«Варикоз, как айсберг, на поверхность выдаёт только малую часть проблем»

Сосудистые хирурги МЦСМ «Евромед» доктор медицинских наук Василий Василевич и врач-флеболог Михаил Лепилин рассказали о том, что варикоз нельзя вылечить, но можно победить, о том, почему флеболог обязан быть ангиохирургом и о том, как в «Евромеде» помогают беременным избежать кесарева сечения.

320921 апреля 2021
«Варикоз, как айсберг, на поверхность выдаёт только малую часть проблем»

— Что для вас профессия медика? Почему вы сделали именно такой выбор?

Василий Василевич: Можно сказать, что медицина — это вся моя жизнь. Мой врачебный стаж — 45 лет, а интерес к профессии появился ещё в детстве: для меня не стоял выбор, в какой вуз поступать после школы.

1

Однако ребенком я много чем увлекался — например, был чемпионом области по авиамоделированию. Могло ли быть иначе, если мои родители были связаны с авиаконструированием? Мой отец с самого начала войны работал на заводе «Полёт»: в военное время там трудились Сергей Павлович Королёв и Андрей Николаевич Туполев, при них и начиналась «полётовская» карьера моего отца. А закончил он её, будучи заместителем генерального директора завода. На «Полёте» трудились и все мои ближайшие родственники, здесь же работала конструктором моя мама.

Ещё одним моим серьёзным увлечением была греко-римская борьба, при этом в балете и танцах я тоже себя пробовал. Спасибо моему отцу, к мнению которого я всегда прислушивался - он посоветовал не распыляться, выбрать главное дело и сконцентрироваться на нём. Я долго не раздумывал и, несмотря на пример родителей, ещё в школе выбрал в качестве будущей профессии хирургию. Поэтому в 9-м классе пошёл на кружок для школьников при мединституте и, как видите, главному делу своей жизни до сих пор не изменил.

Михаил Лепилин: Врач — это, безусловно, призвание. Я также впервые задумался о том, чтобы связать свою жизнь с медициной, ещё в детстве. В своё время я прочитал книгу Фёдора Углова «Сердце хирурга» и был очень впечатлён. Но я точно знаю, что в профессию нельзя идти без осознанного желания, просто романтизируя образ врача. Мне повезло, мои родители были для меня примером, так же, как и мой дедушка — Фёдор Иванович Щерба. Он начал свой путь в медицине рядовым врачом, а впоследствии стал главным врачом родильного дома №6, возглавив его с момента основания. К сожалению, он очень рано ушёл из жизни. Сейчас у нас было бы много тем для обсуждения.

— Жизнь студента-медика представляется многолетним изматывающим марафоном, а что вам больше всего запомнилось из студенчества?

Василий Василевич: Студенты-медики знают, что медицина — это наука, которую заочно по учебникам не выучишь, поэтому учиться очень сложно. Нам приходилось совмещать аудиторные занятия с очень большим объёмом практики, но меня как раз практические занятия привлекали больше всего. Я ведь был фанатично ориентирован на хирургию, поэтому до сих пор вспоминаю, как бежал на занятия в «анатомку», где можно было на практике отработать то, что знаешь в теории, вникнуть во все тонкости и нюансы. Проще ведь учиться сложнейшим хирургическим манипуляциям в анатомическом театре, чем потом на живом человеке. Кроме того, что в студенчестве я искал любую возможность попрактиковаться в хирургии, я ещё не пропускал ни одной стройотрядовской смены. Именно в стройотряде я, будучи студентом, заработал деньги на свой первый автомобиль. Конечно, отец помог мне с покупкой, но мой вклад был значительным.

