Про Украину, «свободу» и «демократию»

Несмотря на то, что украинская тема уже не занимает первого места в российской информационной повестке, я все время отслеживаю происходящее в «незалежной». Интересно и наталкивает на определенные выводы.

215611 декабря 2017

Вообще, у нас про Украину писалось и пишется много чуши из-за непонимания происходящих там процессов. С чего, собственно, все началось в 2013-м? С банального «передела уже поделенного мира». Неотъемлемая черта империализма – стремление к расширению зоны влияния, увеличению рынков сбыта, количества эксплуатируемых и так далее. Без этого империализм существовать не может. Конечно, мировая экономика давно уже едина, но, как любая большая система, она не может существовать, не структурируясь подсистемами. К 2013 году сложилась ситуация, при которой российская «подсистема» активно расширялась и столкнулась на Украине с европейской. В течение предыдущих 20 лет «подсистема» ЕС включила в себя и переварила все, до чего смогла дотянуться. Для тех стран, которые вошли в европейскую «подсистему» сразу же после распада СССР, этот процесс «переваривания» оказался достаточно комфортным.
Дело в том, что современная экономика – это экономика денег, а не производств. Для того, чтобы транснациональные финансовые корпорации динамично росли, используется достаточно простая схема. Печатается некоторое количество денег, они раздаются условным «бюджетникам», то есть распределяются в соответствии с пожеланиями «электората», «электорат» покупает на эти деньги какие-то товары, производители товаров получают деньги и отдают львиную долю банкам в счет погашения взятых ранее кредитов, на которые, собственно, и построены производства. И все довольны. Экономика крутится, «электорат» с голоду не помирает, банки богатеют, и совершенно не важно, какая доля населения реально занята в производстве товаров и, следовательно, эксплуатируется промышленниками. Круговорот денег не останавливается.

Все хорошо, да дьявол – в деталях. Точнее, в соотношении количества и качества. Любой вменяемый производитель любого товара заинтересован в уничтожении конкурентов. Что, собственно, было сделано с производством в Прибалтике и бывших страна Варшавского договора. В 90-е годы конкурирующие производства «востока» и «запада» оказались в неравных условиях. Все предприятия «востока» в одночасье потеряли оборотные средства, а «запад» имел доступ к дешевым кредитам на развитие. Как итог – «восток» проиграл по всем позициям, кроме очень отдельных видов товаров, которые или являлись уникальными, или нашли рынок сбыта вне системы ЕС. То есть «восток» моментально превратился в преимущественно «рынок сбыта», а не место производства, финансово зависящий от вливаний через структуры ЕС. Так было в Польше, в Прибалтике, в Чехии… а вот вливания в те страны, которые присоединились позднее – в Румынию, в Болгарию – были не столь щедрыми.

1

А вот с Украиной произошла немножко другая история. В 90-е у ЕС просто не хватило потенциала ее «переварить», и она оставалась неким "стратегическим запасом". Однако за 20 лет там сформировался собственный слой и промышленников, и банкиров. Да, встроенных в мировую систему, но в значительной части части не через ЕС, а через Россию. Несмотря на все проблемы 90-х, не все производства были убиты конкурентами. Мало того. Социалистическое планирование привело к отсутствию конкуренции между аналогичными производствами на всей территории СССР. Поэтому каждое из них было в рамках бывшего СССР уникальным, что давало ему шанс на выживание в единой с Россией «подсистеме». Собственно говоря, к 2013 году структура товарообмена между Украиной и Россией во многом сохраняла советские черты. Россия продавала сырье и отдельные виды товаров высокой переработки – продукцию тех производств, которые оставались уникальными для всего постсоветского пространства. Например, «ядерные сборки» для атомных электростанций. Украина, в свою очередь, занималась переработкой сырья в полуфабрикаты, делала комплектующие к продукции уникальных производств и использовала свою климатическую уникальность, поставляя переработанную продукцию сельского хозяйства (сахар, подсолнечное масло). Постепенно усиливалось и финансовое единство. Все это могло быть оформлено системой Таможенного Союза… но тут вмешался Запад. Караул! "Стратегические консервы" пытаются "сделать ноги"!
К 2013 году ЕС и США получили все бонусы, которые могли получить от «переваривания» стран Восточной Европы. Нужно было расширяться дальше на Восток, но на Украине экономическая ситуация очень сильно отличалась от 90-х годов. Вместо растерянных и не понимающих, что делать, руководителей советских производств, западных «партнеров» ждали вполне освоившиеся в новом мире хищники, пусть и достаточно мелкие по сравнению с западными монстрами, но весьма самостоятельные, причем опирающиеся на взаимодействие с владельцами источников ресурсов… Кроме того, если в рамках Таможенного Союза многие украинские предприятия продолжали оставаться уникальными, в рамках ЕС же они оказывались нафиг никому не нужны, тем более – не нужны прямым европейским конкурентам.

