – добро пожаловать в комментарии.

Ну, или свою статью напишите.

1

Вступление

Сегодня приснопамятное решение Омского городского Совета № 306 упоминается все реже, но исключительно всуе. Последний крупный всплеск воспоминаний по нему случился в связи с делом Юрия Гамбурга. Вместе с тем, основные события происходили до появления одиозного чиновника в стенах омской мэрии. Все меньше людей, которые помнят, как всё было и, похоже, ещё меньше – которые хотят вспоминать об этом. Попробуем реконструировать последовательность событий и возможную логику людей, принимавших решения в то легендарное время. 

Часть 1. Юридический ликбез.

Сегодня принято вспоминать, что «306-е решение» это некий документ, по которому «за бесценок» было продано множество муниципальной недвижимости. Как это могло быть, правильная ли дается оценка произошедшим событиям? Для чего существовал данный документ и в чём его суть? 

До 2001 года приватизация (продажа) государственного и муниципального имущества регулировалась Федеральным законом от 21.07.1997 № 123-ФЗ «О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества в РФ». В 2002 году его сменил Федеральный закон от 21.12.2001 № 178-ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества». Основной идеей обоих законодательных актов является то, что имущество нужно продавать на торгах. Но при этом действие законов не распространяется на имущество, закрепленное за предприятиями и учреждениями на праве хозяйственного ведения и оперативного управления соответственно. Это прямо указано в обоих документах. Однако принципиальная возможность предприятий и учреждений продавать свое имущество предусмотрена Гражданским кодексом РФ. При этом сделки с недвижимостью требуют согласования собственника. 

Поскольку порядок такого согласования нигде в федеральном законодательстве определен не был – образовался некий правовой вакуум, который в 2000 году в отдельно взятом городе Омске и был заполнен 306-м решением. 

Часть 2. А оно было надо?

Позволим себе предположить, что инициаторами появления 306-ого решения изначально могли быть муниципальные предприятия. Возможно, коммунальной сферы. Например, в ходе модернизации инженерных систем у Омскэлектро высвобождались здания бывших трансформаторных подстанций, у МУП «Водоканал» - канализационно-насосных станций, у ПТСК – тепловые пункты, котельные. Плюс ставшие ненужными склады, иногда – целые производственные базы. В случае продажи имущества вырученные деньги оставались на предприятии – при дефиците средств это было весомым стимулом не отдавать ненужное имущество в городскую казну, а продавать самим. 

Следует отметить, что ни о какой массовости речь тогда не шла: были единичные случаи, которые, тем не менее, требовали юридической базы. И она появилась в виде решения Омского городского Совета от 4 октября 2000 года № 306 «Об утверждении Положения «О порядке дачи согласия на отчуждение недвижимого имущества, закрепленного за муниципальными унитарными предприятиями на праве хозяйственного ведения и муниципальными организациями на праве оперативного управления». Очевидно, что никто тогда и не помышлял, что изначально рядовой нормативно-правовой акт будет записан в анналы истории Омска. 

Чёрным маркером. 

Часть 3. О ком, о чём.

Суть 306-ого решения полностью изложена в его названии. Основополагающим в дальнейшей роли данного документа в новейшей истории следует считать факт, что положением проведение каких-либо торгов при продаже недвижимости не предусматривалось. Не исключалось, но и не предусматривалось. Фактически, решение по этому поводу оставалось на усмотрение продавца, а также органа, дающего согласие на продажу. И по поводу «органа» тут начинается самое занимательное.