Михаил Лепилин: Моя студенческая жизнь прошла в стенах Омской государственной медицинской академии. Каждое утро мы с одногруппником садились на автобус №78 и ехали через весь город. Чтобы не терять время, прямо в автобусе пересказывали друг другу прочитанный материал, да с таким энтузиазмом, что получалась лекция для всех пассажиров. Студенческие годы запомнились как самое чудесное время, несмотря на сложное, порой выматывающее обучение. Сейчас понимаешь, что времена-то на самом деле были совершенно беззаботные. «Золотым периодом» своего обучения считаю ординатуру в НИИ ПК им. академика Мешалкина в Новосибирске.

2

— Михаил Александрович, ваш коллега выбрал хирургию, будучи ещё школьником, а насколько быстро вы определились со специализацией?

Михаил Лепилин: Я с отличием окончил медицинскую академию, причём, параллельно получил второе высшее юридическое образование. На второй диплом хватило сил, потому что я посчитал, что он может помочь мне в карьере. Когда столкнулся с выбором специализации, решил пойти в кардиохирургию — синтез микрохирургии, общей хирургии, торакальной хирургии и кардиологии. Эта специальность всегда казалась мне самой сложной, а сложности меня привлекают. Куда именно поступать я не раздумывал долго: НИИ ПК имени академика Мешалкина в Новосибирске является ведущим в России медицинским центром по многим направлениям. Мы очень много работали, пропадали в операционных, так как хирургия тоже стала нашей страстью, «вели» пациентов, дежурили. Именно в ординатуре я встретил лучших учителей, коллег и друзей. После обучения я получил сертификат сердечно-сосудистого хирурга и возможность в равной степени заниматься и кардиохирургией, и операциями на сосудах.

— Где вы начинали свою трудовую деятельность? Помните ли вы свою первую операцию, о каких интересных случаях из практики до сих пор вспоминаете?

Василий Василевич: В 1976-м году я закончил лечебный факультет мединститута со специализацией по хирургии, и мне предстояло распределение. Я очень хотел поехать в Муромцевский район области, потому что там у меня могла быть обширная практика. Я рвался оперировать, причём оперировать, не ограничиваясь узкой специализацией. Не суждено мне было уехать из города — в год моего окончания института на Берёзовой был открыт новый корпус Областной клинической больницы. В новую больницу требовалось очень много врачей, ведь только хирургических отделений там насчитывалось восемь. Естественно, что вновь открывшиеся отделения решили укомплектовать лучшими выпускниками мединститута. Вот так я пришёл работать в отделение сосудистой хирургии. Мечты о широкой хирургической специализации, кстати, воплотились в первый же год интернатуры. Я много практиковался по общей и неотложной хирургии. Во время дежурств в отделении скорой помощи чего только не приходилось оперировать. Если говорить о самых запомнившихся операциях, то вспоминаются два пациента с ножевыми ранениями сердца. Видимо, по закону парных случаев мне за короткое время пришлось дважды столкнуться с необходимостью проводить торакотомию и ушивать сердце. С такими ранениями вообще редко до больницы довозят, а тут две подряд операции на живом сердце. Благодаря обширной практике, уже через год мне доверили дежурства на санавиации, и по районам Омской области я потом летал в течение 25-ти лет.

Михаил Лепилин: После окончания ординатуры мне предлагали идти в аспирантуру, получать ученую степень, заниматься наукой, но я настолько «горел» профессией, что хотел максимально быстро применить все полученные знания и продолжить совершенствоваться в клинической практике. Начал я свой путь в кардиохирургическом отделении Областной клинической больницы, где и продолжаю работать по сей день. Я благодарен заведующему отделения кардиохирургии профессору Валерию Николаевичу Цехановичу за то, что он поверил в меня — молодого специалиста — и дал возможность оперировать. Чтобы стать высокопрофессиональным кардиохирургом и перейти к самостоятельным операциям, требуется наработать множество часов в качестве ассистента. Многие хирурги начинают самостоятельную хирургическую деятельность, будучи уже зрелыми по возрасту специалистами, а я свою первую операцию, коронарное шунтирование, провёл уже в 27 лет. На самом деле хирург — это не просто человек, обладающий навыками проведения операции, не менее важной является готовность брать на себя ответственность за жизнь человека и способность хладнокровно справляться с критической ситуацией.