Кроме того, Украина с ее остатками социализма в экономике и законодательстве за 25 лет «незалежности» так и не удосужилась превратить в свободно торгующийся товар то единственное, что у нее по европейским меркам действительно уникально – свои земли сельхозназначения.

Напрягали «партнеров» и слишком высокие для «перевариваемой» страны социальные стандарты, к которым привыкло население Украины. Провал 90-х годов был преодолен, жизнь большинства постепенно налаживалась. В 2012-2013 годах я активно общалась с украинцами на литературных форумах. В бытовом плане жизнь на Украине была действительно лучше, чем в России. Это если еще не учитывать более мягкий климат и, как следствие, возможность самообеспечения для большинства основными продуктами питания.
В таком виде, естественно, демократическим путем присоединить Украину к ЕС было невозможно. Включение Украины в европейскую экономическую систему привело бы к таком падению уровня жизни, что был бы гарантирован моментальный социальный взрыв. Тем более, что «щемить» пришлось бы не только рядовых граждан, но и олигархов, а у олигархов хватило бы средств на «раскачку ситуации».

И вот запад начинает «предпродажную» подготовку Украины. Какие задачи стояли? Уничтожение высокотехнологичных производств, которые могут составить конкуренцию западным аналогам. Снижение социального стандарта до минимального уровня, который можно обеспечить «подачками», но который, тем не менее, дает возможность рассматривать население страны как рынок сбыта товаров. (Тут, кстати, находится и объяснение причин недовольства высоким уровнем коррупции – если «подачки» распихиваются по чиновничьим карманам, не доходя до населения, то на формирования рынка сбыта придется затратить значительно больше средств). Превращение земли в свободно торгуемый товар. Ослабление мелких и средних собственников, «подготовка» их к быстрому, без всяких эксцессов и сопротивления, проигрышу транснациональным корпорациям. Зачем на Украине столько фермеров, если подсолнечник и сахарную свеклу вполне можно выращивать в высокомеханизированных филиалах западных фирм? Вместо десятков фермеров – один-два наемных механизатора, работающих на современной высокопроизводительной технике, которая никогда не будет по карману фермерам.

И, что самое важное, «электорат» не должен связывать все эти изменения с вхождением в «подсистему» ЕС. Все – сами-сами-сами.
В принципе, нормальный алгоритм «предварительного переваривания» территории. В Латинской Америке США проворачивали такое не раз и не два. Методика простая, как мычание коровы. В буржуазном обществе всегда существует определенное недовольство существующим положением, определенный протестный потенциал. Люди – существа ненасытные, как бы хорошо они ни жили, они всегда хотят жить еще лучше. Тем более, что неудачников, не способных достичь даже среднего уровня потребления, хватает в любой капиталистической стране. Естественно, они завидуют тем, кто находится на вершине социальной пирамиды. Да и положение «выше среднего» - не помеха для зависти. (Все помнят изобилие норковых шуб на Болотной в 2011-2012 годах). Поэтому достаточно просто направить неизбежно существующее недовольство против действующей власти. Мало того. Крупный и средний бизнес тоже завистлив и чаще всего не доволен сложившимся положением. Он всегда жаждет изменить это положение в свою пользу и поэтому готов оказывать поддержку любому протесту, который направлен против приближенных к власти. Если приправить «раскачку ситуации» разговорами о свободе, демократии, независимости, национальных интересах и так далее, то получается «цветная» революция, цель которой – «предпродажная подготовка» той или иной страны, лишение ее экономической самостоятельности и включение в одну из мировых «подсистем» на правах территории-донора.