Итак, при принятии в октябре 2000 года Омским городским Советом решения № 306 правом давать согласие на отчуждение имущества был наделён… департамент недвижимости администрации города Омска! Невероятные сегодня полномочия для ныне одиозной структуры 16 лет назад выглядели вполне разумными. Во-первых, эти полномочия в полной мере соответствовали собственно функционалу этого департамента. А во-вторых – вспомним расстановку сил в коридорах муниципальной власти. В самом разгаре шла война губернатора Омской области Леонида Полежаева с самым популярным омским мэром Валерием Рощупкиным. А одной их ключевых структур - департаментом недвижимости, руководил Николай Яловенко. Жесткий и грамотный управленец – именно он построил организацию, которая к настоящему времени хоть и переименована в департамент имущественных отношений, но структурно осталась тем же органом власти с широким набором влиятельных функций. Всесильный Яловенко пользовался непререкаемым авторитетом. Следует полагать, что в 2000 году в горсовете никому и в голову не могло придти, что 306-е решение дает департаменту сильно много полномочий. 

Никому и не пришло.

Часть 4. Первый удар.

Первые поправки в 306-е решение были внесены уже в конце февраля 2001 года: всего через 5 месяцев после принятия первоначального документа. Новая редакция концептуально отличалась в одном: полномочия давать согласие на сделки от департамента недвижимости были переданы сразу на самый верхний уровень - Омскому городскому Совету. Объяснение этому демаршу лежит явно в политической плоскости. В середине декабря 2000 года Рощупкин был побежден в битве престолов и изгнан с поста мэра. Но один из ближайших соратников опального мэра - Николай Яловенко, продолжал управлять городской недвижимостью.

После успешного «отжатия» Николаем Николаевичем осенью 2000 года у областной власти муниципальных рынков, такого эффективного и результативного руководителя явно нельзя было оставлять с широкими полномочиями и без присмотра. Можно предположить, что область боялась продажи напоследок тех же рынков, в один будний осенний день ловко перерегистрированных из муниципальных предприятий в акционерные общества. Были такие планы или нет – автору неизвестно, но очевиден факт: полномочия по даче предприятиям и учреждениям согласия на отчуждение имущества у департамента отняли.

Часть 5. Горсовет: лучше для мужчины нет.

Предположим, что инициатором первых правок в 306-е решение была именно областная власть. После потери городского полководца горсовету не оставалось ничего другого, как сдруживаться с губернией. Всем было очевидно, что нового мэра определит губернатор, а срок муниципальных депутатов заканчивался аж через год. Своевременную переориентацию представительного органа косвенно подтверждает факт, что председатель Омского городского Совета второго созыва Константин Подосинников после проигрыша на выборах 2002 года перешел на работу … первым заместителем директора всё того же департамента недвижимости! А после отставки Константина Брылкина с декабря 2003 года и вплоть до прихода следующей команды Подосинников исполнял обязанности директора департамента.

Но это мы сильно забежали вперед. На заре XXI века происходили ещё интересные события.

Часть 6. Вид музыкального произведения, исполняемого финансами (6 букв).

Кризис 1998 года был уже почти забыт, но с деньгами было всё ещё не очень. Муниципальный бюджет рождался в спорах и муках. Бюджет города Омска на 2000 год был принят Омским городским Советом только 24 марта 2000 года. А в следующем году был поставлен непревзойдённый антирекорд: пока сменялся мэр, бюджет на 2001 год был принят… 30 мая! Сегодня это кажется невероятным, но почти полгода миллионный город жил без утвержденного бюджета: по 1/12 сметы предыдущего года. Как бы это была не то чтобы катастрофа, но определённо – провал системы муниципального управления. Следует полагать, что про 306-е решение, "зажатое" горсоветом, никто и не вспоминал: поважнее были проблемы. Да и ставки на доходы от продажи имущества в то время никто ещё не делал.

Следует отметить, что в тот период город продавал недвижимость мало и неохотно. План доходов от продажи имущества на 2000 год составлял около десятка миллионов рублей. Это, конечно, не нынешние миллионы, но и тогда существенными для бюджета их было назвать нельзя. Ставка делалась на аренду.

