Бабушка. Вера моя

Миниатюрная, избалованная родителями, веселая, заводная, талантливая, модница, всеобщая любимица и центр любой компании, спортсменка и балерина, художница и поэтесса, смуглая, белозубая синеглазая девчонка, на себе тащила раненых из-под огня.

220912 мая 2021
Бабушка. Вера моя

Бабушка. Вера моя.

На фото не видно, что у нее невероятно синие глаза.

Стройная, точёная, как статуэтка.

Занималась балетом, потом папа, прадедушка мой, увез семью в Севастополь, где она, за год, стала чемпионкой по прыжкам с вышки, бесстрашная и азартная.

Занималась легкой атлетикой и выигрывала все соревнования по бегу.

Танцевала и болела балетом всю жизнь.

Плавала, как рыбка. Обожала море.

...Из Севастополя вернулись в Ленинград, чтобы бабушка и ее старшая сестра, Люба, поступили в хорошие институты.

Потом война.

Люба погибла в ополчении на Гатчине, под танками. Семье написали, что пропала без вести и прабабушка всю жизнь ее ждала, искала, надеялась.

Но ленинградские подружки, которые были в ополчении рядом с Любой, рассказали, что всё видели и гибель Любы, под танками, была страшна. (Прабабушке говорить не стали).

Муж Любы тоже погиб. Осталась маленькая дочка Лида, моя старшая тетя.

Бабушке предстояло пройти Сталинград, Курскую дугу — самые страшные сражения.

Миниатюрная, избалованная родителями, веселая, заводная, талантливая, модница, всеобщая любимица и центр любой компании, спортсменка и балерина, художница и поэтесса, смуглая, белозубая синеглазая девчонка, на себе тащила раненых из-под огня.

На войне она первый раз вышла замуж и родила дочь.

Ее первый муж, Николай Огурцов, командир танкового батальона, почти дошел до Берлина. Писал ей и дочке Светочке трогательные письма, полные любви: «Мои маленькие зайчики, как вы там?»...
Погиб в конце апреля 1945-го, когда стояли на Одере— вышел покурить и был убит шальным снарядом.

Бабушка не курила на войне.

Закурила, когда узнала о гибели мужа.

И до конца жизни курила только ленинградские, самые крепкие и горькие, без фильтра.

Была убежденной патриоткой Ленинграда и всего ленинградского.

Например, обожала мороженое, признавая только ленинградское.

Гуляя со мной, покупала ленинградский пломбир в большой, прямоугольной картонной коробке.

Мы садились с ней на лавку и начинали лопать, каждая — со своей стороны, пока не стукались ложками в середине. ( Ложки припасали из дома).

После войны семья уехала в Сочи.

Бабушка с дочкой, моей тетей. Вернувшийся с войны ее отец, мой прадедушка.

Из эвакуации — ее мама, моя прабабушка, с маленькой Лидочкой, дочкой погибшей Любы...

Моя бабушка имела божественный вкус во всем, походя превращая всё, чего касались ее маленькие ручки с вечно зажатой между пальцами дымящей папиросой, в произведения искусства.

Была похожа на парижанку, в таком... киношном понимании.

Могла за час, из ничего, сшить изумительный наряд.

На растущих красавиц — дочерей и племянницу Лидочку, тоже красавицу необыкновенную, наряды шила на глаз, не снимая мерки: посмотрит с прищуром на девчонку и режет из газеты лекало.

Наряды шила фантастические, изысканные: в ней жил великий кутюрье.

Бабушка всегда носила вещи, которые идеально сидели. Которые не давали расслабиться. В таких нарядах нельзя сутулиться и надо иметь идеальную фигуру, но и этого мало — нужен шик, умение носить такие наряды, — а она умела.

Научила этому дочерей, а может, это им по наследству досталось: попробуй, заставь строптивых девчонок. А строптивый характер - тоже от неё, от Веры.

Сердилась на мои бесконечные джинсы, любовь к спортивным штанам и кроссовкам. Ворчала, что ходить надо выворотно, носками наружу.

Я злилась и нарочно косолапила.