Поэтому с самого начала было понятно, что украинские события не имеют никакого отношения к европейскому фашизму, основанному на идее «блага нации». Как бы кто ни относился к Гитлеру, но он обеспечил рост благосостояния немецкого народа. Правда, за счет других народов, но немецкий фашизм был социальным по отношению к собственному народу. На Украине задача была прямо противоположной – разорить собственный народ, уничтожить собственную экономику ради вхождения составной частью в «подсистему» ЕС, превентивно купировав все протесты с экономическими лозунгами. Поэтому самый близкий аналог того, что творится сегодня на Украине, - это латиноамериканские фашистские диктатуры.

После проведения «предпродажной подготовки» страна превращается в территорию с очень низким социальным стандартом и возможностью участвовать в мировой экономике с одним-двумя-тремя видами уникальных товаров. Как, скажем, Чили – поставщик меди и фруктов. Остальное население или живет на «подачки» (причем минимальные), или находит себе место в производстве чего-то на внутренний рынок. Логистику никто не отменял, производство и переработка того же молока может принадлежать транснациональным корпорациям, но корова все равно будет пастись не дальше 100-150 километров от потребителя. Возить молочные продукты (кроме сыров и других с минимумом воды в составе) на более дальние расстояния просто невыгодно. Значит, будут нужны наемные работники, которые ходят за коровами и делают кефир со сметаной.

После какого-то периода жесткого террора против недовольных «вожжи» постепенно ослабляются, гайки отпускаются, но население, наученное горьким опытом пережитых «майданов», как огня, боится нарушить установившуюся стабильность.

Правда, в некоторых странах Латинской Америки для установления такой кладбищенской тишины потребовалась не одна и не две, а десятки революций и десятилетия гражданских войн между конкурирующими группировками. Но Запад умеет ждать.
Россия, впрочем, тоже. Прошедшая «предпродажную подготовку» территория одинаково комфортно «переваривается» любой экономической «подсистемой». Тем более, что идеи «единого экономического пространства от Владивостока до Лиссабона» и «Великого шелкового пути» постепенно реализуются. Естественно, у России слишком мало ресурсов, чтобы в одиночку «переварить» прошедшую «предпродажную подготовку» Украину. Дай бог с Крымом разобраться. Да и Донбасс постепенно включается в российскую экономическую систему, находя свои ниши и рынки сбыта (например, название «Глория-Джинс» знают многие).

К сожалению для украинцев, «предпродажная подготовка» их территории еще не закончена. Дело в том, что один из «эксклюзивов» Украины – это ее географическое положение, диктующее создание на ее территории транспортного узла на перекрестке товарных потоков «Север-Юг» и «Восток-Запад». Но пока Украина не исчерпает свой протестный потенциал, это преимущество она использовать не сможет.
Отсюда – форсирование процесса «превентивного выжигания» потенциального протеста на третьих-четвертых-пятых майданах.
Порошенко осторожничает и еще не выполнил все поставленные перед ним задачи. Земля еще не стала предметом свободной купли-продажи. Сохраняются кой-какие производства, потенциально конкурентные западным аналогам. Пока еще не построены «Северный поток-2» и «Турецкий поток», которые дадут возможность забрать у Украины функцию транспортировки газа. При этом сегодня на Украине возможен не просто протест, а хорошо вооруженный протест. Оружия у населения достаточно, и военные формирования, в полном соответствии с историческим опытом Латинской Америки, постепенно становятся реальной политической силой. И вполне возможен сценарий, при котором кто-то из армейских или полицейских высших командиров заявляет, что ему надоел весь этот цирк с конями и пора наводить порядок. И, что самое забавное, в определенных условиях значительная часть населения его поддержит.

При этом гражданская война в Донбассе, помноженная на коррупцию, делают «переваривание» территории Украины более затратным проектом, чем, вероятно, рассчитывали западные партнеры. Тем более, что в мире – перманентный кризис, и свободных средств просто нет…
В общем, перспективы туманные. Радует только одно: на Украине не использовался ни один новый сценарий, отличающийся от того, что было в Латинской Америке или на Балканах.

Но это все – лишь наблюдения со стороны. Применительно к России ясно одно. Несмотря на кажущееся всесилие «всего цивилизованного мира», в 90-е годы, когда предпродажная подготовка была проведена и у нас, Запад не смог переварить Россию. Просто не хватило ресурсов. Поэтому-то в России сформировалась собственная экономическая «подсистема». Да, слабая. Да, не самодостаточная. Да, поэтому весьма агрессивная и стремящаяся к расширению. Да, империалистическая по своей сути, как любая из мировых экономических «подсистем». Да, минимально интересующаяся благом рядового гражданина. Но при этом совершенно новая по алгоритмам действия.