Молодежь удивится, но было время, когда в городе не было торговых комплексов MEGA, многочисленных Лент, Континента, Каскада, METRO и прочих и прочих гипермаркетов и торгово-офисных комплексов. И муниципалитет в лице департамента недвижимости был крупным и авторитетным игроком на рынке арендной недвижимости. Потенциальные арендаторы боролись за место под солнцем практически в любом муниципальном помещении. И кроме вышеупомянутого дефицита альтернативных предложений этому способствовало ещё два фактора:

- цены на аренду были расчетные, т.е. в большинстве случаев существенно ниже рыночных;

- торгов не было (!).

В условиях постоянного спроса на аренду смысла продавать недвижимость руководство города не видело. На единичные торги выставлялся такой неликвид, что даже ради земельного участка приобретать его сильно много желающих не находилось. За 1999 год от приватизации имущества было выручено 7,5 млн. рублей. В следующем году – в два раза больше. И нюанс: до 2001 года часть средств поступала балансодержателям имущества. В результате в бюджет города от указанных цифр было перечислено только 3,7 и 8,3 млн. рублей соответственно. Сопоставьте цифры: в 1999 году от аренды нежилых помещений всего получено 54,8 млн. руб., из них в бюджет поступило 22,6 млн. руб. 2000 год: всего – 72,4 млн., в бюджет – 31 млн. рублей.

С 2001 года с балансодержателями делиться перестали, и бюджетные доходы устремились вверх (чему параллельно способствовал рост числа договоров). По итогам 2001 года в бюджет города Омска от аренды помещений поступило 104,3 млн. рублей, а от приватизации – чуть меньше 17,5 млн.  Для сведения укажем, что в этот же год от аренды земли в городской бюджет поступило 25 млн. руб. (и ровно столько же – в областной), от рекламы 15,5 млн. рублей, от торговых зон – 12 млн. рублей, ну и ещё по мелочам.

Итого, за 2001 год департамент недвижимости заработал 227 млн. рублей, из которых в бюджет города влились 184 млн. Но время требовало новых цифр.

Часть 7. Новые времена.

В рамках дембельского аккорда второй призыв Омского городского Совета взял себя в руки и принял бюджет на 2002 год в конце декабря 2001 года. В переломном году при чутком руководстве губернатора всенародно избрался новый мэр Евгений Белов. Кресло директора департамента недвижимости занял Константин Брылкин, приведенный за собой Беловым из недр Омскэнерго. Брылкин был человеком очень непубличным (и остается таковым до сих пор), но грамотным и скрупулезным. Легенды о стопках документов в его кабинете высотой в половину человеческого роста до сих пор рассказываются молодым чиновникам. Да, Брылкин не пропускал мимо ни одного документа и во всё вникал сам. Видимо 2001 года ему хватило, чтобы вникнуть.

23 января 2002 года в 306-е решение Омского городского Совета внесены очередные изменения. Полномочия по даче согласия предприятиям и учреждениям на отчуждение имущества переданы мэру города Омска. Надо полагать, в архивах горсовета можно найти обоснование такого решения. Наверняка это «целесообразность, эффективность» и т.п. В принципе, принятие решений по отдельным зданиям и помещениям – конечно, не уровень представительного органа власти. Но и вернуть столь интересную функцию неоднозначному департаменту было бы через чур. Вот и принято соломоново решение: пусть решает мэр. И поскольку горсовет сам весьма редко проявляет законодательную инициативу, проект явно готовился в недрах администрации города. Будем ли мы полагать, что это делалось без далеко идущих планов?

Не будем, пожалуй…

Часть 8. Новые правила.

Старожилы муниципальных баталий помнят, что в ту пору ходили слухи, что департамент недвижимости, как бывший главный оплот вражеской армии, расформируют. Но новая городская команда, видимо, убедила губернатора, что департамент в полной мере завоёван, поэтому он ещё пригодится. В результате область только символически отобрала у департамента предмет бывших вожделенных притязаний - БТИ и на этом ситуация устаканилась. БТИ (переименованное в дальнейшем в ЦТИ), конечно, к тому времени утратило определенную привлекательность, которую имело до появления в конце 1999 года Росреестра. Но, тем не менее…

Однако с приходом нового мэра золотой дождь финансирования из области в город почему-то не пролился. Т.е., возможно, денег стали давать больше, но, как говорят знатоки, сравнить с тем, что было потом во время первого прихода Виктора Шрейдера, нельзя даже близко. Губернатор, видимо, с новым мэром осторожничал и, наверняка, предложил поискать резервы у себя.