— В Центре «Евромед» ваша специальность сосудистого хирурга приобрела ещё более узкий профиль. Что это за направление — флебология?

Михаил Лепилин: Флеболог — это специалист по диагностике и лечению патологий вен нижних конечностей, причём это не просто специалист, занимающийся лечением «сосудистых звездочек» и «варикоза». По сути, флебология — это более узкая специализация ангиохирургии. Трудно быть флебологом, если у тебя нет опыта в сосудистой хирургии, сложные хирургические манипуляции тогда просто невозможны. Провести открытые операции на глубоких венах и интервенционные вмешательства могут только те врачи, которые ежедневно занимаются лечением большого потока пациентов и совершенствуют свои практические навыки на близких по своей сути манипуляциях. Поэтому логично, что флебологами становятся именно сосудистые хирурги, имеющие представление о патологии илиофеморального венозного сегмента и о патофизиологии кровообращения в целом.

— Как проходит приём врача-флеболога в вашем Центре? Какие методы диагностики вы используете?

Василий Василевич: На данный момент «золотым» стандартом в диагностике пациентов с патологией сосудистой системы является дуплексное сканирование вен и артерий. Это первый неинвазивный высокоинформативный способ диагностики. Будучи хирургом с сорокапятилетним стажем и соответствующим опытом, я, тем не менее, никогда не возьму на себя ответственность поставить или исключить диагноз «варикоз» без дуплексного сканирования на аппарате нашего центра. Ведь варикоз, как айсберг, на поверхность выдаёт только малую часть проблем. Остальное мы можем увидеть только на УЗИ. Часто ко мне обращаются пациенты с уже готовыми результатами исследований, проведённых в других клиниках, но я оставляю за собой право сомневаться и проводить дополнительную диагностику. Здесь не может быть избыточных мер. Вот буквально на днях ко мне пришёл пациент с уже готовым диагнозом и рекомендацией проведения эндовазальной лазерной коагуляции, но даже клинический осмотр показал, что там нет показаний к проведению ЭВЛК. Дальнейшие наши исследования это подтвердили. Получается, пациенту могли запросто «запаять» абсолютно здоровую вену. Сделано это из корысти или от отсутствия квалификации — кто знает? Поэтому я всегда объясняю пациентам, которых отправляю на дуплексное сканирование, что для точной диагностики важна совокупность факторов: оборудование экспертного уровня, руки специалиста, проводящего это исследование, и голова диагноста. Надо сказать, что сейчас в российском медицинском стандарте произошли важные изменения — любая сложная хирургическая операция проводится только после осмотра сосудистого хирурга и соответственно после проведения дуплексного сканирования вен ног.

3

Михаил Лепилин: Мне очень нравится сравнение, которое использовал Василий Витальевич. Проявления варикоза, которые мы наблюдаем при визуальном осмотре, это действительно очень маленький процент проблем. Очень важно, чтобы пациенты понимали, что консультация по вопросам патологии сосудов может быть только очной, окончательный диагноз можно поставить только после аппаратного исследования. К сожалению, приходится часто сталкиваться с тем, что пациенты стремятся получить консультацию в интернете по фотографиям, а некоторые флебологи на это соглашаются. Всё это лишь задерживает правильную постановку диагноза и выбор тактики лечения.
Что касается методов диагностики, отмечу, что сосудистый хирург обязан владеть навыками проведения ультразвукового метода исследования сосудов и в идеале должен выполнять допплерографию на приеме во время осмотра.

— Василий Витальевич, вы прошли множество зарубежных стажировок, можете сравнить западные медицинские стандарты и стандарт медицинской помощи в Центре «Евромед»?