Особенность российской «подсистемы» не в том, что она ищет новые рынки сбыта, а в том, что она ищет новые функции в мировой системе, проникая на чужие рынки сбыта со своими уникальными товарами, защищая свой от полного подчинения мировому. У России достаточно «эксклюзива», чтобы "количество" начало переходить в "качество". При этом Россия стремится в тех направлениях, где у нее есть серьезные конкуренты, не подавлять их, а договариваться, создавая мировые картели, в которых она может играть ведущую роль, и заставляя весь остальной мир прислушиваться к ее мнению.

Мало того. Россия в отношениях с новыми рынками сбыта придерживается абсолютно иной стратегии, чем ведущие западные страны. Россия не может напечатать много денег и раздать их в форме «подачек» за послушание. Денег мало самой. Зато Россия может затормаживать «предпродажную подготовку», создавая возможности для роста не убитых полностью местных производств. России просто не нужно их убивать, так как по большинству позиций у нее нет аналогичных собственных производств. А создание конкуренции производствам, находящимся в других «подсистемах», ее не волнует. Наоборот, это выгодно – можно покупать аналогичные товары по более низким ценам.

Впрочем, все эти рассуждения касаются только интересов тех, кто находится на вершине социальной пирамиды. Большинству же интересно другое – рост общего благосостояния. Для этого нужно давление на власть по экономическим вопросам, а не выдвижение лозунгов «свободы» и «демократии». Пока, к сожалению, опыт показывает, что эти лозунги – признак начинающейся «предпродажной подготовки».

Причем, что интересно, с сегодняшней стратегией Россия рискует стать одной из самых реакционных сил в мире. Но это будет еще не скоро.

Оригинал в Фейсбуке.


Яндекс.Директ ВОмске




Комментарии

Ваше мнение

06.07.2023

Довольны ли вы транспортной реформой?

Уже проголосовало 107 человек

22.06.2023

Удастся ли мэру Шелесту увеличить процент от собранных налогов, остающийся в бюджете Омска?

Уже проголосовало 99 человек

Журналист, верстальщик, фотограф, блогер, писатель-фантаст, мастер-ролевик, сетевой тролль… всего помаленьку…

В данный момент - пресс-секретарь Омского обкома КПРФ.

Девиз: «Ужасно интересно все то, что неизвестно, ужасно неизвестно все то, что интересно». Говорила это одна милая мартышка из мультика, у нас с ней родство душ.



























Блог-пост

Олег Смолин

— депутат Государственной Думы

Лёля Тарасевич

— Психолог


Яндекс.Директ ВОмске

Стиль жизни

Вечер Страстной пятницы Валерий Гергиев провёл с омичами

Story

Вечер Страстной пятницы Валерий Гергиев провёл с омичами

Самое праздничное событие музыкального сезона-2024 — XXIII Московский Пасхальный фестиваль — из тех мероприятий, что может козырнуть безумным числом слушателей.

270305 мая 2024
Исуповы. Бизнес как картинка

Story

Исуповы. Бизнес как картинка

Он работал только с офисами, она занималась своим «чисто девочковым» бизнесом. А потом как-то почти случайно Евгений и Екатерина Исуповы, новые герои нашей совместной с «ОПОРОЙ РОССИИ» рубрики о семейном бизнесе, сделали совместное фото...

354519 апреля 2024
Как Зуевы свое дело сшили — в хорошем смысле слова

Story

Как Зуевы свое дело сшили — в хорошем смысле слова

Нечего надеть... За этой фразой в российских семьях обычно следуют либо переругивания супругов, либо смех мужа, либо траты на шопинг. А у Ольги и Виктора Зуевых, новых героев нашей совместной с «ОПОРОЙ РОССИИ» рубрики про семейный бизнес, с этого началось их совместное дело.

578701 апреля 2024
Обещанного Митяева полгода ждут

Story

Обещанного Митяева полгода ждут

Песни Олега Митяева, как коньяк: чем старее, тем лучше. Их хочется слушать. И плакать — о невосполнимой потере наивного человеческого счастья, потому что, как говорила Виктория Токарева, «от хорошей музыки в человеке поднимается человеческое. Жизнь задавливает человеческое, а музыка достаёт»…

578901 апреля 2024

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске




Наверх