И резервы нашлись: муниципальное имущество.

Часть 9. Посчитаем и прикинем.

Итак, с февраля 2002 года мэр получил возможность давать согласие муниципальным организациям на отчуждение имущества. Уже в апреле такое согласие получили два учреждения: МУ «Дирекция строящегося метрополитена г. Омска» и МУ «Омскархитектура». Дирекция пыталась продать «незавершенку» на Окружной дороге, а Омскархитектура объект чуть поинтереснее – гараж в центре города. Июнь 2002 года ознаменовался шестью распоряжениями мэра о даче согласия: одно получило МУП «Омскпассажиртранс», а вот остальные – некое муниципальное унитарное предприятие по работе с недвижимостью в городе Омске. Пожалуй, это было единственное в Омске юридическое лицо, организационно-правовая форма которого плавно перетекала в название без всяких кавычек.

Отличительной чертой всех перечисленных распоряжений было предписание по перечислению денег в бюджет города. Учреждения перечисляли деньги в бюджет города полностью, а вот предприятиям позволялось оставить себе часть суммы, но всего лишь 10%. И да, во всех распоряжениях указывалось «Начальную цену продажи установить в размере не ниже рыночной».

Особое внимание здесь следует обратить на слово «Начальную…», которое вроде бы предполагает, что будет и «конечная» цена – цена продажи. Такое бывает на аукционе. Но в распоряжениях о каких-либо торгах не было ни слова. В результате они (торги) и не проводились.

Завершая данную часть, поставим существенный вопрос: откуда и когда на балансе учреждений и предприятий взялось имущество, за согласием на отчуждение которого они обратились в муниципалитет? В случаях с учреждениями очевидно, что скорее объекты находились на балансе достаточно долго, стали учреждениям не нужны и они рады избавится от балласта (и, соответственно, налогового бремени), даже не претендуя на деньги. В принципе, это и есть «классическое» изначальное предназначение 306-ого решения. А вот дальше – сложнее. В случае с предприятиями есть основания предположить, что они получили объекты на баланс буквально накануне обращения за согласием. Т.е. в этих случаях объекты передали предприятиям именно для того, чтобы они их реализовали. Поэтому они и получили за это полусимволические 10%.

В дальнейшем система «передали на баланс – получили согласие на продажу – продали» стала фундаментальным механизмом при реализации по 306-ому решению.

Часть 10. Карусель-карусель.

Весьма увлекательно наблюдать за дальнейшим редактированием 306-ого решения. Очередные правки настигли сей документ 19 января 2003 года. Орган, принимающий решение, остался тот же – мэр. А вот из формулировок исчезла некоторая конкретика. А всего через четыре месяца 5 июня 2003 года по неизвестным ныне причинам издается решение Омского городского Совета № 125, которым право давать согласие на отчуждение возвращено Омскому городскому Совету. И как это принято, в решении указано, что оно вступает в силу с момента публикации. А теперь - внимание! Данное решение опубликовано в газете «Вечерний Омск»… 31 декабря 2003 года! Т.е. до конца года дача согласия юридически остается за мэром. Да, к «Почте России» претензии были всегда, но вот чтобы нормативно-правовой документ путешествовал от горсовета до редакции полгода – такого ещё не было.

Сей каламбур как минимум один раз привел к забавному случаю. МУП «Город» дважды получило согласие на продажу бывшего кинотеатра «Пионер». Сначала 17.09.2003 года соответствующее решение было принято горсоветом, а через неделю аналогичное распоряжение подписано мэром. Кстати на этот раз горсоветовское было опубликовано гораздо быстрее: 3 октября, но по факту уже после сделки, состоявшейся на основании распоряжения мэра 26 сентября. Отполировали, так сказать…

В результате в первой половине 2003 года в рамках 306-ого решения было продано чуть более двух десятков объектов. Львиная доля – конкретно в июне.