Ее сумочки, шляпки, ридикюли... я помню аромат ее ридикюля из лаковой кожи — французские духи и табак, и крошки выпавшего из папирос табака на подкладке сумочки.

Ее миниатюрные туфельки неземной красоты, которые уже лет в 12 были мне малы.

А тогда, после войны... юная бабушка.

Сочи.

И кончилась война.

Подружки позвали ее на танцы.

Тогда мой дедушка впервые и увидел бабушку, случайно забредя на танцплощадку, когда она была там.

Увидел — со спины! — загорелую темноволосую девушку: пышная юбка, белоснежная тенниска, тонкая талия, туфельки на каблуках (так, домашние меня исправили. На бабушке были самые модные спортивные тапочки-парусинки, вот пижонка!..) и белые носочки.

Лица бабушки он не увидел.

Но понял вмиг — вот перед ним стоит его жена.

И ему стало так плохо отчего-то, накатила тошнота и голова закружилась (я смеялась над этими словами — «Понял, что попал? Пропал? Конец холостой жизни?»), что он сразу развернулся и ушел.

Представляете, — увидел девушку со спины и сразу понял, что она его будущая жена.

Развернулся и ушел.

Мама говорит, что спрашивала у него:

«А вдруг ты ее бы не нашел, не увидел больше?»

«Да прям, куда бы она делась, я же знал, что она — моя жена».

Потом они уже всегда были вместе.

Бабушка в Сочи научилась кавказской кухне — вот откуда моя особая любовь к ней. Вкуснее бабушки не готовил никто.

Пекла самые вкусные в мире пирожные.

Особенно я любила трубочки из тончайшего бисквитного теста, начиненные заварным кремом.

Ещё рогалики, с грецкими орехами. Начинкой были взбитый в пену белок и измельчённые орехи. Готовые рогалики тонули в пене хрустящего орехового безе.

Она все делала лучше всех.

К каждой сказке, а мы бесконечно с ней играли, шила мне костюмы и строила декорации, которые выпиливал из фанеры и расписывал дедушка.

Как с ней было весело!

Летом мы непременно отправлялись «в поход» — в парк через реку. К нашей вылазке она шила мне рюкзачки из парусины цвета хаки, в которые мы складывали провизию и весело топали через парк, объедая созревшие ягоды дикого крыжовника.

Она обожала варенье из костянки и могла одна, рано утром, умчаться на вокзал, прыгнуть в электричку, а вечером вернуться с полной корзинкой ягод — свежая, загоревшая (загорала моментально), смеющаяся.

Какое счастье было находиться рядом с ней.

Однажды из-за меня она пару недель ходила со здоровенным фингалом под глазом.

А надо сказать, что в культурной жизни города фигурой она была известной и фингал был не самым удачным аксессуаром.

Мы вышли во двор и стали, как обычно, играть. Я залезла на горку, а она стояла внизу, я хорошо это помню — красиво повязанный шелковый платок на голове, приталенное красное пальто чуть ниже колена, телесные лаковые демисезонные туфли на каблуках.

Бабушка так лихо изображала волка, который хочет меня слопать, что я поверила, струхнула и тут, как назло, мне попался здоровенный булыжник, который кто-то на горку притащил.

Булыжник я и поспешила пульнуть в бабушку.

Метко попала прямо в глаз.

От стыда кубарем скатилась с горки и бросилась в кусты.

Подбитая мною бабушка пыталась поймать меня, чтоб успокоить и обнять а я, с воем, вся в слезах, от нее удирала.

Глаз заплыл — фингал был знатный, бабушка хохотала и гордо хвасталась всем моей меткостью. А булыжник долгие годы хранился у нее в одной из шкатулок, как реликвия.

Пишу сейчас, а воспоминания переполняют, и я не знаю, за что хвататься.

В Сочи она научилась кавказской кухне, ах да, я уже написала об этом. Готовила так, что на ароматы ее еды сбегались все: соседи, друзья ее детей, потом мои друзья. Дом был открыт для всех.
Моя мама рассказывала, что очень любила, когда у бабушки был редкий выходной. Мама знала, что вернувшись из школы, она войдёт в сияющую чистотой квартиру, на окнах будут висеть новые шторы, мебель стоять по-другому, из кухни — ароматы самой вкусной в мире еды.