— Я стажировался в клиниках США, Великобритании, Израиля, самое большое количество дипломов о пройденном обучении у меня из Германии. Кроме того, обе мои дочери живут в США, продолжают медицинскую династию и работают в медицинских центрах. Конечно, у меня достаточно информации, чтобы провести такие сравнения. В 2001-ом году я впервые попал в американскую клинику, это был Детский ортопедический госпиталь. В то время я был поражён его технической оснащённостью, и мне очень импонировала строгость контроля за качеством предоставляемых услуг, обусловленная страховой медициной. Прошло двадцать лет, и я имею возможность здесь в Омске работать по тем же стандартам. В нашем Центре нет оборудования, которое бы не отвечало современным требованиям. Единственный 256-срезовый двухтрубочный МСКТ-аппарат в области вы найдёте только у нас. Он даёт диагностическую точность в 97-98% и при этом не требует проведения для пациента инвазивной коронарографии, когда мы вынуждены входить в сердце и сосуды напрямую. В «Евромеде» же установлен первый и пока единственный в области 3-тесловый магнитно-резонансный томограф. Очень важно ещё и то, что оборудование, отработавшее 5-6 лет, обязательно меняется на новое и более совершенное.

— Для обычного человека все сосудистые проблемы ног укладываются в два диагноза: варикоз и тромбоз. А какие ещё заболевания лечит сосудистый хирург?

Михаил Лепилин: Все верно. Заболевания вен нижних конечностей в большинстве случаев укладываются в два состояния — варикозную болезнь и тромбоз глубоких вен. Остальные диагнозы, такие как тромбофлебит поверхностных вен и посттромботическая болезнь — это осложнённые формы этих заболеваний. Однако, на прием к врачу-сосудистому хирургу приходят пациенты и с проблемами магистральных артерий, и с патологиями аорты. Именно поэтому врач-флеболог должен обладать значительной квалификацией, чтобы уметь диагностировать любые состояния и проблемы с сосудами.

— С какими жалобами пациенты приходят к вам чаще всего?

Василий Василевич: Приходят, называя такие симптомы, как боли или тяжесть в ногах, изменение цвета кожных покровов, отмечают появление каких-либо вариксов — от телеангиэктазии, представляющей мелкую сеточку, до мощных варикозных узлов с трофическими расстройствами. Часто пациент даже не понимает масштаба имеющихся проблем. Например, его беспокоит только отёк, а дуплексное исследование показывает, что там уже клапанный аппарат разрушен. Сейчас идёт волна постковидных пациентов с жалобами на ухудшения уже имеющегося заболевания или на появление болей, отёков и других проблем, которых раньше не было.

— На какой стадии заболевания пациенты обычно обращаются к вам за помощью? На что, по-вашему мнению, следует обращать внимание, чтобы не запустить заболевание?

4

Михаил Лепилин: К сожалению, обращаются зачастую уже в развёрнутых стадиях заболевания, когда уже есть осложнения. На приём приходят с такими осложнениями варикозной болезни, как трофические нарушения кожи, язвы, последствия перенесённых ранее воспалений вен. Полагаю, что это связано с недооценкой значимости заболевания и надеждой на то, что данного пациента осложнения не коснутся. Рекомендую обращать внимание на появление ощущений и симптомов, которых не было раньше: отёк, покраснение кожи над веной, появление «узлов» под кожей.

Василий Василевич: Сосудистые хирурги нередко сравнивают варикозный процесс с крокодилом. Никто не видел отползающего крокодила - он идёт только вперёд. В лучшем случае его можно остановить на время, но заставить отступать невозможно. Необходимо понимать, что даже если появились незначительные проблемы, это означает, что заболевание уже стартовало. Дальше всё будет проходить по нарастающей. Часто пациенты, уже получив диагноз и рекомендацию незамедлительной операции, стараются отложить её до удобного времени. Приходится объяснять, что операция сейчас предполагает четыре крошечных разреза, а через несколько месяцев их будет уже восемь, и это в том случае, если за это время не случится тромбоза. Пациентов с острым тромбозом, локализующимся выше коленного сустава, мы сразу на «скорой» отправляем в стационар, на дому мы можем расписать только лечение тромбоза голени. Лечить тромбоз подколенный или расположенный выше колена возможно только под непрерывным врачебным наблюдением, чтобы при необходимости быстро организовать реанимационные процедуры в случае отрыва тромба.