Часть 11. Холодная зима две тысячи третьего…

К концу 2003 года бюджет стало традиционно лихорадить. Увеличивать программу приватизации через аукционы было поздно: ситуацию могли спасти только более мобильный (не требующий утомительных торгов) механизм реализации по 306-ому решению. В сентябре реализовано 4 объекта (включая упомянутый «Пионер»), в октябре – 9 объектов, в  ноябре – 8. А ударным стал последний месяц года: четыре десятка объектов! Более того: сверхрезультативным стал даже не весь месяц, а предновогодняя неделя: почти все декабрьские распоряжения о даче согласия датированы или 26 или 29 числами декабря. Существенная деталь, оценка которой будет сделана в дальнейшем: в большинстве случаев покупателями становились арендаторы этих же объектов.

А после долгожданной публикации 31 декабря 2003 года решения № 125 полугодичной давности, власть таки вернулась после двухлетнего перерыва к Омскому городскому Совету.

Продолжение следует.

Автор:Иван Кузнецов

Фото:Владимир Кудринский, «ВОмске»

Теги:недвижимостьпамятьгород


Яндекс.Директ ВОмске




Комментарии

Ваше мнение

06.07.2023

Довольны ли вы транспортной реформой?

Уже проголосовало 113 человек

22.06.2023

Удастся ли мэру Шелесту увеличить процент от собранных налогов, остающийся в бюджете Омска?

Уже проголосовало 103 человека

Неравнодушный омич, пожелавший сохранить анонимность.



























Блог-пост

Лёля Тарасевич

— Психолог

Ольга Савельева

— попутчица


Яндекс.Директ ВОмске

Стиль жизни

«Включить здоровый пофигизм, отключить чувство вины»

Story

«Включить здоровый пофигизм, отключить чувство вины»

Владелица омской чайно-кофейной сети VINTAGE Елена Михайлова — о трех годах обучения любви к себе, ответном воспитании немытыми руками, чтении «всего не приколоченного» и семидесятистрочных стихах наизусть, да и вообще о том, каково это — одновременно выращивать детей и бизнес.  

72912 июня 2024
«Если ты не построишь свою мечту, тебя наймет другой человек и построит эту мечту с помощью тебя»

Story

«Если ты не построишь свою мечту, тебя наймет другой человек и построит эту мечту с помощью тебя»

Юлия Алхамви – о том, как они с мужем Захиром устроили сладкую жизнь дома и на работе, на которую она смотрит как на... отдых. Об избавлении от конфликтов договоренностями «на берегу», неслучайном совпадении числа детей и проектов-направлений, о том как далеко намерен шагнуть семейный бренд «Алхамви». А также о том, где в Омске можно попробовать сирийские блюда и настоящий арабский кофе на песке.

81711 июня 2024
«Жить с ощущением того, что я сегодня лучше, чем вчера»

Story

«Жить с ощущением того, что я сегодня лучше, чем вчера»

Мария Бахтина – о пути от студентки после курсов маникюра до совладельца сети барбершопов DABRO, «МЕТРО» и салонов красоты Love me, обслуживающих по 16 000 человек в месяц уже не только в Омске, о тесте на «бизнес-совместимость» в детском лагере, свиданиях в замужестве и традициях в семье.

115506 июня 2024
«Мой девиз по жизни – мне можно всё»

Здоровье

«Мой девиз по жизни – мне можно всё»

Заведующий кафедрой теории и методики адаптивной физической культуры ФГБОУ ВО СибГУФК, кандидат биологических наук, доцент Ирина Таламова — о простукивании тела и прослушивании скрипки, приветствиях Солнцу и Луне, рекомендуемых «квадрате» и «треугольнике», ободряющей татуировке и психорегулирующей вышивке.

1355203 июня 2024

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске




Наверх