Как она все успевала?

Вера так и не закончила институт. Три курса — круглая отличница.
После войны могла вернуться и доучиться, или выучиться заочно. Но, наверное, у нее были другие приоритеты: дочки, семья.

Везде, куда направляли служить моего дедушку, она не просто находила работу, а становилась центром притяжения. Любое болото, со столичным шиком своим, легко превращала в цветущий сад.

 

В Омске — последней остановке пути — она была директором двух, гремящих тогда, клубов: д/к Молодежный, в здании которого сейчас кукольный театр, а позже директором д/к Шинного завода.
Попасть на балы, которые несколько раз в год устраивала бабушка, было практически невозможно: ломился весь город. Вечера так и назывались — балы.

Украшением и сценарием занималась она сама.

Самодеятельность была высочайшего, профессионального уровня.

У нее работали лучшие балетмейстеры, выдающиеся хормейстеры.

Григорий Юльевич Гальперин, тоже ленинградец, заслуженный деятель искусств СССР, главный балетмейстер знаменитого на весь мир Омского хора, был в Молодежном балетмейстером-постановщиком.

Костюмы, эскизы которых тоже создавала бабушка, шились в ленинградских театральных мастерских. Расшивались чешским стеклярусом и паетками; бабушка вышивала их сама, ночами.

Все, к чему прикасались бабушкины руки, оживало. Она была феей, волшебницей.

Походя засунутое в землю семечко вырастало в огромное и пышное дерево.

Квартира походила на цветущий сад, залитый солнцем.

За ночь шились идеальные платья: да, она плохо спала ночами.

Читала, курила.

Шила наряды дочкам а потом, позже— мне.

Вышивала, мастерила игрушки.

Аромат клейстера, который она варила, я могу почувствовать и сейчас.

Сделанные ее руками елочные игрушки до сих пор живы.

Цветы на вышитых ею скатертях благоухают, птицы поют, а стрекоза машет крылышками и через 30 лет после её ухода.

Галл-Савальская Вера Александровна, моя бабушка.

 

Оригинал в Facebook автора.


Яндекс.Директ ВОмске




Комментарии

Ваше мнение

05.07.2021

Как вы относитесь к обязательной вакцинации от COVID-19?

Уже проголосовало 87 человек

17.05.2021

Поддерживаете ли вы намерение властей ужесточить выдачу оружия после трагедии в Казани?

Уже проголосовало 192 человека



























Блог-пост

Алексей Алгазин

— директор правового холдинга «Закон»

Юлия Купрейкина

— психолог

Елена Завьялова

— омичка

Другие новости


Яндекс.Директ ВОмске

Стиль жизни

Правила воспитания от Дмитрия Буцика

Кредо

Правила воспитания от Дмитрия Буцика

Организатор известного омского проекта «Своя дорога» рассказал, как знакомит маленького сына с природой, а тот учит отца «соответствовать».

90627 июля 2021
Правила воспитания от Игоря Козловского

Кредо

Правила воспитания от Игоря Козловского

Омский юрист рассказал, как он воспитал двух отличников и просто хороших людей.

108126 июля 2021
Ивановы в цирке и вокруг него: династия рекордсменов

Story

Ивановы в цирке и вокруг него: династия рекордсменов

Михаил идет по канату, одновременно отбивая головой мяч, а после жонглирует семью мячами во время движения на моноколесе. Повторить эти трюки никто в мире пока не сумел: подтверждено самой известной книгой рекордов.

1463123 июля 2021
Илья Киргинцев: «В театре должен быть творческий конфликт...»

Кредо

Илья Киргинцев: «В театре должен быть творческий конфликт...»

«Экспериментальное» интервью с директором «Пятого театра», в котором он подводит итоги сезона, объясняет, куда движется театр и говорит, почему не страшно быть театральным «первопроходцем».

4143807 июля 2021

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске




Наверх