— Профилактика, консервативная терапия — эффективный вид помощи для ваших пациентов или полностью решить проблему может только оперативное лечение?

Василий Василевич: Я считаю, что большое внимание следует уделять профилактике. Если вы знаете о своей предрасположенности к варикозной болезни, принимайте флеботоники, надевайте компрессионные чулки, чередуйте сидячую работу с активностью. Не обязательно идти в спортзал, можно просто гулять по городу. Всё это поможет предотвратить прогрессирование заболевания, но сразу надо сказать, что вылечить варикоз мазями или таблетками невозможно. Здесь ещё раз напоминаю про синдром крокодила — варикоз не имеет обратного хода. Если заболевание обострилось, то, как я сказал выше, оно требует незамедлительного оперативного вмешательства.

Михаил Лепилин: Я согласен, что важно профилактировать развитие варикозной болезни. Здесь кроме умеренных физических нагрузок поможет сбалансированное питание, употребление достаточного количества воды, отказ от вредных привычек. Также важно подбирать удобную обувь и одежду. В то же время я считаю, что консервативное лечение венозной патологии нижних конечностей — это очень спорный вопрос. Меры поддержки возможны, но ни один из методов консервативного лечения не избавит пациента от самого заболевания, и лишь у небольшого числа пациентов поможет уменьшить симптомы недуга. Своих пациентов я стараюсь направлять в сторону радикального лечения болезни, причём самыми современными методами.

— Варикоз — женская болезнь или мужчины сталкиваются с этим заболеванием также часто?

Михаил Лепилин: Варикозная болезнь действительно в несколько раз чаще по статистике встречается у женщин. Связано это с фактом беременности и родов, гормональным фоном у женщин. Надо отметить, что женщины более ответственно подходят к своему здоровью и многие обращаются на ранних стадиях болезни, а мужчины часто приходят на консультацию уже с осложнёнными формами болезни.

Василий Василевич: Да, такая статистика есть. Часто женщины по доброй воле погружают себя в зону риска. Во-первых, они очень любят ходить на каблуках, а это может спровоцировать венозную недостаточность, тем более если есть генетическая предрасположенность. Здесь я просто рекомендую правило «сменной обуви», чтобы давать ногам возможность отдохнуть. Второй фактор, провоцирующий возникновение варикоза у женщин, это гормональные контрацептивы. Они все обладают сильным флеботоксичным действием. Выходит, что устранение одной проблемы создает другую. Настойчиво рекомендую тем, кто выбирает в качестве контрацепции гормональные препараты, учесть все риски. Особенно это касается тех женщин, у кого есть генетическая предрасположенность к варикозу. Если кто-то из ваших родителей страдает варикозом, значит вы уже в зоне риска. Зачем вам дополнительные нагрузки на ваши и так слабые вены?

— Василий Витальевич, вы обладаете уникальным опытом проведения операций, связанных с решением сосудистых проблем интимной зоны. Расскажите, кто нуждается в таких операциях и о специфике такой хирургии.

— Мы уже обсуждали, что варикоз — заболевание коварное. Повреждённые или расширенные сосуды не всегда находятся в зоне видимости. Варикоз мы привыкли воспринимать, как патологию нижних конечностей, но очень часто поражаются вены, которые находятся в малом тазу, в интимной зоне. Сосудистые хирурги, обследуя женщину с подозрением на варикоз, ограничиваются осмотром ног и в лучшем случае могут отправить пациентку на дополнительную консультацию гинеколога. Гинеколог может лишь диагностировать варикоз по результатам вагинального УЗИ, но он не лечит заболевания сосудов. Вот такой замкнутый круг. Эта проблема становится особенно актуальной для беременных женщин. Обнаруженный во время беременности варикоз половых губ — это абсолютное показание для проведения кесарева сечения, никакого естественного родоразрешения при такой патологии быть не может. Я уже давно занимаюсь этой проблемой, методика диагностирования и лечения данной патологии — тема моей докторской диссертации, которую я защитил ещё 15 лет назад. У меня есть методика, которая позволяет диагностировать данную патологию даже при визуальном осмотре, и многолетний успешный опыт. Могу гордиться тем, что почти три сотни моих беременных пациенток смогли родить самостоятельно, и им не потребовалось кесарево сечение.

— Женщины, как правило, пристальное внимание уделяют внешности. Даже мелкие венозные сеточки на ногах не дают им покоя. Как часто к вам обращаются в поисках косметического эффекта и какую методику устранения мелких сосудистых проблем вы можете предложить?

Михаил Лепилин: Сосудистая сеточка — это чаще косметический дефект, не связанный с патологией вен. Конечно, для исключения начальных стадий варикозной болезни всем пациентам предлагается дуплексное сканирование вен нижних конечностей. Обычно я стараюсь донести мысль, что сосудистые сеточки — это не болезнь, и, если они не беспокоят пациента, то лучше избежать любых процедур. Но женщины есть женщины, они хотят устранять любые несовершенства. Каждый день на прием приходит несколько таких пациенток. Для устранения венозных сеток я использую методику склеротерапии. Это современный и очень эффективный метод лечения.

— Насколько изменились оперативные методы лечения сосудистых заболеваний, какие преимущества получают пациенты благодаря новым технологиям?

Василий Василевич: Я начал свою врачебную деятельность в середине 70-х. Сейчас я вспоминаю, как мы в то время проводили операции. Они проходили в сопровождении тяжелейшей местной инфильтрационной анестезии, разрезы доходили до 10 сантиметров. Прооперированный пациент находился в стационаре по 10-12 дней. Сегодня даже самая радикальная операция по удалению изменённой варикозом вены, венэктомия, проводится в технике малых разрезов. Такая техника предполагает разрез длиной от пяти миллиметров до двух сантиметров, а иногда хирург вообще ограничивается проколом. Появилось новое наркозное обеспечение операции, избавившее пациентов от недостатков местной анестезии. Сейчас прооперированным пациентам мы рекомендуем оставаться на ночь в нашем стационаре, если есть какая-нибудь сопутствующая патология или, к примеру, если прооперированный пациент живёт не в Омске, а в области. Остальных после операции мы через несколько часов отпускаем домой. Колоссальные изменения в методике проведения операций произошли буквально за последнее десятилетие. Могу похвастаться тем, что в 2014-ом году я провёл первую в нашем городе эндовазальную операцию. При таком виде операции повреждённый варикозом сосуд не удаляется, а запаивается и тем самым выводится из кровообращения. Наша первая облитерация была радиочастотной. Сейчас из-за своей более низкой цены набрала популярность лазерная коагуляция. Своим пациентам я рассказываю о всех существующих методиках, объясняю плюсы и минусы каждой, чтобы они могли принять правильное для себя решение.

Михаил Лепилин: Вся прогрессивная медицина сейчас направлена на раннюю активизацию пациента и быстрое восстановление его трудоспособности. Во всех направлениях хирургии широко внедряются малотравматичные операции. Мы уже обсудили, что большинство патологий сейчас возможно исправить без разрезов и швов, лишь через небольшой прокол сосуда под местной анестезией, и в хирургии варикозной болезни вен нижних конечностей теперь сложно представить пациента, которого было бы нельзя вылечить в амбулаторном порядке. Встать сразу после операции, не нарушать привычный жизненный уклад, не уходить на больничный — стало реальностью. Примерно 99% пациентов, прооперированных с помощью современных методов, не нуждаются в ограничениях по двигательной активности и могут работать в прежнем режиме.

— Часто случается, что, решив стать врачом, человек меняет своё решение в процессе обучения или, столкнувшись с медицинскими реалиями. Кого же Асклепий благословляет на этот путь, а кого нет?

Михаил Лепилин: Чтобы не случалось разочарования после потраченных усилий и времени в медицинском вузе, стоит ещё при поступлении задать себе вопросы «Чего я ожидаю?», «Мое ли это решение?» и главный — «Почему я выбираю эту профессию?» Профессия медика часто про служение и преодоление себя. Поэтому студентам просто необходимо больше практики, чтобы можно было увидеть современные реалии профессии. Вообще, медицина — это удивительный и бескрайний мир. В нём каждый может найти себе место.

Василий Василевич: В медицине очень некомфортно будет тому, кто дилемму «получить или отдать» решил для себя в пользу «получить». Конечно, такие медики не всегда уходят из профессии, они работают, рассматривая своего пациента только через призму выгоды. Но в этом случае они перестают быть врачами, они становятся бизнесменами. Настоящий доктор тот, кто встречает своего пациента, чтобы отдать ему свои знания, опыт, сочувствие, предложить помощь. Я сорок пять лет в профессии и до сих пор с радостью иду на работу, не люблю выходных. По старинке живу в режиме 6-ти дневной рабочей недели. Я с нетерпением жду операций. Когда идёшь на операцию, уверенным ты можешь быть только в знании академических канонов, методик и технологий, а ход операции всегда непредсказуем, всякий раз тебя ждёт что-то новое. С предвкушением этих открытий и радостью решения новых задач мало что может сравниться.

Лицензия ЛО-55–01–002699 от 20.04.2020 г.

Автор:ВОмске

Теги:Евромед


Яндекс.Директ ВОмске




Комментарии

Ваше мнение

17.05.2021

Поддерживаете ли вы намерение властей ужесточить выдачу оружия после трагедии в Казани?

Уже проголосовало 111 человек

26.03.2021

Кого бы вы хотели видеть на посту мэра города Омска?

Уже проголосовало 236 человек



























Блог-пост

Елена Петрова

— омичка

Алексей Алгазин

— директор правового холдинга «Закон»

Другие новости


Яндекс.Директ ВОмске

Стиль жизни

Правила воспитания от Нателлы Кисилевской

Кредо

Правила воспитания от Нателлы Кисилевской

Известные омичи в новом проекте «ВОмске» — о том, как они воспитывают своих детей. Сегодня своими мыслями с нами поделилась популярный блогер Нателла Кисилевская.

1024114 июня 2021
В «Ладу» с душой и музыкой

Story

В «Ладу» с душой и музыкой

Пока для граждан, подданных разных стран границы Европы закрыты — мир объединяет музыка. «Встречаемся в Париже» — предлагает в своей новой программе Русский камерный оркестр «Лад», уникальный для нашего города коллектив, отметивший в этом году свое тридцатилетие.

173811 июня 2021
Георгий Кичигин. О времени и о себе

Кредо

Георгий Кичигин. О времени и о себе

«Чтобы показаться и запомниться, художнику нужно повеситься. Если не картинками, то самому. За ноги. Это в духе сегодняшнего времени».

439423 мая 2021
Виоллета Уразаева: «Если быть – то быть лучшей»

Кредо

Виоллета Уразаева: «Если быть – то быть лучшей»

Двенадцать лет назад изящная девушка с нестандартным именем Виоллета и дипломом инженера-электромеханика ОмГУПС решила создать в Омске свою клининговую компанию. Сегодня возглавляемая ею группа компаний «АРИС» – один из признанных лидеров в своем сегменте, входящий в Союз клининговых компаний России.

838722 мая 2021

Подписаться на рассылку

Яндекс.Директ ВОмске




Наверх